Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЮЛЛЕТЕНЬ

ЛИПЕЦКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА 1 ПОЛУГОДИЕ 2005 ГОДА

 

КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

 

При квалификации действий как хулиганство необходимо

устанавливать умысел на нарушение общественного порядка

 

Приговором Тербунского суда Липецкой области от 21.03.2005 Р. осужден по ч. 1 ст. 213, 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 12.05.2005 приговор отменен, уголовное дело прекращено в связи с примирением с потерпевшим на основании ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

Приговором суда Р. признан виновным в совершении хулиганства, т.е. грубого нарушения общественного порядка, выражающего неуважение к обществу, применением предмета (ножа), используемого в качестве оружия при следующих обстоятельствах.

12.11.2004 примерно в 20 часов в состоянии алкогольного опьянения во времянке дома <...>, где он проживает, из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, подверг избиению П., нанеся ему один удар ножом в область живота, причинив тем самым П. телесное повреждение в виде колото-резаного ранения передней брюшной стенки, которое следует расценивать как повреждение, влекущее легкий вред здоровью с его кратковременным расстройством на срок не менее 6 и не более 21 дня.

Обосновывая свой вывод о виновности Р. в совершении хулиганства, суд сослался на:

показания потерпевшего П. о том, что во время совместного распития спиртных напитков Р. стал к нему придираться, обозвал его "чуркой", затем успокоился, а через некоторое время он увидел движение Р. рукой в его сторону как для нанесения удара, после чего увидел у него в руке нож, лезвие которого было в крови, приподняв майку, увидел на животе кровоточащую рану и понял, что его ранил Р.;

показания свидетеля М. о том, что он только вышел в другую комнату, как услышал зов потерпевшего, который ему сказал, что его поранил Р., на кровати сидел подсудимый с ножом в руках, лезвие которого было в крови;

показания свидетеля Б. о том, что он увидел, как Р. ранил ножом П.;

а также на протокол изъятия ножа в доме подсудимого и заключение судебно-медицинской экспертизы.

Между тем вывод суда о совершении Р. хулиганства не соответствует фактическим обстоятельствам, установленным по делу.

В судебном заседании были установлены следующие обстоятельства, которые имели место до причинения ножевого ранения и не нашли отражения в приговоре суда, несмотря на то, что имели существенное значение для правильной квалификации содеянного.

В ходе всего предварительного расследования и в судебном заседании Р. показывал, что после того, как он оскорбил П., последний нанес ему два-три удара кулаком по лицу, разбив бровь, нос и повредив зубы, отчего у него пошла кровь.

В ходе проведения очной ставки между П. и Р., протокол которой оглашался в судебном заседании, Р. также настаивал на своих показаниях в той части, что П. причинил ему телесные повреждения в области лица, П. пояснил, что он не помнит данного обстоятельства, но не отрицает этого, при этом пояснив, что мог нанести телесные повреждения Р. во время драки, происшедшей между ними.

О том, что до того момента, как Р. нанес П. удар ножом, между ними была обоюдная драка, в ходе которой П. разбил лицо Р. и у последнего текла кровь, показывали в судебном заседании свидетели Б. и М.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы у Р. установлено наличие телесных повреждений в виде закрытого перелома костей носа, закрытой тупой травмы 4 - 5 зубов справа на нижней челюсти, ушиба мягких тканей лица, которые могли быть образованы 12.11.04.

Из изложенного следует, что действия, совершенные Р., нельзя расценивать как хулиганство, необходимым признаком которого является умысел виновного на грубое нарушение общественного порядка и на проявление явного неуважения к обществу.

Квалифицируя действия Р. по ч. 1 ст. 213 УК РФ, суд не указал в приговоре, в чем же выразилось грубое нарушение им общественного порядка. Как видно из материалов дела, действия Р. (причинение ножевого ранения потерпевшему) не были направлены на нарушение общественного порядка, а были вызваны личными отношениями с потерпевшим, совершены после обоюдной драки и в домовладении осужденного, т.е. никак не были сопряжены со стремлением проявить явное неуважение к обществу.

Вместе с тем в судебном заседании бесспорно установлено, что Р. умышленно нанес П. удар ножом в область живота, причинив ему колото-резаное ранение передней брюшной стенки, которое расценивается как повреждение, влекущее легкий вред здоровью с его кратковременным расстройством.

С учетом изложенного действия Р. правильно следовало квалифицировать по ч. 1 ст. 115 УК РФ как умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего его кратковременное расстройство.

В материалах дела имеется заявление потерпевшего П. о прекращении производства по делу в отношении Р. в связи с примирением, поданное в ходе проведения дознания. Согласно ч. 2 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

В результате неправильной квалификации действий Р. органами дознания было отказано в удовлетворении ходатайства потерпевшего о прекращении уголовного дела за примирением.

 

Добровольная выдача оружия не влечет уголовной

ответственности

 

Приговором Измалковского суда от 21.10.2004 Л. осужден по ст. ст. 119, 222, ч. 1, 69, 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Постановлением президиума Липецкого областного суда от 24.02.2005 приговор в части осуждения по ст. 222, ч. 1 УК РФ отменен и дело прекращено, а наказание смягчено до 1 года 6 месяцев лишения свободы по следующим основаниям.

В соответствии с примечанием к ст. 222 УК РФ лицо, добровольно сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Согласно закону под добровольной выдачей оружия, предусмотренной примечанием к ст. 222 УК РФ, следует понимать его выдачу лицом по своей воле или сообщение органам власти о месте его нахождения при реальной возможности дальнейшего хранения. При этом закон не связывает выдачу с мотивом поведения лица, а также обстоятельствами, предшествовавшими ей или повлиявшими на принятое решение.

Из материалов дела видно, что о месте, куда Л. спрятал обрез, никто не знал. Согласно протоколу осмотра места происшествия следователь, получив сообщение от Л. о том, что в его сарае хранится обрез гладкоствольного ружья, прибыл к домовладению Л. В сарае в присутствии самого Л. и понятых между стенами из дерева и шифера был изъят обрез гладкоствольного ружья.

Из показаний свидетеля К. следует, что при допросе им Л. по поводу угрозы убийством тот рассказал, что у него есть обрез, который он сдал добровольно при понятых.

Свидетель Д. - понятая пояснила, что при осмотре сарая Л. тот достал обрез из-за шифера, обрез при осмотре не искали.

Таким образом, изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что до сделанного Л. сообщения правоохранительные органы не располагали сведениями о местонахождении обреза.

Как следует из приговора, Л. показывал в суде о том, что выдал обрез добровольно, однако суд никакой оценки как показаниям самого Л., так и другим изложенным доказательствам относительно добровольной выдачи оружия, не дал.

При таких обстоятельствах Л. не мог быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 222, ч. 1 УК РФ и приговор в этой части отменен.

 

Описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать

описание преступного деяния, признанного судом доказанным,

с указанием места, времени, способа его совершения, формы

вины, мотивов, целей и последствий преступления, а также

содержать доказательства, на которых основаны выводы суда

 

Приговором Измалковского суда Липецкой области от 14.04.2005 осуждена К. по двум ст. 159, ч. 3 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в сумме 10 тысяч рублей условно с испытательным сроком на один год.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 31.05.2005 приговор отменен в связи с существенными нарушениями норм УПК РФ.

Приговором суда К. признана виновной в совершении мошенничества с использованием своего служебного положения при следующих обстоятельствах:

"... К., работая государственным регистратором Измалковского филиала по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, 17.10.2003 в помещении филиала <...>, используя служебное положение, регистрируя сделку между А. и Б. по обмену дома на квартиру, купли-продажи земельного участка, регистрируя право собственности на квартиру, дом, земельный участок, предложила А. и Б. уплатить каждой по 3070 руб. и, взяв у них деньги, оплатила в Сбербанке по квитанции 2400 рублей, а деньги в сумме 3740 руб. присвоила, причинив ущерб А. 2170 рублей, Б. 1570 руб.

Она же, там же, 06.07.2004, регистрируя сделку по купле-продаже дома и земельного участка между Л. и Ш., предложила Л. уплатить 750 руб., а Ш. уплатить 1600 рублей. Взяв у них деньги, К. в Сбербанке по квитанции от 06.07.2004 от имени Ш. уплатила 850 рублей, а 1500 рублей присвоила, причинив ущерб Л. в сумме 750 рублей и Ш. также в сумме 750 рублей.".

В соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ описательная часть приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений.

Однако суд в нарушение данных требований проконстатировал только присвоение К. денежных средств А., Б., Л. и Ш. При этом способ мошенничества /обман или злоупотребление доверием/, умысел, мотивы и цели его совершения судом не приведены. Механизм образования ущерба потерпевшим в денежной сумме не указан.

В мотивировочной части приговора суд пришел к выводу, что действия подсудимой правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 159 УК РФ, поскольку она с использованием своего служебного положения совершила мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием. При этом также ошибочно указал оба способа совершения мошенничества.

Таким образом, выводы суда о наличии в действиях К. состава преступления, предусмотренного ст. 159, ч. 3 УК РФ, не соответствуют описательной части приговора.

Более того, данные выводы не подтверждаются доказательствами, положенными судом в основу приговора.

Доводы подсудимой К. о том, что деньги у потерпевших она не похищала, а суммы были уплачены при регистрации сделок в соответствии с установленными нормативами, судом в полном объеме не проверены и не опровергнуты.

Ссылки суда на письменные доказательства по делу без раскрытия их содержания, анализа и оценки в совокупности с другими доказательствами никакого доказательственного значения не имеют.

Приговором Краснинского суда Липецкой области от 09.12.2004 П. осужден по ст. 105, ч. 1 УК РФ к 13 годам лишения свободы.

Согласно описательно-мотивировочной части приговора суда преступление совершено при следующих обстоятельствах: 14.08.2004 в своем доме <...> П., находясь в состоянии алкогольного опьянения, со словами: "Я сегодня кого-то убью", с целью убийства сожительницы Т.В. нанес последней не менее 5 ударов кулаком в голову. Несовершеннолетняя дочь Т.В. - Т.И. и А. воспрепятствовали дальнейшим действиям П. внутри дома. Имея умысел на окончание преступления, П. взятым из дома ножом на улице пытался нанести Т.В. удар в левую половину грудной клетки и в спину. Однако преступление не было доведено по независящим от него причинам. Там же и тогда же П. нанес Т.В. не менее 2 ударов кулаком в голову. В результате нанесенных Т.В. ударов ей была причинена закрытая черепно-мозговая травма с многооскольчатыми переломами лобной, затылочной, теменной и височных костей, от которой наступила ее смерть.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 01.02.2005 приговор отменен по следующим основаниям.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы на трупе Т.В. обнаружены: закрытая черепно-мозговая травма; ушибы мягких тканей лобно-теменной, затылочной и обеих височных областей, гемоинусит, вдавленные многооскольчатые переломы лобной, затылочной, основной, обеих теменных и височных костей, множественные разрывы твердой мозговой оболочки, шлемообразное субарахноидальное кровоизлияние, ушиб, размозжение головного мозга. Данная черепно-мозговая травма образовалась прижизненно, незадолго до смерти, в результате не менее 7 ударно-травматических воздействий тупого твердого предмета (предметов) с ограниченной травмирующей поверхностью, индивидуальные травмирующие особенности которого не отразились, и расценивается как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Между ЗЧМТ и смертью Т.В. имеется прямая причинно-следственная связь.

Согласно обвинительному заключению П. нанес Т.В. не только несколько ударов кулаком в голову в присутствии несовершеннолетних детей и А., но и, продолжая реализовывать преступный умысел, подверг ее избиению в доме К., нанося ей удары руками и палкой по голове, лицу и другим частям тела, а затем - на улице, нанося ей множественные удары руками, ногами и неустановленным следствием предметом, что подтверждается доказательствами, имеющимися в материалах дела.

Однако суд исключил из объема обвинения вышеназванные эпизоды противоправных действий, указав в описательно-мотивировочной части приговора, что П. нанес Т.В. только не менее 7 ударов кулаком по голове.

При этом нерешенным остается вопрос о возможности причинения телесных повреждений, которые указаны в заключении эксперта, при обстоятельствах, изложенных в описательно-мотивировочной части приговора.

Так, по делу не было проведено экспертизы, которая пришла бы к выводу, что ЗЧМТ, обнаруженная на трупе Т.В., могла быть получена в результате не менее 7 ударов кулаком в голову.

Таким образом, выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного.

Приговором Данковского суда Липецкой области от 11.03.2005 отменен приговор мирового судьи Данковского судебного участка N 1 от 18.11.2004 в отношении П., оправданной в совершении преступления, предусмотренного ст. 130, ч. 1 УК РФ, и она признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 130, ч. 1 УК РФ, ей назначено наказание в виде штрафа в размере заработка за один месяц в сумме 2386 рублей 20 копеек.

Согласно приговору П. признана виновной в оскорблении потерпевшего К. по обстоятельствам, указанным в заявлении в порядке частного обвинения.

В заявлении частного обвинителя К. указано, что 10.07.2004 П. выражалась в его адрес нецензурной бранью и обзывала его всякими грязными словами, кричала на него, что он чокнутый, глупый, дурак.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 28.04.2005 приговор отменен ввиду существенного нарушения судом уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Названная норма закона судом при постановлении приговора была нарушена, в приговоре отсутствует описание преступного деяния, признанного судом доказанным.

Ссылка суда в приговоре на то, что вина П. в оскорблении потерпевшего К. по обстоятельствам, указанным в заявлении в порядке частного обвинения, доказана, не является описанием преступного деяния.

Кроме того, при постановлении приговора суд не дал оценку противоречиям в показаниях свидетеля Д., частного обвинителя К., свидетеля Г. в части времени ссоры между П. и К., не дано оценки показаниям Д. о том, П. не оскорбляла К., а, напротив, К. обзывал П. Не дано судом надлежащей оценки противоречиям в показаниях свидетелей Г., Б., Д., показаниях частного обвинителя, показаниях П. о месте ссоры, в ходе которой, как указано в заявлении частного обвинителя, П. оскорбила его, что также в соответствии со ст. 369 УПК РФ является основанием для отмены приговора в виду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

 

НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ

 

Справедливость наказания обеспечивается соблюдением общих

принципов назначения наказания в соответствии

со ст. 6 УК РФ

 

Приговором Усманского суда Липецкой области от 29.09.2000 И. осужден по ст. 105, ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 23.11.2000 приговор оставлен без изменения.

На основании п. 8, пп. "г" постановления ГД ФС РФ от 30.11.2001 "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" неотбытая часть наказания сокращена на 1 год.

Постановлением президиума Липецкого областного суда от 11.03.2005 приговор изменен, наказание смягчено (с учетом постановления об амнистии от 30.11.2001) до 6 лет 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 383, ч. 1 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, которое по своему размеру является несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

В силу ст. 88, ч. 6 УК РФ в редакции закона от 13.06.1996, действовавшей на момент вынесения приговора, лишение свободы назначается несовершеннолетним осужденным на срок не свыше десяти лет.

Преступление И. совершено в несовершеннолетнем возрасте. Суд назначил ему максимальное наказание, предусмотренное для несовершеннолетних.

Вместе с тем суд при рассмотрении дела признал ряд смягчающих наказание обстоятельств - совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте, раскаяние подсудимого в содеянном, способствование установлению истины по делу.

Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено.

Однако указав в приговоре наличие ряда смягчающих обстоятельств, суд фактически не учел их при определении размера наказания, поскольку назначил максимально возможное наказание.

Кроме того, суд установил одно из смягчающих обстоятельств - способствование установлению истины по делу.

Из материалов дела следует, что очевидцев совершения преступления не было, И. же с первого дня предварительного следствия и до окончания судебного следствия полностью признавал себя виновным, подробно рассказывал обстоятельства совершения преступления, чем в действительности активно способствовал раскрытию преступления.

Президиум приходит к выводу, что указанное судом смягчающее обстоятельство - способствование установлению истины по делу есть не что иное как указанное в п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающее обстоятельство - активное способствование раскрытию преступления.

В силу ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и при отсутствии отягчающих обстоятельств срок наказания не может превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией статьи.

В связи с этим назначенное И. по ст. 105, ч. 1 УК РФ наказание подлежит снижению с учетом требований ст. ст. 62, 88, ч. 6 УК РФ.

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ НАРУШЕНИЯ

 

В особом порядке приговор постанавливается, если обвинение,

с которым согласился подсудимый, обосновано и подтверждается

доказательствами

 

Приговором Тербунского суда Липецкой области от 04.05.2005 Б. осуждена за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года.

Взыскано с Б. в пользу ПО "М" Тербунского района Липецкой области в возмещение материального ущерба 31638 руб. 51 коп.

Дело рассмотрено в особом порядке.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 16.06.2005 приговор отменен, дело направлено на новое рассмотрение в связи с нарушением судом норм уголовно-процессуального закона.

Согласно ст. 314 УПК РФ обвиняемый вправе заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые не превышают 10 лет лишения свободы.

Суд рассматривает дело в особом порядке лишь при наличии согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Б. было заявлено ходатайство о рассмотрении в отношении нее дела в особом порядке, она согласилась с предъявленным ей обвинением, а именно с тем, что она обвиняется в совершении трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ, - присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Согласно ч. 8 ст. 316 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния с обвинением, с совершением которого согласился подсудимый, т.е. пределы решения в приговоре вопроса о виновности обвиняемого ограничиваются рамками, определенными обвинительным заключением.

Суд же в приговоре в отношении Б. изменил обвинение, признав ее виновной в совершении преступлений, с обвинением в совершении которых она не соглашалась, а именно признал ее виновной в совершении присвоения и растраты, то есть хищении чужого имущества, вверенного виновному, совершенном лицом с использованием своего служебного положения.

Изменение обвинения в данном случае ухудшило положение подсудимой и нарушило ее право на защиту.

По данному уголовному делу имелись основания для прекращения особого порядка и рассмотрения дела в общем порядке, поскольку согласно ч. 7 ст. 316 УПК РФ обвинительный приговор без проведения судебного разбирательства выносится только в случае, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

В обоснованности предъявленного обвинения Б. имелись сомнения.

Так, органами предварительного расследования Б. обвинялась в совершении трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ, а именно в присвоении или растрате, то есть хищении чужого имущества, вверенного виновному, совершенном лицом с использованием своего служебного положения, т.е. в постановлении о привлечении в качестве обвиняемой и обвинительном заключении не указано, каким способом совершались хищения Б. - путем присвоения или путем растраты, что суд сам констатировал в своем частном определении, адресованном начальнику следственного отдела и прокурору Тербунского района, указав в нем следующее: "не конкретизирована формулировка обвинения Б...., что затрудняет определение формы хищения вверенного имущества: присвоение это, или растрата, или и то, и другое вместе взятые, и нарушает право обвиняемой на защиту", и при этом признал данное нарушение существенным.

Судом допущены и другие нарушения норм уголовно-процессуального закона.

Так, согласно ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд в совещательной комнате разрешает вопрос о том, подлежит ли удовлетворению гражданский иск.

Приговором суда взыскано с Б. в пользу ПО "М" в возмещение материального ущерба 31638 руб. 51 коп.

Из материалов дела следует, что с момента возбуждения уголовного дела до окончания судебного следствия при рассмотрении уголовного дела в отношении Б. судом первой инстанции гражданский иск ПО "М" не предъявлялся, а согласно имеющейся в деле доверенности, выданной представителю ПО "М" Г., ей не предоставлено право заявления гражданского иска от имени ПО "М". Таким образом, решение суда о взыскании с Б. в пользу ПО "М" в возмещение материального ущерба 31638 руб. 51 коп. является незаконным.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Приговором Воловского суда Липецкой области от 15.04.2005 осужден Я. по п. "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 07.06.2005 приговор отменен в связи с нарушением судом норм уголовно-процессуального закона.

Дело в отношении Я. рассмотрено в особом порядке.

Приговором суда он признан виновным в открытом хищении чужого имущества с незаконным проникновением в помещение и применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Обвиняемый вправе заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые не превышают 10 лет лишения свободы.

Согласно ч. 2 ст. 314 УК РФ суд вправе постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке, если удостоверится, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства, ходатайство было заявлено добровольно и после проведения консультаций с защитником.

Если суд установит, что предусмотренные законом условия, при которых обвиняемым было заявлено ходатайство, не соблюдены, то он принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

По данному уголовному делу суд должен был обсудить вопрос о назначении судебного заседания в общем порядке, поскольку условия применения особого порядка соблюдены не были.

В предъявлении обвинения Ястремскому и в ознакомлении его с материалами дела защитник не участвовал, т.е. ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства им было заявлено без консультации с защитником.

В судебном заседании подсудимый поддержал свое ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, однако из протокола судебного заседания следует, что данное ходатайство вновь было заявлено в нарушение требований ст. 314 УПК РФ, а именно без консультации с защитником. Суд при его обсуждении лишь ограничился тем, что задал подсудимому вопрос о том, необходима ли ему консультация с защитником. От такой консультации Ястремской отказался, пояснив, что ему понятен порядок рассмотрения дела без проведения судебного заседания.

При отсутствии консультации с защитником на предварительном следствии и в судебном заседании нельзя прийти к выводу, что Ястремской осознавал характер и последствия заявленного им ходатайства.

У суда имелись и другие основания для рассмотрения дела в общем порядке, поскольку согласно ч. 7 ст. 316 УПК РФ обвинительный приговор без проведения судебного разбирательства выносится только в случае, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

В обоснованности предъявленного обвинения Я. имелись сомнения.

Так, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указано, что Я. своими умышленными действиями совершил открытое хищение чужого имущества (грабеж) по признакам "с незаконным проникновением в помещение" и "с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья".

В обвинительном заключении при изложении обстоятельств совершенного преступления указано, что Я. с целью открытого хищения чужого имущества, из корыстных побуждений, путем свободного доступа незаконно проник в помещение пивного бара "Р" ПО "Х", где с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении продавца К. взял с прилавка бутылку водки и, занеся ее над головой К., угрожая физической расправой, начал требовать от нее деньги, получив отказ, открыто похитил находившиеся на прилавке 4 бутылки водки. Однако при квалификации действий Я. указано, что грабеж им совершен с применением насилия и незаконным проникновением в помещение.

Имеющиеся существенные противоречия в обвинении являлись основанием для рассмотрения дела в общем порядке. Суд же рассмотрел дело в особом порядке, не устранив данные противоречия. Кроме того, в обвинительном приговоре, излагая обстоятельства совершенного преступления, изменил обвинение, а именно указал, что Я. применил насилие к потерпевшей К.

Кроме того, суду следовало проверить обоснованность вменения такого квалифицирующего признака грабежа, как "с незаконным проникновением в помещение".

 

РАССМОТРЕНИЕ МАТЕРИАЛОВ

 

При рассмотрении вопроса о законности либо незаконности

обыска в жилище, проведенного без судебного решения

в порядке ч. 5 ст. 165 УПК РФ, необходимо тщательно

проверять основания и порядок производства обыска

 

Постановлением Октябрьского суда г. Липецка от 27.04.2005 признано незаконным производство обыска в жилище.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 07.06.2005 данное постановление отменено, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 182 УПК РФ основаниями производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Из материалов дела следует, что 25.04.2005 следователем было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Из явки с повинной А. следствию стало известно о том, что он вместе друзьями похитил из квартиры З. жидкокристаллический монитор и DVD-плеер, которые спрятали в его комнате.

Потерпевшая Забровская также сообщила о похищении у нее из квартиры жидкокристаллического монитора LG и DVD-плеера "NASH".

Таким образом, основания для производства обыска у следователя имелись.

Согласно той же ст. 182 УПК РФ обыск производится на основании постановления следователя, которое предъявляется до начала обыска, при производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи, вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск.

Следователем было вынесено постановление 25.04.05 в 19 часов 50 минут о производстве обыска в случаях, не терпящих отлагательства, у А. в кв. <...> для отыскания жидкокристаллического монитора LG и DVD-плеера "NASH".

До начала производства обыска постановление о его производстве было предъявлено совершеннолетнему члену семьи, проживающему в данной квартире, а именно отцу подозреваемого - А., который присутствовал при производстве обыска, и, как следует из протокола, перед началом обыска всем участвующим лицам разъяснялись права, перед началом обыска и по его окончании от участвующих лиц не поступало никаких заявлений.

Суд пришел к ошибочному выводу о незаконности проведения обыска вследствие того, что данное следственное действие произведено с участием несовершеннолетнего подозреваемого в отсутствие защитника последнего.

В постановлении суда не указано, какие иные нарушения требования закона, предъявляемые к проведению обыска, указанные в ст. 182 УПК РФ, были допущены следователем.

Нельзя согласиться с доводами суда о том, что отсутствие в постановлении о возбуждении уголовного дела данных о том, у кого какое имущество и какой стоимости похищено, лишает суд возможности установить, представлены ли документы по одному или по различным фактам.

Из постановления следователя о возбуждении уголовного дела видно, что заявление о совершении кражи поступило от З., было установлено, что проникновение имело место в кв. <...>. Это же следует из протокола допроса потерпевшей, в котором указано, какое имущество похищено из ее квартиры. О совершении кражи из данной квартиры говорил и сам подозреваемый.

Неуказание в постановлении стоимости похищенного имущества, возбуждение уголовного дела по факту, а не в отношении конкретного лица, отсутствие номера уголовного дела в постановлении о возбуждении уголовного дела и других процессуальных документах не могут являться основанием для признания следственного действия незаконным.

 

При решении вопроса об освобождении от наказания в связи

с болезнью необходимо исследовать и давать оценку

обстоятельствам, указанным в законе

 

Постановлением Усманского суда Липецкой области от 01.03.2005 оставлено без удовлетворения представление учреждению ЛИУ N 1 г. Усмани о досрочном освобождении от наказания по болезни П.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 24.05.2005 постановление отменено ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильного применения закона, дело направлено на новое рассмотрение.

Из материалов дела следует, что П. отбывает наказание в виде лишения свободы по приговору Мичуринского суда Тамбовской области.

Согласно ч. 2 ст. 81 УК РФ лицо, заболевшее после совершения преступления иной тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, может быть судом освобождено от отбытия наказания.

Суд, отказывая в удовлетворении представления, сослался на то, что осужденный длительное время умышленно уклонялся от прохождения лечения, чем способствовал развитию тяжелого заболевания, доводы осужденного о том, что в случае освобождения он продолжит курс лечения, ничем не подтверждаются и у суда нет уверенности в этом, поскольку он склонен к совершению преступлений, в связи с чем не исключается повторение рецидива. Также суд учел отрицательную характеристику осужденного и имеющиеся у него взыскания за нарушения порядка отбывания наказания, его повышенную социальную опасность.

Однако основания отказа в удовлетворении ходатайства, на которые сослался суд в своем постановлении, не предусмотрены законом. Кроме того, вывод суда о том, что П. не желает проходить курс лечения, является ничем иным как предположением. Нельзя согласиться и с доводами суда о том, что осужденный в настоящее время представляет для общества повышенную социальную опасность.

Решение судьи об отказе в освобождении П. от отбывания наказания является ошибочным и не соответствует данным медицинского заключения о состоянии здоровья осужденного, а также целям наказания.

В соответствии со ст. 7 УК РФ уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека. Наказание и иные меры уголовного характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий и унижение человеческого достоинства.

Как видно из заключения специальной медицинской комиссии о медицинском освидетельствовании П., ему выставлен диагноз: прогрессирующий двухсторонний туберкулез легких с явлениями легочно-сердечной недостаточности 3-й степени: инфильтративный деструктивный туберкулез легких, который подпадает под п. 1.4 Перечня заболеваний, который может быть использован в качестве основания для представления к освобождению от отбывания наказания осужденных к лишению свободы, утвержденный постановлением Правительства РФ от 06.02.04 N 54.

Из показаний допрошенного в судебном заседании врача С. следует, что в настоящее время состояние здоровья П. тяжелое, положительной динамики для выздоровления нет, в настоящее время он признан инвалидом 2-й группы.

Данные обстоятельства судом не были учтены.

 

При решении вопроса об участии осужденного в судебном

заседании по разрешению вопросов УДО необходимо учитывать

ходатайства осужденного

 

Постановлением Октябрьского суда г. Липецка от 11.11.2004 осужденному к лишению свободы П. отказано в условно-досрочном освобождении.

В кассационном порядке постановление не рассматривалось.

Президиум Липецкого областного суда от 24.03.2005 постановление отменил с направлением дела на новое рассмотрение в связи с нарушением права на защиту.

В своем ходатайстве об условно-досрочном освобождении П. просил рассмотреть указанный вопрос с его участием.

Назначая судебное заседание, судья постановил рассмотреть его без участия осужденного, с извещением прокурора и администрации ИК.

Из протокола судебного заседания следует, что дело рассмотрено с участием помощника прокурора и представителя ИК, осужденный П. в судебное заседание не вызывался.

Согласно ст. 47, ч. 4, п. 20 УПК РФ обвиняемый (осужденный) вправе участвовать в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора.

В соответствии со ст. 399, п. 2, 4 и 7 УПК РФ вопрос об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания рассматривается судом по ходатайству осужденного. Осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката. Судебное заседание начинается с объяснения заявителя.

Из указанных положений УПК РФ следует, что при рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания участие осужденного в судебном заседании, если он заявил об этом в ходатайстве, является обязательным.

Рассмотрение ходатайства об УДО без участия осужденного нарушает его право на защиту.

 

При решении вопроса об избрании меры пресечения в виде

ареста в ходе рассмотрения дела необходимо тщательно

проверять обстоятельства, повлекшие принятие такого решения

судом, нарушение права на защиту недопустимо

 

Постановлением Краснинского суда Липецкой области от 21.03.2005 подсудимому Б. мера пресечения в виде подписки о невыезде изменена на заключение под стражу.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 11.04.2005 постановление отменено как незаконное и необоснованное.

В обоснование изменения меры пресечения на заключение под стражу суд сослался на неявку подсудимого в очередное судебное заседание и телефонограмму адвоката. Такое решение, как указано в постановлении, служит целям оперативности рассмотрения дела.

Однако в приложенных материалах отсутствуют документы, свидетельствующие о надлежащем извещении подсудимого Б. о дне судебного разбирательства.

Кроме того, п. 9 постановления Пленума ВС РФ N 1 от 05.03.2004 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ" закрепляет следующее положение:

"Когда в силу части 3 статьи 247 УПК РФ вопрос об избрании в отношении подсудимого в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в ходе судебного разбирательства, то решение об этом при наличии к тому оснований (статьи 97 и 108 УПК РФ) суд принимает по ходатайству стороны или по собственной инициативе. Участие защитника обвиняемого в судебном заседании при решении этого вопроса является обязательным, если он участвует в деле.".

Это требование судом соблюдено не было, что подтверждается протоколом судебного заседания, хотя участвовавший в деле адвокат в судебное заседание не явился по уважительной причине.

 

При рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении

необходимо мотивировать принятое решение

 

Постановлением Елецкого городского суда Липецкой области от 06.05.2005 осужденному к лишению свободы Ж. отказано в условно-досрочном освобождении.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 28.06.2005 постановление отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

В соответствии со ст. 79, ч. 1 УК РФ лицо, отбывающее наказание в виде лишения свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

В соответствии со ст. 7, п. 4 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Вместе с тем суд, проверив материалы дела, не исследовал их должным образом и не привел ни одного основания, по которому он пришел к выводу о невозможности условно-досрочного освобождения.

Как следует из материалов дела, Ж. отбыл необходимые для условно-досрочного освобождения 1/3 от назначенного ему наказания, не имеет взысканий, имеет поощрения, трудится, участвует в общественной жизни колонии. Администрация колонии характеризует его положительно и считает целесообразным условно-досрочное освобождение.

В связи с этим дело направлено на новое рассмотрение.

Постановлением Елецкого районного суда Липецкой области от 17.02.2005 осужденному к лишению свободы И. отказано в условно-досрочном освобождении.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 12.04.2005 постановление отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Суд также, проверив материалы дела, не исследовал их должным образом и не привел ни одного основания, по которому он пришел к выводу о невозможности условно-досрочного освобождения.

Между тем И. отбыл необходимые для условно-досрочного освобождения 2/3 от назначенного ему наказания, не имеет взысканий, за период с начала 2002 года имеет 16 поощрений, активно участвует в общественной жизни колонии, повышает образование. Администрация колонии характеризует его только с положительной стороны и считает целесообразным условно-досрочное освобождение.

В связи с этим дело направлено на новое рассмотрение.

 

Жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ подлежат рассмотрению

лишь в ходе досудебного производства по уголовному делу

 

Постановлением Советского суда г. Липецка от 21.03.2005 признано незаконным постановление прокурора Липецкой области Пантюшина И.С. от 16.03.2005 о полном отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого А. об отводе заместителя прокурора Липецкой области Баранова Ю.А. по уголовному делу и постановлено обязать устранить допущенное нарушение.

16.03.2005 прокурором Липецкой области Пантюшиным И.С. было вынесено постановление о полном отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого А. об отводе заместителя прокурора Липецкой области Баранова Ю.А.

16.03.2005 в Советский районный суд г. Липецка поступила жалоба обвиняемого А., в которой он просил признать вышеуказанное постановление прокурора Липецкой области незаконным.

21.03.2005 судьей Советского суда вынесено указанное выше постановление.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 28.04.2005 постановление суда отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

Согласно ч. 3 ст. 29 УПК РФ предусмотренные ст. 125 УПК РФ жалобы суд правомочен рассматривать в ходе досудебного производства.

Как видно из материалов дела, суд рассмотрел жалобу А., когда досудебное производство по уголовному делу было окончено и дело находилось в суде.

Поскольку уголовное дело было передано в суд для рассмотрения по существу, жалоба А. подлежала рассмотрению не по правилам ст. 125 УПК РФ, а в ходе судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела. Поэтому жалобу А. надлежало приобщить к материалам уголовного дела по обвинению А. по ч. 1 ст. 222 УК РФ для дальнейшего рассмотрения в ходе судебного разбирательства.

 

ПЕРЕСМОТР ПРИГОВОРОВ В ПОРЯДКЕ СТ. СТ. 397, 399 УПК РФ

 

Представление начальника исправительной колонии о приведении

приговора в соответствие законодательству подлежит

рассмотрению, если оно подано в интересах осужденного

 

Постановлением Октябрьского суда г. Липецка от 24.02.2005 начальнику ИК-5 отказано в удовлетворении представления о приведении в соответствие законодательству приговора в отношении осужденного Л.

Осужденный к лишению свободы Л. отбывает наказание в учреждении ЮУ-323/5 г. Липецка.

Начальник данного учреждения обратился в суд с представлением о приведении приговора в отношении Л. в соответствие с действующим законодательством.

Суд заявленное ходатайство признал необоснованным и отказал в его удовлетворении, указав, что в соответствии с требованиями ст. 399 УПК РФ вопросы, связанные с исполнением приговора, в частности, об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу в соответствии со ст. 10 УК РФ, согласно п. 13 ст. 397 УПК РФ рассматриваются судом по ходатайству осужденного, поэтому начальник учреждения не обладает правом обращения в суд с подобными ходатайствами.

При этом суд вынес частное постановление в адрес начальника УИН по Липецкой области о незнании либо игнорировании сотрудниками ИК законодательства.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 05.04.2005 постановление отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Согласно общим нормам Конституции Российской Федерации, уголовного и уголовно-исполнительного законодательства (ст. 2 УК РФ, ст. 1 УИК РФ) целями и задачами российского законодательства является в первую очередь охрана прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, в том числе и осужденного.

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Федеральные законы от 31.10.2002 N 133-ФЗ и от 08.12.2003 N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" улучшают положение лиц, совершивших преступления, и лиц, отбывающих наказание, а следовательно, на основании вышеуказанного закона должны применяться.

Поэтому администрация учреждения ЮУ-323/5 г. Липецка в лице начальника учреждения обоснованно, с целью соблюдения конституционных прав, а именно права на судебную защиту осужденного Л. обратилась в суд с представлением о приведении приговора суда в отношении осужденного в соответствие с действующим законодательством.

В связи с этим ссылка суда на ст. 399 УПК РФ, согласно которой вопросы, связанные с исполнением приговора, в частности, об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, рассматриваются судом по ходатайству осужденного, и что начальник учреждения не обладает правом обращения в суд с подобными ходатайствами, противоречит общим принципам российского законодательства.

 

При пересмотре приговора необходимо учитывать, что

в соответствии со ст. 17 УК РФ (в ред. Закона от 13.06.1996)

совокупностью преступлений признается совершение двух

или более преступлений, предусмотренных различными статьями

или частями статьи УК РФ

 

Приговором Советского суда г. Липецка от 08.06.2000 К. осужден:

по ст. 158, ч. 2, п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы;

по ст. 158, ч. 3, п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы;

по ст. 162, ч. 3, п. "б" УК РФ к 12 годам лишения свободы;

в соответствии со ст. 69 УК РФ к 14 годам лишения свободы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 11.07.2000 приговор оставлен без изменения.

Постановлением Елецкого городского суда Липецкой области от 06.04.2004 приговор пересмотрен в связи с изменением законодательства:

постановлено считать его осужденным:

по ст. 158, ч. 2, п. "а", "б", "в" УК РФ (в редакции УК РФ от 08.12.2003) к 3 годам лишения свободы;

по ст. 158, ч. 2, п. "а", "б", "в" УК РФ (в редакции УК РФ от 08.12.2003) к 5 годам лишения свободы;

по ст. 162, ч. 3 УК РФ (в редакции УК РФ от 08.12.2003) к 12 годам лишения свободы;

в соответствии со ст. 69, ч. 3 УК РФ (в редакции УК РФ от 08.12.2003) к 14 годам лишения свободы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 25.05.2004 постановление Елецкого городского суда оставлено без изменения.

Постановлением президиума Липецкого областного суда от 17.06.2005 судебные решения изменены по следующим основаниям.

Приговором суда К. был осужден за два преступления, предусмотренных ст. 158 УК РФ, - по факту хищения имущества у С. он осужден по ст. 158, ч. 2, п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы и по факту хищения имущества у Т. он осужден по ст. 158, ч. 3, п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы.

В соответствии с законом, действовавшим на тот период времени, действия К. образовывали совокупность преступлений.

При пересмотре приговора суд переквалифицировал действия К. со ст. 158, ч. 2, п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на ст. 158, ч. 2, п. "а", "б", "в" УК РФ (в ред. Закона от 08.12.2003), а со ст. 158, ч. 3, п. "б" УК РФ на ст. 158, ч. 2, п. "а", "б", "в" УК РФ (в ред. Закона от 08.12.2003), по каждой из которой определил наказание - 3 года и 5 лет лишения свободы соответственно.

Однако судом не учтено, что оба преступления являются тождественными, предусмотрены одной статьей и одной частью особенной части УК РФ.

В соответствии со ст. 17 УК РФ (в ред. Закона от 13.06.1996) совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи УК РФ.

В силу ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

В силу ст. 10 УК РФ уголовный закон, усиливающий наказание либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Таким образом, деяние К. в настоящее время надлежит квалифицировать одной статьей - 158, ч. 2, п. "а", "б", "в" УК РФ (в ред. Закона от 08.12.2003) как кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба гражданину, а наказание должно быть назначено в пределах санкции данной статьи.

Президиум постановил считать К. осужденным по ст. 158, ч. 2, п. "а", "б", "в" УК РФ (в редакции УК РФ от 08.12.2003) к 4 годам лишения свободы, по ст. 162, ч. 3 УК РФ (в редакции УК РФ от 08.12.2003) к 10 годам лишения свободы, а в соответствии со ст. 69, ч. 3 УК РФ (в редакции УК РФ от 08.12.2003) к 12 годам лишения свободы.

 

Декриминализация деяния аннулирует правовые последствия

 

Приговором Преображенского суда г. Москвы от 11.02.2004 Х. осужден по ст. 228, ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ст. 74, п. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Щелковского суда Московской области от 07.06.2002, которым он осужден по ст. 158, ч. 2, п. "а", "в", "г" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, и на основании ст. 70 УК РФ назначено наказание в виде 2 лет 7 месяцев лишения свободы.

Постановлением Правобережного суда г. Липецка от 29.09.2004 приговор пересмотрен в связи с изменениями в законодательстве, Х. освобожден от наказания, назначенного ему по приговору Преображенского суда г. Москвы от 11.02.2004 по ст. 228, ч. 1 УК, в связи с декриминализацией деяния. Постановлено считать его осужденным по приговору Щелковского суда Московской области от 07.06.2002 по ст. 158, ч. 2, п. "а", "в", "г" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 26.10.2004 постановление Правобережного суда оставлено без изменения.

Приговором Х. признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства - героина весом 0,2 грамма.

Суд первой инстанции при осуждении Х. по ч. 1 ст. 228 УК РФ, отменяя осуждение по приговору суда от 07.06.2002 и применяя при назначении наказания ст. 70 УК РФ, исходил из того, что Х. совершил преступление в период испытательного срока, что на тот период времени являлось правильным.

При пересмотре приговора суд правильно установил, что размер героина, который Х. незаконно приобрел и хранил, не является крупным, в связи с чем суд обоснованно освободил Х. от наказания по ст. 228, ч. 1 УК РФ.

Однако в связи с декриминализацией деяния, за которое Х. был осужден приговором от 11.02.2004, приговор Щелковского суда Московской области от 07.06.2002, которым он осужден по ст. 158, ч. 2, п. "а", "в", "г" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, должен был исполняться самостоятельно.

При условном осуждении течение испытательного срока начинается с момента провозглашения приговора. Следовательно, наказание, назначенное Х. по приговору Щелковского суда Московской области от 07.06.2002, им отбыто.

Постановлением президиума Липецкого областного суда от 24.02.2005 постановление Правобережного суда изменено, постановлено считать Х. осужденным приговором Щелковского суда Московской области от 07.06.2002 по ст. 158, ч. 2, п. "а", "в", "г" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, в связи с отбытием наказания из-под стражи Х. освобожден.

 

Судья

Липецкого областного суда

Г.А.БУРКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь