Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ)

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 августа 1999 г. N 44-г-241

 

 

10 августа 1995 г. между АБ "Якутзолотобанк" и П.З.А. был заключен кредитный договор, согласно которому П.З.А. получила у истца кредит в сумме 70 000 000 рублей под 160% годовых сроком до 10.11.1995 В обеспечение обязательства между сторонами был заключен договор залога квартиры <...>, принадлежащей П.З.А. и ее детям П.А.А. и П.М.А. на основании договора о приватизации от 22.09.1994 N 437.

Истец - АБ "Якутзолотобанк" обратился в суд с иском о взыскании ущерба и обращении взыскания на заложенное имущество и выселении семьи П.З.А.

Решением суда от 24.01.1997 постановлено: Взыскать с П.З.А. в пользу АБ "Якутзолотобанк" 303 308 200 руб. и возврат госпошлины 2 838 966 руб. всего 306 147 166 руб.

Обязать судебного пристава-исполнителя в случае неисполнения решения суда в установленный им срок, реализовать заложенное имущество - <...> путем продажи с публичных торгов, начальную продажную цену установить в 300.000.000 руб.

В иске о выселении отказать.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) решение Якутского городского суда в части подлежащей взысканию суммы изменено, в остальной части решение суда оставлено без изменения.

Судебные постановления подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

Суд пришел к выводу о том, что согласно ст. 349 ГК РФ, требования залогодержателя удовлетворяются из стоимости заложенного недвижимого имущества по решению суда. И обязал судебного пристава в случае неисполнения решения реализовать квартиру.

Однако суд не дал оценку договору залога квартиры.

Согласно ст. 335 ГК РФ, независимо от того, кто является залогодателем, вещь, передаваемая в залог, должна принадлежать ему на праве собственности.

Из договора на бесплатную передачу квартиры в собственность граждан от 22.09.1994 N 437 видно, что спорная квартира находится в собственности П.З.А. - 50% и ее детей - П.А.А., 1983 г. р. - 25% и П.М.А., 1988 г. р. - 25%.

В судебном заседании установлено, что органами опеки и попечительства 3 августа 1995 г. дано согласие отдать квартиру в залог, а 18.12.1995 - продать квартиру.

Между тем, суд не оценил это обстоятельство при рассмотрении вопроса о законности сделки, в результате которой несовершеннолетние П.А.А. и П.М.А. фактически лишаются своей части квартиры.

В соответствии со ст.ст. 28, 37 ГК РФ разрешение органа опеки и попечительства должно быть получено перед совершением сделки с целью обеспечить соблюдение законных имущественных прав малолетних детей, в связи с чем именно реальное соблюдение этих прав - критерий оценки действительности сделки.

Судом не принято во внимание заявление П.З.А. о том, что разрешение на продажу квартиры от 18.12.1995 составлено органами опеки и попечительства без ее согласия. В этот день она была больна, вызывала врача на дом, что подтверждено листком нетрудоспособности и выпиской из медицинской карты.

При изложенных обстоятельствах решение суда в части обращения взыскания на заложенное имущество нельзя признать законным и обоснованным.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь