Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА ИЮЛЬ 2005 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах

 

Ш. обратилась в суд с заявлением о признании незаконными действий начальника отделения N 3 ОПВС УВД г. Белгорода, отказавшего ей в регистрации по месту пребывания.

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В надзорной жалобе представитель Ш. просил об отмене судебных постановлений ввиду непринятия во внимание п. п. 4, 7 Постановления Конституционного Суда РФ от 02.02.1998 N 4-П, положений Постановления Правительства РФ от 14.08.2002 N 599, Постановления Конституционного Суда РФ от 04.04.1996 N 9-П, а также неправильного применения ст. ст. 38, 54 ЖК РСФСР, ст. 679 ГК РФ.

Определением судьи Белгородского областного суда доводы надзорной жалобы признаны неубедительными.

Принимая решение, суд исходил из того, что 4 декабря 2004 года между Ш. и С., действующим по доверенности от собственника жилья Т., заключен договор аренды жилья с регистрацией заявительницы по месту жительства сроком на один год. Стоимость договора составила 6000 рублей. Из выписки из домовой книги и справки о регистрации по месту жительства видно, что по указанному адресу зарегистрировано по месту жительства 11 человек, а по месту пребывания 7 человек, т.е. всего 18 человек. Площадь жилого помещения квартиры 45,5 кв. м.

Согласно ч. 2 ст. 679 ГК РФ, вселение допускается при условии соблюдения требований законодательства о норме жилой площади на одного человека, кроме случая вселения несовершеннолетних детей.

Норма жилой площади устанавливается в размере 12 кв. м на одного человека (ст. 38 ЖК РСФСР, действовавшего на момент заключения договора аренды).

Таким образом, имеется явное несоответствие нормы жилой площади, предусмотренной законодательством на одного человека, зарегистрированных в кв. 98, д. 46 по ул. Октябрьская в г. Белгороде.

В соответствии со ст. 254 ГПК РФ гражданин вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, должностного лица, если считает, что нарушены его права и свободы.

На основании ст. 10 Закона РФ от 18.04.1991 N 1026-1 "О милиции" милиция обязана контролировать соблюдение гражданами и должностными лицами установленных правил регистрационного учета граждан РФ. Паспортно-визовая служба УВД г. Белгорода, как подразделение милиции, осуществляет регистрацию и снятие граждан с регистрационного учета.

Пунктом 4.3 Инструкции о применении Правил регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ, утвержденной приказом МВД РФ от 23.10.1995 N 393 (с изменениями от 15.09.1997 и от 30.06.1998) предусмотрено рассмотрение должностными лицами, ответственными за регистрацию, вопросов несоблюдения при вселении нормы жилой площади, отсутствия согласия на вселение, получаемого от всех совершеннолетних членов семьи нанимателя или граждан, совместно с ним проживающих, и других, предусмотренных законодательными и иными правовыми нормативными актами РФ обстоятельств, препятствующих вселению.

На основании изложенного, установив правомерность отказа должностного лица ОПВС N 3 УВД г. Белгорода в регистрации по месту пребывания Ш., суд пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении ее требований о признании действий должностного лица незаконными.

Кроме того, не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах (ст. 10 ГК РФ). В этом смысле неубедительна ссылка на то, что требования заявителя должны быть удовлетворены с учетом, в том числе, положений Постановления Конституционного Суда РФ от 02.02.1998 N 4-П "По делу о проверке конституционности пунктов 10, 12, 21 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 года N 713". В соответствии с п. 3 вышеупомянутого Постановления право гражданина РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации не является абсолютным, поскольку в соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации оно может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В данном конкретном случае это право Ш. ограничено Законом РФ "О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ", поскольку в указанной квартире зарегистрировано 18 человек, и последующая регистрация Ш. в этой же квартире повлечет нарушение прав и свобод данных лиц. Нельзя также признать убедительными доводы надзорной жалобы о нарушении в отношении Ш. положений ст. 27 Конституции РФ, ФЗ "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения <...>", поскольку действия собственника жилого помещения Т. и ее представителя С. не соответствуют вышеуказанным требованиям законодательства.

Ссылка на ст. 6 Закона РФ от 25.06.1993 "О праве граждан РФ на свободу передвижения <...>", предусматривающая обязанность зарегистрировать гражданина в жилом помещении, которое он избрал местом своего жительства, не состоятельна, поскольку Ш. в судебном заседании указывала, что проживать она будет по другому адресу. По оспариваемому адресу ей нужна лишь регистрация.

При таких обстоятельствах судебные постановления являются законными и оснований для передачи дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции не имеется.

 

Не допускается придание минимальному размеру оплаты труда более широких функций (в том числе использование его в качестве норматива при расчетах платежей в сферах, не связанных с трудовыми отношениями), поскольку это не согласуется с конституционно-правовой природой данного института

 

Решением суда частично удовлетворен иск Ч. к ОАО "РЖД" о взыскании выплат в возмещение вреда здоровью.

Отменяя решение суда в части, судебная коллегия указала следующее.

Судом установлено, что Ч. проходил службу в Вооруженных силах СССР.

22 декабря 1990 года Ч. при возвращении из краткосрочного отпуска к месту прохождения действительной военной службы, в пути следования в результате железнодорожной катастрофы на станции Ельниково Белгородской области получил увечье.

До получения увечья Ч. не работал и заработка не имел.

21 июня 1994 года Ч. окончил профессионально-техническое училище N 119 г. Красный Лиман по профессии электромеханик поездной и станционной радиосвязи.

По заключению МСЭ от 23 мая 1995 года истец признан инвалидом с утратой 80% трудоспособности.

Применительно к Правилам возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей (ч. 4 ст. 15), действующим на момент возникновения спорных правоотношений, при невозможности получения документов о фактическом заработке сумма возмещения вреда исчисляется исходя из тарифной ставки (должностного оклада), установленной в отрасли для данной профессии и сходных условий труда ко времени обращения за возмещением вреда.

Ч. обратился в суд с иском о возмещении вреда в феврале 1998 года. Согласно справке, представленной Белгородским отделением филиала "Юго-Восточная железная дорога", по состоянию на февраль 1998 года заработная плата электромеханика 7 разряда составляла 1006 руб. 54 коп.

Суд правильно произвел расчет задолженности сумм возмещения вреда, исходя из указанного заработка, поскольку по вине ответчика не мог работать по полученной профессии электромеханика поездной и станционной связи.

С учетом утраты профессиональной трудоспособности ежемесячная сумма возмещения вреда на февраль 1998 года должна составлять 805 руб. 23 коп. (1006 руб. 54 коп. - 80%).

Определяя подлежащую взысканию задолженность по выплатам в возмещение вреда здоровью за период с 25 мая 1995 года до 1 февраля 1998 года в сумме 114161 руб. 64 коп. и за период с 1 февраля 1998 года по 31 октября 1999 года в сумме 48099 руб. 03 коп., суд обоснованно учел сумму произведенных ответчиком выплат, проиндексировав на индекс потребительских цен разницу между размером выплаты, исчисленном в соответствии с законом, и размером фактической выплаты.

Задолженность за ноябрь 1999 года и декабрь 1999 года с учетом инфляции взыскана в пользу Ч. решением суда от 5 октября 2000 года, вступившим в законную силу.

Задолженность за период с 1 января 2000 года по 23 мая 2002 года взыскана в пользу Ч. решением суда от 18 октября 2001 года, вступившим законную силу.

Указанные расчет, размеры произведенных выплат, суммы задолженности стороны не оспаривают.

Увеличивая, начиная с 1 мая 2002 года, причитающиеся истцу выплаты в возмещение вреда здоровью на коэффициенты роста МРОТ, действующие с июля 2000 года по май 2002 года (1.581, 1.515, 1.5, 1.5), суд сослался на то, что такая индексация предусмотрена ст. 318 ГК РФ в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений.

Такой вывод требованиям действующего законодательства не соответствует.

При рассмотрении и разрешении дела суд обязан руководствоваться и вынесенными по материально-правовым вопросам Постановлениями Конституционного Суда РФ, которыми правовые нормы федеральных законов или нормативных актов признаны несоответствующими Конституции РФ.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 19.06.2002 N 11-П "О проверке конституционности ряда положений Закона РФ от 18 июня 1992 года "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (в редакциях от 24 ноября 1995 года и от 12 февраля 2001 года), Федеральных законов от 12 февраля 2001 года "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", от 19 июня 2000 года "О минимальном размере оплаты труда" и от 7 августа 2000 года "О порядке установления размеров стипендий и социальных выплат в РФ" признано, что конституционно-правовая природа института минимального размера оплаты труда, согласно статьям 7 (часть 2) и 37 (часть 3) Конституции РФ, предполагает установление того минимума денежных средств, который должен быть гарантирован работнику в качестве вознаграждения за выполнение трудовых обязанностей. Придание минимальному размеру оплаты труда более широких функций (в том числе использование его в качестве норматива при расчетах платежей в сферах, не связанных с трудовыми отношениями) не согласуется с конституционно-правовой природой этого института (п. 5.1).

Учитывая правовую позицию Конституционного Суда РФ о конституционно-правовой природе института минимального размера оплаты труда, применение ст. 318 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ) к спорным правоотношениям недопустимо.

Подтверждением этому является новая редакция ст. 318 ГК РФ, изложенная в редакции федерального закона от 26 ноября 2002 года N 152-ФЗ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает возможным решение в части увеличения ежемесячного размера выплаты в возмещение вреда здоровью пропорционально росту МРОТ, установления с 01 февраля 2005 года размера выплаты в сумме 3254 руб. 66 коп. и взыскания задолженности по выплатам в возмещение вреда здоровью за период 24 мая 2002 по 31 января 2005 года в сумме 78265 руб. 37 коп. отменить и, поскольку юридически значимые обстоятельства установлены на основании имеющихся доказательств, не передавая дело на новое рассмотрение, в указанных частях вынести новое решение.

 

К краткосрочному найму закон относит договоры, заключенные на срок до одного года

 

Старооскольский геологоразведочный техникум, имея в оперативном управлении общежитие, расположенное <...>, являясь его балансодержателем, обратился в суд с иском об устранении препятствий и освобождении комнат в общежитии, занимаемых ответчиками, ссылаясь на истечение срока заключенных с ними договоров коммерческого найма. В., Б., М., Х., Н., Ш. и другие во встречном иске просили признать право пользования занимаемыми ими жилыми помещениями.

Решением Старооскольского городского суда требования Старооскольского геологоразведочного техникума удовлетворены. Ответчики обязаны освободить занимаемые ими комнаты в общежитии. В удовлетворении встречного иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда указанное решение в части обязания Х. и Н. освободить занимаемые ими жилые помещения отменено с направлением на новое рассмотрение. В остальной части судебное постановление оставлено без изменения.

Отменяя судебные постановления в части, президиум указал следующее.

Удовлетворяя требования об устранении препятствий и обязывая ответчиков освободить занимаемые ими жилые помещения в общежитии, суд исходил из краткосрочного характера заключенных с ними договоров найма жилых помещений, истечения срока заключенных договоров, нуждаемости техникума в предоставлении жилых помещений студентам. При этом руководствовался ст. 683, 309, 310 ГК РФ.

В нарушение ст. ст. 148 - 150 ГПК РФ надлежащая подготовка дела к судебному разбирательству не проведена, в связи с чем не определены юридически значимые обстоятельства и закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора.

Часть 2 ст. 683 ГК РФ относит к краткосрочному найму договоры, заключенные на срок до одного года.

Как усматривается из материалов дела, сторонами заключались договоры о найме спорных жилых помещений на один год, которые впоследствии ежегодно продлевались.

Таким образом, исходя из указанного в договорах срока, вывод судебных инстанций об их краткосрочности произведен при неправильном толковании ч. 2 ст. 683 ГК РФ.

Между тем ст. 684 ГК РФ закрепляет порядок и условия перезаключения договоров найма по истечении сроков и преимущественное право нанимателя на заключение такого договора на новый срок. Указанные обстоятельства во внимание не приняты.

При таких обстоятельствах судебные постановления в части удовлетворения требований Государственного образовательного учреждения среднего профессионального образования "Старооскольский геологоразведочный техникум им. И.И.Малышева" об устранении препятствий в осуществлении права оперативного управления жилыми помещениями и освобождении занимаемых жилых помещений В. нельзя признать законными.

 

При расторжении брака в судебном порядке супруги могут представить на рассмотрение суда соглашение о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, о порядке выплаты средств на содержание детей. В случае, если по данным вопросам между супругами отсутствует соглашение, суд обязан определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода; с кого из родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на детей

 

2 сентября 2000 года между А. и Т. зарегистрирован брак. 21 марта 2001 года у них родился сын И.

Т. обратилась в суд с исковым заявлением о расторжении брака. В обоснование своих доводов она сослалась на то, что совместная жизнь с ответчиком не сложилась в силу различных характеров. Спора о разделе совместно нажитого имущества нет. В судебное заседание истица и ответчик не явились. Просили дело рассмотреть в их отсутствие.

Решением мирового суда судебного участка N 2 Восточного округа г. Белгорода брак между сторонами расторгнут.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

В соответствии со ст. 24 Семейного кодекса РФ при расторжении брака в судебном порядке супруги могут представить на рассмотрение суда соглашение о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, о порядке выплаты средств на содержание детей. В случае, если по данным вопросам между супругами отсутствует соглашение, суд обязан определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода; с кого из родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на детей.

Данные требования закона судом не выполнены.

В материалах дела отсутствуют данные о том, что между сторонами достигнуто соглашение о проживании и содержании сына после расторжения брака.

В нарушение прав и интересов ребенка ни при подготовке к рассмотрению дела, ни во время разрешения иска суд не выяснил у сторон, как они после расторжения брака намереваются содержать и воспитывать И.

В исковом заявлении истица указывала о том, что по обоюдному согласию с ответчиком после расторжения брака их несовершеннолетний сын останется жить с ней. Данное обстоятельство при рассмотрении дела не выяснено.

При таких обстоятельствах решение мирового суда нельзя признать законным.

 

Обстоятельствами, имеющими значение для правильного разрешения дела о взыскании дополнительных расходов на лечение в будущем, подлежащие доказыванию истицей, являются расчет и обоснование необходимости предстоящих в будущем расходов

 

Решением мирового суда судебного участка N 3 Восточного округа г. Белгорода, оставленным без изменения определением Свердловского районного суда в пользу Л. с А. взысканы алименты на ребенка по 1000 рублей ежемесячно до совершеннолетия ребенка, дополнительные расходы на лечение ребенка в сентябре 2004 г. в сумме 1016 руб. 25 коп., дополнительные расходы на лечение сына в размере 500 руб. ежемесячно с 1 октября 2004 года и до совершеннолетия; государственная пошлина по делу.

Отменяя решение в части взыскания ежемесячных расходов на лечение ребенка и государственной пошлин, президиум указал следующее.

Решение суда о взыскании с Л. дополнительных расходов на лечение сына М., <...>, до совершеннолетия ребенка мотивировано нуждаемостью его в постоянном лечении и фактическим несением истицей расходов на лечение. В подтверждение этого вывода в решении приведены медицинские справки о рекомендованном ребенку лечении в течение шести месяцев с повторением курса через два месяца.

Судом не учтены положения статьи 86 СК РФ, предусматривающей привлечение каждого из родителей к участию в несении дополнительных расходов, вызванных исключительными обстоятельствами - тяжелой болезнью детей, необходимостью оплаты постороннего ухода за ними и др. Размер этих расходов определяется судом в твердой денежной сумме, подлежащей уплате ежемесячно. При этом суд вправе обязать родителей принять участие как в фактически понесенных дополнительных расходах, так и дополнительных расходах, которые необходимо произвести в будущем.

Исходя из приведенной нормы права, обстоятельствами, имеющими значение для правильного разрешения дела о взыскании дополнительных расходов на лечение в будущем, подлежащими доказыванию истицей, являются расчет и обоснование необходимости предстоящих в будущем расходов.

В нарушение требований статьи 198 ГПК РФ в решении суда не приведены доказательства, на которых основан вывод о необходимости взыскания расходов на лечение ребенка до его совершеннолетия в сумме 500 рублей ежемесячно. Из медицинских справок следует, что ребенок нуждался в лечении у апитерапевта в 2003 году, а в 2004 году - в течение шести месяцев в детской городской больнице; сведения о его нуждаемости в более длительном лечении отсутствуют.

В нарушение положений статей 56, 57 ГПК РФ истице не предложено представить дополнительные доказательства о необходимости расходов на лечение ребенка до его совершеннолетия, расчет предстоящих расходов.

При таких обстоятельствах доводы жалобы о том, что представленными медицинскими справками не подтверждена нуждаемость ребенка в лечении до его совершеннолетия заслуживают внимания.

Оставляя решение мирового суда без изменения, суд апелляционной инстанции исходил, в том числе, из возможности ответчика в случае изменения обстоятельств обратиться с требованием об освобождении от обязанности по несению дополнительных расходов. Однако в нарушение требований статьи 225 ГПК РФ норма права, позволяющая освободить ответчика от обязанности по несению дополнительных расходов, в определении не указана. Между тем по смыслу статьи 119 СК РФ изменение размера алиментов или освобождение от их уплаты возможно лишь в случае изменения материального или семейного положения одной из сторон.

При таких обстоятельствах судебные постановления в части взыскания дополнительных расходов на лечение ребенка в будущем нельзя признать законными и обоснованными.

 

Документом, подтверждающим время работы у работодателя - физического лица, является письменный трудовой договор. Работодатель - физическое лицо не имеет права производить записи в трудовых книжках работников, а также оформлять трудовые книжки работникам, принимаемым на работу впервые

 

Приказом ПБОЮЛ К. от 05.07.2004 истица А. уволена с работы по п. 7 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Считая увольнение незаконным, А. обратилась в суд с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, судебных расходов, признании незаконной записи в трудовой книжке о ее увольнении, об обязании внести в трудовую книжку записи согласно трудовому договору.

Заочным решением Октябрьского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда, А. восстановлена на работе в должности продавца - консультанта в магазине "Балатон" у ПБОЮЛ К. с 5 июля 2004 года; в ее пользу с ПБОЮЛ К. взыскана заработная плата за время вынужденного прогула в сумме 12500 руб., заработная плата за май, июнь и июль 2004 года в сумме 5568 рублей, компенсации морального вреда в размере 3000 руб., расходы на оплату услуг представителя в сумме 3000 руб. и 1652 руб. 04 коп. государственной пошлины в доход государства.

На ПБОЮЛ К. возложена обязанность внести в трудовую книжку А. запись о ее работе старшим продавцом-консультантом с 08.09.2003.

Отменяя судебные постановления в части, президиум указал следующее.

Обязывая ответчика внести запись в трудовую книжку истицы, суд сослался на ст. 66 ТК РФ без учета положения ч. 3 указанной нормы права, исключающей обязанность работодателя - физического лица вести трудовые книжки работников.

В соответствии со ст. ст. 303 - 309 ТК РФ работодатель - физическое лицо обязан оформить трудовой договор с работником в письменной форме. Документом, подтверждающим время работы у работодателя - физического лица, является письменный трудовой договор. Работодатель - физическое лицо не имеет права производить записи в трудовых книжках работников, а также оформлять трудовые книжки работникам, принимаемым на работу впервые.

С учетом приведенных положений закона, доводы надзорной жалобы о незаконности решения суда в части обязания работодателя - физического лица внести запись о периоде работы в трудовую книжку истицы заслуживают внимания.

При таких обстоятельствах судебные постановления в части удовлетворения требований об обязании ПБОЮЛ К. внести запись в трудовую книжку истицы о периоде работы и отказа в удовлетворении требований о признании незаконной записи N 17 в трудовой книжке об увольнении истицы нельзя признать законными.

 

Процессуальные вопросы

 

Дела по искам работников, трудовые отношения с которым прекращены, о признании увольнения незаконным и об изменении формулировки причины увольнения подлежат рассмотрению районным судом, поскольку по существу предметом проверки в этом случае является законность увольнения

 

Определением судьи возвращено исковое заявление О., Л., С. и других об изменении формулировки причины увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда по тем основаниям, что данный спор не подсуден районному суду. Истцам разъяснено, что с таким требованием им следует обратиться к мировому судье судебного участка N 1 Новооскольского района.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии со ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ" указано, что все дела о восстановлении на работе, независимо от основания прекращения трудового договора, включая и расторжение трудового договора с работником в связи с неудовлетворительным результатом испытания (часть первая статьи 71 ТК РФ), подсудны районному суду. Дела по искам работников, трудовые отношения с которым прекращены, о признании увольнения незаконным и об изменении формулировки причины увольнения также подлежат рассмотрению районным судом, поскольку по существу предметом проверки в этом случае является законность увольнения (п. 1).

Из представленного материала видно, что истцы считают свое увольнение по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ незаконным и просят суд об изменении формулировки причины увольнения на увольнение по собственному желанию (ст. 80 ТК РФ).

Таким образом, в данном случае предметом проверки суда является законность увольнения. Спор подсуден районному суду.

Определение о возвращении заявления не основано на законе.

 

Судья оставляет исковое заявление без движения, если к нему не приложены доверенность или иной документ, удостоверяющий полномочия представителя истца

 

Определением Октябрьского районного суда г. Белгорода возвращено исковое заявление ГУП "Белгородский областной Фонд поддержки ИЖС" ввиду того, что оно подписано лицом, не имеющим полномочий на его подписание.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

Согласно ст. 131 ч. 4 ГПК РФ, исковое заявление подписывается истцом или его представителем при наличии у него полномочий на подписание заявления и предъявления его в суд.

Из материалов дела усматривается, что исковое заявление от имени ГУП "Белгородский областной Фонд поддержки ИЖС" подписано начальником Белгородского филиала ГУП "Белгородский областной Фонд поддержки ИЖС" А. Из доверенности, выданной начальником ГУП "Белгородский областной Фонд поддержки ИЖС" от 14 сентября 2004 года, следует, что А. имел полномочия на подачу и подписание искового заявления от имени Фонда.

То обстоятельство, что при подаче искового заявления к нему не была приложена доверенность, подтверждающая полномочия, не свидетельствует об отсутствии полномочий у А. на подписание и подачу искового заявления и наличие основании для его возвращения заявителю, а давало суду основание для оставления искового заявления в силу ст. 136 ГПК РФ без движения для подтверждения полномочий на подписание и подачу заявления.

 

Судья возвращает заявление в случае, если не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора

 

Определением Грайворонского районного суда К. возвращено заявление об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом как жилым помещением на условиях найма.

Отменяя определение, суд кассационной инстанции указал следующее.

Возвращая К. заявление, суд сослался на п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, согласно которому судья возвращает заявление в случае, если не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора.

Однако суд не указал, каким федеральным законом предусмотрен досудебный порядок разрешения требований об установлении фактов, имеющих юридическое значение.

Ссылаясь на то, что заявителем не соблюден установленный гл. 3 Жилищного кодекса РФ порядок перевода нежилого помещения в жилое и возможность производства указанных действий не утрачена, суд не учел, что обращение К. в суд обусловлено не отказам заявителю в осуществлении такого перевода, а отсутствием документов, подтверждающих факт того, что указанный им дом уже давно переведен в разряд жилых помещений и уже длительное время пользование им осуществляется на условиях договора найма.

Установление этого факта имеет для заявителя юридическое значение, поскольку согласно изменениям, внесенным в Закон РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" и вступившим в силу с 1 марта 2005 г., не подлежат приватизации жилые помещения, предоставленные гражданам по договорам социального найма после 1 марта 2005 г.

При таких обстоятельствах в случае оформления документов о переводе указанного в заявлении помещения в жилое в настоящее время, то есть после 1 марта 2005 г., и оформления после указанной даты договора социального найма этого жилого помещения, заявитель не будет иметь права на его приватизацию.

Между тем К., обращаясь в суд с заявлением, указывает на то, что предоставленный ему дом переведен в разряд жилых помещений еще в 1970 году и с этого времени используется именно как жилое помещение. В таком же качестве на условиях договора найма дом был предоставлен в 2004 году и ему.

Установление указанного в заявлении факта необходимо К. для реализации права на приватизацию предоставленного ему до 1 марта 2005 г. жилого помещения.

Суд при вынесении определения указанные обстоятельства не учел, поэтому изложенные в определении выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам и требованиям закона.

 

Перечень оснований для отказа в принятии заявления, предусмотренный статьей 134 ГПК РФ, исчерпывающий и расширительному истолкованию не подлежит

 

Определением Яковлевского районного суда Б. отказано в принятии заявления к администрации Мощенского сельского округа о признании недействительными решений, действий, бездействия администрации Мощенского сельского округа о предоставлении К. земельного участка в с. Старая Глинка.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

Отказывая Б. в принятии заявления к производству суда, суд первой инстанции исходил из того, что в заявлении должно быть указано, какие решения, действия (бездействия) должны быть признаны незаконными, какие права и свободы лица нарушены этими решениями, действиями (бездействием), а также, что заявление должно содержать конкретные требования заявителя. В заявлении требования Б. не сформулированы четко и юридически грамотно, что делает невозможным определить позицию заявителя.

Процессуальное законодательство предусматривает определение объема подлежащих доказыванию фактов на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Согласно ст. 148 ГПК РФ, задачами подготовки дела к судебному разбирательству являются уточнение фактических обстоятельств дела, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела, предоставления сторонами необходимых доказательств, в связи с чем вышеназванные выводы суда нельзя признать законными и обоснованными.

Отказывая Б. в принятии заявления, суд также указал, что Б. оспаривает доказательства, представленные мировому судье по делу, находящемуся в производстве мирового суда по иску К. к Б., о признании права собственности на земельный участок, что нормами ГПК РФ не предусмотрено и недопустимо оспаривание доказательств, представленных в другом гражданском процессе, на основании которых имеется не вступившее в законную силу решение мирового суда.

Статья 134 ГПК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований для отказа в принятии заявления к производству суда, расширительному истолкованию не подлежит.

Отказывая Б. в принятии заявления, суд указал основания, не предусмотренные ГПК РФ.

 

Процессуальные сроки должны устанавливаться судом с учетом принципа разумности

 

В. обратился в суд с иском к Старооскольской городской прокуратуре и отделу УБОП МВД РФ Белгородской области о возмещении морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности и незаконным обвинением в совершении преступлений.

Определением Старооскольского городского суда, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам, вышеназванное заявление оставлено без движения с предложением истцу представить в срок до 30.06.2004 копии приговоров по числу лиц, участвующих в деле.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Ст. 107 ГПК РФ обязывает суд устанавливать сроки с учетом принципа разумности.

Определение Старооскольского городского суда постановлено 15.06.2004 и направлено истцу только 24.06.2004, получено им 01.07.2004.

При таких обстоятельствах доводы жалобы о неразумности предоставленного судом срока для устранения недостатков искового заявления и фактической невозможности их устранения к установленному в определении суда сроку заслуживают внимания.

 

При отсутствии архивных документов, подтверждающих участие заявителя в работах по разминированию территорий и объектов, а также по сбору боеприпасов и военной техники, он не лишен возможности обратиться в соответствующий районный суд с заявлением об установлении данного факта, предоставив все имеющиеся у него доказательства об этом, включая и свидетельские показания

 

Решением суда постановлено отказать К. в удовлетворении требований об установлении факта, имеющего юридическое значение о том, что во время Великой Отечественной войны в период с 1943 года по 1945 год К. занимался сбором боевого оружия и боеприпасов на территории, прилегающей к селу Кувшиново Бесединского района Курской области.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии со ст. 265 ГПК РФ суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал о том, что установление такого факта без выдачи удостоверения не повлечет для К. юридически значимых последствий. Архивными документами не подтверждается тот факт, что заявитель с 1943 по 1945 годы занимался сбором оружия и боеприпасов на территории, прилегающей к селу Кувшиново Бесединского района Курской области.

Между тем в решении Верховного суда РФ от 14 марта 2005 года N ГКПИ05-191 указывается о том, что при отсутствии архивных документов, подтверждающих участие заявителя в работах по разминированию территорий и объектов, а также по сбору боеприпасов и военной техники, он не лишен возможности обратиться в соответствующий районный суд с заявлением об установлении данного факта, предоставив все имеющиеся у него доказательства об этом, включая и свидетельские показания.

В случае удовлетворения такого заявления принятое судом решение будет являться основанием для выдачи соответствующим органом исполнительной власти удостоверения ветерана Великой Отечественной войны.

Из заявления К. видно, что в обоснование заявленных требований он ссылается на протокол комиссии по назначению пенсий от 16 сентября 2004 г. и на показания свидетелей Ф. и Г., проживающих в с. Кувшиново Бесединского района Курской области.

Однако протоколу комиссии по назначению пенсий не дана надлежащая правовая оценка, а свидетели, указанные заявителем, не допрошены по отдельному судебному поручению.

Из материалов дела видно, что ранее К. обращался в Старооскольский городской суд с заявлением об установлении факта, имеющего юридическое значение (дело N 20-1957 за 2004 год), по которому указанные свидетели допрошены, но при рассмотрении спора оно не обозревалось.

Таким образом, доказательства, на которые ссылался истец в обоснование заявленных требований, не исследовались.

Указанные основания: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, и нарушение норм процессуального права в соответствии с ч. 1 п. 1 и п. 4 ст. 362 ГПК РФ являются основаниями для отмены решения суда в кассационном порядке.

 

Прекращение производства по делу в связи с принятием отказа от иска без выяснения действительных мотивов такого отказа и невозможность повторного обращения в суд с тождественными требованиями создает препятствия к реализации права гражданина на судебную защиту

 

Определением Свердловского районного суда г. Белгорода от 27 июля 2004 года производство по делу о признании лица утратившим право пользования жилым помещением и по встречному иску о вселении прекращено в связи с отказом истцов от исков.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

Исходя из смысла ст. ст. 39, 173 ГПК РФ при разрешении вопроса о принятии отказа истца от иска суд должен выяснить действительные мотивы совершения данного процессуального действия.

В качестве причины отказа истцов от иска в определении указано мирное урегулирование спора сторонами без указания, в чем это конкретно выражается.

Такое обоснование не свидетельствует о намерении сторон отказаться от заявленных в суд требований. Более того, в надзорной жалобе истица утверждает, что ответчик, обещая урегулировать спор мирным путем, не указал, каким способом, тем самым ввел ее в заблуждение. В настоящий момент спорная ситуация сохранена.

Прекращение производства по делу в связи с принятием отказа от иска без выяснения действительных мотивов такого отказа и невозможность повторного обращения в суд с тождественными требованиями создает препятствия к реализации права истицы на судебную защиту (ст. 4 ГПК РФ).

 

Апелляционное производство

 

Дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров, отнесены к подсудности мирового судьи.

Апелляционное решение основывается только на тех доказательствах, которые были исследованы на судебном заседании

 

Решением мирового судьи судебного участка N 1 Ракитянского района Белгородской области с ПБОЮЛ Д. в пользу И. взыскана заработная плата и государственная пошлина в доход государства.

Апелляционным решением Ракитянского районного суда Белгородской области решение мирового судьи отменено с вынесением нового решения. С ПБОЮЛ Д. в пользу И. взыскана заработная плата в том же размере, а также государственная пошлина в доход местного бюджета.

Отменяя апелляционное решение, президиум указал следующее.

Решение мирового суда мотивировано тем, что И. работал у ПБОЮЛ Д. по трудовому договору без заключения письменного договора и к моменту прекращения трудовых отношений у ответчика перед истцом имелась задолженность по заработной плате в сумме 5788 рублей.

Решение отменено судом апелляционной инстанции ввиду нарушения при рассмотрении дела правил подсудности, поскольку по делу устанавливался факт наличия трудовых отношений, тогда как установление данного факта отнесено к компетенции районного суда.

В соответствии с пунктом 6 статьи 23 ГПК РФ дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров, отнесены к подсудности мирового судьи.

Согласно материалам дела, И. обратился в суд с исковым заявлением о взыскании заработной платы, сославшись на трудовые отношения с ответчиком.

Требования об установлении факта трудовых отношений подсудного районном делу не заявлено. Дело рассмотрено в порядке искового производства.

При таких обстоятельствах вывод о неподсудности дела мировому судье нельзя признать обоснованным.

Кроме того, отменяя решение мирового суда в связи с нарушением подсудности, суд второй инстанции не разрешил вопрос о передаче дела на рассмотрение другого суда в соответствии с правилами статьи 33 ГПК РФ, а рассмотрел его по существу, но в порядке апелляционного производства, ограничив тем самым право сторон на обжалование решения, то есть на судебную защиту (ст. 3 ГПК РФ).

В соответствии со статьей 12 ГПК РФ правосудие по гражданским дела осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

По смыслу данной нормы права принцип состязательности реализуется, в том числе, путем дачи лицами, участвующими в деле, объяснений, представления доказательств своих доводов и соображений по всем возникающим в ходе судебного разбирательств вопросам.

Ответчик, возражая против иска, указывал на гражданско-правовые отношения И., в подтверждение этого представил показания свидетеля Ц.

Указанные доводы и показания свидетеля в нарушение статьи 67 ГПК РФ в апелляционном решении оставлены без оценки, не приведены мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, а другие доказательства отвергнуты.

Кроме того, судом не учтено, что Ц. при рассмотрении данного дела в суде первой инстанции выступал в качестве представителя ответчика.

Апелляционное решение не соответствует требованиям статьи 198 ГПК РФ.

В решении не указаны обстоятельства дела, установленные судом: размер заработной платы истца, период образования и расчет взысканной в его пользу суммы задолженности по заработной плате.

В нарушение положений статьи 195 ГПК РФ, устанавливающей обязанность суда; основывать решение только на тех доказательствах, которые были исследованы на судебном заседании, в решении приведены показания свидетелей С., В., Н., Г., которые в судебном заседании, как это видно из протокола судебного заседания, допрошены не были, и показания которых в порядке статьи 180 ГПК РФ не оглашались, то есть судом не исследовались.

В связи с вышеизложенным, апелляционное решение нельзя признать законным.

 

Повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается

 

Решением комиссии по трудовым спорам от 02.03.2004 приказ N 411 признан действительным, а объявленный К. выговор обоснованным.

Данное решение К. обжаловал в суд, ссылаясь на его незаконность и просил возместить причиненный незаконным решением КТС моральный вред. Решением мирового суда судебного участка N 2 Восточного округа г. Белгорода, оставленным без изменения определением Свердловского районного г. Белгорода., решение комиссии по трудовым спорам ОАО "Белмолпродукт" от 02.03.2004 признано незаконным. В удовлетворении остальных требований К. отказано.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

В соответствии со ст. 390 ГПК РФ в случае нерассмотрения в десятидневный срок спора комиссией по трудовым спорам работник вправе перенести рассмотрение спора в суд.

Независимо от того, что дело возбуждено в суде работником, не согласным с решением КТС, суд решает трудовой спор в порядке искового производства, в котором истцом является работник, а ответчиком - организация, оспаривающая его требования.

С учетом положений названной нормы права, следует невозможность самостоятельного обжалования решения комиссии по трудовым спорам, принятого по тому же индивидуальному трудовому спору в отдельном производстве.

Как усматривается из материалов дела, спор относительно приказа N 411 от 15.10.2002 К. перенесен в Свердловский районный суд и разрешен по существу. Решение вступило в законную силу 21 сентября 2004 г. Таким образом, имеются основания для прекращения производства по делу в соответствии с п. 1 ст. 220 ГПК РФ, а именно вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда.

Повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

При таких обстоятельствах решение мирового суда и определение Свердловского районного суда г. Белгорода нельзя признать законными и они в соответствии со ст. 387 ГПК РФ подлежат отмене с прекращением производства по делу.

 

Заявление о восстановлении срока рассматривается в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания.

Определение суда должно быть мотивированным

 

Определением суда администрации г. Белгорода восстановлен срок на подачу частной жалобы на определение суда от 21.02.2005 по делу по иску администрации г. Белгорода к С. о выселении с предоставлением другого жилого помещения.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

Определением Свердловского районного суда г. Белгорода от 21.02.2005 по делу по иску администрации г. Белгорода к С. о выселении с предоставлением другого жилого помещения оставлено без рассмотрения. 10.03.2005 администрация г. Белгорода подала частную жалобу на указанное определение и одновременно обратилась в суд с заявлением о восстановлении срока на обжалование определения суда об оставлении иска без рассмотрения, сославшись в обоснование на то, что копия определения была ею получена 01.03.2005.

Согласно ст. 338, 373 ГПК РФ частная жалоба может быть подана в течение 10 дней со дня принятия определения судом.

В соответствии с положениями ст. 112 ГПК РФ, лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен. Заявление о восстановлении срока рассматривается в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания.

Вопреки указанным требованиям закона, заявление о восстановлении срока на подачу частной жалобы было рассмотрено судом на следующий день после его поступления без участия сторон. В материалах дела отсутствуют сведения об извещении сторон о месте и времени судебного заседания.

В силу п. 2 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов кассационной жалобы, представления, если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания.

Восстанавливая срок на подачу частной жалобы, суд первой инстанции исходил из того и считал установленным, что причины пропуска администрацией г. Белгорода процессуального срока являются уважительными.

В нарушение требований ст. 225 ГПК РФ оспариваемое определение суда немотивированно.

Судом не установлены юридически значимые обстоятельства по делу: присутствовал ли представитель администрации г. Белгорода при оглашении определения суда, когда заявителем получена копия определения суда об оставлении иска без рассмотрения, с какого времени начинает течь процессуальный срок.

В зависимости от полученных данных суду следует установить, пропущен ли процессуальный срок в действительности администрацией г. Белгорода.

Из сопроводительного письма N Б-310 усматривается, что копия определения суда направлена в адрес администрации г. Белгорода 25.02.2005, но на входящем штампе управления муниципального жилищного фонда администрации г. Белгорода N 96-4 в дате поступления имеются явные исправления. Однако данному документу судом не было дано надлежащей правовой оценки.

С учетом изложенного, определение суда нельзя признать законным

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь