Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР

от 22 июня 2005 г. N 01-19/319

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ

КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ХОДАТАЙСТВ ОБ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОМ

ОСВОБОЖДЕНИИ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

 

г. Кемерово                                           июнь 2005 г.

 

Обзор подготовлен в соответствии с планом работы судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда на II квартал 2005 года, на основе анализа кассационной и надзорной практики Кемеровского областного суда за 2004 - первое полугодие 2005 г.г.

 

Положения об условно-досрочном освобождении от отбывания

наказания, регулируемые нормами материального права

 

Изменения в уголовное законодательство, внесенные Федеральным законом от 08.12.03 N 162-ФЗ, коснулись и вопросов условно-досрочного освобождения осужденных от отбывания наказания.

В отличие от прежней редакции ст. 79 УК РФ условно-досрочное освобождение от отбывания наказания в настоящее время может быть применено только в отношении лиц, осужденных к двум видам наказания - лишению свободы и содержанию в дисциплинарной воинской части. К другим видам наказания условно-досрочное освобождение законом не предусматривается.

Например, назначенное лицу наказание в виде исправительных работ должно быть отбыто в том размере, который определен приговором суда. Вместе с тем ст. 44 УИК предусмотрено право уголовно-исполнительной инспекции или администрации организации, в которой работает осужденный, обратиться в суд с ходатайством о снижении размера удержаний из заработной платы в случае ухудшения его материального положения. Положительное решение судом может быть принято с учетом проверки всех доходов осужденного.

Следует отметить, что в отличие от положений прежней редакции ч. 1 ст. 79 УК РФ, предусматривающей возможность условно-досрочного освобождения, новая редакция нормы указывает на обязательное рассмотрение этого вопроса, и условно-досрочное освобождение должно состояться, если судом будет установлено, что для своего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Для этого суду следует установить факты примерного поведения осужденного и его отношение к труду, данные, характеризующие личность осужденного, его стремление возместить материальный ущерб, его отношение к содеянному и т.д.

При условно-досрочном освобождении от основного наказания тех осужденных, к которым были применены и дополнительные наказания, суды по ходатайству осужденного или по своей инициативе обязаны обсуждать вопрос о возможности освобождения осужденного и от дополнительного наказания. Решение суда по этому вопросу должно быть отражено в резолютивной части постановления.

Если осужденному наряду с основным назначалось дополнительное наказание, то при его условно-досрочном освобождении судом может быть принято решение о полном или частичном освобождении от отбывания дополнительного наказания. При этом не имеет значения, начато или нет отбывание дополнительного наказания.

Если дополнительное наказание исполнено (взыскан штраф, лицо лишено специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград), вопрос об освобождении от дополнительного наказания решаться не должен.

В то же время при частичном исполнении дополнительного наказания (взыскана часть штрафа) суд вправе решить вопрос о частичном или полном освобождении от отбывания оставшейся части дополнительного наказания.

Применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на освобождаемое лицо обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК РФ. Выполнение этих обязанностей, при условии их возложения, - неотъемлемая часть условно-досрочного освобождения.

Возложение обязанностей на осужденного при условно-досрочном освобождении - право, а не обязанность суда. Следует иметь в виду, что суд может назначить как одну из перечисленных обязанностей, так и несколько из них, а также и весь комплекс обязанностей, перечисленных в ч. 5 ст. 73 УК РФ. Решение суда в данном случае будет зависеть от того, какое лицо освобождается условно-досрочно (впервые осужденное или ранее судимое) и после совершения какой категории преступлений (небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкое, особо тяжкое).

Для решения вопроса о применении условно-досрочного освобождения законом предусмотрены конкретные сроки отбытого наказания, которые зависят от категории совершенных осужденным преступлений (ч. 3 ст. 79 УК РФ). Условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным не менее 1/3 срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести; не менее 1/2 - за тяжкое преступление; не менее 2/3 - за особо тяжкие преступления.

Если виновный осужден по совокупности преступлений, входящих в различные категории, то вопрос об условно-досрочном освобождении может быть поставлен по отбытии необходимого для этого срока за более тяжкое преступление.

Например, лицо осуждено по совокупности преступлений небольшой тяжести и тяжкого преступления. Вопрос об условно-досрочном освобождении может быть поставлен лишь после фактического отбытия не менее 1/2 назначенного наказания по совокупности преступлений или совокупности приговоров.

Для лиц, осужденных к лишению свободы, установлено еще одно дополнительное условие - до решения вопроса об условно-досрочном освобождении фактически отбытый срок лишения свободы не может быть менее 6 месяцев. Это ограничение связано с тем, что за более короткий срок трудно изучить личность осужденного и сделать объективный вывод о необходимости представления его к условно-досрочному освобождению.

Фактически отбытый срок, дающий возможность условно-досрочного освобождения, следует исчислять исходя из категории преступлений, как это предусмотрено ч. 3 ст. 79 УК РФ, однако, если преступление совершено до 1 января 1997 г., суд должен исходить из того фактически отбытого наказания, которое улучшает положение осужденного (ч. 1 ст. 10 УК).

Обобщение судебной практики показало, что суды области не всегда учитывают требования закона об исчислении сроков отбытого наказания, при определении категории совершенного деяния не учитываются изменения, внесенные в уголовное законодательство.

Так, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда отменила постановление Ленинск-Кузнецкого городского суда в отношении Б.Р. об отказе в условно-досрочном освобождении.

Отменяя постановление, судебная коллегия указала, что в соответствии со ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным не менее 1/2 срока наказания, назначенного за тяжкое преступление, и не менее 2/3 срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление.

Отказывая Б.Р. в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении, суд не учел тот факт, что постановлением Ленинск-Кузнецкого городского суда от 19.03.04 приведен в соответствие с действующим законодательством приговор судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 01.11.99, которым Б.Р. был осужден по ч. 2 ст. 222, ч. 1 ст. 223, пп. "а, б, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, и его действия с пп. "а, б, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ переквалифицированы на ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции от 08.12.03, а ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции от 08.12.03 относится к категории тяжких, а не особо тяжких преступлений.

Таким образом, при определении срока фактического отбытия наказания суду следовало руководствоваться требованием об отбытии не менее 1/2 срока наказания, а не 2/3.

Судебная коллегия отменила постановление Мариинского городского суда от 15.12.04 в отношении Е..

Как правильно указано в жалобе Е. и усматривается из материала, суд, рассматривая ходатайство Е. об условно-досрочном освобождении, не учел, что постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 24.03.04 из приговора от 12.02.97 в отношении Е. исключено указание суда об отнесении совершенных им преступлений к категории особо тяжких.

Сделанный судом вывод о том, что Е. отбывает наказание за особо тяжкое преступление, не соответствует материалам. Судом всесторонне, полно и объективно не исследованы все представленные материалы и данные о личности Е..

Также отменено постановление Мариинского городского суда от 18.10.04 в отношении И.Ж..

Согласно материалам дела, И.Ж. осужден по приговору Мариинского городского суда от 14.02.03 с учетом изменений, внесенных в приговор постановлением Мариинского городского суда от 07.05.04, и определения судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 22.07.04, по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Мариинского городского суда от 31.07.02 и окончательно к отбытию назначено 5 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Как следует из приговора от 31.07.02, И.Ж. данным приговором был осужден по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ, т.е. за кражу чужого имущества, совершенную неоднократно, с причинением значительного ущерба гражданину лицом, два раза судимым за хищение, и по п. "в" ч. 3 ст. 159 УК РФ, т.е. за мошенничество, совершенное неоднократно, с причинением значительного ущерба гражданину лицом, ранее два раза судимым за хищение.

Учитывая изменения, внесенные в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом от 08.12.03, преступления, за совершение которых И.Ж. был осужден приговором от 31.07.02 в настоящее время относятся к категории преступлений средней тяжести.

В соответствии со ст. 79 УК РФ условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным не менее 1/3 срока, назначенного по приговору наказания.

Из материалов дела следует, что И.Ж. на момент рассмотрения дела 1/3 назначенного приговором суда от 14.02.03 наказания отбыта.

Исходя из изложенного, судебная коллегия сочла, что вывод суда о том, что у осужденного И.Ж. не наступило право на условно-досрочное освобождение, незаконен. Других оснований оставления ходатайства И.Ж. об условно-досрочном освобождении без удовлетворения суд в постановлении не привел.

УК не содержит запрещений для применения условно-досрочного освобождения к любой категории осужденных, будь то лицо, впервые осужденное либо ранее судимое.

Условно-досрочное освобождение может быть применено и к лицу, отбывающему пожизненное лишение свободы. Для этого необходимо отбытие не менее 25 лет лишения свободы и мотивированное решение суда о том, что данное лицо не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания. Особенностью представления осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы, к условно-досрочному освобождению является то, что освобождение от дальнейшего отбывания этого наказания применяется лишь при отсутствии у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет.

При условно-досрочном освобождении от назначенного пожизненного лишения свободы суд не устанавливает срок, на который лицо освобождается условно-досрочно, и не может возлагать на него обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК РФ, поскольку закон указывает, что условно-досрочное освобождение лица, приговоренного к пожизненному лишению свободы, может иметь место только в том случае, когда судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании пожизненного лишения свободы.

В случае отказа суда в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания повторное рассмотрение этого вопроса может иметь место не ранее чем по истечении 6 месяцев со дня вынесения постановления судьи (п. 10 ст. 175 УИК РФ). Судам следует учитывать, что если осужденный обратился с повторным ходатайством в более ранний срок, его ходатайство не подлежит рассмотрению по существу.

Судебная коллегия, отменяя постановление Мариинского городского суда от 01.12.04 в отношении осужденного Г.К. об отказе в условно-досрочном освобождении, указала следующее.

Суд установил, что со дня вынесения Мариинским городским судом постановления от 11.06.04 об оставлении без удовлетворения ходатайства Г.К. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, назначенного тем же приговором, прошло менее полугода. В то же время суд принял решение и по существу заявленного ходатайства и отметил в постановлении, что осужденный Г.К. имеет непогашенное взыскание и поэтому условно-досрочное освобождение при таких обстоятельствах преждевременно.

Согласно п. 10 ст. 175 УИК РФ, в случае отказа суда в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, повторное внесение в суд соответствующего ходатайства или представления может иметь место не ранее чем по истечении 6 месяцев со дня вынесения постановления суда об отказе.

Установив, что с момента рассмотрения ходатайства того же осужденного по тому же приговору не прошло указанное в законе время, суд должен был отказать в рассмотрении ходатайства осужденного Г.К..

Отказав в удовлетворении ходатайства по существу, суд лишил возможности осужденного обращаться в суд с аналогичным ходатайством еще в течение 6 месяцев.

Вопрос об отмене условно-досрочного освобождения решается судьей по месту жительства осужденного по представлению специализированного органа, осуществляющего контроль за условно осужденными. При совершении нового преступления вопрос о сохранении или отмене условно-досрочного освобождения решается судом, рассматривающим новое дело, при постановлении приговора.

В ч. 7 ст. 79 УК РФ содержатся условия, при которых условно-досрочное освобождение может быть отменено. К ним относится не только злостное (т.е. неоднократное) уклонение от выполнения возложенных обязанностей, но и совершение условно освобожденным нарушения общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание. В данном случае суд по представлению специализированного органа, призванного осуществлять контроль за условно освобожденными, может принять решение об отмене условного освобождения и направлении осужденного в места лишения свободы для реального исполнения оставшейся неотбытой части наказания.

Необходимо отметить, что реально исполняется тот срок или часть срока неотбытого наказания, на который лицо условно-досрочно освобождалось, независимо от того, когда принимается решение об отмене условно-досрочного освобождения. Важно, чтобы совершенные им нарушения имели место в период срока условно-досрочного освобождения.

Вместе с тем следует помнить, что если условно-досрочно освобожденный нарушил условия, указанные в п. "а" ч. 7 ст. 79 УК РФ, то суд при отмене условно-досрочного освобождения постановляет исполнить оставшуюся неотбытой часть наказания, а если осужденный вновь совершит преступление, то к наказанию, назначенному по первому приговору, может быть полностью или частично присоединена неотбытая часть наказания.

Например, лицо условно-досрочно было освобождено в январе 2005 г. на семь месяцев. За злостное уклонение от исполнения возложенных на него обязанностей в июне 2005 г. суд, принимая решение об отмене условно-досрочного освобождения, должен направить осужденного в места лишения свободы для реального отбывания наказания на срок семь месяцев, т.е. на срок оставшейся неотбытой части наказания. Если осужденный совершил новое преступление, то суд может присоединить к вновь назначенному наказанию как все семь месяцев, так и часть данного срока.

 

Положения об условно-досрочном освобождении от отбывания

наказания, регулируемые нормами процессуального права

 

В соответствии с п. 3 ст. 396 УПК РФ вопросы об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания разрешаются судом по месту отбывания наказания осужденным.

Порядок обращения с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания определен ст. 175 УИК РФ. С таким ходатайством в суд может обратиться осужденный, его адвокат или законный представитель. Ходатайство подается через администрацию учреждения, которая в течение десяти дней обязана направить его в суд с необходимыми материалами.

С.Ц. обратился в суд с ходатайством о его условно-досрочном освобождении, что не противоречит требованиям закона. Однако Заводский районный суд г. Кемерово рассмотрел данное заявление как жалобу С.Ц. на постановление начальника исправительного учреждения от 23.07.03. Данное обстоятельство явилось одним из оснований отмены судебного решения в кассационном порядке ввиду его незаконности.

В ходатайстве должны содержаться сведения, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку в период отбывания наказания он частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, раскаялся в совершенном деянии, а также могут содержаться иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного.

Статья 399 УПК РФ предусматривает, что при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, проводится судебное заседание. Судебное заседание начинается с доклада представителя учреждения, в котором отбывает наказание заявитель, либо с объяснения самого заявителя. Затем исследуются представленные материалы, выслушиваются объяснения лиц, явившихся в судебное заседание, мнение прокурора, после чего судья выносит постановление.

В соответствии с ч. 1 ст. 259 УПК РФ в ходе судебного заседания ведется протокол. Судам следует учитывать, что отсутствие протокола судебного заседания является нарушением требований УПК РФ и в соответствии с п. 11 ч. 2 ст. 381 УПК РФ служит основанием к отмене судебного решения.

Законом предусмотрено обязательное участие в судебном заседании представителя учреждения, исполняющего наказание. В судебном заседании также вправе участвовать прокурор. В силу данного положения неизвещение прокурора о времени и месте рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, а также отсутствие при рассмотрении данного вопроса представителя учреждения, исполняющего наказание, является существенным нарушением норм УПК РФ.

Отменяя постановление Ленинск-Кузнецкого городского суда от 28.02.05 в отношении Бартули, судебная коллегия указала, что в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 399 УПК РФ в судебное заседание вызывается представитель учреждения, исполняющего наказание. В соответствии с положением ч. 6 ст. 399 УПК РФ в судебном заседании вправе участвовать прокурор. Из материалов дела следует, что данные требования не были выполнены судом при рассмотрении ходатайства Бартули об условно-досрочном освобождении.

В связи с отсутствием представителя учреждения мнение администрации учреждения о целесообразности условно-досрочного освобождения Бартули от дальнейшего отбывания наказания не было надлежащим образом исследовано судом.

Помимо этого в материалах дела отсутствуют сведения об уведомлении прокурора о дне слушания в суде материала об условно-досрочном освобождении Бартули.

Отменяя постановление Заводского районного суда г. Кемерово от 28.12.04 в отношении Б.Л., судебная коллегия указала, что постановление суда не соответствует протоколу судебного заседания.

В постановлении суда от 28.12.04 отражено мнение прокурора, полагавшего удовлетворить заявление осужденного, однако в протоколе судебного заседания отсутствуют сведения об участии прокурора, а также не изложена суть его заключения, на которое сослался суд в постановлении.

Помимо этого в постановлении от 28.12.04 во вводной части отсутствуют сведения об участии прокурора в судебном разбирательстве. На основании данных нарушений судебная коллегия сочла постановление суда от 28.12.04 подлежащим отмене.

Из смысла положений ч. 3, 4, 7 ст. 399 УПК РФ в судебном заседании вправе участвовать осужденный, а также его защитник. Решение об участии осужденного в судебном заседании принимает суд. Судам следует учитывать, что надлежащее извещение осужденного о времени и месте рассмотрения его ходатайства является обязательным.

Вопрос об обязательности участия осужденного в рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении в судебной практике вызывает споры.

С одной точки зрения, участие осужденного необязательно, а указание уголовно-процессуального закона на принятие судом решения об участии осужденного в судебном заседании связано с предоставлением суду права, в случае необходимости, вызвать заявителя для дачи объяснений по существу вопроса.

Анализ кассационной практики Кемеровского областного суда показал, что судьи судебной коллегии по уголовным делам придерживаются, в большинстве своем, иной точки зрения.

Обязательное участие осужденного при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении вытекает из конституционно-правового смысла положений уголовно-процессуального законодательства о судебной процедуре рассмотрения заявлений и ходатайств, касающихся прав и свобод человека. Так, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 22.03.05 N 4-П указал, что гарантии от произвольного или избыточного ограничения свободы и личной неприкосновенности должны обеспечиваться на любом этапе уголовного судопроизводства. И только по результатам рассмотрения в условиях состязательности сторон в полной мере обеспечиваются права участников судопроизводства.

По мнению ряда судей судебной коллегии, суд вправе рассмотреть вопрос об условно-досрочном освобождении и в отсутствие заявителя, однако данное решение должно быть мотивированным.

Так, судебная коллегия отменила постановление Яйского районного суда от 05.07.04 в отношении М.Т..

Судебное разбирательство, в нарушение требований ч. 7 ст. 399 УПК РФ, было проведено в отсутствие самого осужденного, который вообще не был извещен о дате рассмотрения его ходатайства, о чем свидетельствуют материалы дела. Вопрос о возможности рассмотрения дела в его отсутствие не обсуждался, что видно из протокола судебного заседания.

Следовательно, суд при рассмотрении ходатайства М.Т. нарушил принцип полноты и объективности уголовного судопроизводства, а также нарушил права участников уголовного судопроизводства, в частности осужденного М.Т..

Отменено постановление Анжеро-Судженского городского суда от 02.06.04 в отношении М.З., которым отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Согласно протоколу судебного заседания, в нарушение требований п. 2, 3 ст. 399 УПК РФ, представитель учреждения, исполняющего наказание, сам осужденный не только не участвовали в судебном разбирательстве, но и не вызывались.

Таким образом, постановление суда коллегия сочла незаконным, повлекшим нарушение прав осужденного М.З..

То же основание явилось одной из причин отмены целого ряда постановлений Ленинск-Кузнецкого городского суда - в отношении Л., К.Ф., Б.У., А., Б.С., Б.Р., Г.П., Б.О. и др.

В отношении В.М. постановления Ленинск-Кузнецкого городского суда отменялись дважды.

Коллегия указала, что в соответствии с требованиями ч. 6 ст. 388 УПК РФ указания суда кассационной инстанции обязательны для исполнения при новом рассмотрении уголовного дела.

Суд в нарушение требований указанного закона при новом рассмотрении материалов в отношении В.М. совершенно оставил без внимания указания судебной коллегии, и вновь надлежащим образом не известив осужденного о дне рассмотрения материалов в суде первой инстанции, принял немотивированное решение по делу.

В случае когда в судебном заседании участвует осужденный, он вправе знакомиться с представленными в суд материалами, участвовать в их рассмотрении, заявлять ходатайства и отводы, давать объяснения, представлять документы.

Так, одним из оснований отмены постановления Беловского городского суда от 04.11.04 об отказе в условно-досрочном освобождении в отношении Х. послужило нарушение уголовно-процессуального закона. Из протокола судебного заседания следует, что осужденный Х. присутствовал в судебном заседании, однако он судом не допрошен, его позиция по делу в постановлении не отражена.

Оценка личности осужденного должна производиться на основе анализа характеризующих его материалов. В характеристике должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию, а также заключение администрации о целесообразности условно-досрочного освобождения.

К характеризующим материалам относится также и личное дело осужденного. Проверка судебных постановлений в кассационном и надзорном порядке показала, что зачастую личные дела осужденных не исследуются судьями, что ведет к принятию немотивированных решений.

Так, отменено постановление Юргинского районного суда от 18.08.04 в отношении У..

Суд формально отнесся к рассмотрению данного дела.

Не было истребовано и проверено личное дело в отношении поощрений и наложенных на У. взысканий. Имеющаяся в материалах дела характеристика признана судом отрицательной. Однако почему суд сделал такой вывод не ясно. Из характеристики усматривается, что взыскание с него снято. За что оно было наложено, не указано. О поощрениях в характеристике данных нет.

Суд без достаточной проверки этих данных, в отсутствие осужденного, его адвоката, прокурора поверхностно рассмотрел дело и принял преждевременное решение о нецелесообразности его условно-досрочного освобождения.

Отменено постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 01.04.05, которым отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении Белоногову, с направлением дела на новое рассмотрение.

В протоколе судебного заседания нет сведений о том, что изучалось личное дело осужденного. В то же время суд указывает, что его вывод основан на всестороннем исследовании личного дела осужденного, учете данных о поведении за весь период отбывания наказания. Не указывая фактических данных, ссылаясь лишь на мнение администрации учреждения, суд не высказался о том, нуждается ли Белоногов в полном отбытии наказания, как это предписывает ч. 1 ст. 79 УК РФ.

Не были предметом судебного исследования и материалы личного дела Собянина, что повлекло необоснованность отказа в условно-досрочном освобождении и отмену постановления Центрального районного суда г. Новокузнецка от 10.12.04 в надзорном порядке.

Отказывая Собянину в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении, суд указал, что он нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, но выводы свои не мотивировал.

В постановлении суда есть указание, что из представленной характеристики видно, что Собянин характеризуется отрицательно и нуждается в дальнейшем отбывании наказания.

Из обозрения же характеристики видно, что отрицательная оценка содержится лишь в выводах. Описательная же часть характеристики содержит противоречивые данные: есть указания на поощрения за участие в работе самодеятельных организаций и есть указание, что не принимает участия в общественной жизни. Данным противоречиям оценки не дано.

Отменено постановление Юргинского городского суда от 12.11.04 в отношении Г.Й..

По данному материалу представлены лишь характеристика, ходатайство осужденного Г.Й., копия приговора. Выводы, изложенные в характеристике, ничем не подтверждены. Представленные суду выписка и справка о поощрениях и взысканиях не являются убедительным доказательством того, что ходатайство осужденного подлежит отклонению.

Ходатайство Г.Й. не датировано. Отсутствует на нем и дата приема его администрацией учреждения. В судебном заседании Г.Й. утверждал, что ходатайство им подано 14.10.04. Характеризуется он администрацией положительно.

Справка о наложенных взысканиях и поощрениях не имеет данных о причине наложения взыскания и ознакомления с ним осужденного. Нет данных о снятии взыскания и оснований к этому, т.к. наказание может быть снято досрочно по тем или иным основаниям. Кроме того, в чем заключается нарушение, зашифрованное буквами "ЛВР", не ясно.

В справке указаны нарушения и взыскания с 14.07.99. В суде установлено, что непогашенным осталось взыскание от 14.10.04. Однако осужденный отрицал факт наложения этого взыскания. В выписке из дневника осужденного не указана дата вынесения устного выговора, причина наложения "отсутствие в строю при переходе в столовую на ужин". Данных о том, что Г.Й. знал об этом взыскании, нет. Суд не исследовал данный вопрос, поэтому признать, что имелись достаточные доказательства для отказа в условно-досрочном освобождении осужденному, нет оснований.

Судебная коллегия сочла, что суд недостаточно изучил представленные документы и принял преждевременное решение об отказе Г.Й. в условно-досрочном освобождении.

К ходатайству об условно-досрочном освобождении, помимо характеризующих материалов, прилагается копия приговора в отношении заявителя, справка об отбытом им наказании.

Отменено постановление Ленинск-Кузнецкого городского суда от 17.11.04 в отношении С.Ч..

Суд, отказав С.Ч. в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, свое решение мотивировал тем, что он отбыл незначительный срок от назначенного наказания по приговору суда, что, по мнению суда, свидетельствует о том, что для своего исправления С.Ч. нуждается в дальнейшем отбывании наказания, назначенного ему судом.

При этом в материалах отсутствует копия приговора, что лишает судебную коллегию возможности проверить обоснованность выводов суда о том, что С.Ч. не отбыл требуемую по закону часть назначенного наказания.

Отменено постановление Ленинского районного суда г. Кемерово от 14.12.04, которым В.Н. освобожден условно досрочно от дальнейшего отбывания наказания.

Как следует из материала, в нем отсутствует копия приговора, характеристика и другие данные в отношении В.Н., что свидетельствует о том, что выводы суда об исправлении осужденного ничем не подтверждены и не обоснованы. При указанных обстоятельствах судебная коллегия сочла необходимым постановление отменить и материал направить на новое рассмотрение.

Решение о применении условно-досрочного освобождения от отбывания наказания или об отказе в этом должно быть мотивированным и содержащим подробное обоснование выводов, к которым пришел судья в результате рассмотрения заявленного ходатайства.

Анализ кассационной и надзорной практики показал, что именно немотивированность, необоснованность судебных решений, неисследованность всех значимых для решения вопроса об условно-досрочном освобождении обстоятельств являются основными причинами отмены постановлений районных (городских) судов области.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила постановление Тайгинского городского суда от 11.11.04 в отношении Ш.Д. об условно-досрочном освобождении на неотбытый срок 4 года 4 месяца 25 дней.

Суд в своем постановлении указал, что Ш.Д. зарекомендовал себя с положительной стороны, своим примерным поведением и добросовестным отношением к труду доказал свое исправление.

Вместе с тем суд не дал никакой оценки тому, что Ш.Д. за период отбывания наказания в местах лишения свободы имел взыскания, одно из которых 02.01.04 не снято и не погашено в установленном законом порядке.

Отменено постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 20.01.05 в отношении Ш.Е. об отказе в условно-досрочном освобождении.

В основу своего решения об отказе в условно-досрочном освобождении суд положил данные характеристики осужденного Ш.Е. и мнение администрации колонии.

Однако при этом суд не принял во внимание то обстоятельство, что указанные в характеристике фактические данные противоречат ее выводу о том, что осужденный Ш.Е. характеризуется отрицательно.

Так, из характеристики видно, что за период отбывания наказания в УН-1612/16, т.е. с 19.10.00, Ш.Е. 16 раз поощрялся благодарностями, с 09.01.02 состоит на облегченных условиях содержания.

На наличие у Ш.Е. взысканий в характеристике не указано.

В справке о поощрениях и взысканиях также указаны лишь благодарности (общим числом 16) за добросовестный труд и хорошее поведение, а кроме того, перевод на облегченные условия содержания.

Согласно ч. 2 ст. 122 УПК РФ, осужденные могут быть переведены в облегченные условия лишь при отсутствии взысканий за нарушение установленного порядка отбывания наказания и добросовестном отношении к труду по отбытии не менее 9 месяцев срока наказания в обычных условиях. Однако суд это не учел.

Все указанные обстоятельства противоречат выводу администрации учреждения, изложенному в характеристике, однако суд не дал этому никакой оценки и принял вывод о том, что Ш.Е. отрицательно характеризуется, не указав при этом основания принятия такого решения.

Кроме того, одним из оснований отказа в удовлетворении ходатайства осужденного суд указал наличие у Ш.Е. устных замечаний.

Между тем ст. 115 УПК РФ, содержащей перечень применяемых к осужденным взысканий, мера взыскания в виде устного замечания не предусмотрена.

В характеристике указание на наличие устных замечаний отсутствует.

В судебном заседании представитель администрации УН-1612/16 Бобылев, указывая на то, что Ш.Е. имеет мелкие устные замечания (а не просто устные замечания, как указал суд), не пояснил, когда, кем и за какие именно нарушения были сделаны эти замечания, в связи с чем отсутствует возможность оценить характер нарушений, за которые были сделаны "мелкие устные замечания".

Суд указанные обстоятельства не выяснил, не дал им никакой оценки, однако ссылался на наличие у Ш.Е. устных замечаний в обоснование своего вывода о том, что Ш.Е. нуждается в полном отбывании назначенного наказания.

Кроме того, из протокола судебного заседания видно, что судом не исследованы материалы личного дела осужденного Ш.Е., тогда как при наличии противоречий, на которые указано было выше, суд должен был проверить личное дело для устранения противоречий.

Постановлением президиума Кемеровского областного суда отменено постановление Яйского районного суда от 16.12.03 в отношении И.В., которым отказано в удовлетворении представления УН-1612/37 об условно-досрочном освобождении.

Президиум указал, что решение о применении условно-досрочного освобождения от отбывания наказания либо об отказе в этом должно быть мотивированным и содержащим подробное обоснование выводов, к которым пришел суд в результате рассмотрения представления по данному делу. Судом эти требования закона нарушены.

Отказывая в условно-досрочном освобождении от наказания И.В., суд не привел убедительных доводов, каких-либо фактов в подтверждение вывода о том, что цель исправления и перевоспитания не достигнута.

Из материалов дела видно, что И.В. отбыт срок наказания, необходимый для условно-досрочного освобождения, в представлении администрации указано, что И.В. характеризуется положительно, примерным поведением и честным отношением к труду доказал свое исправление, переведен на бесконвойное передвижение, нарушений режима не допускал, в дальнейшем отбывании наказания не нуждается. Всем этим обстоятельствам суд оценки не дал.

Постановлением президиума отменено постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 10.12.04 об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении в отношении И.Г. с направлением дела на новое рассмотрение.

Суд, сославшись в постановлении на то, что И.Г. положительно характеризуется, вместе с тем пришел к выводу, что И.Г. нуждается в полном отбывании наказания, не приведя в постановлении мотивы в обоснование своего решения.

Представитель администрации учреждения в судебном заседании пояснил, что ходатайство осужденного И.Г. не поддерживает, т.к. он допускал нарушения установленного порядка отбывания наказания, участия в общественной жизни отряда не принимает.

Однако, согласно имеющейся в материале характеристики, утвержденной начальником учреждения, И.Г. за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду поощрялся администрацией 5 раз, состоит на облегченных условиях содержания, режим содержания не нарушает, принимает участие в общественной жизни колонии: является членом производственно-массовой секции, для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Суд данные противоречия не устранил.

Также отменено постановление Междуреченского городского суда от 24.12.04 об отказе в условно-досрочном освобождении в отношении М.И. с направлением дела на новое рассмотрение.

Как видно из постановления судьи, отказывая М.И. в условно-досрочном освобождении, суд свое решение не мотивировал.

Более того, в постановлении указал, что он характеризуется удовлетворительно. Однако из характеристики (описательной части) видно, что М.И. характеризуется положительно, к труду относится хорошо, нарушений режима не допускает, на беседы воспитательного характера реагирует правильно и делает положительные выводы, в коллективе не конфликтует и т.д. А в выводах указано, что М.И. характеризуется удовлетворительно и администрация не подтверждает ходатайство осужденного об УДО, т.е. сама характеристика на осужденного имеет противоречия, которые суд не устранил, не выяснил у представителя администрации, почему М.И. нуждается в полном отбывании наказания.

Судам следует также иметь в виду, что в основу решения об отказе в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания не могут быть положены мотивы, не указанные в законе, к примеру, мягкость назначенного судом наказания, кратковременность пребывания в исправительном учреждении и др. При этом вывод о том, нуждается ли осужденный в полном отбывании назначенного ему наказания в виде лишения свободы или нет, должен быть основан на анализе данных о его поведении за весь период нахождения в исправительном учреждении.

Определением судебной коллегии от 26.04.05 отменено постановление Ленинск-Кузнецкого городского суда от 16.02.05, которым отказано в условно-досрочном освобождении К.Х..

В соответствии со ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Решение судом вопроса об условно-досрочном освобождении от наказания либо отказе в условно-досрочном освобождении должно быть основано на всестороннем учете данных о поведении осужденного и его отношении к исполнению обязанностей за весь период нахождения в исправительном учреждении, а не за время, непосредственно предшествующее рассмотрению данного вопроса.

Из характеристики К.Х., на которую суд сослался в постановлении, следует, что К.Х. недостаточно изучен. Однако основную часть срока наказания он отбывал в УН-1612/1 г. Мариинска, где работал, за добросовестный труд поощрялся администрацией учреждения. Судом не исследовались данные о поведении осужденного за весь период отбывания наказания. В связи с чем доводы жалобы К.Х. следует признать обоснованными.

Критериями определения возможности окончательного исправления осужденного без полного отбытия назначенного наказания могут служить только поведение осужденного и его отношение к исполнению обязанностей во время отбывания наказания. В основу решения об отказе в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания не могут быть положены основания, не указанные в законе.

В связи с чем не основана на законе ссылка в постановлении суда в обоснование отказа на то, что администрация учреждения в настоящее время сомневается в полном исправлении К.Х..

Не могут служить основанием для отказа в условно-досрочном освобождении и гражданско-правовые обязательства осужденного, тем более, что К.Х. работал и поощрялся за добросовестный труд и примерное поведение. Из характеристики не усматривается, был ли К.Х. трудоустроен в учреждении УН-1612/42 и как он относится к труду. Для выяснения этого вопроса следовало пригласить в судебное заседание представителя администрации учреждения.

Других мотивов отказа в условно-досрочном освобождении в постановлении не приведено.

Отменяя постановление Заводского районного суда г. Кемерово от 01.03.05 в отношении Б.А., судебная коллегия указала, что согласно требованиям ст. 79 УК РФ основанием для условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания служит утрата осужденным общественной опасности и возникшая на этой основе возможность его окончательного исправления без полного отбытия наказания. При этом следует учесть, что оно может применяться к любым лицам, независимо от характера и тяжести совершенных преступлений.

Отказывая Б.А. в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении, суд в своем постановлении сослался на то, что он совершил преступление в период испытательного срока по предыдущему приговору, что говорит о его склонности к совершению противоправных действий. Однако суд не должен быть учитывать данное обстоятельство, поскольку за него Б.А. назначено наказание с применением правил ст. 70 УК РФ.

Постановлением президиума отменено постановление Мариинского городского суда от 18.06.03 в отношении Ю..

В соответствии со ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Президиум указал, что критериями определения возможности окончательного исправления осужденного без полного отбытия назначенного наказания могут служить только поведение осужденного и его отношение к исполнению обязанностей во время отбывания наказания. В связи с чем не основана на законе ссылка в постановлении суда в обоснование отказа на то, что Ю. вину признал частично.

Не могут служить основанием для отказа в условно-досрочном освобождении и гражданско-правовые обязательства осужденного, тем более что Ю. работает и поощрялся за добросовестный труд и примерное поведение.

Других мотивов отказа в условно-досрочном освобождении в постановлении не приведено.

Отменено постановление Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 03.02.04 об отказе в условно-досрочном освобождении от наказания Литвиненко, осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

Вывод суда о том, что заключение администрации учреждения о нецелесообразности удовлетворения ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от наказания является основанием к отказу в удовлетворении ходатайства, не обоснован, т.к. на администрацию учреждения возложена обязанность по собиранию характеризующего материала на осужденного, а вопрос об условно-досрочном освобождении от наказания решается судом с учетом фактических данных об осужденном.

Отменено постановление Ленинск-Кузнецкого городского суда от 17.11.04 в отношении В.М..

Суд, отказав В.М. в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, свое решение мотивировал тем, что осужденный отбыл незначительный срок от назначенного наказания и данных, свидетельствующих о степени его исправления, соответствующих требованиям ч. 1 ст. 79 УК РФ, в материалах не имеется.

Анализ материалов свидетельствует о том, что В.М. отбыл требуемую по закону часть срока наказания, назначенного по приговору суда за преступление, относящееся к категории средней тяжести, ранее имел девять поощрений за успешное обучение и добросовестное отношение к труду, что взыскания за нарушения режима содержания наложены на него в июле 2004 года, т.е. в момент его перевода на более мягкий вид режима исправительной колонии.

Кроме того, из протокола судебного заседания усматривается, что данные материалы рассмотрены судом в отсутствие осужденного и представителя исправительного учреждения и в них отсутствуют какие-либо данные, свидетельствующие о том, что указанные лица в соответствии с требованиями закона надлежащим образом извещены о дне их рассмотрения.

Также отменено постановление Ленинск-Кузнецкого городского суда от 25.02.05 в отношении С.Ч..

Как на единственное основание для отказа С.Ч. в ходатайстве об условно-досрочном освобождении суд указал на то, что он отбыл незначительный срок от назначенного наказания, хотя данное обстоятельство противоречит сведениям, содержащимся в материалах дела, и не основан в данном случае на законе.

По результатам рассмотрения ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания судья выносит постановление. Обобщение судебной практики показало, что судами области не всегда учитываются требования к содержанию постановления.

Так, определением судебной коллегии отменено постановление Юргинского городского суда от 30.11.04, которым отказано в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в отношении Фуста.

Коллегия указала, что постановление суда должно содержать необходимые данные об осужденном, в том числе время и место его рождения, а также по какому приговору отказано в условно-досрочном освобождении. Резолютивная часть постановления суда не содержит сведений о том, по какому приговору рассматривалось данное ходатайство.

В постановлении того же суда в отношении Г.Й. также отсутствуют необходимые данные о личности осужденного (время и место его рождения) и сведения о приговоре в резолютивной части.

В постановлениях Заводского районного суда г. Кемерово в отношении Б.Б. (от 04.03.05) и Б.Л. (от 28.12.04) судебная коллегия выявила несоответствие их протоколам судебного заседания.

В постановлении суда от 28.12.04 отражено мнение прокурора, полагавшего удовлетворить заявление осужденного, однако в протоколе судебного заседания отсутствуют сведения об участии прокурора, а также не изложена суть его заключения, на которое сослался суд в постановлении. Помимо этого в постановлении от 28.12.04 во вводной части отсутствуют сведения об участии прокурора в судебном разбирательстве.

В постановлении от 04.03.05 в качестве представителя учреждения указан Нечитайло, а в протоколе судебного заседания в качестве представителя администрации указан Крылов. Кроме того, протокол судебного заседания датирован 01.03.05.

Данные нарушения повлекли отмену судебных решений.

Копии постановления судьи об условно-досрочном освобождении направляются суду, вынесшему приговор, а также органу, ведающему исполнением наказания.

Как уже отмечено выше, несоблюдение требований материального и процессуального права в некоторых случаях привело к повторной отмене судебных постановлений (по делу В.М. - Ленинск-Кузнецкий городской суд, Рузманова - Яйский районный суд).

Особого внимания заслуживают факты волокиты судом первой инстанции разрешения заявленного Рузмановым ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

07.04.05 судебной коллегией по уголовным делам вынесено частное определение, которым обращено внимание председателя Яйского районного суда на факты волокиты при рассмотрении материала по ходатайству осужденного Рузманова об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и на необходимость принятия соответствующих мер в целях недопущения подобного впредь.

Ходатайство осужденного Рузманова, датированное 13.07.04, поступило в Яйский районный суд 02.08.04 и рассмотрено судьей 04.08.04 с вынесением постановления об отказе в удовлетворении ходатайства.

Однако копия этого постановления суда была вручена осужденному лишь 23.08.04, а поданная им жалоба от 27.08.04, поступившая в суд 13.09.04 (исходя из соответствующей регистрации), передана в суд кассационной инстанции только 18.10.04.

После отмены судебной коллегией 11.11.04 постановления суда от 04.08.04 (в связи с несоответствием его выводов фактическим обстоятельствам дела) материал был рассмотрен судьей с вынесением аналогичного постановления 30.11.04.

Однако копия судебного решения была вручена Рузманову опять лишь по истечении длительного времени, а именно 02.02.05, и его жалоба от 04.02.05 передана в суд кассационной инстанции только 21.03.05.

Таким образом, по состоянию на апрель 2005 года ходатайство Рузманова, поданное им около года назад, не разрешено, поскольку материал повторно направлен на новое рассмотрение.

При этом причинами отмены обоих ранее вынесенных постановлений суда явилось то, что эти судебные решения принимались по не исследованным должным образом материалам дела, без надлежащей оценки доказательств в их совокупности и без обоснованной аргументации выводов суда, которые не были подтверждены, и в связи с этим противоречили фактическим обстоятельствам. Одной из причин отмены второго постановления было неисполнение судом указаний судебной коллегии.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона при разрешении ходатайства Рузманова способствовали волоките в рассмотрении данного материала, которая выразилась в длительном невручении осужденному копий постановления суда и несвоевременном направлении материала в суд кассационной инстанции.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь