Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ)

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 августа 1999 г. N 44-г-243

 

 

1 августа 1996 г. нотариусом нотариального округа Аргаяшского района Челябинской области удостоверен договор дарения земельного участка с жилым домом и надворными постройками, согласно которому Б.Т.А. подарила Б.Г.М. земельный участок с расположенным на нем домом и надворными постройками, находящиеся по адресу: <...>.

24 марта 1997 г. Б.Т.А. обратилась в Аргаяшский районный суд с иском к Б.Г.М. о признании договора дарения недействительным.

Однако определением судьи ей было отказано в принятии заявления по тем основаниям, что в соответствии со ст. 117 ГПК РСФСР иски предъявляются в суд по месту жительства ответчика.

13 апреля 1997 г. она с аналогичными исковыми требованиями обратилась в Усть-Янский улусный суд по месту жительства Б.Г.М.

Решением Усть-Янского улусного суда от 23 апреля 1998 г. постановлено:

"В иске Б.Т.А. к Б.Г.М. о признании договора дарения жилого помещения и земельного участка с надворными постройками, удостоверенного 1 августа 1996 г. за N 733 нотариальным округом Аргаяшского района Челябинской области недействительным отказать".

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 21 октября 1998 г. решение суда оставлено без изменения.

Отказывая Б.Т.А. в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу, что "показания свидетелей и материалы показывают, что договор дарения составлен в соответствии с требованиями закона, право пользования Б.Т.А., Б.А.К. и Б.С.А. оговорено в п. 5 договора от 1 августа 1996 года". Однако такой вывод суда не соответствует обстоятельствам дела.

Как следует из показаний нотариуса Г.И.А., 1 августа 1996 г. к ней в нотариальную контору обратилась с документами Б.Г.М. с просьбой заключить договор дарения жилого дома по адресу: <...> с тем, чтобы оформить дом на ее сына, который приходится внуком Б.Т.А.

Через несколько дней к ней пришла Б.Т.А. с жалобой, что ее выгнали из дома и нотариус направила ее в прокуратуру и милицию.

По материалам дела видно, что Б.Т.А. обращалась в прокуратуру по поводу того, что после оформления договора дарения Б.Г.М. стала выгонять ее из дома.

Таким образом, Б.Т.А. сразу же после совершения сделки стала ставить вопрос о том, что Б.Г.М. ее обманула.

Свидетель М.И.А. в суде в порядке отдельного поручения объяснил, что о договоре дарения дома узнал через некоторое время после оформления от Б.Т.А., которая ему говорила, что ей нужно возвратить дом, она не знала, что такое договор дарения, думала, что составляет завещание. Сноха Б.Т.А. - Б.Г.М. писала из Якутии ей письма и он для нее их читал. Б.Г.М. писала, что если Б.Т.А. оставит ей дом, то она купит ей квартиру. Б.Г.М. приезжала в Аргаяш, прожила месяца два.

Сама Б.Т.А. в исковом заявлении утверждает, что сноха Б.Г.М. уговорила обменять ее дом на коммунальную квартиру, которую она ей купит, и убедила вначале оформить договор дарения дома, а затем она оформит квартиру на нее.

Таким образом, из показаний свидетелей и исковых требований Б.Т.А. следует, что, заключая договор дарения дома с Б.Т.А., Б.Г.М. ввела последнюю в заблуждение.

Кроме того, судом не был выяснен у нотариуса вопрос о том, почему ею был изготовлен текст договора дарения дома в отсутствие Б.Т.А., которая не изъявляла желания подарить кому-либо дом.

Как видно из показаний нотариуса, по вопросу сделки по отчуждению дома к ней обращалась лично Б.Г.М., тем самым проявила инициативу по оформлению договора, уговаривая Б.Т.А. оформить с ней договор дарения дома.

Судом не было учтено то обстоятельство, что брак между Б.Г.М. и сыном Б.Т.А. - Б.А.К. расторгнут в 1974 году. С бывшей невесткой, по утверждению Б.Т.А., она не встречалась 20 лет. Материалами дела установлено, что другого жилья у Б.Т.А. и ее сына Б.А.К. нет.

Судом не был учтен возраст Б.Т.А., 1920 года рождения, которой во время совершения сделки было 76 лет. Также не учтено ее состояние здоровья, Б.Т.А. страдает глаукомой обоих глаз, является инвалидом 2 группы. Ее сын во время совершения сделки находился в местах лишения свободы, о чем было известно его бывшей жене Б.Г.М.

Все перечисленные обстоятельства подтверждают, что сделка была совершена под влиянием заблуждения.

Согласно ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Судебные постановления подлежат отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Кроме того, судом неправильно определены юридически значимые обстоятельства, что в соответствии со ст. 306 ГПК РСФСР является основанием к отмене решения суда.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь