Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБОБЩЕНИЕ

судебной практики по разрешению гражданских дел,

касающихся споров о назначении трудовой пенсии

в первом полугодии 2005 года

 

За 6 месяцев 2005 года судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда РК в кассационном порядке по жалобам сторон рассмотрено 90 гражданских дел, касающихся споров о назначении и перерасчете трудовой пенсии, включении определенных периодов работы, учебы и службы в стаж, дающий право на назначение трудовой пенсии.

Из 90 рассмотренных кассационной инстанцией дел оставлено без изменения 73 решения суда или 81,1%.

Отменено полностью - 14 решений, из них: на новое рассмотрение - 11; с вынесением нового решения - 3.

Отменено в части - 2 решения, из них: с направлением в части на новое рассмотрение - 1; с вынесение в части нового решения - 1.

Изменено в части - 1 решение.

 

Основаниями для отмены или изменения решений суда являлись:

- неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела (п. п. 1 п. 1 ст. 362 ГПК РФ) - 2 решения;

- недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела (п. п. 2 п. 1 ст. 362 ГПК РФ) - 2 решения;

- несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела (п. п. 3 п. 1 ст. 362 ГПК РФ) - 4 решения;

- нарушение или неправильное применение норм материального права (п. п. 4 п. 1 ст. 362 ГПК РФ) - 6 решений;

- нарушение норм процессуального права (п. п. 4 п. 1 ст. 362 ГПК РФ) - 3 решения.

 

Категории споров, связанных с применением ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ":

1. Споры, касающиеся применения п. п. 10 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" (досрочная трудовая пенсия в связи с педагогической деятельностью) - 31 дело;

2. Споры, касающиеся применения п. п. 11 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" (досрочная трудовая пенсия в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья) - 6 дел;

3. Споры, касающиеся применения п. п. 2 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" (досрочная трудовая пенсия в связи с тяжелыми условиями труда) - 14 дел;

4. Споры, касающиеся применения п. п. 1 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" (досрочная трудовая пенсия в связи с вредными условиями труда) - 3 дела;

5. Споры о включении периодов службы в стаж, дающий право на получение пенсии в порядке ст. 28 п. 1 п. п. 6 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" (в связи с работой в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях) - 9 дел;

6. Споры о назначении и перерасчете трудовой пенсии по случаю потери кормильца в порядке ст. 9 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" - 2 дела;

7. Споры о перерасчете стажа, включении периодов учебы в стаж, дающий право на назначении трудовой пенсии, взыскании недополученной пенсии - 16 дел;

8. Споры о взыскании излишне выплаченной пенсии - 2 дела;

9. Иные споры - 7 дел.

 

Наибольшее количество дел касалось прав граждан на досрочное назначение трудовой пенсии в связи с осуществлением педагогической деятельности в соответствии с п. п. 10 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

 

1. Споры по делам указанной категории возникали, в том числе, из-за отказа в назначении досрочной трудовой пенсии в связи с отсутствием в Списке, утвержденном Постановлением Правительства РФ N 781 от 29.10.2002 года, учреждений и организаций, в которых работали истцы (данный Список предусматривает работу лишь в поименованных в нем государственных и муниципальных учреждениях для детей).

В частности, работа в таких учреждениях как Детские объединения и детские сады предприятий различных форм собственности, Школа искусств, Детская школа искусств, школа-гимназия.

При разрешении данных дел, суды, удовлетворяя иски граждан и включая в специальный стаж спорные периоды работы в детских учреждениях любых форм собственности, обоснованно делали ссылку на ст. ст. 19 и 39 Конституции РФ, гарантирующие каждому гражданину социальное обеспечение по возрасту и равенство прав и свобод без какой-либо дискриминации, в том числе независимо от рода и места деятельности.

Применительно к данным спорам это конституционное предписание следует рассматривать как гарантию равенства пенсионных прав всего преподавательского состава образовательных учреждений (государственных, муниципальных, негосударственных) независимо от того, в чьей собственности они находятся, поскольку главным условием для назначения трудовой пенсии по старости досрочно в соответствии с требованием п. п. 10 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" является непосредственное занятие гражданина педагогической деятельностью.

Разрешая такие споры, суды правомерно делали ссылку на правовую позицию, выраженную в Определении Конституционного суда РФ от 06.12.2001 г. N 310-О.

Правомерность сложившейся судебной практики при рассмотрении таких споров подтверждается, в том числе и тем, что в 2005 году Министерством здравоохранения и социального развития РФ был издан Приказ N 278 от 15 апреля, которым установлено тождество наименований учреждений "школа-лицей", "школа-гимназия" наименованиям учреждений "лицей", "гимназия", предусмотренных вышеупомянутым Списком.

Вместе с тем, придя к выводу о том, что стаж работы в детском учреждении независимо от формы собственности, подлежит включению в педагогический стаж, судам при разрешении данных споров необходимо проверять наличие у истцов требуемого педагогического стажа в размере 25 лет.

Так, судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда РК было отменено в части решение Петрозаводского городского суда от 06.12.2004 года по иску Л. к Управлению Пенсионного фонда г. Петрозаводска о включении периода работы в стаж и понуждении к назначению трудовой пенсии в связи с недоказанностью судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, поскольку суд, обязывая ответчика назначить истице трудовую пенсию в связи с педагогической деятельностью с момента первичного обращения, не установил, имелся ли у последней в общей сложности требуемый стаж в размере 25 лет.

2. Следующая категория дел по данным спорам была связана с отсутствием в Списке работ, профессий и должностей, утвержденных Постановлением Правительства РФ 29.10.2002 г. N 781, должностей, которые занимали истцы в связи с осуществлением ими педагогической деятельности.

Со ссылкой на указанный Список, Пенсионный фонд отказывался включать в педагогический стаж работу истцов в таких должностях, как: воспитатель группы продленного дня, пионервожатая, педагог детской музыкальной школы с 1992 года, заведующий по воспитательно-методической работе, руководитель кружка, учитель в учреждениях здравоохранения (в том числе в санаториях), медицинская сестра ясельной группы, групповая медицинская сестра яслей, организатор внеклассной работы, медицинская сестра и воспитатель в детских садах.

Суды, анализируя представленные доказательства и устанавливая обстоятельства, свидетельствующие о том, что истцы, работая на указанных должностях, непосредственно занимались педагогической деятельностью, исходя из конкретных обстоятельств каждого дела, установленных в судебном заседании (характера и специфики, условий осуществляемой истцом работы, выполняемых им функциональных обязанностей по занимаемым должностям и профессиям, нагрузки, с учетом целей и задач, а также направлений деятельности учреждений, организаций, в которых он работал), устанавливали тождество наименования должностей и правомерно удовлетворяли такие иски, включая время работы в педагогический стаж (например, тождество должности "групповая медицинская сестра в детских яслях" должности "медицинской сестры ясельной группы").

Разрешая такие споры, суды обоснованно делали ссылку на правовую позицию, выраженную в Определении Конституционного Суда РФ от 06.03.2003 г., согласно которой суды общей юрисдикции, в случае, если при разрешении конкретного дела придут к выводу о нарушении конституционных прав и свобод гражданина актом Правительства РФ, определяющим, какие именно Списки производств, работ, профессий и должностей, занятость в которых дает право на пенсию по старости на льготных условиях, должны применяться при досрочном назначении трудовой пенсии...., не лишены права принять решение на основе Конституции РФ и федерального закона.

Правомерность сложившейся судебной практики при рассмотрении таких споров подтверждается, в том числе и тем, что 05.07.2005 года Министерством здравоохранения и социального развития РФ был издан Приказ N 440, котором установлено тождество наименования должностей "воспитатель" должности "воспитатель группы продленного дня", "воспитатель ясельной группы".

Например, Калевальским районным судом решением от 18.03.2005 г. были удовлетворены исковые требования Р. в части включения в стаж педагогической деятельности время работы с 15.08.1977 г. по 31.08.1988 года в должности пионервожатой в Шуйской средней школе. Свое решение суд обосновал тем, что, что в период работы истицы в указанной должности действовало Постановление СМ СССР от 17.12.1959 г. N 1397, которым было установлено, что "в стаж учителей и других работников просвещения... засчитывается работа в... школах... в качестве штатных пионервожатых", правомерно указав, что указанное Постановление отменено и не применяется только с 01.10.93 г.

Судебной коллегией по гражданским делам указанное решение суда оставлено без изменения.

Решением Петрозаводского городского суда от 15.04.2005 г. было отказано в удовлетворении исковых требований Б. в части включения в стаж педагогической деятельности время работы с 15.10.1981 г. по 10.11.1984 г. по совместительству с основной работой (библиотекаря) преподавателем эстетики в Донецком ПТУ N 86. Свое решение суд обосновал тем, что истицей не представлено доказательств, что в указанный период она занимала штатную должность преподавателя эстетики с полной нагрузкой, то есть, занималась педагогической деятельностью. В трудовой книжке истицы запись о совместительстве подписью и печатью не заверена, приказы о приеме и увольнении, данные по тарификации суду не представлены.

Судебной коллегией по гражданским делам указанное решение суда было оставлено без изменения.

Однако при рассмотрении данных споров судами допускались нарушения процессуального права, например:

Сегежским городским судом было рассмотрено заявление К. об установлении тождества профессий групповой медицинской сестры и медицинской сестры ясельной группы в порядке особого производства (установление юридического факта работы). Отменяя решение, коллегия указала, что в данном случае имеет место спор о праве, поскольку истица просила зачесть указанный ею период работы в педагогический стаж, поэтому данное заявление необходимо было рассматривать в исковом порядке (решение от 06.04.2005 г.).

Кемским городским судом определением от 24.01.2005 года на основании абз. 5 ст. 215 ГПК РФ было приостановлено производство по делу по иску Р. о включении указанного ею периода работы в должности воспитателя группы продленного дня в Кемской средней школе в педагогический стаж. Приостанавливая производство по делу, суд указал на необходимость сторонам обратиться в Министерство здравоохранения и социального развития РФ с целью установления тождества профессии "воспитатель" (поименованной в Списке) профессии "воспитатель группы продленного дня". Отменяя определение, судебная коллегия указала, что вывод суда не основан на нормах процессуального права, поскольку перечень оснований для приостановления производства по делу изложен в ст. ст. 215 и 216 ГПК РФ и расширенному толкованию не подлежит. В данном случае законного основания для приостановления производства по делу не имелось, и суд должен был рассмотреть спор по существу заявленных требований.

 

Категория дел, связанная с назначением досрочной трудовой пенсии в порядке п. п. 11 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья.

 

Все споры о назначении трудовой пенсии в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья касались отказа Пенсионного фонда включить в специальный стаж истцов работу в должностях и учреждениях, не поименованных в Списке должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение пенсии лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения..., утвержденном Постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 г. за N 781.

Со ссылкой на указанный Список, Пенсионный фонд отказывался включить в специальный стаж работу в таких должностях, как фельдшер школы, школьный фельдшер, физио-процедурная медицинская сестра, фельдшер фельдшерского пункта; работу в таких учреждениях, как лечебно-трудовой профилакторий, а также в учреждениях, которые не являются государственными или муниципальными учреждениями здравоохранения, в структурных подразделениях учреждений, не поименованных в Списке.

Суды, устанавливая, что истицы непосредственно занимались лечебной деятельностью, занимая штатные должности на полную ставку, обоснованно удовлетворяли такие требования, устанавливали тождество профессий и наименований структурных подразделений.

Например, решением Олонецкого районного суда от 10.12.2004 г. по иску Б. о включении периода работы в должности физио-процедурной медицинской сестры Видлицкого дома-интерната для престарелых и инвалидов в специальный стаж, указанная должность была признана по функциональным обязанностям тождественной должности "медицинской сестры по физиотерапии", поименованной в Списке и период работы истицы в указанной должности с 01.11.88 г. по 30.06.2001 г. был включен в специальный стаж.

Определением судебной коллегии указанное решение суда было оставлено без изменения.

 

Как отдельную категорию дел можно выделить споры о досрочном назначении трудовой пенсии по старости, в соответствии с п. п. 6 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

 

Причиной обращения граждан в суд с исками о понуждении к назначению трудовой пенсии по данному основанию являлся отказ Пенсионного фонда включать в стаж работы на Крайнем Севере и приравненных к нему местностях периодов службы в органах внутренних дел, а также периодов военной службы.

Суды, устанавливая факт того, что служба проходила в войсковых частях и подразделениях МВД, расположенных на территории местности, отнесенной к Крайнему Северу или приравненных к нему местностях, удовлетворяли такие иски со ссылкой на ст. ст. 11 и 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", указывая, что лица, в трудовой стаж которых наряду с работой, входит служба (военная, в органах МВД) в районах Крайнего Севера или приравненных к ним местностях, при наличии оснований для пенсионного обеспечения по Закону РФ "О трудовых пенсиях в РФ", имеют право выбора пенсии, при назначении которой периоды службы в указанных местностях должны быть включены в специальный стаж в льготном размере.

Однако в Определении Конституционного Суда РФ N 14-0 от 10.03.2005 г. была изложена иная правовая позиция, из которой усматривается, что за граждан, пенсия которым назначается досрочно, страховые взносы в Пенсионный фонд РФ в настоящее время уплачиваются на общих основаниях, то есть по одинаковым тарифам всеми застрахованными, и возможность включения периодов прохождения военной, а также другой приравненной к ней службы в стаж работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, дающий право на досрочную трудовую пенсию, приводила бы к необоснованному расширению круга лиц, имеющих преимущества по отношению к другим застрахованным.

С учетом данной правовой позиции, судебная практика по делам данной категории была изменена и, отменяя решения судов о включении периодов службы в северный стаж, судебная коллегия указывала о том, что служба, согласно п. п. 3 п. 4 ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" засчитывается лишь в общий трудовой стаж, необходимый для определения размера пенсии, поэтому федеральный законодатель, определяя порядок сохранения пенсионных прав военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов в случае оставления ими службы до приобретения права на пенсию за выслугу лет (пенсии по государственному пенсионному обеспечению) и устанавливая правило о включении периодов о прохождении военной, а также другой приравненной к ней службы в страховой стаж, не предусмотрел зачет периодов службы в специальный стаж, в том числе в стаж работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

 

Категория споров, связанных с назначением досрочной трудовой пенсии в соответствии со ст. 27 п. 1 п. п. 1 и 2 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" в связи с наличием стажа на подземных работах, на работах с вредными и тяжелыми условиями труда.

 

По смыслу указанных норм права, право на получение пенсии в связи с особыми или тяжелыми условиями труда связывается с наличием у работника специального трудового стажа.

Судами рассматривались споры, когда правовые отношения, связанные с приобретением такого стажа, завершались до наступления пенсионного возраста. Проработав определенный период в производстве с особо вредными или тяжелыми условиями труда, и, приобретя тем самым необходимый стаж, требуемый для назначения пенсии на льготных условиях, работник может поменять место работы либо вообще оставить работу, если он имеет необходимый трудовой стаж.

Это означает, что гражданину, у которого есть необходимый для назначения пенсии трудовой стаж, но который прекратил работу, не достигнув соответствующего пенсионного возраста, пенсия назначается по достижении этого возраста.

Учитывая вышеизложенное, суды, разрешая споры, когда специальный льготный стаж был выработан до вступления в силу нового ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", в своих решениях правомерно указывали, что распространение предписаний нового законодательства (ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ") на лиц, которым такое право уже было предоставлено по ранее действующему законодательству, означает придание обратной силы закону, ухудшающему положение граждан, и тем самым отмену для этих лиц права, приобретенного ими в соответствии с ранее действующим законодательством, что несовместимо с требованиями Конституции РФ, правомерно ссылаясь при этом на правовую позицию, выраженную в Определении Конституционного Суда РФ N 320-0 от 05.11.2002 г.

Основная масса споров, касающихся назначения трудовой пенсии по п. п. 2 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" за анализируемый период была разрешена Питкярантским городским судом по искам лиц, работавшим дробильщиками в дробильно-сортировочном цехе ГУП г. Москвы "Питкярантское карьероуправление" о включении определенных периодов работы в указанном цехе в стаж с тяжелыми условиями труда.

Пенсионным фондом указанным лицам было отказано в назначении пенсии в связи с тем, что, по мнению ответчика, работа в данном цехе не может расцениваться как работа с тяжелыми условиями труда, поскольку цех расположен в границах земельного отвода, но за пределами карьера.

Анализируя представленные доказательства, суд правомерно пришел к выводу о том, что требования указанных лиц подлежат удовлетворению, поскольку к моменту обращения к ответчику с заявлением о назначении пенсии истцам исполнилось 50 лет, их страховой стаж составлял более 25 лет, стаж работы в районах, приравненных к Крайнему Северу более требуемых 20 лет.

Разделом N 1 Списка N 2 предоставлено право на льготное пенсионное обеспечение по возрасту для дробильщиков при условии, если их работа связана с добычей открытым способом гранита в карьере. Из справки, представленной в материалы дела ГУП РК "Карельская геологическая экспедиция N 421" усматривается, что порода, добываемая в карьере, по составу является полным аналогом гранита. Согласно письму Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, производство щебня в цехе, где работали истцы, является продолжением технологического процесса добычи горных пород открытым способом. Учитывая представленные доказательства, суд правомерно включил спорные периоды работы истцов в специальный стаж.

Вместе с тем, судебной коллегией было отменено решение Пудожского районного суда от 17.12.2004 года по иску Б. об установлении права на досрочную пенсию по п. п. 1 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" по следующим основаниям.

Истец более 20 лет работал монтажником по ремонту технологического оборудования в химической промышленности, в частности, в РСМУ-2 треста "Химреммонтаж". Его работа была связана с использованием химических реактивов и отнесена к категории работ, предусмотренных Списком N 1.

Поскольку в трудовой книжке истца указано лишь то, что он работал на предприятии, но отсутствует запись о том, что работа отнесена к категории вредных производств, ответчиком было отказано во включении периода работы с 28.03.1978 г. по 19.07.1991 г. в льготный стаж.

Суд также отказал в удовлетворении иска, указав, что профессия, указанная в уточняющей справке, представленной истцом, не входит в перечень, предусмотренный Списком.

Судебная коллегия не согласилась с выводом суда и, отменяя решение, указала, что из материалов дела усматривается, что предприятие, в котором работал истец в спорный период, относится к химической и нефтеперерабатывающей промышленности. Из содержания уточняющей справки можно сделать вывод о том, что истец занимался ремонтом и обслуживанием оборудования цехов химического производства.

Данным обстоятельствам суд надлежащей оценки не дал и указал, что основанием для отказа в иске является отсутствие доказательств, подтверждающих правомерность исковых требований.

Однако, придя к такому выводу, суд не выполнил в полной мере требования п. 2 ст. 56, ст. 57 ГПК РФ, и не определил, какие обстоятельства имеют значение для дела, и не поставил их на обсуждение (например, возможность подтверждения вредных условий труда при помощи архивных справок).

 

Споры о назначении досрочной трудовой пенсии по п. п. 13 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" (при наличии специального стажа работы в летном составе авиации).

 

За анализируемый период было рассмотрено только одно дело, касающееся назначения трудовой пенсии по данному основанию.

Калевальским судом решением от 16.02.2005 г. были удовлетворены требования К. о включении в специальный стаж периодов работы и назначении трудовой пенсии.

Иск был заявлен в связи с тем, что ответчик отказался включить в специальный стаж время работы истца с 04.05.87 г. по 31.03.89 г. в должности инструктора авиапожарной группы Северо-Западной авиабазы, поскольку указанная должность не поименована в Списке должностей летного состава гражданской авиации.

Суд, удовлетворяя иск, указал, что оспариваемый период работы должен быть включен в специальный стаж, поскольку работа истца в должности инструктора авиапожарной группы дает основание сделать вывод о том, что льгота (по пенсионному обеспечению) предоставляется не за наименование должности, а за выполняемую работу, которую истец выполнял в оспариваемый период в полном объеме.

Отменяя решение суда, судебная коллегия посчитала данный вывод преждевременным и указала следующее.

Списком должностей летного состава гражданской авиации, утвержденным Советом Министров РСФСР от 04.09.91 г. за N 459, предусмотрена должность "инструктор авиапожарной службы".

Штатное расписание Северо-Западной авиабазы предусматривало как должность инструктора авиапожарной службы, так и должность инструктора авиапожарной группы.

При решении вопроса о тождестве указанных профессий суду следовало истребовать должностные обязанности по каждой из указанных профессий.

Придя к выводу о том, что истец выполнял работу по занимаемой должности с полной нагрузкой, суд не дал оценки представленной в материалы дела справке, уточняющей характер работы истца, из содержания которой усматривается, что в спорный период годовая норма спусков на специальных спусковых устройствах с вертолетов выполнена истцом не была.

Кроме того, истцом были заявлены требования об обязании ответчика назначить ему пенсию с 01.09.2004 г.

В нарушение ст. 198 ГПК РФ данное требование судом не обсуждалось, решение по нему принято не было.

 

Споры о перерасчете получаемой трудовой пенсии, трудового стажа, взыскании недополученной пенсии, убытков, компенсации морального вреда.

 

Споры о перерасчете трудовой пенсии основывались на применении ст. 29 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", в соответствии с требованиями которой размеры трудовых пенсий, установленных до вступления в силу указанного Закона по нормам Закона РФ "О государственных пенсиях в РФ", пересчитываются в соответствии с вновь принятым Законом.

Требования истцов также касались включения определенных периодов работы и периодов учебы в общий трудовой стаж, и как следствие, производства перерасчета получаемых пенсий.

При этом истцами выдвигались дополнительные требования в виде взыскания морального вреда и процентов за пользование денежными средствами.

В качестве примера считаем необходимым привести решения судов, которыми были разрешены наиболее часто возникающие споры по данной категории дел.

Петрозаводским городским судом решением от 23.12.2004 г. частично были удовлетворены исковые требования Т. о взыскании доплаты к пенсии, процентов за просрочку выплаты в порядке ст. 395 ГК РФ.

Иск был мотивирован тем, что со 02.07.1999 г. истица является получателем трудовой пенсии по инвалидности. На момент назначения пенсии на ее иждивении находится нетрудоспособный член семьи, о чем она указала еще при подаче заявления о назначении пенсии. В связи с вступлением в силу ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" лицам, имеющим на иждивении нетрудоспособных членов семьи, размер базовой части трудовой пенсии по инвалидности увеличивается до 600 рублей в независимости от факта продолжения работы. В августе 2004 года истица узнала о том, что ответчик не выполняет требования закона и представила заявление, на основании которого базовая часть трудовой пенсии ей была увеличена с 01.09.2004 г.

Истица просила суд взыскать недополученную пенсию с 01.01.2002 г. по 31.08.2004 г. и проценты в порядке ст. 395 ГК РФ.

Решением суда был удовлетворен иск в части взыскания недополученной пенсии за указанный истицей период в сумме 6150 рублей 46 копеек. Во взыскании процентов за просрочку выплаты было отказано.

Определением суда данное решение было оставлено без изменения, при этом коллегия указала следующее.

Судом было установлено, что истице со 02.07.1999 г. была назначена пенсия как инвалиду 2 группы, в заявлении о назначении пенсии имелась информация о том, что истица имеет на иждивении нетрудоспособного члена семьи. При таких обстоятельствах тот факт, что истица обратилась с заявлением о выплате доплаты только в августе 2004 года, не имеет правового значения, поскольку необходимая информация в пенсионном деле имелась изначально.

Решением Олонецкого районного суда от 16.12.2004 г. было отказано в иске Г. о перерасчете размера пенсии по случаю потери кормильца.

Иск был заявлен в интересах несовершеннолетней дочери истицы по тем основаниям, что отец ребенка умер 28.01.2002 г., в связи с чем пенсия по случаю потери кормильца была назначена в размере 1323 рубля 59 копеек и выплачивалась по октябрь 2004 года.

11.10.2004 г. по решению ответчика пенсия была пересчитана в сторону уменьшения в связи с тем, что отец ребенка по стоянию на 01.01.2002 г. не проживал в районах Крайнего Севера и приравненным к ним местностях.

Истица просила суд признать за ней право на получение пенсии в повышенном размере и взыскать недоплаченную пенсию.

Отказывая в иске, суд указал, что в соответствии со ст. 30 п. 2 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", одним из условий применения повышенного отношения заработков является условие проживания умершего на 01.01.2002 г. постоянно в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. Согласно данным паспортно-визовой службы отец ребенка в январе 1996 года был выписан из квартиры, расположенной в г. Олонец, данных о его регистрации по месту жительства или по месту пребывания на 01.01.2002 года не имеется. Из объяснений допрошенных судом свидетелей также усматривается, что в период с 1996 года по 01.01.2002 г. отец ребенка появлялся в пригородах города Олонец эпизодически. Учитывая вышеизложенное, суд обоснованно указал, что представленные доказательства нельзя признать достаточными для вывода о том, что отец ребенка на 01.01.2002 г. постоянно проживал в местности, приравненной к Крайнему Северу.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда и оставила решение без изменения.

Судебной коллегией по гражданским делам было отменено в связи с нарушением норм процессуального права решение Суоярвского районного суда от 22.03.2005 г. по иску И. о перерасчете пенсии.

Истица обратилась в суд по тем основаниям, что при перерасчете ей пенсии с 01.01.2002 г. был применен коэффициент 0,68, а, по ее мнению, следовало применить коэффициент 0,75. Кроме того, истица указала, что с 01.01.2002 г. был отменен закон об ограничении пенсий работающим пенсионерам, поэтому ответчик обязан выплачивать ей пенсию в размере 3512 рублей 42 копейки.

Истица просила суд произвести перерасчет пенсии и взыскать в ее пользу недополученную сумму и назначить ей пенсию в соответствии с действующим законодательством.

Решением суда в иске было отказано.

Отменяя решение, судебная коллегия указала, что решение суда не отвечает требованиям ст. 198 ГПК РФ, поскольку оно не мотивировано, не содержит ссылок на нормы права, в нем отсутствует расчет пенсии по вариантам с учетом указанных истицей коэффициентов, вместе с тем, суд был обязан в своем решении привести расчеты, представленные сторонами и дать им правовую оценку.

Решением Кемского городского суда от 08.12.2004 года частично были удовлетворены исковые требования З. о взыскании невыплаченной пенсии, процентов за пользование денежными средствами и компенсации морального вреда.

Иск был мотивирован тем, что истица, являясь работающим пенсионером и имея на иждивении несовершеннолетнего сына, имела право на ежемесячную доплату к пенсии в размере 150 рублей, которая ответчиком не была ей своевременно начислена.

ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" вступил в силу с 01.01.2002 года, перерасчет ей был произведен только с декабря 2003 г.

Истица просила суд взыскать недополученную сумму доплаты в размере 6555 рублей, проценты за пользование денежными средствами и компенсацию морального вреда в сумме 2000 рублей.

Решением суда в пользу истицы была взыскана недополученная пенсия в сумме 4058,16 рублей, проценты в размере 1653,29 рублей, в остальной части исковых требований отказано.

Взыскивая невыплаченную доплату к пенсии, суд правомерно указал, что законом обязанность по перерасчету трудовых пенсий возложена на органы пенсионного обеспечения. Несмотря на то, что в пенсионном деле истицы имелись сведения о наличии на ее иждивении несовершеннолетнего ребенка, перерасчет пенсии своевременно произведен не был.

Определением судебной коллегии решение суда было отменено в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами.

В определении коллегия указала, что ст. 395 ГК РФ предусматривает взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в случае неисполнения или просрочки исполнения денежного обязательства. Положения данной нормы права не применяются к отношениям сторон, если они не связаны с использованием денег в качестве платежа, средства погашения денежного долга.

Кондопожским городским судом решением от 24.05.2005 г. было отказано в иске Б. о перерасчете размера пенсии.

Иск был мотивирован тем, что истец является пенсионером по старости с 1995 года, ранее проживал в Мурманской области. При перерасчете пенсии 01.12.2000 г. после выезда на постоянное место жительства в Карелию, районный коэффициент 1,5 к исчислению размера пенсии ответчиком применен не был.

Истец просил суд произвести перерасчет пенсии из расчета 75% его среднего заработка с применением районного коэффициента 1,5.

Суд отказал в удовлетворении иска, указав, что исчисленный истцу с 01.12.2000 г. размер пенсии по варианту с применением индивидуального коэффициента является наиболее выгодным для него.

Направляя решение суда на новое рассмотрение, коллегия указала на то, что из материалов дела невозможно с достоверностью установить, в каком размере районный коэффициент применялся для расчета пенсии истца до ее перерасчета. К материалам дела не приложено пенсионное дело, а из протоколов судебного заседания не следует, что его материалы исследовались судом. При таких обстоятельствах невозможно утверждать о том, что проверенные судом расчеты пенсии основываются на требованиях действующего законодательства и назначенная истцу пенсия с ИКП наиболее выгодна для него.

Решением Петрозаводского городского суда от 08.02.2005 года был удовлетворен иск С. о взыскании компенсации морального вреда.

Иск был мотивирован тем, что в результате, по мнению истца, незаконных действий Пенсионного фонда он не смог своевременно получить звание "Ветеран труда", следовательно, воспользоваться предоставленными ему льготами (по оплате коммунальных услуг, телефона, электроэнергии, пользовании общественным транспортом). Истец просил суд взыскать с ответчика в его пользу причиненные убытки в сумме 8640 рублей и компенсацию морального вреда в сумме 3.000 рублей.

Решением суда во взыскании убытков С. было отказано, в его пользу взыскано компенсация морального вреда в сумме 1500 рублей.

Отменяя решение суда в части взыскания компенсации морального вреда и вынося новое решение об отказе в иске в этой части, судебная коллегия в своем определении указала о том, что истец обратился к ответчику с заявлением о назначении пенсии 31.12.2003 г., решением комиссии ему было отказано в связи с недостаточностью специального стажа. Пенсия истцу была назначена с указанной даты только по решению суда от 27.05.2004 г., которое вступило в силу 24.08.2004 г. Несмотря на то, что решением суда решение комиссии об отказе в назначении пенсии было признано незаконным, указанное обстоятельство не является основанием для взыскания с ответчика компенсации морального вреда, поскольку, отказывая истцу в назначении досрочной пенсии, ответчик действовал в пределах своих полномочий. Воспользовавшись предоставленным ему правом, ответчик обжаловал решение суда, отстаивая, таким образом, свою правовую позицию. С учетом изложенного вины ответчика в причинении истцу морального вреда не имеется, поскольку он действовал в рамках прав, предоставленных ему действующим законодательством.

 

Споры, касающиеся взыскания излишне выплаченных сумм пенсии.

 

Споры указанной категории, как правило, касаются переплаты получаемой пенсии работающими пенсионерами, на которых возложена обязанность извещать пенсионные органы о своем трудоустройстве. Аналогичная обязанность возложена и на работодателя.

Рассматривая такие споры, суды правомерно применяют общий срок исковой давности, установленный ст. 196 ГК РФ.

Как правило, такие споры не вызывают трудностей при их разрешении в силу давно сложившейся практики применения пенсионного законодательства.

Для примера считаем необходимым привести решение Олонецкого районного суда от 24.02.2005 г. о взыскании излишне выплаченной доплаты к пенсии, но по иным основаниям.

Иск был предъявлен Пенсионным фондом к Н. в связи с тем, что ее мать А., являясь инвалидом 1 группы и получателем пенсии, 13.11.2000 г. обратилась к истцу с заявлением, в котором просила оформить ее дочь, ответчицу по делу, по уходу за ней.

Поскольку дочь нигде не работала и осуществляла уход за матерью, к пенсии А. с 01.11.2000 г. была назначена и выплачивалась доплата в виде компенсации. При оформлении компенсации Н. подписала обязательство и была предупреждена о необходимости в течение 5 дней сообщить истцу об обстоятельствах, влекущих прекращение выплаты (поступление на работу, назначение ей пенсии и других).

Вместе с тем, согласно представленной суду выписке из лицевого счета, ответчица в 2002, 2003 и 2004 годах работала, о чем в известность истца не поставила.

Учитывая вышеизложенное, Пенсионный фонд просил суд взыскать с ответчица суммы переплаты компенсации в размере 3450 рублей.

Решением суда исковые требования были удовлетворены.

Судебная коллегия решение суда оставила без изменения, указав, что порядок предоставления компенсационных выплат неработающим трудоспособным лицам утвержден Постановлением Правительства РФ N 549 от 25.05.94 г. Ответчица была ознакомлена с установленным порядком, подписала подписку, в которой обязалась в течение 5 дней сообщить о своем трудоустройстве, однако своих обязательств не исполнила. При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о правомерности заявленных требований.

 

Постановления Президиума Верховного Суда РК, принятые по спорам о назначении и перерасчете трудовых пенсий.

 

В первом полугодии 2005 года Президиумом Верховного Суда РК было изменено решение Олонецкого районного суда от 01.02.2005 г. по иску К. о признании права на пенсию и определение судебной коллегии по данному делу от 25.03.2005 г. в части размера взысканной с ответчика государственной пошлины.

При этом Президиум указал о том, что, удовлетворяя иск по данному делу, суд неправомерно взыскал с ответчика в доход государства государственную пошлину в размере 2000 рублей.

В соответствии с п. п. 8 п. 1 ст. 333.20 Налогового кодекса РФ, государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, уплачивается ответчиком, не освобожденным от уплаты госпошлины, пропорционально размеру удовлетворенных судом требований.

Согласно п. п. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ, при подаче искового заявления имущественного характера, не подлежащего оценке, а также искового заявления неимущественного характера физическими лицами уплачивается государственная пошлина в размере 100 рублей, а организациями - 2000 рублей.

Производство по делу возбуждено физическим лицом по заявлению неимущественного характера.

Учитывая изложенное, при рассмотрении вопроса о возмещении судебных расходов, понесенных в связи с рассмотрением данного дела, суд ошибся в толковании норм материального права, взыскав с ответчика государственную пошлину более 100 рублей.

Постановлением Президиума Верховного Суда РК от 08.06.2005 г. оставлено в силе решение Калевальского районного суда от 18.03.2005 года по иску В. о включении периодов работы в специальный стаж и отменено кассационное определение судебной коллегии от 18.03.2005 г., которым было отменено решение суда первой инстанции и принято новое решение об отказе в иске.

Иск был предъявлен по тем основаниям, что ответчик отказался включить в специальный медицинский стаж В. периоды работы с 21.08.89 г. по 04.07.90 г. и с 02.11.92 г. по 31.05.95 г. в должности старшей медицинской сестры в яслях-саде пос. Калевала.

Решением Калевальского районного суда исковые требования В. были удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РК решение было отменено, в иске отказано в связи с тем, что Приказом Министерства здравоохранения СССР от 29.08.84 г. N 1003 детские ясли были исключены из номенклатуры учреждений здравоохранения, а поэтому в периоды работы истицы в яслях последние уже относились к учреждениям образования.

Отменяя определение судебной коллегии, Президиум в своем постановлении указал следующее.

В оспариваемые периоды работы истицы действовал Закон РФ "О государственных пенсиях в РФ", в соответствии со ст. 81 которого досрочная трудовая пенсия назначалась в связи с лечебной деятельностью, при этом закон не предусматривал, в чьем ведении должно находиться учреждение.

Только с 01.01.2002 года ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" ввел положение, устанавливающее, что досрочная трудовая пенсия по старости назначается лицам, осуществляющим лечебную деятельность в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения.

Согласно правовой позиции, выраженной в определении Конституционного Суда РФ от 05.11.2002 г. N 320-0 и в Постановлении Конституционного Суда РФ от 24.05.2001 г., придание обратной силы закону, ухудшающему положение граждан, и тем самым отмену для этих лиц права, приобретенного ими в соответствии с ранее действовавшим законодательством и реализуемого в конкретных правоотношениях, является таким ограничением конституционного права, которое не может быть оправдано указанными в ст. 55 Конституции РФ целями, ради достижения которых допускается ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина.

Судом первой инстанции было установлено, что истица в оспариваемые периоды работала в должности старшей мед.сестры, выполняла свои обязанности, направленные на лечение и охрану здоровья детей, профилактику заболеваний. Должностные обязанности мед.сестры детского отделения МУ "Калевальская ЦРБ", включенного в Список, не имеют существенных отличий от должностных обязанностей медицинской сестры детских яслей. Тот факт, что учреждение детские ясли в 1984 году были исключены из номенклатуры учреждений здравоохранения и переданы в систему образования, не свидетельствуют об изменении профессионального характера деятельности истицы.

С учетом изложенного, следует признать, что основным условием для назначения досрочной трудовой пенсии по старости в связи с медицинской деятельностью является занятие гражданина именно лечебной работой независимо от принадлежности учреждения какому-либо ведомству.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного суда Республики Карелия

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь