Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОБОБЩЕНИЯ ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ

СТАТЬИ 237 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, КАСАЮЩИХСЯ ВОЗВРАЩЕНИЯ

УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПРОКУРОРУ ДЛЯ УСТРАНЕНИЯ ПРЕПЯТСТВИЙ

ЕГО РАССМОТРЕНИЯ СУДОМ, В 2003 - 1-М ПОЛУГОДИИ 2004 Г.

 

 

1. Общие положения

 

Согласно плану работы Пензенским областным судом проведено обобщение судебной практики в целях выяснения ситуации, складывающейся в процессе применения судьями положений ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В связи с этим изучена практика применения указанной правовой нормы судьями судов районного звена и мировыми судьями в 2003 г. и 1-м полугодии 2004 г.

Подобное обобщение проводится впервые. Возвращение уголовного дела прокурору является одним из наиболее дискуссионных институтов уголовного судопроизводства, судебная практика по которому постоянно менялась за последние несколько лет, что актуализирует потребность в проведении настоящего обобщения.

Его целью является анализ и выделение причин возвращения уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, а также решений, принимаемых прокурором для обеспечения устранения допущенных нарушений, причин и оснований невозвращения уголовного дела прокурором в суд (вследствие его прекращения и др.), выработка мер по совершенствованию правоприменительной практики в данной сфере.

Законодательное регулирование процедуры возвращения уголовного дела прокурору в настоящее время осуществляется УПК РФ с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Конституционного суда РФ от 08.12.2003 N 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан" и Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 05.03.2004 N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ".

Согласно ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований данного Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта (пункт 1); копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4 ст. 222 или ч. 3 ст. 226 данного Кодекса (пункт 2); есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера (пункт 3); имеются предусмотренные ст. 153 данного Кодекса основания для соединения уголовных дел (пункт 4); при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 данного Кодекса (пункт 5).

В п. 4 вышеупомянутого постановления Конституционного Суда РФ разъяснено, что по смыслу ст. ст. 215, 220, 221, 225 и 226 УПК РФ, в соответствии с которыми обвинительное заключение или обвинительный акт как итоговые документы следствия или дознания, выносимые по их окончании, составляются, когда следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления указанных документов, вытекает, что если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями данного Кодекса.

Там же указано, что по смыслу п. 1 ч. 1 ст. 237 во взаимосвязи с п.п. 2 - 5 ч. 1 той же статьи, а также со ст. ст. 215, 220, 221, 225 и 226 УПК РФ, возвращение дела прокурору в случае нарушения требований данного Кодекса при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта может иметь место по ходатайству стороны или инициативе самого суда, если это необходимо для защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, при подтверждении сделанного в судебном заседании заявления обвиняемого или потерпевшего, а также их представителей о допущенных на досудебных стадиях нарушениях, которые невозможно устранить в ходе судебного разбирательства.

При этом основанием для возвращения дела прокурору во всяком случае являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, совершенные дознавателем, следователем или прокурором, в силу которых исключается возможность постановления судом приговора или иного решения. Подобные нарушения в досудебном производстве требований УПК РФ, которые не могут быть устранены в судебном заседании и исключают принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям справедливости, всегда свидетельствуют в том числе о несоответствии обвинительного заключения или обвинительного акта требованиям данного Кодекса.

Конституционный суд признал, что в целях обеспечения права на судебную защиту, на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 46, ч. ч. 1 и 2; ст. 52; ст. 55 ч. 3 Конституции Российской Федерации), а также прерогативы суда по осуществлению правосудия и обеспечению им прав и свобод человека и гражданина (ст. 18; ст. 118, ч. ч. 1 и 2 Конституции Российской Федерации), положения ч. 1 ст. 237 УПК РФ предусматривают правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях существенных нарушений уголовно-процессуального закона, не устранимых в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

Эта позиция была дополнительно подчеркнута в п. 14 вышеозначенного постановления Пленума Верховного суда РФ, где сказано, что после возвращения дела судом прокурор (а также по его указанию следователь или дознаватель) вправе исходя из конституционных норм провести следственные или иные процессуальные действия, необходимые для устранения выявленных нарушений, и, руководствуясь ст. ст. 221 и 226 УПК РФ, составить новое обвинительное заключение или новый обвинительный акт.

Как разъяснено там же, если существенное нарушение закона, допущенное в досудебной стадии и являющееся препятствием к рассмотрению уголовного дела, выявлено при судебном разбирательстве, суд, если он не может устранить такое нарушение самостоятельно, по ходатайству сторон или по своей инициативе возвращает дело прокурору для устранения указанного нарушения. Таким образом, процедура возврата дела прокурору на стадии предварительного слушания распространена и на стадию судебного разбирательства. Этот вывод вытекает и из анализа положений ч. 2 ст. 256 УПК РФ, предусматривающей вынесение постановления о возвращении уголовного дела прокурору во время разбирательства дела в суде.

 

2. Статистические данные

 

Анализ статистических сведений, полученных в процессе обобщения материалов судебной практики, свидетельствует, что судами области в 2003 г. всего возвращено прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ 246 уголовных дел. Из них судами районного звена возвращено 218 уголовных дел, мировыми судьями - 28 дел.

При этом в 2003 г. возвращены со стадии предварительного слушания 103 уголовных дела, что составляет 47,2% от общего количества, а со стадии судебного разбирательства - 143 дела, или 52,8%.

Поводами к принятию такого правоприменительного решения послужили в большинстве случаев ходатайства государственного обвинителя - 115 дел (46%), значительное число дел возвращено прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ по собственной инициативе суда - 85 дел (34%), 37 дел (15%) возвращено по ходатайству подсудимого или его защитника, остальные - по ходатайству потерпевшего или его представителя - 9 дел (3,6%).

Основной причиной возврата уголовных дел прокурору являются нарушения требований УПК РФ, допущенные при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта, исключающие возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта - 191 дело (77,6%). Значительное число дел возвращено ввиду невручения обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта - 33 (13,4%). По причине наличия предусмотренных ст. 153 УПК РФ оснований для соединения уголовных дел возвращено 9 дел (3,6%). Столько же дел - 9 (3,6%) возвращено из-за неразъяснения обвиняемому при ознакомлении с материалами уголовного дела прав, предусмотренных ч. 5 ст. 217 УПК РФ. Вследствие других допущенных в досудебном производстве существенных нарушений закона, не устранимых в судебном заседании, возвращены 4 дела (1,6%).

Практически во всех случаях при возвращении уголовных дел прокурору судом решался вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого, исключение составило 7 дел (2,8%), по которым в нарушение требований закона данный вопрос разрешен не был.

В целях устранения допущенных нарушений по 19 делам (7,7%) проводились следственные и иные процессуальные действия, не связанные с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

Ряд уголовных дел, возвращенных прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ в 2003 г., обратно в суд не поступил - 35 дел (14,2%), 31 дело (12,6%) прекращено прокурором по различным основаниям, в основном вследствие изменения обстановки, за примирением с потерпевшим, за отсутствием в деянии состава преступления. 3 дела приостановлены в связи с розыском скрывшегося обвиняемого, 1 дело передано по подведомственности из-за изменения квалификации деяния.

В 1-м полугодии 2004 г. судами области возвращено прокурору для устранения недостатков в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ 141 уголовное дело, из которых судами районного звена - 133 дела и мировыми судьями - 8 дел.

Со стадии предварительного слушания в 1 полугодии 2004 г. возвращено 48 уголовных дел, или 34% (в 2003 г. - 47,2%) от общего количества, а со стадии судебного разбирательства - 93 дела, или 65,9% (в 2003 г. - 52,8%), что свидетельствует о некотором увеличении числа дел, возвращенных в судебном заседании.

Поводами к возвращению дела прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ по наибольшему количеству дел послужила собственная инициатива суда - 63 дела (44,6%, в 2003 г. - 34%), по ходатайствам государственного обвинителя возвращены 44 дела (31%, в 2003 г. - 46%), что в процентном отношении меньше, чем в прошлом году, количество дел, возвращенных по ходатайству подсудимого или его защитника, осталось примерно на том же уровне и составило 28 (19,8%, в 2003 г. - 15%), остальные дела - 6 (4,2%, в 2003 г. - 3,6%) возвращены по ходатайству потерпевшего или его представителя.

Главной причиной возврата уголовных дел прокурору в 1 полугодии 2004 г., как и прежде, являются нарушения требований УПК РФ, допущенные при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта, исключающие возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта - 118 дел (83,6%, в 2003 г. - 77,6%). Значительно снизилось число дел, возвращенных ввиду невручения обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта - 6 (4,2%, в 2003 г. - 13,4%). Вследствие наличия предусмотренных ст. 153 УПК РФ оснований для соединения уголовных дел возвращено 8 дел (5,6%, в 2003 г. - 3,6%). Незначительное число дел - 3 (2,1%, в 2003 г. - 3,6%) возвращено из-за неразъяснения обвиняемому при ознакомлении с материалами уголовного дела прав, предусмотренных ч. 5 ст. 217 УПК РФ. По причине других существенных нарушений закона, допущенных в досудебном производстве, не устранимых в судебном заседании, возвращено 6 дел (4,2%, в 2003 г. - 1,6%).

При возвращении уголовных дел прокурору судами, как правило, решался вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого, однако не разрешение данного вопроса имело место по 7 делам (4,9%, в 2003 г. - 2,8%), что надлежит признать значительным.

Следственные и иные процессуальные действия, не связанные с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, в целях устранения допущенных нарушений проводились по 26 делам (18,4%, в 2003 г. - 7,7%) или примерно по каждому пятому уголовному делу, возвращенному прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

По-прежнему значительное количество уголовных дел, возвращенных прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ, обратно в суд не поступает - 19 дел (13,4%, в 2003 г. - 14,2%). 15 дел (10,6%, в 2003 г. - 12,6%) прекращено прокурором по различным основаниям, в основном, вследствие изменения обстановки, за примирением с потерпевшим, за отсутствием в деянии состава преступления. 4 дела переданы по подведомственности ввиду изменения квалификации деяния.

Наиболее часто, как в 2003 г., так и в 1 полугодии 2004 г., возвращались уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ст. 111, ст. 158, ст. 161, ст. 162, ст. 213, ст. 228, ст. 264, ст. 286 УК РФ.

 

3. Основные причины возврата уголовных дел

 

Как показало обобщение, основными причинами возвращения уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ являются следующие:

1) нарушения требований уголовно-процессуального закона (изложенных в ст. ст. 220, 225 УПК РФ положений), допущенные при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта;

2) иные препятствия рассмотрения уголовного дела (указанные в п.п. 2 - 5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ), а именно - невручение копии обвинительного заключения или обвинительного акта обвиняемому (за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4 ст. 222 или ч. 3 ст. 226 Кодекса); - необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера; - имеются предусмотренные ст. 153 Кодекса основания для соединения уголовных дел; - при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 Кодекса;

3) другие случаи, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

Анализ уголовных дел, возвращенных прокурору, показывает, что чаще всего органами следствия и дознания допускаются нарушения требований ст. 220, 225 УПК РФ, регламентирующих соответственно содержание обвинительного заключения и обвинительного акта. Искажаются данные о личности обвиняемого, не указываются данные о потерпевшем, обвинение предъявляется неконкретное, без описания действий каждого из соучастников группового преступления. Отсутствуют указания на пункт, часть, статью УК РФ, предусматривающие ответственность за соответствующее преступление. Не указывается место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела судом.

Проиллюстрировать первую группу нарушений, связанных с недостатками обвинительного заключения или обвинительного акта, можно следующими примерами.

Постановлением Железнодорожного районного суда г. Пензы возвращено прокурору уголовное дело по обвинению А.М.С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 291 УК РФ. Суд при этом указал, что по делу привлечен в качестве обвиняемого азербайджанец, не владеющий русским языком, в связи с чем он на предварительном следствии воспользовался услугами переводчика. Обвинительное заключение по делу составлено на русском языке, его перевод на родной язык обвиняемого, в соответствии с требованиями ч. 6 ст. 220 и ч. 3 ст. 18 УПК РФ, не произведен. По делу, после его возвращения прокурору, произведен перевод обвинительного заключения, вручено обвинительное заключение обвиняемому на его родном языке.

Тем же судом возвращено уголовное дело по обвинению Г.Д.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ. Принятое решение мотивировано тем, что в обвинительном заключении не приведены конкретные доказательства, подтверждающие обвинение. Авансовые отчеты, в которые, по мнению следствия, обвиняемый вносил фиктивные сведения, приведены в обвинительном заключении без указания номеров и дат, что мешает исследовать в судебном заседании конкретные документы, подтверждающие обвинение. По делу, после его возвращения прокурору, пересоставлено обвинительное заключение с указанием конкретных авансовых отчетов. Дополнительное следствие по делу не проводилось. Все первичные финансовые документы ранее по делу были следствием осмотрены и являлись предметом исследования судебно-почерковедческой экспертизы.

Постановлением Колышлейского районного суда от 23.07.2003 возвращено прокурору уголовное дело по обвинению К.Е.И. по п.п. "б", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ, поскольку обвинительное заключение составлено по обвинению К.Е.И. в совершении преступления, предусмотренного п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ, а в формулировке предъявленного обвинения в описательной части обвинительного заключения указаны пункты "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, кроме того, в обвинительном заключении не указано, каким способом К.Е.И. угрожал имевшимся у него ножом потерпевшему, т.е. неполно описана объективная сторона инкриминированного ему преступления.

Постановлением Сердобского городского суда от 16.06.2004 возвращено прокурору уголовное дело по обвинению П.И.Н. по п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ. Причиной послужило несоответствие обвинительного заключения обвинению, изложенному в постановлении о привлечении П.И.Н. в качестве обвиняемого, а именно: согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого ему предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ (в ред. Закона от 08.12.2003), тогда как согласно обвинительному заключению П.И.Н. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ (в ред. Закона от 13.06.1996), при этом ст. 228 УК РФ (в ред. Закона от 08.12.2003) не имеет п. "в" ч. 3.

Постановлением того же суда возвращено прокурору дело по обвинению С.В.А. и С.А.Х. по п.п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ из-за того, что по делу были привлечены двое обвиняемых, однако в обвинительном акте имелся лишь список доказательств, подтверждающих вину С.А.Х., без краткого изложения их содержания.

Некоторые нарушения, допущенные при составлении обвинительных заключений и обвинительных актов, послужившие основанием к возвращению уголовных дел судами, свидетельствуют не только о невнимательности лиц, составивших эти процессуальные документы, но и поверхностном изучении уголовных дел прокурором, обязанным утверждать таковые.

Постановлением Ленинского районного суда г. Пензы от 10.01.2003 прокурору возвращено уголовное дело по обвинению Ф.Б.С. по ч. 1 ст. 228 УК РФ, поскольку в нарушение п.п. 3, 4 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении действия Ф.Б.С. квалифицированы по ст. 228 УК РФ как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, однако не указана соответствующая часть статьи УК РФ, предусматривающая ответственность за инкриминированное ему преступление.

Постановлением Первомайского районного суда г. Пензы от 15.09.2003 возвращено прокурору уголовное дело по обвинению В.А.В. по п.п. "а", "б", "в", "г", ч. 2 ст. 158, п.п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. Закона от 13.06.1996), п.п. "а", "б", "в", "д" ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 158, ст. 325 УК РФ, С.И.И. по п.п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. Закона от 13.06.1996), п.п. "а", "б", "в", "д" ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 158, ст. 325 УК РФ, так как обвинительное заключение вопреки требованиям п. 1 ст. 221 УПК РФ не было утверждено Прокурором Первомайского района г. Пензы.

По аналогичным основаниям Ленинским районным судом г. Пензы были возвращены прокурору уголовные дела по обвинению С.Л.Г. по ч. 1 ст. 228 УК РФ (постановление от 30.09.2003), по обвинению К.Е.А. по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 161, ч. 1 ст. 228 УК РФ (постановление от 04.06.2003), по обвинению К.Э.А. по ч. 3 ст. 213 УК РФ (постановление от 26.12.2003), все они не были утверждены Прокурором Ленинского района г. Пензы.

Постановлением Наровчатского районного суда от 10.06.2003 возвращено прокурору уголовное дело по обвинению Ф.В.И. по ст. ст. 119, 119 УК РФ, потому что в нарушение требований п. 1 ст. 221 УПК РФ оно не было утверждено Прокурором Наровчатского района.

Постановлением Первомайского районного суда г. Пензы от 02.06.2003 прокурору возвращено уголовное дело по обвинению К.Е.А. по ч. 1 ст. 228 УК РФ в связи с тем, что обвинительный акт был составлен с нарушением требований п.п. 3, 6 ч. 1 ст. 225 УПК РФ, а именно, не указаны прежние судимости К.Е.А., не приведено краткое содержание показаний свидетеля В.Ю.П., имеется лишь ссылка на источник доказательств.

Кроме того, суды возвращали дела по вышеназванному основанию, когда:

- в обвинительном заключении противоречиво указано время совершения преступления (дело по обвинению Л.А.А. по ч. 1 ст. 105 УК РФ, Первомайский районный суд г. Пензы);

- по делу привлечены несколько обвиняемых, однако перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, не приведен в отдельности по каждому из обвиняемых (дело по обвинению М.К.А., Ф.С.А., А.А.В. по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, Октябрьский районный суд г. Пензы);

- в обвинительном заключении не полностью раскрыта формулировка обвинения, не расписаны квалифицирующие признаки (дело по обвинению Б.З.Т. по п. "в" ч. 4 ст. 158 УК РФ, Железнодорожный районный суд г. Пензы);

- не указан квалифицирующий признак - незаконное проникновение в жилище, а сами действия расписаны (дело по обвинению Ф.З.Т. по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, Железнодорожный районный суд г. Пензы);

- обвинительное заключение составлено противоречиво, неконкретно и некорректно (дело по обвинению Г.Д.А. по п.п. "б", "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ и дело по обвинению М.З.Т. и М.Т.З. по ст. 158 ч. 4 п. "б" УК РФ, Железнодорожный районный суд г. Пензы);

- обвинительное заключение не утверждено прокурором (дело по обвинению В.А.В. по п.п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 3 ст. 158 и др., С.И.И. по ч. 3 ст. 158 УК РФ, п.п. "а", "б", "в", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ, Первомайский районный суд г. Пензы; дело по обвинению К.Е.А. по п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ, Городищенский районный суд);

- в обвинительном акте указано на отсутствие судимости, а фактически - обвиняемый ранее судим; копия обвинительного заключения получена обвиняемым до утверждения его прокурором; в обвинительном заключении приведен не перечень доказательств, а лишь источник, не раскрывая краткого содержания имеющихся доказательств; не указано место, время совершения преступления; обвиняемому грузину по национальности обвинительное заключение не переведено на родной язык; обвинительное заключение составлено без учета доказательств со стороны защиты; не приведены доказательства со стороны защиты, показания которых имеют существенное значение для дела; обвинение, изложенное в обвинительном заключении, не совпадает с постановлением о предъявлении обвинения, даты совершенного преступления указаны различные и др.

Дела возвращались прокурору в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, когда в силу ст. 153 УПК РФ имелись основания для соединения дел в одно производство уголовных дел. В качестве примера можно привести нижеследующие дела.

По уголовному делу по обвинению Р.С.П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, Железнодорожный районный суд г. Пензы указал, что дело необходимо соединить в одно производство с делом, находящимся в стадии расследования, в отношении того же обвиняемого Р.С.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 228 УК РФ. 14.04.2004 дело направлено прокурору. 21.06.2004 заместитель Прокурора Пензенской области вынес постановление о соединении дел в одно производство. Обвинительное заключение составлено новое, с учетом предъявленного обвинения по двум статьям УК - ч. 2 ст. 264 и ч. 4 ст. 228 УК РФ, после чего дело поступило в суд.

Уголовное дело по обвинению Б.О.Г. в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, возвращено Железнодорожным районным судом г. Пензы 12.08.2003 для соединения в одно производство с делом по обвинению М.Х.Т., в отношении которого дело выделено в отдельное производство. Б.Х.Т. обвиняется органом следствия в том, что совершил кражу по предварительному сговору группой лиц с М.Х.Т., с распределением ролей в совершении преступлений. В обвинении, предъявленном Б.Х.Т., расписаны роль и действия каждого из соучастников - Б.Х.Т. и М.Х.Т., а М.Х.Т. по делу вообще не допрошен. В отношении М.Х.Т. дело выделено в отдельное производство, поскольку он призван на службу в армию. После возвращения дела прокурору дело приостановлено производством, в суд не поступило.

Постановлениями Наровчатского районного суда от 09.04.2003 и 01.04.2003 прокурору возвращены уголовные дела по обвинению С.М.А. и Т.В.В., а также К.А.Ю. Первое из указанных уголовных дел поступило в суд 12.03.2003. В период его рассмотрения 28.03.2003 в суд поступило уголовное дело в отношении К.А.Ю. Все эти лица обвинялись в совершении кражи группой лиц по предварительному сговору, однако следователем было произведено выделение дела К.А.Ю. без учета оснований, предусмотренных ст. 208 УПК РФ. Раздельное рассмотрение этих уголовных дел, где С.М.А. и Т.В.В., с одной стороны, а К.А.Ю., с другой - проходят как свидетели по разным делам, суд посчитал невозможным.

Уголовные дела возвращались в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ - по причине не вручения обвиняемому обвинительного заключения. Эту группу нарушений можно проиллюстрировать следующими примерами.

Постановлениями Железнодорожного районного суда г. Пензы возвращены прокурору уголовные дела по обвинению С.Х.Т. по ст. 119 УК РФ, по обвинению В.Х.Т. по п. "в" ч. 3 ст. 161 УК РФ, З.Х.Т. и П.Х.Т. по п.п. "а", "г", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ и по обвинению С.Х.В. и К.Х.Т. по п.п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ по причине того, что в материалах всех этих дел содержались данные о вручении обвиняемым копии обвинительного заключения, при этом указана дата вручения раньше, чем обвинительное заключение утверждено прокурором.

Тем же судом было возвращено прокурору уголовное дело по обвинению К.У.Т. по п.п. "г", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ, поскольку в деле имелась расписка о вручении обвиняемому копии обвинительного заключения, а в судебном заседании при установлении личности обвиняемого выяснилось, что обвинительное заключение обвиняемому вообще не вручено, что было подтверждено и спецчастью учреждения ИЗ 58/1 г. Пензы.

Постановлением Сердобского городского суда от 16.07.2003 возвращено прокурору уголовное дело в отношении С.А.В. и Л.С.Г., обвинявшихся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку в ходе предварительного слушания было установлено, что в уголовном деле отсутствуют данные о вручении копии обвинительного заключения обвиняемому С.А.В., на предварительное слушание он также не явился, о причине неявки не сообщил. Решение прокурора о направлении уголовного дела в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому, в деле отсутствовало.

Постановлением Наровчатского районного суда от 09.01.2004 прокурору возвращено уголовное дело по обвинению А.К.К. по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку обвинительное заключение было вручено ему 30.12.2003, до утверждения его прокурором Наровчатского района 31.12.2003, что расценено судом как невручение обвинительного заключения.

Дела возвращались на основании п. 5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, когда при ознакомлении с материалами дела обвиняемому не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ.

Постановлением Ленинского районного суда г. Пензы от 11.06.2003 прокурору возвращено уголовное дело по обвинению Б.Р.Ж. по п. "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ, поскольку обвиняемому в совершении тяжкого преступления Б.Р.Ж. на следствии не разъяснялось предусмотренное ч. 5 ст. 217 УПК РФ (до 01.01.2004) право до назначения судебного заседания ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела коллегией в составе судьи и двух народных заседателей и не выяснялось его мнение по данному вопросу.

По аналогичным основаниям тем же судом возвращены прокурору уголовные дела по обвинению Л.А.С. по ч. 3 ст. 213, п. "д" ч. 2 ст. 112 УК РФ (постановление от 11.06.2003), по обвинению К.Л.С. по ч. 1 ст. 105 УК РФ (постановление от 04.06.2003).

Уголовное дело по обвинению Л.Н.М. по ч. 4 ст. 228 УК РФ возвращено постановлением Железнодорожного районного суда от 30.07.2003, и дело по обвинению К.Ч.Т., П.Ч.Т., Ф.Ч.Т., Н.Ч.Т. по п. "а" ч. 3 ст. 159 УК РФ возвращено постановлением того же суда от 12.09.2003.

Имели место и другие случаи, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

Постановлением Первомайского районного суда г. Пензы от 10.03.2004 прокурору возвращено уголовное дело по обвинению М.А.А. по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку при предъявлении обвинения и при выполнении других следственных действий с участием обвиняемого было нарушено право М.А.А. на защиту, который в судебном заседании заявил, что письменный отказ от защитника был вынужденным, обусловлен просьбой следователя, который приехал к нему в учреждение ЯК 7/5 г. Пензы предъявлять обвинение без адвоката и стремился быстрее окончить дело. Ордер защитника в материалах дела отсутствовал. Кроме того, суд посчитал, что из-за тяжелого заболевания, в связи с которым М.А.А. был помещен в лечебное учреждение ЯК 7/5 г. Пензы, он не мог на момент предъявления обвинения и проведения иных следственных действий самостоятельно осуществлять свое право на защиту, и в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК РФ следователь обязан был обеспечить участие защитника, но не сделал этого.

Постановлением Ленинского районного суда г. Пензы от 06.04.2004 возвращено прокурору уголовное дело по обвинению Л.В.Г. по ч. 1 ст. 286 УК РФ, Р.А.Г. по п. "б" ч. 3 ст. 160 УК РФ, поскольку в ходе предварительного следствия не был установлен обязательный признак объективной стороны преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286, п. "б" ч. 3 ст. 160 УК РФ - размер причиненного действиями обвиняемых материального ущерба. Устранить в ходе судебного разбирательства допущенное органом предварительного следствия нарушение закона не представилось возможным, так как основные бухгалтерские документы Управления федеральной почтовой связи Пензенской области относительно почтовых вагонов, являющихся предметом преступления, к моменту назначения судом повторной судебно-товароведческой экспертизы не сохранились.

Некоторые уголовные дела возвращались прокурору неоднократно. Уголовное дело по обвинению Н.В.М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, возвращалось прокурору Железнодорожным районным судом г. Пензы дважды: 12.03.2003 возвращено в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для устранения допущенных следствием противоречий по делу. По делу предъявлено обвинение в том, что обвиняемый причинил потерпевшему тяжкий вред здоровью при пассивном поведении потерпевшего, а в материалах дела имеется постановление следователя о прекращении уголовного преследования в отношении потерпевшего, по факту причинения им обвиняемому телесных повреждений, постановление о прекращении вынесено в связи с отсутствием заявления со стороны обвиняемого.

После возвращения дела по нему возобновлено предварительное следствие. Постановление о прекращении уголовного преследования в отношении потерпевшего отменено заместителем прокурора района. По делу составлено новое обвинительное заключение. 09.06.2003 дело вновь возвращено прокурору в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для пересоставления обвинительного заключения, поскольку в обвинительном заключении не приведены доказательства, а лишь перечислены. Сделана ссылка на показания свидетелей и протокол осмотра места происшествия как доказательство обвинения, а показания не приведены, и что установлено при осмотре места происшествия не указано.

Ленинским районным судом г. Пензы уголовное дело по обвинению Ш.А.А. и П.А.О. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111, п. "в" ч. 3 ст. 162, п.п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 161, п.п. "а", "б", "г", "д" ч. 2 ст. 161, п.п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, возвращалось прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ дважды.

Так, определением Ленинского районного суда г. Пензы от 15.01.2003 указанное уголовное дело было возвращено по причине указания в обвинительном заключении лишь ссылок на источники доказательств обвинения, подтверждающие выводы, содержащиеся в описательной части, без раскрытия их сущности и содержания. Повторное возвращение уголовного дела согласно постановлению суда от 04.03.2003 было вызвано также нарушением требований ст. 220 УПК РФ, поскольку между описанием и юридической квалификацией действий подсудимых Ш.А.А. и П.А.О. в обвинительном заключении и предъявленным им обвинением имелись существенные противоречия, что влекло за собой нарушение права подсудимых на защиту ввиду неопределенности вопроса, от обвинения в совершении какого преступления они должны были защищаться.

Из возвращенных прокурору уголовных дел некоторые не поступили вновь в суд.

Уголовное дело по обвинению Л.А.В. по ч. 3 ст. 159 УК РФ возвращено Железнодорожным районным судом г. Пензы 27.03.2003 в связи с тем, что в обвинительном заключении не приведены доказательства защиты - показания свидетеля Л.Ш.Т., и следствием не дано им оценки. После возвращения дела в действиях обвиняемого следствие усмотрело признаки ч. 1 ст. 201 УК РФ. Дело в отношении Л.А.В. прекращено 25.04.2003 вследствие изменения обстановки, в соответствии со ст. 26 УПК РФ (здесь и далее - в действовавшей на момент принятия такого правоприменительного решения редакции).

Уголовное дело по обвинению К.Д.В. по ч. 1 ст. 228 УК РФ возвращено тем же судом 16.06.2003 в связи с тем, что в обвинительном заключении не изложены доказательства - показания свидетелей. Кроме того, в качестве доказательства по делу приведены показания подозреваемого, допрошенного без адвоката, то есть доказательство, которое должно было признаваться недопустимым. Допрошенный в качестве обвиняемого К.Д.В. свою вину отрицал и дал другие показания по делу. После возвращения дела оно было прекращено производством 02.08.2003 за изменением обстановки, в соответствии со ст. 26 УПК РФ. Фактически по делу было недостаточно доказательств обвинения. Имеющиеся по делу доказательства были противоречивы и недопустимы.

Уголовное дело по обвинению Р.М.В. по п.п. "а", "б" ч. 2 ст. 159 УК РФ и С.О.В. по п. "а" ч. 2 ст. 159 и ч.ч. 1, 3 ст. 327 УК РФ возвращено прокурору 18.09.2003 в связи с тем, что по делу показания обвиняемых Р.М.В., С.О.В. и Г.Ю.В., в отношении которой дело выделено в отдельное производство, противоречивы. Учитывая активную роль в совершении преступления Г.Ю.В. и ее неоднократно меняющиеся показания по существу обвинения, суд признал необоснованным выделение в отдельное производство дела в отношении Г.Ю.В., поскольку устранить противоречия по делу без ее допроса в суде невозможно. После возвращения судом дела оно было производством приостановлено 19.11.2003 за не установлением обвиняемой Г.Ю.В. и дело в суд более не поступало.

Постановлением Пензенского районного суда от 02.07.2003 уголовное дело по факту совершения С.В.П. общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, было возвращено прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ по тем основаниям, что выводы, изложенные в постановлении о применении принудительных мер медицинского характера в отношении С.В.П., в части совершения им умышленного убийства, не соответствуют обстоятельствам дела и не подтверждаются доказательствами. 02.10.2003 Прокурором Пензенского района было вынесено постановление о прекращении уголовного дела в отношении С.В.П. по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - за отсутствием в деянии состава преступления.

Постановлением того же суда от 09.07.2003 уголовное дело по обвинению С.И.Е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, было возвращено прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ по ходатайству государственного обвинителя по тем основаниям, что обвинительное заключение составлено с нарушениями требований УПК РФ, а именно, предъявленное обвинение не соответствует обстоятельствам дела, что исключает возможность постановления судом приговора или иного решения на основе данного заключения.

При поступлении уголовного дела в Прокуратуру Пензенского района, в нарушение требований ч. 2 ст. 237 УПК РФ, был установлен срок дополнительного следствия до 5 месяцев и проведены следственные действия, как то: вынесено постановление о привлечении С.И.Е. в качестве обвиняемого по ч. 1 ст. 285 и ст. 292 УК РФ, он был допрошен в качестве обвиняемого, избрана мера пресечения, потерпевшие и обвиняемый ознакомлены с материалами дела. По результатам дополнительного следствия составлено обвинительное заключение.

Уголовное дело вместе с обвинительным заключением 19.09.2003 поступило в суд. По вновь предъявленному обвинению С.И.Е. обвинялся в том, что он является должностным лицом - участковым инспектором Пензенского РОВД, злоупотребил своими должностными полномочиями, из иной личной заинтересованности использовал свои служебные полномочия вопреки интересам службы, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а также в том, что он, являясь должностным лицом, умышленно, из иной личной заинтересованности совершил служебный подлог - внес в официальные документы заведомо ложные сведения.

Постановлением Пензенского районного суда от 02.12.2003 уголовное дело по обвинению С.И.Е. по ч. 1 ст. 286 УК РФ было повторно возвращено прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ в ходе судебного заседания по ходатайству государственного обвинителя по тем основаниям, что обвинительное заключение составлено с нарушениями требований УПК РФ, а именно, обвинение, предъявленное С.И.Е. по ч. 1 ст. 285 и 292 УК РФ, а также иные следственные и процессуальные действия, проведенные в рамках данного обвинения, противоречат ч.ч. 2, 4 и 5 ст. 237 УПК РФ.

09.12.2003 Прокурором Пензенского района было вынесено постановление о принятии решения по уголовному делу, поступившему для утверждения обвинительного заключения, в котором указано, что в настоящее время следователем прокуратуры пересоставлено новое обвинительное заключение в отношении С.И.Е., однако постановление о привлечении в качестве обвиняемого, на основании которого составлено данное обвинительное заключение, не соответствует обстоятельствам дела, что исключает возможность постановления судом приговора или иного решения на основании данного заключения, и на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ - за отсутствием в деянии состава преступления - уголовное дело в отношении С.И.Е. прекращено.

 

4. Кассационная и надзорная практика

 

Как показало обобщение, судьи судов районного звена и мировые судьи в подавляющем большинстве случаев принимают правильные решения о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в соответствии со ст. 237 УПК РФ, с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Конституционного суда РФ от 08.12.2003 N 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан" и Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 05.03.2004 N 1 "О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса РФ".

Ошибки по применению закона, влекущие необоснованные возвраты уголовных дел, как установлено в процессе обобщения, носят единичный характер.

Постановлением Пензенского районного суда от 04.01.2004 уголовное дело по обвинению Б.А.А. было возвращено прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ в ходе судебного заседания по ходатайству государственного обвинителя по тем основаниям, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований ст. 220 УПК РФ, а именно, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении значится неправильное написание Б.А.А., что не соответствует данным в паспорте, где фамилия подсудимого имеет правильное написание Б.А.А. В данном случае оставлено без внимания, что суд сам вправе был вынести постановление о признании Б.А.А. и Б.А.А. одним и тем же лицом, не возвращая дело прокурору, и постановить приговор или иное решение на основе имеющегося обвинительного заключения.

Уголовное дело по обвинению Д.С.В. по ч. 1 ст. 213 УК РФ постановлением того же суда возвращено прокурору на основании ст. 237 УПК РФ ввиду того, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований ст. 220 УПК РФ, а именно, действия Д.С.В. квалифицированы по ч. 1 ст. 213 УК РФ, которое относится к преступлениям средней тяжести, в действиях же подсудимого усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, являющегося преступлением небольшой тяжести. Однако при этом не учтено, что согласно ст. 252 УПК РФ допускается изменение обвинения в судебном разбирательстве в случае, если оно состоит в переквалификации преступления в соответствии со статьей, предусматривающей ответственность за менее тяжкое преступление, что имело место по настоящему делу, не возвращая дело прокурору.

Незаконные решения о возврате уголовных дел прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ, постановленные в результате ошибок и нарушений в применении уголовно-процессуального закона со стороны судов, выявлялись при рассмотрении дел в кассационной инстанции (при условии допустимости такого обжалования), где нарушения законности, допущенные судами, как правило, своевременно устранялись.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Пензенского областного суда от 05.03.2003 отменено с направлением дела на новое рассмотрение постановление Иссинского районного суда от 17.01.2003 о возврате прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ уголовного дела по обвинению А.А.В., поскольку судом не указано, какие конкретно требования ст. 237 УПК РФ нарушены при составлении обвинительного акта прокурором. Кроме того, отсутствие судебной экспертизы автомобиля и установления его технического состояния на момент заключения договора страхования, что, по мнению суда, препятствовало рассмотрению дела, не является основанием для возвращения дела прокурору, поскольку в случае необходимости суд вправе в порядке ст. 283 УПК РФ назначить и провести данную экспертизу самостоятельно.

Постановление Белинского районного суда от 27.01.2003 о возврате прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ уголовного дела по обвинению П.В.П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отменено определением судебной коллегии по уголовным делам от 05.03.2003 по следующим основаниям. Как усматривается из протокола судебного заседания, суд, закончив по делу судебное следствие, объявил перерыв для проведения прений сторон и после перерыва, в нарушение требований ст. 294 УПК РФ, не возобновив судебное следствие, приступил к дополнительному допросу потерпевшего и вынес данное постановление, что является существенным нарушением норм УПК РФ, влекущим отмену судебного решения.

Кроме того, суд в постановлении предложил указать в обвинительном акте достоверное время совершения преступления, подтвержденное имеющимися в деле доказательствами, тем самым вопреки закону фактически дав оценку добытым по делу доказательствам и не согласившись с органами следствия, предрешил вопрос об их доказательственной силе, что может повлиять на правильность последующего рассмотрения дела.

Кассационным определением от 20.08.2003 отменено постановление Ленинского районного суда г. Пензы от 09.07.2003 о возврате уголовного дела по обвинению А.А.Ю. по ч. 1 ст. 105 УК РФ прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ по следующим основаниям. Обосновывая принятое решение, суд сослался на то, что А.А.Ю. как в ходе предварительного следствия, так и по его окончании не разъяснялось право ходатайствовать о рассмотрении его уголовного дела коллегиально, в связи с чем он был лишен возможности заявить такое ходатайство до назначения судебного заседания. Однако, как указала судебная коллегия, из материалов дела усматривается, что А.А.Ю. собственноручно составлена расписка о том, что он не возражает против рассмотрения уголовного дела единолично судьей, вследствие чего какого-либо нарушения законных прав обвиняемого, препятствующих рассмотрению судом уголовного дела в отношении него, допущено не было.

Судебная коллегия своим определением от 27.08.2003 отменила постановление Сердобского городского суда от 07.07.2003 о возврате прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ уголовного дела по обвинению К.С.Ю. по ч. 1 ст. 199, п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ, поскольку суд указал в постановлении о недостаточности доказательств, добытых на следствии, для достоверного вывода о виновности или невиновности подсудимого в совершении инкриминируемых ему преступлений, тогда как ст. 237 УПК РФ подобное основание для возвращения уголовного дела прокурору не предусмотрено.

Постановление Железнодорожного районного суда г. Пензы от 01.09.2003 о возврате уголовного дела по обвинению С.С.Н. и К.О.С. в совершении преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ, прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ для вручения обвиняемым копии обвинительного заключения отменено определением судебной коллегии от 08.10.2003. Как указала кассационная инстанция, в соответствии с ч. 4 ст. 222 УПК РФ прокурор направил уголовное дело в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемым, находящимся в розыске. В силу ч. 2 ст. 238 УПК РФ, когда обвиняемый, не содержащийся под стражей, скрылся и место его нахождения не известно, судья приостанавливает производство по делу, избирает меру пресечения в виде заключения под стражу и, не возвращая дело прокурору, поручает ему розыск обвиняемого, что уже было сделано судьей по настоящему делу соответствующим постановлением от 18.02.2003. При таких обстоятельствах постановление суда о возвращении дела прокурору признано незаконным.

Кассационным определением от 22.10.2003 отменено постановление того же суда от 22.10.2003 о возврате прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ уголовного дела по обвинению Б.З.Ж. по ч. 4 ст. 228 УК РФ, поскольку суд в постановлении не указал, какие именно нарушения требований ст. 220 УПК РФ были допущены органом предварительного следствия, препятствующие рассмотрению дела.

 

5. Наиболее актуальные проблемы правоприменения

 

Как показало обобщение, главным вопросом правоприменительной практики является следующий: вправе ли орган расследования после возвращения уголовного дела в порядке ст. 237 УПК РФ при производстве следственных и процессуальных действий получать новые доказательства о виновности обвиняемого? Если исходить из воли законодателя, подкрепленной позицией Конституционного Суда РФ в данном контексте, то нет.

Как показало обобщение, по поступившему в досудебное производство уголовному делу прокурор, орган предварительного расследования производят необходимые следственные и процессуальные действия при условии, что они не связаны с устранением ранее допущенной односторонности и неполноты. Суд на этом этапе уголовного судопроизводства влияет на принципы и существо деятельности органов уголовного преследования, которые призваны в ходе расследования устранить допущенные и не совершить новые нарушения уголовно-процессуального закона.

Таким образом, представляется, что орган предварительного расследования связан при дополнительном производстве рамками оснований возвращения дела прокурору. Органы расследования ограничиваются (после решения Конституционного Суда РФ) в своих полномочиях и выборе средств по установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию. Исключение составляют процессуальные действия, осуществляемые в прямо предусмотренных ст. 237 УПК РФ случаях.

Реализация требования суда об устранении нарушения (п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК) в виде соединения нескольких уголовных дел в одно производство объективно ухудшает положение обвиняемого и вызывает необходимость предъявления ему более тяжкого обвинения, однако в силу закона является допустимой.

Уголовное дело по обвинению Г.С.А. по п.п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ возвращено Железнодорожным районным судом г. Пензы для соединения в одно производство с делом по обвинению Я.Ш.Х., в отношении которого дело было выделено в отдельное производство в связи с его розыском. Обвинение по делу предъявлено Г.С.А. и Я.Ш.Х. в совершении разбойного нападения по предварительному сговору группой. После возвращения дела прокурору, дела по обвинению Г.С.А. и Я.Ш.Х. в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ соединены в одно производство. Составлено новое обвинительное заключение.

Кроме того, следователь, после возврата уголовного дела прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ, вправе уточнить стоимость похищенного имущества, размер которого остается неизменным. В целях защиты прав потерпевшего (ст. 6 УПК РФ) возникает необходимость изменения обвинения в соответствующей части. Игнорирование выявленного обстоятельства повлечет нарушение конституционного права потерпевшего на возмещение вреда в полном объеме.

Однако, если следователь приводит ранее известные либо новые доказательства, подтверждающие увеличение размера похищенного имущества, ранее не вменявшегося обвиняемому, изменять обвинение в сторону ухудшения положения последнего в таком случае недопустимо.

Примером подобного ошибочного решения является уголовное дело по обвинению Е.Я.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, возвращая которое прокурору, судья Железнодорожного районного суда г. Пензы указал, что как установлено, обвиняемый, кроме указанных в обвинительном акте предметов, похитил еще и 354 руб., которые по делу осмотрены, признаны в качестве вещественных доказательств, ксерокопии купюр приобщены к материалам дела, а в обвинительном акте не указано о хищении денег в сумме 354 руб. По делу пересоставлен обвинительный акт, вменено обвиняемому хищение, кроме ранее перечисленных предметов, 354 руб., что повлекло ухудшение положения обвиняемого.

Дискуссионным для правоприменительной практики является вопрос о сроках устранения допущенных нарушений прокурором.

Законом в ч. 4 и 5 ст. 237 УПК РФ установлен порядок производства по уголовному делу, направленному судом прокурору. Постановлением Конституционного суда от 08.12.2003 производство в отношении ч. 5 ст. 237 УПК РФ прекращено. Вопрос о сроках производства дополнительного расследования при направлении дела судом прокурору законом не разрешен. В контексте решения Конституционного Суда положения ч. 2 и 5 ст. 237 УПК РФ не могут толковаться как собственно сроки для производства дополнительного расследования. Пять суток - это срок, предоставленный прокурору для обеспечения устранения выявленных судом нарушений. Прокурор вправе устранить нарушения собственными средствами, а если это невозможно, то он должен принять меры к устранению допущенных нарушений с привлечением органов предварительного следствия или дознания. В связи с этим, как представляется, он обязан направить дело в срок не более пяти суток соответствующему органу по подследственности для производства дополнительного расследования.

Производство расследования после возвращения уголовного дела прокурором осуществляется следователем или органом дознания в общем порядке в течение срока, установленного ч. 6 ст. 162 УПК РФ.

Обобщение показало, что крайне актуальным является также вопрос об обжаловании (а равно опротестовании государственным обвинителем) постановления суда о возвращении дела прокурору. Правоприменительная практика подошла к этой проблеме по-разному. Одни суды прямо указывают в резолютивной части соответствующих правоприменительных решений о возможности их обжалования в 10-суточный срок в кассационную инстанцию (Ленинский районный суд г. Пензы, Октябрьский районный суд г. Пензы, Тамалинский районный суд, Зареченский городской суд, Никольский районный суд и др.). Другие в постановлениях указывают, что обжалованию оно не подлежит (Наровчатский районный суд), либо не ссылаются на возможность или невозможность обжалования вообще (Железнодорожный районный суд г. Пензы, Лунинский районный суд).

До 01.01.2005 в сложившейся ситуации суды руководствовались ч. 7 ст. 236 УПК РФ (в редакции от 04.07.2003) на предварительном слушании или ч. 5 ст. 355 УПК РФ в ходе судебного разбирательства.

В соответствии с ч. 7 ст. 236 УПК РФ постановление судьи о возвращении уголовного дела прокурору по результатам предварительного слушания обжалованию не подлежит (за исключением решений о прекращении уголовного дела, приостановлении уголовного дела, о направлении уголовного дела по подсудности и (или) о назначении судебного заседания в части разрешения вопроса о мере пресечения).

Согласно ч. 5 ст. 355 УПК РФ не подлежат обжалованию постановления, вынесенные в ходе судебного разбирательства об удовлетворении или отклонении ходатайств участников процесса.

Следовательно, по смыслу указанных правовых норм, допускается лишь обжалование постановления судьи о возврате дела прокурору, принятое по собственной инициативе суда во время судебного разбирательства. В иных случаях законные основания для обжалования отсутствуют.

С 01.01.2005 все постановления судей о возвращении дела прокурору, независимо от стадии принятия решения и субъекта инициативы, подлежат обжалованию в кассационном порядке.

Необходимо подчеркнуть, что постановление судьи о возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ должно быть обязательно мотивированным, содержать указание на выявленные недостатки, препятствующие рассмотрению дела судом и требующие устранения.

В ряде случаев судьи ограничиваются цитированием закона или формальным указанием на то, что допущены некие нарушения. Так, возвращая прокурору уголовное дело по обвинению П.О.П. по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, в постановлении Кузнецкого городского суда в обоснование принятого решения указано, что "в ходе предварительного слушания установлено, что обвинительное заключение по уголовному делу составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения". В постановлении Бековского районного суда мотивировано решение о возврате уголовного дела по обвинению А.А.А., К.Е.Н., А.А.А., Ф.Н.П. по п.п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162, ч. 2 ст. 222, п. "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ прокурору приведением текста ст. 220 УПК РФ и указанием, что "эти требования закона по делу нарушены".

Подобную практику следует признать недопустимой.

Кроме того, как представляется, рассматривая вопрос о возврате дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, судья не вправе входить в обсуждение вопроса о преимуществах одних доказательств перед другими.

Иллюстрацией нарушения этого требования является постановление Кузнецкого городского суда о возврате прокурору дела по обвинению Х.Р.Ф., К.Р.И. по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ, ч. 4 ст. 111 УК РФ. Судья указал, что выводы первоначальной судебно-медицинской экспертизы о причинах смерти потерпевшего И.Р.И., положенные в основу обвинительного заключения, противоречат выводам дополнительной комиссионной экспертизы, которому у суда имеются большие основания доверять.

Следует обратить внимание на необходимость неукоснительного соблюдения требования п. 14 постановления Пленума Верховного суда РФ о том, что возвращая дело прокурору для устранения допущенных нарушений, одновременно с этим судья в соответствии с ч. 3 ст. 237 УПК РФ принимает решение о мере пресечения в отношении обвиняемого (в том числе о заключении под стражу) и перечисляет его за прокуратурой.

Как показало обобщение, по подавляющему большинству дел при принятии решения о возврате дела прокурору судами решается вопрос о мере пресечения обвиняемому. Как правило, она оставляется прежней, о чем прямо указывается в резолютивной части постановления.

Однако некоторые суды указанные требования закона выполняют не всегда, что надлежит признать недопустимым. Так, из 9 возвращенных прокурору в первом полугодии 2004 г. Каменским городским судом уголовных дел по 6 не решен вопрос о мере пресечения (дела по обвинению К.Г.А. по ч. 4 ст. 111 УК РФ, по обвинению Ш.О.Ю. по ст. 160 УК РФ, по обвинению С.Е.А. по ч. 2 ст. 291 УК РФ, по обвинению З.И.В. по ч. 4 ст. 111 УК РФ и др.), по 1 возвращенному Зареченским городским судом уголовному делу по обвинению Б.Д.А. по ч. 1 ст. 228 УК РФ, Пензенским районным судом по делу по обвинению А.С.Ю. по ч. 3 ст. 213 УК РФ, С.И.В. по п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 213 УК РФ.

 

6. Предложения по результатам обобщения

 

Результаты обобщения судебной практики применения положений статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, предлагается обсудить на оперативных совещаниях судей области, использовать в практической правоприменительной деятельности, а также направить соответствующую информацию в заинтересованные правоохранительные органы.

 

Судебная коллегия

по уголовным делам

Пензенского областного суда

24.06.2005

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь