Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 1 июля 2005 г. N 01-19/393

 

СПРАВКА О ПРИЧИНАХ ОТМЕНЫ И ИЗМЕНЕНИЯ ПРИГОВОРОВ И ДРУГИХ

СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ, ПОСТАНОВЛЕННЫХ СУДАМИ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 1-М ПОЛУГОДИИ 2005 ГОДА

 

Качество, объем и стабильность работы районных (городских)

судов Кемеровской области по уголовным делам

в 1-м полугодии 2005 года

 

Стабильность приговоров по рассмотренным судами области делам в 1-м полугодии 2005 г. составила 95,5%. В 2004 году данный показатель составил 96,76%.

Качество, объем и стабильность работы в 1-м полугодии 2005 г. по каждому из судов области представлены в таблице:

 

 N

   Наименование суда 

Рассмот-
рено дел

В отно-
шении 
лиц   

Изме-
нено
(по 
числу
лиц)

Отме-
нено
(по 
числу
лиц)

Стабиль-
ность  
приго- 
воров  
(%)    

 1.

Анжеро-Судженский г/с

  332  

  388 

   8

   9

   95,6

 2.

Беловский г/с        

  298  

  365 

  10

  13

   93,7

 3.

Березовский г/с      

  146  

  184 

   4

   7

   94  

 4.

Гурьевский г/с       

  136  

  181 

   1

   2

   98,3

 5.

Заводский р/с Кемерова

  376  

  463 

  20

  10

   93,5

 6.

Кировский р/с Кемерова

  220  

  259 

  14

  10

   90,7

 7.

Ленинский р/с Кемерова

  279  

  350 

  12

  25

   89,4

 8.

Рудничный р/с Кемерова

  308  

  379 

   4

   4

   97,9

 9.

Центральный р/с      
Кемерова             

  369  

  476 

  11

   8

   96  

10.

Киселевский г/с      

  276  

  379 

   -

   2

   99,5

11.

Ленинск-Кузнецкий г/с

  322  

  387 

   4

  11

   96,1

12.

Мариинский г/с       

  170  

  211 

   6

   4

   95,3

13.

Междуреченский г/с   

  263  

  346 

   9

   8

   95,1

14.

Мысковский г/с       

   99  

  135 

   6

   4

   92,6

15.

Заводский р/с        
Новокузнецка         

  212  

  255 

  13

   5

   92,9

16.

Куйбышевский р/с     
Новокузнецка         

  248  

  314 

   3

   1

   98,7

17.

Кузнецкий р/с        
Новокузнецка         

  191  

  232 

   6

   7

   94,4

18.

Центральный р/с      
Новокузнецка         

  415  

  499 

  12

  10

   95,6

19.

Орджоникидзевский р/с
Новокузнецка         

  219  

  252 

   8

   2

   96  

20.

Новоильинский р/с    
Новокузнецка         

   99  

  127 

   3

   3

   95,3

21.

Осинниковский г/с    

  100  

  127 

   4

   5

   92,9

22.

Зенковский р/с       
Прокопьевска         

  100  

  122 

   -

   -

  100  

23.

Рудничный р/с        
Прокопьевска         

  222  

  293 

   7

   3

   96,6

24.

Центральный р/с      
Прокопьевска         

  196  

  260 

   8

   3

   95,8

25.

Тайгинский г/с       

   82  

  106 

   -

   1

   99,1

26.

Таштагольский г/с    

   95  

  127 

   5

   1

   95,3

27.

Топкинский г/с       

  154  

  198 

   3

   5

   96  

28.

Юргинский г/с        

  264  

  342 

  23

   2

   92,7

29.

Беловский р/с        

  111  

  160 

   -

   -

  100  

30.

Ижморский р/с        

   48  

   62 

   -

   1

   98,4

31.

Калтанский р/с       

   60  

   88 

   -

   3

   96,6

32.

Кемеровский р/с      

  106  

  145 

   3

   2

   96,6

33.

Крапивинский р/с     

   71  

   99 

   2

   5

   92,9

34.

Ленинск-Кузнецкий р/с

  102  

  128 

   1

   -

   99,2

35.

Новокузнецкий р/с    

  109  

  140 

   -

   2

   98,6

36.

Промышленновский р/с 

   98  

  134 

   6

   -

   95,5

37.

Прокопьевский р/с    

  101  

  133 

   7

   4

   91,7

38.

Тисульский р/с       

   51  

   68 

   1

   -

   98,5

39.

Тяжинский р/с        

   53  

   74 

   1

   -

   98,6

40.

Чебулинский р/с      

   44  

   60 

   5

   -

   91,7

41.

Яшкинский р/с        

   90  

  127 

   2

   -

   98,4

42.

Яйский р/с           

   72  

  100 

   2

   1

   97  

 

ПО ОБЛАСТИ           

 7307  

 9275 

 234

 183

   95,5

 

Без отмены и изменений отработали следующие судьи (из числа рассмотревших в 1-м полугодии 2005 года более 20 уголовных дел):

 

Беловский городской суд: Беспамятнова Н.С., Таран Н.В.;

Березовский городской суд: Вишнякова Е.Г., Дударек Н.Г.;

Гурьевский городской суд: Тишкивская Л.Н., Любимова Н.А., Шевнин П.А.;

Рудничный районный суд г. Кемерово: Черкасова М.Л., Прошина Я.Г., Ушакова О.А., Яковлева М.В.;

Центральный районный суд г. Кемерово: Суворов В.М.;

Киселевский городской суд: Коваленко Г. В., Серегина Н.В., Голубева В.В., Отрубенникова Г.А., Смердин А.П.;

Ленинск-Кузнецкий городской суд: Абзалова В.Н., Калашникова О.Н., Строганова Г.В., Якушина И.Н.;

Мариинский городской суд: Лапина Л.И.;

Междуреченский городской суд: Смирнова Л.Л.;

Мысковский городской суд: Захаревич И.М.;

Куйбышевский районный суд г. Новокузнецка: Мартынова Н.В., Беленок Л.А., Рева Л.В., Иванькова Е.Н.;

Кузнецкий районный суд г. Новокузнецка: Омельчук П.А.;

Центральный районный суд г. Новокузнецка: Чесик В.Н., Трещеткина О.В.;

Орджоникидзевский районный суд г. Новокузнецка: Рожков С.Б., Семерикова И.Г.;

Зенковский районный суд г. Прокопьевска: Трофимчук С.Г., Лавник М.В.;

Рудничный районный суд г. Прокопьевска: Паньков С.П.;

Новокузнецкий районный суд: Короткова Е.Л., Маркова О.Б.;

Ижморский районный суд: Соловьева Л.Н.;

Беловский районный суд: Куртукова В.В., Попова Л.М., Рындина Н.Н.;

Ленинск-Кузнецкий районный суд: Першин Р.Н., Гарбар И.Ю., Мышкин Е.М.;

Промышленновский районный суд: Ольхов О.К.;

Тисульский районный суд: Шуляк Л.И.;

Яшкинский районный суд: Дмитриева Л.Е.;

Тайгинский городской суд: Трушина С.А., Кобелев А.В.

 

Основания отмены и изменения приговоров

и других судебных решений

 

Раздел I. Отмена и изменение приговоров в связи с нарушением норм материального права

 

Глава 1. Отмена приговоров в связи с неправильным применением уголовного закона

 

Среди нарушений уголовного закона, встречающихся в судебной практике Кемеровской области, особого внимания заслуживают факты отмены приговоров с прекращением уголовного дела, в том числе по реабилитирующим основаниям.

Такие факты имели место в 1-м полугодии 2005 года. В большинстве случаев приговоры отменялись за отсутствием состава преступления (объективной стороны, субъективной стороны, а также субъекта преступления).

Так, судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 18.10.04 в отношении М.Я., в части осуждения его по ч. 2 ст. 167 УК РФ с прекращением дела производством по следующим основаниям.

По смыслу закона умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенное путем поджога, квалифицируется по ч. 2 ст. 167 УК РФ лишь в тех случаях, когда по условиям совершения этот способ носил общеопасный характер.

Суд в приговоре не привел доказательств, свидетельствующих об этом, а лишь указал, что М.Е. после убийства Чеботкова, с целью умышленного уничтожения имущества, находящегося в квартире Чеботкова, умышленно поднес открытый огонь к вещам потерпевшего, которые находились в разных частях квартиры, вызвал их возгорание и пожар, в результате было уничтожено имущество Чеботкова.

Кроме того, М.Я. не было предъявлено обвинение в том, что уничтожение имущества потерпевшего путем поджога совершено способом, носящим общеопасный характер.

Поэтому в действиях М.Я. судом не установлен состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Отменен приговор Мариинского городского суда от 27.12.05 в отношении Л.Ы. с прекращением уголовного дела за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228-1 УК РФ.

Из показаний свидетеля Ф.Ъ. следует, что, получив от сотрудников полиции 450 рублей для проверочной закупки наркотических средств у Л.Ы., он отправился к дому Л.Ы. Когда вышел Л.Ы., которого он немного знал, т.к. ранее приобретал у него героин, он спросил, можно ли у него приобрести героин, на что Л.Ы. ответил, что у него в доме нет, нужно за героином куда-то сходить, куда именно, не пояснил. Взяв у него деньги в сумме 450 рублей, Л.Ы. куда-то пошел по улице, на которой жил, но куда именно, он не видел. Вернувшись, Л.Ы. передал ему фрагмент фольги, в котором находилось сыпучее вещество, после чего он пошел в здание Мариинского МРО, где добровольно выдал приобретенный у Л.Ы. наркотик. С Л.Ы. он никогда вместе героин не употреблял, и в этот раз какого-либо разговора о совместном употреблении героина не было, он лишь попросил продать ему героин.

Л.Ы. как в судебном заседании, так и в ходе предварительного расследования утверждал, что по просьбе Ф.Ъ. приобрел для него на ту сумму денег, которую получил от Ф.Ъ., героин у женщины цыганской национальности. При себе у него было 800 рублей, деньги Ф.Ъ. он положил к своим.

В судебном заседании Л.Ы., кроме того, пояснил, что не знает, какие деньги он отдал за наркотики, однако данное уточнение не находится в противоречии с его показаниями в ходе предварительного следствия.

Судебная коллегия находит, что исследованными в судебном заседании доказательствами достоверно установлены в действиях Л.Ы. лишь признаки пособничества в приобретении наркотических средств, однако вес приобретенного героина составляет 0,2 г, что не является крупным размером и не влечет уголовной ответственности.

Следовательно, состав преступления в действиях Л.Ы. отсутствует.

Отменен приговор Кемеровского районного суда от 04.02.05 в отношении Ч.И., в части его осуждения по ч. 1 ст. 226 УК РФ с прекращением уголовного дела за отсутствием состава преступления.

Признав Ч.И. виновным по ч. 1 ст. 226 УК РФ в хищении одноствольного охотничьего ружья 12-го калибра и 3 патронов к нему, суд не учел, что в соответствии с ныне действующим уголовным законом указанные выше предметы не являются предметами преступлений против общественной безопасности, входящих в главу 24 УК РФ, что законодательство РФ не ставит под уголовно правовую охрану незаконный оборот гражданского гладкоствольного оружия и боеприпасов к нему.

В связи с чем действия Ч.И. не могут квалифицироваться по ч. 1 ст. 226 УК РФ.

Поскольку не установлена стоимость похищенного ружья и патронов, то действия Ч.И. не могут быть квалифицированы как преступление против собственности.

Судебная коллегия отменила приговор Березовского городского суда от 14.03.05 в отношении О.В. в части осуждения по ст. 116 УК РФ с прекращением дела за отсутствием в его действиях состава преступления.

В связи с тем, что согласно ст. 20 УК РФ уголовная ответственность за преступление, предусмотренное ст. 116 УК РФ, наступает с 16-летнего возраста, а О.В. на период совершения преступления не достиг 16 лет, О.В. субъектом данного преступления не является.

Отменен приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 02.03.05 в отношении М.Ю. и К.Э. в части осуждения их по ч. 4 ст. 150 УК РФ с прекращением производства по делу.

Суд, признав М.Ю. и К.Э. виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 150 УК РФ, доказательств тому в приговоре не привел.

Суд указал в установочной части приговора, что К.Э. и М.Ю. вовлекли несовершеннолетних в совершение преступлений путем обещаний, однако в ходе предварительного расследования не было установлено, каким образом М.Ю. и К.Э. вовлекли несовершеннолетних в преступную группу.

Оценивая критически показания М.Ю. и К.Э. о том, что они не вовлекали несовершеннолетних в совершение преступлений, суд указал, что их вина подтверждается показаниями несовершеннолетних подсудимых, которые подтвердили, что преступления они совершали по предложению К.Э. и М.Ю., однако один факт предложения совершить преступление и совместного участия взрослого с несовершеннолетними в совершении преступления не может свидетельствовать о наличии состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 150 УК РФ.

К тому же данное преступление с субъективной стороны предполагает наличие у взрослого лица прямого умысла на вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность и для этого он совершает определенные активные действия, связанные с непосредственным психическим или физическим воздействием на несовершеннолетнего, но по делу таковое судом не установлено, не было это установлено и в ходе предварительного расследования.

Отменен приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 01.12.04 в отношении К.Ч. за отсутствием в ее действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30 УК РФ - ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Доводы кассационного представления и кассационной жалобы осужденной о не доказанности вины К. в приготовлении к сбыту наркотического средства - опия - весом 0,090 г, приобретенного в марте 2004 г., и весом 0,7602 г, приобретенного в июне 2004 г., судебная коллегия нашла обоснованными.

Сама К., не отрицая факта приобретения ею указанного наркотического средства, ни в ходе предварительного, ни в ходе судебного следствия не поясняла о том, что покупала наркотик с целью последующего его сбыта. Иные доказательства, свидетельствующие о том, что данный наркотик К. имела намерение сбыть, в материалах дела не содержатся.

Вывод суда о том, что факт сбыта К. наркотического средства Кондраеву свидетельствует о приобретении ею в марте и в июне указанного количества опия и хранении его в квартире именно в целях сбыта, судебная коллегия сочла несостоятельным, поскольку, как указано выше, убедительных доказательств приготовления к сбыту обнаруженных и изъятых у К. 18.06.04 наркотических средств материалы дела не содержат.

 

Несколько приговоров в 1-м полугодии 2005 года отменено ввиду непричастности лица к совершению преступления.

За отсутствием в действиях И. состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, и ввиду ее непричастности к совершению преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ, отменен приговор Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 09.11.04, производство по делу прекращено. За И. признано право на реабилитацию.

Как видно из материалов дела, уголовное дело по факту незаконного приобретения и хранения с целью сбыта наркотических средств в крупном размере в отношении И. возбуждено 07.05.04.

Между тем обыск, в ходе которого у И. и ее дочери изъято вещество зелено-коричневого цвета, произведен 13.04.04, т.е. до возбуждения уголовного дела.

Химические экспертизы по изъятому в ходе обыска у И. веществу проведены 14.04.04.

Уголовное дело по факту незаконного сбыта наркотических средств в крупном размере в отношении И. возбуждено 21.05.04.

Тогда как И. была предъявлена свидетелю Ш.С. для опознания 14.04.04, т.е. до возбуждения уголовного дела.

Химическая экспертиза, подтвердившая, согласно выводам суда, идентичность гашиша, проданного Ш.С., и гашиша, изъятого при личном обыске И., проведена в период с 11.05.04 по 04.06.04, т.е. была начата после возбуждения в отношении И. уголовного дела по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в ред. 1996 г.), и окончена после возбуждения уголовного дела по п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ. Однако при ее проведении для сравнения с гашишем, проданным Ш.С., использовалось вещество, изъятое при личном обыске И. 13.04.04, т.е. до возбуждения уголовных дел в отношении И. Постановление о назначении данной экспертизы вынесено 21.04.04, т.е. также до возбуждения уголовных дел.

В соответствии с ч. 1 ст. 156 УПК РФ предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела.

Руководствуясь требованиями ч. 1 ст. 75 УПК РФ, судебная коллегия признала указанные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, недопустимыми, что повлекло отмену приговора с прекращением производства по делу.

Отменен приговор Юргинского городского суда от 19.01.05 в отношении Б.У. в части ее осуждения по ч. 1 ст. 228-1 УК РФ с прекращением уголовного преследования в силу п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, поскольку факт сбыта наркотического средства 22.09.04 подтвержден недопустимым в силу ст. 75 УПК РФ доказательством - заключением химической экспертизы, проведенной 23.09.04, т.е. до возбуждения уголовного дела 24.09.04.

Поскольку других доказательств сбыта Б.У. именно наркотического средства - опия, массой не менее 0,084 грамма, не установлено, то судебная коллегия сочла необходимым приговор суда в части осуждения Б.У. по ч. 1 ст. 228-1 УК РФ отменить в соответствии с п. 9 ч. 2 ст. 381 УПК РФ, и уголовное преследование в отношении нее в этой части прекратить в силу п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за непричастностью ее к совершению данного преступления.

Приговором Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 14.12.04 Б.М. осуждена по ч. 1 ст. 228-1 УК РФ по двум эпизодам.

По факту незаконного сбыта наркотических средств по эпизоду от 23.06.04 (в 18 час. 30 минут, вес героина 0,125 грамма) приговор суда от 14.12.04 в отношении Б.М. отменен с прекращением уголовного преследования по данному эпизоду на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с тем, что следственные действия по производству обыска в квартире Б.М. и производство контрольной закупки наркотических средств по данному эпизоду были проведены в рамках возбужденного уголовного дела по первому эпизоду от 23.06.04 (в 9 час. 55 мин., вес героина 0,085 грамма), без поручения следователя, в нарушение положений ФЗ "Об оперативной разыскной деятельности" и требований п. 4 ст. 38 УПК РФ.

Судебная коллегия отменила приговор Беловского городского суда от 29.11.04 в отношении Д.Ч. с прекращением уголовного преследования ввиду его непричастности к совершению преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ.

Судом в обоснование вины Д.Ч. в совершении преступления учтены такие доказательства, как показания подсудимого Д.Ч., свидетелей Б.Ж., Б.Ж., К.Е., Д.Ч., А.Д., эксперта К.Б., письменные доказательства - протокол осмотра места происшествия, заключения автотехнических экспертиз, заключение судебно-медицинской экспертизы и др.

Однако судом не принято во внимание, что в силу ч. 1 ст. 86 УПК РФ собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ, сбор доказательств должен осуществляться в ходе предварительного расследования после возбуждения уголовного дела (ч. 1 ст. 156 УПК РФ).

По данному делу видно, что 28.02.03 возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, возбуждено оно в отношении Б.Ж., в действиях которого усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ. Основанием для возбуждения уголовного дела послужило то обстоятельство, что 18.02.03 Б.Ж., управляя автомобилем "ВАЗ-2110", выехал на перекресток на красный сигнал светофора и совершил столкновение с автомашиной М-2141 и автобусом ПАЗ, в результате ДТП был травмирован пассажир А.

В ходе расследования уголовного дела в отношении Б.Ж. по делу была назначена и проведена судебно-медицинская экспертиза, автотехническая экспертиза от 03.06.03, автотехническая экспертиза от 22.09.03, автотехническая экспертиза от 23.01.04, допрошены свидетели, потерпевшие.

Постановлением следователя по данному уголовному делу 20.04.04 прекращено уголовное преследование в отношении Б.Ж. по ч. 1 ст. 264 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

В рамках данного уголовного дела 21.04.04 вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого Д.Ч., и 21.04.04 Д.Ч. предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 264 УПК РФ.

Однако уголовное дело в отношении Д.Ч. не возбуждалось, не возбуждалось оно и по факту ДТП.

В соответствии с ч. 1 ст. 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми, они не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, т.е. события преступления, виновности лица в совершении преступления и других обстоятельств.

Поскольку судом использованы доказательства, полученные в ходе расследования уголовного дела в отношении Б.Ж., то их следует признать недопустимыми доказательствами при установлении вины Д.Ч. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ. Приговор в отношении Д.Ч. постановлен на недопустимых доказательствах и является незаконным.

Кроме того, в рамках не возбужденного против Д.Ч. уголовного дела ему было предъявлено обвинение, что является существенным нарушением требований УПК РФ и свидетельствует о том, что в установленном законом порядке Д.Ч. к уголовной ответственности не привлечен.

 

С направлением дела на новое рассмотрение в большинстве случаев приговоры отменялись в связи с нарушением судами первой инстанции требований материального права, касающихся назначения наказания.

Обобщение судебной практики показало, что судами области не всегда учитывается, что окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда. В некоторых случаях судами при назначении наказания по совокупности приговоров не отменялось условное осуждение по предыдущему приговору, нарушались требования уголовного закона при назначении наказания несовершеннолетним. Допускались и иные ошибки.

Определением судебной коллегии по уголовным делам отменен приговор Кировского районного суда г. Кемерово от 21.04.05 в отношении Б.Т., уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Осудив Б.Т. по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, суд назначил ему наказание в виде исправительных работ.

В соответствии со ст. 50 УК РФ исправительные работы назначаются осужденному, не имеющему основного места работы.

Однако в судебном заседании установлено, что Б.Т. имеет основное место работы - работает слесарем в ООО "Сибхиммонтаж", трудоустроен постоянно. Следовательно, назначив Б.Т. наказание в виде исправительных работ, суд неправильно применил уголовный закон, нарушив требования ст. 50 УК РФ.

Отменен приговор Тайгинского городского суда от 25.04.05 в отношении С.У., осужденной по ч. 2 ст. 159 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ.

Согласно материалам дела у С.У. имеется ребенок в возрасте до 3 лет, что в соответствии с ч. 5 ст. 50 УК РФ исключает применение в отношении нее в качестве наказания исправительные работы. При таких обстоятельствах приговор не может быть признан законным и обоснованным и в соответствии со ст. 379 УПК РФ подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Определением судебной коллегии отменен приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 27.10.04 в отношении Д.Ч., Р.Ф., Г.Ц.

Судом в отношении осужденных Р.Ф. и Д.Ч. нарушены требования ч. 5 ст. 74 УК РФ, поскольку, применив ст. 70 УК РФ, суд не отменил им условное осуждение по предыдущим приговорам.

Кроме того, Д.Ч. осужден по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ по эпизоду от 19.12.03 к 2 годам лишения свободы, по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ по эпизоду от 24.01.04 к 2 годам лишения свободы, по пп. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ по эпизоду от 08.03.04 к 2 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения к 3 годам лишения свободы. На основании ч. 1 ст. 70 УК РФ присоединено 6 месяцев лишения свободы по приговору от 06.01.04 и окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы.

Коллегия указала, что суд необоснованно применил правила ст. 70 УК РФ при назначении наказания Д.Ч., поскольку соединил частично наказание по совокупности приговоров с преступлением от 19.12.03, т.е. с преступлением, совершенным до вынесения приговора от 06.01.04.

Ленинский районный суд г. Кемерово (приговор от 12.04.05 в отношении Щ.К.) в нарушение ч. 5 ст. 74 УК РФ не отменил Щ.К. условное осуждение по приговору от 14.09.04, что является обязательным при назначении наказания по ст. 70 УК РФ.

Судебная коллегия отменила приговор Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 24.11.04 в отношении Д.З., т.к. суд неправильно применил уголовный закон, назначил наказание Д.З. в нарушение требований ч. 7 ст. 79 УК РФ по правилам ст. 70 УК РФ, не отменив условно-досрочное освобождение.

Судебная коллегия отменила приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 14.02.05 в отношении П.Ь.

В соответствии с п. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Суд, назначая П.Ь. наказание по совокупности приговоров, нарушил указанный закон. Согласно приговору от 22.12.03 П.Ь. было определено наказание в виде лишения свободы сроком в 3 года, которое он не отбывал. А поэтому при назначении ему наказания по правилам ст. 70 УК РФ суд должен был определить наказание свыше 3 лет лишения свободы. Суд же незаконно назначил наказание в виде 3 лет лишения свободы.

Судебная коллегия, отменяя приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 01.12.04 в отношении К.Ш., указала, что в нарушение ч. 4 ст. 70 УК РФ суд назначил окончательное наказание по совокупности приговоров такое же, какое составляет неотбытая часть наказания по предыдущему приговору, хотя должен был назначить большее наказание.

Определением судебной коллегии отменен приговор Мариинского городского суда от 03.03.05 в отношении Д.Ц.

До вынесения приговора по настоящему делу Д.Ц. осуждалась еще по нескольким делам, приговоры по которым были с вынесением как условного наказания, так и реального.

При определении окончательного наказания по приговору от 03.03.05 судом были нарушены правила ч. 5 ст. 74 УК РФ.

По настоящему приговору Д.Ц. осуждена за преступление, которое она совершила 27.06.04, т.е. в период условного осуждения по приговору от 04.06.04. Преступление, совершенное Д.Ц., относится к категории средней тяжести, и, исходя из положений ч. 5 ст. 74 УК РФ суд должен был отменить условное осуждение и назначить наказание по правилам ст. 70 УК РФ.

Суд же в нарушение требований закона постановил приговор в отношении Д.Ц. от 04.06.04 исполнять самостоятельно, тем самым неправильно применил уголовный закон.

Отменяя приговор Березовского городского суда от 21.02.05 в отношении Б.С. и П.Р., судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 69 УК РФ при совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое преступление.

Из ч. 3 ст. 69 УК РФ следует, что если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний.

Согласно ч. 1 ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.

Из резолютивной части приговора Березовского городского суда от 21.02.05 видно, что наказание Б.С. и П.Р. за каждое преступление не назначено. Также не назначено им наказание и по ч. 3 ст. 69 УК РФ. А при назначении наказания Б.С. по ст. 70 УК РФ суд не указал, какая часть наказания, назначенного Б.С. по приговору Березовского городского суда от 15.10.04 и по приговору Березовского городского суда от 12.11.04, присоединена к назначенному наказанию по приговору Березовского городского суда от 21.02.05.

Судебная коллегия отменила приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 29.03.05 в отношении К.Х.

Как видно из приговора суда, К.Х. судим:

1) 26.05.04 Центральным районным судом г. Новокузнецка по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года;

2) 19.07.04 Центральным районным судом г. Новокузнецка по пп. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев;

3) 25.10.04 Центральным районным судом г. Новокузнецка по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

Приговором от 29.03.05 К.Х. осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ за тяжкое преступление, совершенное 08.01.05, т.е. в период испытательного срока по всем трем приговорам суда.

При таких обстоятельствах, в соответствии с ч. 4 ст. 75 УК РФ, условное осуждение подлежит отмене по всем приговорам, и окончательное наказание должно быть назначено по правилам ст. 70 УК РФ, т.е. путем частичного или полного присоединения неотбытой части наказания по всем приговорам, а не только по приговору от 25.10.04, как указал суд.

Отменен приговор Осинниковского городского суда от 12.01.05 в отношении М.Н. с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Указав в приговоре обстоятельства, которые учтены судом при назначении наказания виновному М.Н., в том числе его несовершеннолетний возраст, суд при решении вопроса о назначении ему наказания в виде штрафа сослался на ч. 2 ст. 88 УК РФ об условиях назначения этого вида наказаний несовершеннолетним.

Однако суд не учел, что в соответствии с ч. 1 ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений Общей части УК РФ, в данном случае - положений главы 14 УК РФ.

Санкция ч. 1 ст. 161 УК РФ, по которой М.Н. признан виновным, не предусматривает наказания в виде штрафа. Поэтому такое наказание могло быть назначено ему лишь при наличии исключительных обстоятельств, дающих основание для применения ст. 64 УК РФ о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.

Между тем, суд не применил ст. 64 УК РФ и даже не обсуждал в приговоре возможность применения этого закона, а также возможность назначения условного осуждения на основании ст. 73 УК РФ.

Имели место случаи неуказания в приговоре части или пункта статьи УК РФ, по которой лицо признавалось судом виновным. Такие приговоры отменялись с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

К примеру, судебная коллегия отменила приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 06.04.05 в отношении А.Ю., указав следующее.

Согласно пп. 3, 4 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора суд должен указать пункт, часть, статью УК РФ, предусматривающие ответственность за каждое преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным, и определить вид и размер наказания за каждое совершенное преступление.

Как видно из резолютивной части приговора, суд указал пункты и части статьи 158 УК РФ, однако не указал конкретно, за какие именно преступления (от какого числа, в отношении какого потерпевшего) признал А.Ю. виновным по соответствующему уголовному закону. Наказание же А.Ю. суд назначил по пронумерованным эпизодам, чем нарушил требование закона о назначении вида и размера наказания за каждое преступление, в совершении которого А.Ю. признан виновным.

Указанные нарушения судебная коллегия сочла существенными, влекущими отмену приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Отменяя приговор Гурьевского городского суда от 13.01.05 в отношении Н.Р. и Л.П., судебная коллегия указала, что согласно п. 3 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным. Не указав полного названия закона, подлежащего применению, суд признал виновными и назначил наказание Н.Р. и Л.П. по несуществующему закону. Указанное нарушение в соответствии с требованиями п. 1 ст. 381, п. 2 ст. 382, п. 2, п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ является основанием для отмены приговора и направления дела на новое судебное рассмотрение.

Определением судебной коллегии отменен и приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 12.04.05 в отношении Щ.К., дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей.

В нарушение ч. 3 ст. 308 УПК РФ суд, признав Щ.К. виновным по ч. 2 ст. 158 УК РФ не указал на квалифицирующий признак, а именно значительный ущерб, предусмотренный п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

 

Глава 2. Изменение приговоров в связи с неправильным применением уголовного закона

 

1. Наиболее распространенным основанием изменения приговоров в связи с неправильным применением уголовного закона является нарушение судами первой инстанции требований материального права, касающихся назначения наказания.

 

1.1. Ошибки при назначении наказания по совокупности преступлений и совокупности приговоров

 

Изменен приговор Кировского районного суда г. Кемерово от 17.02.05 в отношении Б.Ф.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ если все преступления, за которые лицо признано виновным, относятся к категории небольшой тяжести, то окончательное наказание по совокупности преступлений назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения наказаний.

Суд при назначении наказания применил ч. 3 ст. 69 УК РФ, которая предусматривает частичное либо полное сложение наказаний, т.е. применил более тяжкий закон.

В связи с указанным нарушением закона, допущенным судом, судебная коллегия посчитала, что приговор подлежит изменению.

Вместо ч. 3 ст. 69 УК РФ нужно было применить ч. 2 ст. 69 УК РФ.

Определением судебной коллегии изменен приговор Топкинского районного суда от 26.04.05 в отношении П.Б.

Р.Л. вопрос о назначении наказания по совокупности приговоров П.Б., суд не учел того обстоятельства, что действующим уголовным законодательством устранена наказуемость деяний, за которые П.Б. осуждался ранее: приговором от 16.12.99 - по ч. 1 ст. 228, пп. "б, в" ч. 3 ст. 228 УК РФ, приговором от 14.01.00 - по ч. 1 ст. 228, п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ.

При таких обстоятельствах суд должен был исходить из того, что приговором от 14.01.00 П.Б. следует считать осужденным по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно в соответствии со ст. 73 УК РФ и на момент совершения преступления отбывшим наказание по предыдущему приговору.

Исходя из изложенного, коллегия исключила из приговора указание суда о назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ, а из вводной части приговора исключено указание на судимость от 16.12.99.

Изменен приговор Березовского городского суда от 28.02.05 в отношении Т.Ш.

Суд необоснованно назначил наказание Т.Ш. с применением ст. 70 УК РФ, учел судимость Т.Ш. по приговору Березовского городского суда от 30.08.01 по пп. "а, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ за совершение преступления 05.11.00 в несовершеннолетнем возрасте, поскольку от назначенного указанным приговором наказания в виде 2 лет лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год 6 месяцев Т.Ш. подлежит освобождению в силу п. 5 Постановления ГД ФС РФ от 30.11.01 "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин". Преступления, за которые Т.Ш. осужден настоящим приговором, совершены им 16.07.02, т.е. после вступления в законную силу постановления об амнистии.

В связи с чем судебная коллегия исключила из приговора указание на применение ст. 70 УК РФ, на отмену условного осуждения и на погашенную в силу ч. 2 ст. 86 УК РФ судимость по приговору Березовского городского суда от 30.08.01.

 

1.2. Ошибки при назначении наказания с применением ст. ст. 62, 66 УК РФ

 

Изменен приговор Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 22.11.04 в отношении Ш.У. в части снижения наказания с 6 лет 7 месяцев лишения свободы до 6 лет лишения свободы.

Признав Ш.У. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, суд при назначении наказания не установил отягчающих ответственность обстоятельств и признал в качестве смягчающего ответственность обстоятельства явку с повинной, однако в нарушение положений ст. 62 УК РФ назначил наказание более 3/4 максимального срока наказания, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Судебная коллегия изменила приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 25.11.04 в отношении А.В.

По мнению судебной коллегии, судом при назначении А.В. наказания не учтены требования ст. 62 УК РФ.

Так, из материалов дела видно, что по 10 кражам, кроме кражи от 07.04.04, имели место явки с повинной, о чем свидетельствуют имеющиеся в материалах дела протоколы явок с повинной, которые были приняты органами следствия. Данное обстоятельство суд не учел.

В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии смягчающего обстоятельства - явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств срок наказания не может превышать 3/4 максимального срока наиболее строгого наказания, предусмотренного санкцией статьи, по которой осужден А.В. А.В. осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ, дело рассмотрено в особом порядке, поэтому суд не вправе был назначать наказание за каждое преступление более 3-х лет лишения свободы.

В связи с чем за каждое из 10 преступлений, по которым А.В. был осужден, кроме кражи от 07.04.04, наказание по ч. 3 ст. 158 УК РФ подлежит снижению до 3 лет лишения свободы. В связи со снижением наказания по 10 преступлениям подлежит снижению наказание по совокупности преступлений и соответственно по совокупности приговоров.

Судебная коллегия изменила приговор Междуреченского городского суда от 03.03.05 в отношении несовершеннолетнего Х.

Суд учел все имеющиеся смягчающие обстоятельства, но не учел того, что в данном случае к Х. должно быть применено правило ст. 62 УК РФ, согласно которому, при наличии факта активного способствования раскрытию преступления, предусмотренного п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, срок или размер наказания не могут превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ.

Наказание в виде лишения свободы несовершеннолетним осужденным, совершившим в возрасте до 16 лет особо тяжкое преступление, к которому в соответствии со ст. 15 УК РФ относится и убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК РФ, назначается на срок не свыше 10 лет (ч. 6 ст. 88 УК РФ). 3/4 этого максимального срока лишения свободы за убийство, назначаемого несовершеннолетним данной категории, составляют 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Таким образом, срок наказания, назначенного судом несовершеннолетнему Х., подлежит снижению с 9 лет до 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Изменен приговор Березовского городского суда от 11.02.05 в отношении С., осужденного по ч. 1 ст. 228-1, в части снижения наказания.

Согласно ч. 2 ст. 66 УК РФ, срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ за оконченное преступление.

Санкция ч. 1 ст. 228-1 предусматривает максимальное наказание в виде 8 лет лишения свободы. Таким образом, с учетом положений ч. 2 ст. 66 УК РФ следует исходить из максимального наказания в виде 4 лет лишения свободы.

В силу ч. 7 ст. 316 УПК РФ если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился осужденный, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по делу, то он постановляет обвинительный приговор и назначает наказание, которое не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

При таких обстоятельствах судебная коллегия сочла необходимым снизить наказание по ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 228-1 УК РФ с 3 лет лишения свободы до 2 лет 7 месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия изменила приговор Междуреченского городского суда от 09.11.04 в отношении К.А., поскольку суд при назначении наказания не учел следующее.

Согласно ч. 3 ст. 66 УК РФ срок наказания за покушение на преступление не может превышать 3/4 максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией статьи УК РФ за оконченное вмененное преступление.

Согласно ч. 7 ст. 316 УПК РФ при особом порядке судебного разбирательства наказание не может превышать 2/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Поэтому назначенное осужденному К.А. наказание по ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ не может быть более 2 лет 6-и месяцев лишения свободы, а наказание по ч. 1 ст. 215-2 УК РФ - не более 2 лет.

 

1.3. Ошибки при назначении наказания несовершеннолетним

 

Изменен приговор Заводского районного суда г. Кемерово от 02.12.04 в отношении М.О., осужденного по ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на один год.

В соответствии с ч. 6-2 ст. 88 УК РФ в случае, если несовершеннолетний осужденный, которому назначено условное осуждение, совершил в течение испытательного срока новое преступление, не являющееся особо тяжким, суд с учетом обстоятельств дела и личности виновного может повторно принять решение об условном осуждении, установив новый испытательный срок с возложением обязанностей, предусмотренных ч. 5 ст. 73 УК РФ. Кроме того, в соответствии со ст. 430 УПК РФ при постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего подсудимого суд обязан решать вопрос о возможности условного осуждения.

Суд при постановлении приговора в отношении М.О. не обсуждал вопрос о возможности условного осуждения в соответствии с ч. 6-2 ст. 88 УК РФ.

С учетом обстоятельств дела, с учетом объема похищенного имущества судебная коллегия сочла возможным наказание, назначенное М.О. в виде 1 года лишения свободы, считать условным с испытательным сроком 1 год.

Определением судебной коллегии изменен приговор Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 29.11.04 в отношении Х.Ы. в части назначения наказания.

Согласно ч. 6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему преступление небольшой тяжести впервые. Поэтому назначенное Х.Ы. наказание по ч. 1 ст. 158 УК РФ в виде 1 года лишения свободы судебная коллегия сочла незаконным и необходимым заменить назначенное наказание по ч. 1 ст. 158 УК РФ в виде лишения свободы на обязательные работы в размере 160 часов.

Изменен приговор Центрального районного суда г. Прокопьевска от 10.11.04 в отношении Ш.А. и Е., осужденных за совершение преступления, предусмотренного пп. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы каждый.

Назначив Ш.А. и Е. наказание в виде лишения свободы, суд не учел, что на момент совершения преступления подсудимые не достигли возраста 16 лет, совершенное ими преступление относится к категории средней тяжести, к уголовной ответственности Ш.А. и Е. привлекаются впервые, а поэтому в соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ им не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

С учетом изложенного судебная коллегия нашла необходимым в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 379, п. 1 ст. 382 УПК РФ изменить приговор, изменив назначенное Ш.а. и Е. наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы на наказание в виде обязательных работ на срок 40 часов каждому, с учетом требований ч. 3 ст. 88 УК РФ.

Изменен приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 12.11.04 в отношении П.Щ., осужденного по ч. 1 ст. 228-1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

В соответствии с ч. 6-1 ст. 88 УК РФ при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается наполовину.

П.Щ. осужден за совершение тяжкого преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228-1 УК РФ, санкция за данное преступление от 4 до 8 лет лишения свободы, при сокращении в соответствии с ч. 6-1 ст. 88 УК РФ низший предел наказания составляет от 2 лет лишения свободы.

Поскольку суд при назначении П.Щ. наказания учел все смягчающие обстоятельства и пришел к выводу о назначении наказания в соответствии со ст. 64 УК РФ - ниже низшего предела санкции ч. 1 ст. 228-1 УК РФ, то назначить наказание суд должен был менее 2 лет лишения свободы.

Судебная коллегия изменила приговор Яшкинского районного суда от 09.03.05 в отношении П.Я. и Д.Л. в связи с тем, что, обсуждая вид и размер наказания пятнадцатилетним осужденным, суд первой инстанции не учел требования ч. 4 ст. 88 УК РФ, которая предусматривает, что исправительные работы назначаются несовершеннолетним осужденным на срок до одного года. Суд первой инстанции ошибочно назначил за отдельные преступления и по совокупности преступлений исправительные работы осужденным на срок, превышающий один год.

 

1.4. Ошибки при определении рецидива преступлений и вида режима исправительного учреждения

 

Судебная коллегия изменила приговор Междуреченского городского суда от 24.01.05 в отношении У.С., исключив указание о судимости У.С. от 29.10.97 и указание о наличии рецидива преступлений.

Суд необоснованно признал судимость У.С. от 29.10.97 непогашенной и признал в действиях осужденного рецидив преступлений.

Как следует из приговора от 29.10.97, У.С. был осужден по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР за хищение путем мошенничества на 15 и 50 млн. руб. по признакам повторности, крупного размера. Эта квалификация соответствует ч. 2 ст. 159 УК РФ (в ред. от 08.12.03), т.е. преступлению средней тяжести, судимость за которое в соответствии со ст. 86 УК РФ погашается по истечении 3 лет после отбытия наказания. У.С. был по отбытии наказания освобожден 11.03.00. Поэтому эта судимость была погашена 11.03.03 - до совершения преступления 22.07.03.

Изменен приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 25.01.05 в отношении Т.Ф.

Т.Ф. по совокупности приговоров назначено лишение свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. В совокупность приговоров вошло осуждение Т.Ф. по пп. "а, в" ч. 2 ст. 161 УК РФ по приговору от 14.07.03, т.е. за тяжкое преступление, поэтому в соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ лишение свободы ей должно быть назначено в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия изменила приговор Анжеро-Судженского городского суда от 28.03.05 в отношении Х.Й.

Согласно п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание лишения свободы назначается в исправительных колониях общего режима.

Суд, назначая Х.Й. отбывание наказания в виде лишения свободы в колонии-поселении, не учел, что Х.Й. отменено условное осуждение, назначенное приговором Анжеро-Судженского городского суда от 24.02.04, которым он осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ, т.е. за тяжкое преступление, окончательно Х.Й. назначено наказание по правилам ст. 70 УК РФ, следовательно, наказание осужденный должен отбывать в исправительной колонии общего режима.

Изменен приговор Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 22.12.04 в отношении Б.Щ.

Как следует из приговора, Б.Щ. был осужден Кузнецким районным судом г. Новокузнецка от 12.08.97 по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 2 года, т.е. Б.Щ. реально лишение свободы не назначалось.

Из материалов дела усматривается, что условное осуждение по указанному приговору в отношении Б.Щ. не отменялось. Следовательно, на основании п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ данная судимость не должна учитываться при признании рецидива преступлений.

Таким образом, в действиях Б.Щ. имеется опасный рецидив преступлений, с учетом судимости по приговору Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 22.07.98.

В этой связи из приговора подлежит исключению указание на наличие в действиях Б.Щ. особо опасного рецидива, и в соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ Б.Щ. необходимо назначить исправительную колонию строгого режима, а не особого.

Изменен приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 22.11.04 в отношении М.Н. в части назначенного вида исправительного учреждения для отбывания наказания.

В соответствии с ч. 3 ст. 58 УК РФ отбывание наказания в воспитательных колониях назначается лицам, осужденным к лишению свободы и не достигшим к моменту вынесения приговора 18 лет. Осужденный М.Н., 25.11.86 года рождения, на момент вынесения приговора, т.е. на 22.11.04, достиг 18-летнего возраста и соответственно ему должен быть назначен к отбытию наказания вид исправительного учреждения на основании п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ, т.е. исправительная колония общего режима.

Изменен приговор Беловского городского суда от 17.11.04 в отношении Ч.Я.

Судом неправильно определен рецидив преступлений, что отразилось на назначении вида исправительного учреждения для отбывания наказания. При определении вида рецидива судом учтено, что Ч.Я. имеет две непогашенные судимости за совершение тяжких преступлений и вновь совершено тяжкое преступление, но не принято во внимание, что по приговору от 25.03.99 Ч.Я. осуждался к условной мере наказания, что не может рассматриваться как осуждение к реальному лишению свободы. Поэтому в соответствии с п. "б" ч. 2 ст. 18 УК РФ в действиях Ч.Я. имеет место опасный рецидив преступления, и в соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ Ч.Я. должен отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима, а не особого.

 

2. Ошибки квалификации, повлекшие изменение приговоров

 

2.1. В действиях лица содержится иной состав преступления

 

Судебная коллегия изменила приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 08.02.05 в отношении Т.Ь., переквалифицировав его действия с ч. 1 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Суд, установив фактические обстоятельства дела, неверно квалифицировал действия Т.Ь. по эпизоду от 27.09.04 в части хищения чужого имущества.

Так, из показаний Т.Ь. в суде следует, что он, Р.П. и К.А. распивали спиртные напитки 27.09.04, после чего между К.А. и Р.П. возникла ссора и драка. К.А. несколько раз ударил Р.П., тот упал. Он подошел помочь К.А. и несколько раз пнул Р.П. по лицу и телу. К.А. в это время отошел. Он увидел у Р.П. на поясе телефон и забрал его. Что он похитил телефон, никто не видел.

Потерпевший Р.П. подтвердил показания подсудимого и в суде пояснил, что после ссоры с К.А. возникла ссора и драка. После чего подошел Т.Ь., пнул его ногой по лицу, он на короткое время потерял сознание. Когда очнулся, обнаружил пропажу телефона и денег.

Из показаний свидетеля К.А. следует, что он не видел, как Т.Ь. наносил удары Р.П. и похищал у него телефон. О том, что у Р.П. был похищен телефон, он узнал от самого Р.П. на следующий день.

Вывод суда о том, что Т.Ь. открыто похищен сотовый телефон Р.П., по мнению судебной коллегии, несостоятелен.

Определением судебной коллегии от 05.04.05 изменен приговор Беловского городского суда от 10.02.05 в отношении К.О., его действия переквалифицированы с ч. 1 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 159 УК РФ.

Как установлено судом, К.Б. 11.07.04 встретил ранее знакомого Комирного, у которого видел сотовый телефон. Из корыстных побуждений, с целью открытого хищения чужого имущества К.Б. попросил у Комирного сотовый телефон позвонить. После этого Комирный передал К.О. телефон, с которым он скрылся, присвоив телефон себе.

Из показаний подсудимого следует, что К.Б. у знакомого К. попросил телефон, после чего не отдал его, обманув потерпевшего.

К. на предварительном следствии подтвердил, что действительно К.Б. на улице попросил телефон с целью позвонить, он отдал телефон, К.Б. отошел в сторону, а затем убежал.

Данные показания свидетельствуют о том, что умысел у К.О. был направлен на хищение чужого имущества путем обмана собственника, а не на совершение грабежа.

Изменен приговор Анжеро-Судженского городского суда от 01.04.05 в отношении Д.М., осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

В судебном заседании было установлено, что Д.М. на почве личных неприязненных отношений, возникших в ходе ссоры с Х.Л., умышленно нанес последнему не менее одного удара ногами по голове, чем причинил закрытую черепно-мозговую травму, которая по признаку опасности для жизни относится к тяжкому вреду здоровья и явилась причиной смерти потерпевшего. Однако судом первой инстанции не был установлен умысел осужденного на причинение смерти Х.Л.

При таких обстоятельствах судебная коллегия сочла, что действия Д.М. следует переквалифицировать с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ, поскольку он совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, и повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

 

2.2. Ошибочное вменение квалифицирующего признака

 

Обобщение судебной практики показало, что чаще всего ошибочное вменение квалифицирующего признака допускается судьями Новоильинского районного суда г. Новокузнецка.

Так, изменен приговор Новоильинского районного суда г. Новокузнецка от 29.12.04 в отношении А.К. и Т.Й. в части переквалификации их действий с п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ каждого.

Как видно из материалов дела, А.К. и Т.Й. не договаривались заранее о краже имущества Д.З. Умысел на совершение кражи возник у А.К. после попытки угона автомобиля. Он вытащил из капота автомашины аккумулятор, а из салона - зеркало заднего вида и другие предметы. Т.Й. присоединился к его действиям и помог отнести имущество от автомобиля, т.е. выполнил часть объективной стороны кражи. Таким образом, имеет место совершение кражи группой лиц, а не группой лиц по предварительному сговору.

Судебная коллегия изменила приговор этого же суда от 14.01.05 в отношении О.Г., переквалифицировав его действия с п. "г" ч. 2 ст. 161 на ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Давая юридическую оценку действиям осужденного, суд указал в приговоре, что О.Г. совершил открытое хищение чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, которое выразилось в принудительном изъятии им чужого имущества - денег из кармана Т.И. и часов с руки Г.З.

Однако, согласно исследованным в судебном заседании доказательствам, насилие осужденный к потерпевшим не применял.

Как следует из показаний потерпевшего Т.И., О.Г. обыскал его карманы и достал 7 рублей. Как следует из показаний потерпевшего Г.З. в судебном заседании, О.Г. увидел на его руке часы, взял за руку, стал крутить ее, потом снял часы. Руку крутил потому, что искал, где открываются часы.

По смыслу закона, под насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, понимается причинение побоев или иных насильственных действий, связанных с причинением физической боли либо с ограничением свободы.

По данному делу таковое не установлено. То обстоятельство, что О.Г. сам взял деньги и снял часы, не может рассматриваться как насилие, о котором идет речь в ст. 161 УК РФ.

Изменен и приговор Новоильинского районного суда г. Новокузнецка от 07.04.05 в отношении Ф.Ж., его действия переквалифицированы с ч. 2 ст. 159 УК РФ на ч. 1 ст. 159 УК РФ.

Ущерб от действий Ф.Ж. составляет 2300 руб. Данный ущерб суд признал значительным для потерпевшего и по этому признаку квалифицировал действия подсудимого по ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Свой вывод суд мотивировал имущественным положением гражданина (потерпевшего).

Между тем, в соответствии с п. 2 примечаний к ст. 158 УК РФ, значительный ущерб гражданину в статьях главы 21 УК РФ, к которой относится и ст. 159 УК РФ, определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее 2500 рублей.

Таким образом, суд неправильно применил уголовный закон.

 

2.3. Излишняя квалификация

 

Изменен приговор Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 11.01.05 в отношении К.Е.

К.Е. осуждена за подделку удостоверения "Ветеран труда", предоставляющего права, в целях его использования, а также за использование заведомо подложного документа. За данные действия она осуждена судом по ч. 1 ст. 327 УК РФ и по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

В ч. 1 ст. 327 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за подделку удостоверения, предоставляющего права, в целях его использования либо сбыт такого документа.

Как установлено судом, К.Е. сама осуществляла подделку удостоверения в целях его использования для льготного проезда в общественном транспорте и сама его использовала 25.11.04, таким образом, все содеянное ею охватывается составом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ. Квалификация совершенного К.Е. деяния по ч. 3 ст. 327 УК РФ является излишней.

 

2.4. Действия лица ошибочно квалифицированы как оконченный состав преступления

 

К примеру, определением судебной коллегии изменен приговор Беловского городского суда от 01.12.04 в отношении К.Д., осужденного по ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Судом установлено, что К.Д. предпринимал попытку открыть кассу с целью похитить деньги, но не смог, и вышел из павильона.

Это свидетельствует о том, что К.Д. не довел свой умысел до конца, и его действия необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 161 УК РФ как покушение на открытое хищение чужого имущества.

 

2.5. Ошибочное применение более тяжкого закона

 

Судебная коллегия изменила приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 30.11.04 в отношении П.Х.

Согласно ч. 1 ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. В соответствии с ч. 1 ст. 10 УК РФ обратную силу имеет лишь закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление.

На момент совершения П.Х. преступления действующей являлась редакция ст. 228 УК РФ, введенного в действие ФЗ N 63 от 13.06.96.

Санкция ч. 2 ст. 228 УК РФ в этой редакции, предусматривающая наказание за незаконный сбыт наркотических средств (лишение свободы на срок от 3 до 7 лет), является более мягкой по сравнению с санкцией ч. 1 ст. 228.1 УК РФ в редакции ФЗ N 162 от 08.12.03, предусматривающей ответственность за это же преступление (лишение свободы на срок от 4 до 8 лет), поэтому действия П.Х. суду надлежало квалифицировать по ч. 2 ст. 228 УК РФ в редакции ФЗ N 63 от 13.06.96.

 

Раздел II. Отмена и изменение приговоров в связи с нарушением норм процессуального права

 

Глава 1. Отмена приговоров в связи с нарушением норм процессуального права

 

В 1-м полугодии 2005 года значительное количество приговоров отменено судебной коллегией по уголовным делам в связи с нарушением права на защиту.

Так, отменен приговор Новоильинского районного суда г. Новокузнецка от 01.04.05 в отношении Ш.Г., С.Д., С.К.

В соответствии с ч. 6 ст. 49 УПК РФ "одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого". Соответственно это положение распространяется и на подсудимых.

Из материалов дела видно, что защиту Ш.Г. и С.К. осуществляло одно лицо: адвокат Ницук Н. Между тем, их интересы противоречивы.

Суд в приговоре указал, что показания Ш.Г. в части отсутствия умысла и предварительного сговора на кражу, а также в части отрицания фактов незаконного проникновения в квартиру опровергаются показаниями С.К., который пояснил, что Ш.Г. до совершения кражи месяц наблюдал за квартирой, выяснив, что там никто не живет, рассказывал вместе с С.Д. о совершенных кражах из этой квартиры и т.д. Таким образом, суд вину Ш.Г. обосновал, в частности показаниями С.К., при этом обоих защищал один адвокат.

По смыслу закона участие защитника на стороне двух подсудимых, имеющих противоречивые интересы по делу, приравнивается к отсутствию защиты и признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 381 УПК РФ отмену приговора.

Отменен приговор Юргинского городского суда от 29.12.04 в отношении М.Э. и Ш.Ь. с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В соответствии с п. 2 ст. 255 УПК РФ срок содержания под стражей подсудимых не должен превышать 6 мес. со дня поступления дела в суд. В соответствии с ч. 3 ст. 255 УПК РФ срок содержания под стражей может быть продлен.

Уголовное дело поступило в суд 29.07.04. В этот же день суд назначил предварительное слушание с участием всех заинтересованных по делу лиц на 12.08.04.

Заявку суд сделал в ИВС. 06.08.04 в суд поступила телефонограмма, где было указано, что М.Э. убыла в СИЗО-1.

Суд провел предварительное слушание 12.08.04 в отсутствие М.Э., решив вопрос о мере пресечения в виде заключения под стражу, чем грубо нарушил право на защиту М.Э.

Допущены судом нарушения и при ведении протокола судебного заседания. После перерыва в судебных заседаниях не указано, когда оно продолжено. При замене секретарей протокол не подписывается своевременно, что нарушает право на ознакомление с ним заинтересованных по делу лиц. В результате имеются под протоколами подписи сразу двух секретарей. Вместе с тем по объему данные протоколы невелики, поэтому задержек в изготовлении не должны вызывать. Не своевременное изготовление протоколов послужило одним из оснований для возникновения жалоб и препятствовало осуществлению законного права сторон знакомиться с ним.

Грубое нарушение права на защиту допущено судом при допросе К.Ы., так как он допрошен в отсутствие подсудимых (п. 5 ст. 278 УПК РФ). Из кассационных жалоб усматривается, что гособвинитель и адвокаты также знакомились с показаниями К.Ы. лишь при оглашении их судьей, через него задавались вопросы свидетелю, чем была нарушена гласность судебного разбирательства.

Письмом суд отказал адвокату и М.Э. в ходатайстве уведомить о дне изготовления протокола судебного заседания, выдаче копии постановления от 09.09.04, с чем также нельзя согласиться.

Протокол судебного заседания должен подписываться тем лицом, которым он изготовлен.

Суд начал рассмотрение дела 26.08.04 и неоднократно объявлял перерывы, заменяя секретарей судебного заседания. Адвокатом заявлялось ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания от 26.08.04, но суд отказал ему в этом со ссылкой на то, что протокол не изготовлен, т.к. судебное заседание не закончено, а объявлен перерыв.

Судебная коллегия считает, что суд обязан был в связи с заменой секретаря и заявленным ходатайством обеспечить возможность ознакомиться с протоколом судебного заседания как адвокату, так и подсудимой (ст. 259 УПК РФ). Возврат ходатайства не допустим.

Определением судебной коллегии отменен приговор Топкинского городского суда от 30.12.04 в отношении Ш.Ъ. и Р.Ш. с направлением дела на новое рассмотрение.

Одно из оснований - в нарушение требований ч. 2 ст. 292 УПК РФ суд не разъяснил подсудимым право ходатайствовать об участии в судебных прениях и не предоставил такую возможность, чем нарушил их право на защиту. Данное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным и влечет отмену приговора.

Отменяя приговор Юргинского городского суда от 29.12.04 в отношении Б.Ч., судебная коллегия также указала, что согласно протоколу судебного заседания осужденному Б.Ч. не было разъяснено его право участвовать в судебных прениях, чем нарушено его право на защиту.

Отменяя приговор Мысковского городского суда от 17.01.05 в отношении П.Ц. и П.Х. и приговор Новокузнецкого районного суда от 14.10.04 в отношении Б.Н., Б.А., Т.Х. и Ш.У., судебная коллегия указала, что в соответствии со ст. 293 УПК РФ после окончания прений сторон подсудимому предоставляется последнее слово.

Материалы уголовных дел свидетельствуют о том, что судами было допущено указанное нарушение норм УПК РФ, что влечет безусловную отмену приговора, с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

 

В ряде случаев приговоры постановлены незаконным составом суда.

 

Так, судебная коллегия отменила приговор Беловского городского суда от 20.10.04 в отношении К.Т.

В соответствии с ч. 1 ст. 63 УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, в случае отмены вынесенного с его участием приговора не может участвовать в новом рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции.

04.06.04 в отношении К.Т. судом вынесен приговор в составе судьи Корминой Л.П. Определением судебной коллегии Кемеровского областного суда от 24.08.04 данный приговор отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Приговор от 20.10.04 вновь вынесен тем же составом суда, то есть в составе судьи Корминой, в нарушение п. 2 ч. 1 ст. 386 УПК РФ.

Определением судебной коллегии отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 03.02.05 в отношении З.Р., М.П., П.О.

Так, в соответствии со ст. 242 УПК РФ уголовное дело рассматривается одним и тем же судьей или одним и тем же составом суда.

Если кто-либо из судей лишен возможности продолжать участие в судебном заседании, то он заменяется другим судьей, и судебное разбирательство уголовного дела начинается сначала.

Из материалов дела видно, что уголовное дело по обвинению З.Р., М.П. и П.О. было принято к производству судьей Ермаковым Э. Н., который проводил по делу судебное следствие с вынесением постановления об отложении судебного разбирательства в связи с неявкой свидетелей.

Постановлением суда от 04.06.04 под председательством судьи Рубан И.И. З. было отказано в удовлетворении ходатайства об изменении меры пресечения, после чего судья Ермаков Э.Н. продолжил судебное следствие.

 

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела - как и в предыдущие периоды, является наиболее распространенным основанием отмены приговоров. Не всегда суды надлежащим образом мотивируют принятое решение, оценивают доказательства, не учитываются обстоятельства, которые могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности подсудимого.

В некоторых случаях судами не в полной мере исследуется личность подсудимого.

Так, судебная коллегия отменила приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 01.11.04 в отношении Л.Н.

Одним из условий привлечения лица к уголовной ответственности является достижение возраста. Уголовная ответственность за преступления, за которые осужден Л.Н., наступает с 14 лет (ст. ст. 158, 161, 111 УК РФ). Осужденному Л.Н. на момент вмененных ему общественно опасных деяний было 15 лет.

В ч. 3 ст. 20 УК РФ указывается, что если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

В материалах уголовного дела имеется заключение судебно-психологической экспертизы от 12.02.04, согласно которой "уровень психического развития Л.Н. отстает от паспортного возраста, его интеллект можно условно отнести к детям 12-летнего возраста", "руководить своими действиями мог, хотя и не в полной мере".

В этом же уголовном деле имеется заключение дополнительной судебно-психиатрической экспертизы, где в разделе "заключение психолога" указывается, что "Л.Н. в единстве динамики всех психических функций соответствует фактическому возрасту, которому он соответствовал в периоды инкриминируемых ему деяний".

Таким образом, в материалах имеется два суждения специалистов в области психологии, которые не одинаково оценивают соотношения уровня психического развития Л.Н. его фактическому возрасту и, следовательно, возможность Л.Н. осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими.

Суд первой инстанции фактически данным обстоятельствам оценки не дал, не мотивировал свой вывод - почему он больше доверяет той или иной экспертизе.

По аналогичным основаниям отменен приговор Кировского районного суда г. Кемерово от 15.12.04 в отношении Б.Ф. и Х.М.

Согласно ст. ст. 299, 300 УПК РФ, суд при постановлении приговора должен обсудить вопрос о вменяемости подсудимого в совершении инкриминируемого ему деяния. Из представленного адвокатом свидетельства о болезни в отношении Б.Ф. видно, что у него транзитарное расстройство личности неустойчивого типа с суицидальными тенденциями. В материалах дела есть копия военного билета Б.Ф., из которой видно, что он признан ограниченно годным к военной службе. Суду при рассмотрении дела необходимо было проверить вопрос о возможности Б.Ф. отвечать за свои действия, а поскольку суд данный вопрос не выяснил, то приговор подлежит отмене в полном объеме, т.к. в соответствии с п. 2 ст. 380 УПК РФ суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

 

Однако в большинстве случаев неполнота выражается в неисследованности судом обстоятельств совершенного деяния, немотивированности выводов о виновности либо невиновности лица.

Отменен приговор Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 15.11.04 в отношении О. в части осуждения по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Давая юридическую оценку действиям осужденного О. по краже от 29.04.04, суд указал о том, что в его действиях отсутствует такой квалифицирующий признак, как незаконное проникновение в жилище, мотивировав свой вывод тем, что О. является сыном потерпевшей, зарегистрирован в качестве члена семьи нанимателя в квартире, куда и проник в целях хищения, в порядке ст. 61 ЖК РФ утратившим право пользования жилым помещением не признан.

Однако суд не учел того обстоятельства, что, согласно показаниям осужденного, он в квартире матери не проживал, ключей от квартиры у него не было, в квартиру он проникал, чтобы совершить кражу. Из показаний потерпевшей Д.Н. в суде видно, что, догадавшись о том, что кражу денег из лицея мог совершить ее сын, пошла к нему домой. Как следует из имеющейся в материалах дела справки - характеристики участкового, О. проживает на его участке по адресу, который и указан в подписке о невыезде.

При таких обстоятельствах судебная коллегия нашла ошибочным вывод суда об отсутствии квалифицирующего признака "с незаконным проникновением в жилище", приговор подлежащим отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Отменен приговор Беловского городского суда от 30.11.04 в отношении С.Л., осужденного по ч. 2 ст. 264 УК РФ, с направлением дела на новое рассмотрение.

Так, приведя в приговоре показания свидетелей К.Г., А.К., С.Й., Л.З., Б.Ж. как доказательства вины С.Л., суд не привел в приговоре и не дал никакой оценки показаниям других свидетелей, допрошенных в судебном заседании. А между тем, показания таких свидетелей как М., К.В., Б.Ж., К., потерпевшей Б.Ж., свидетельствуют о правомерности действий С.Л. Суд в нарушение закона не принял и не отверг как доказательства показания указанных свидетелей.

Суд также не дал оценки заключению автотехнической экспертизы, назначенной по определению суда. Согласно же заключению водитель автобуса "ЛИАЗ", при движении со скоростью 30 - 40 км/час при условии резкого торможения в 2 случаях имел техническую возможность избежать столкновения с автомобилем "КАМАЗ", а в 2 случаях не имел такой возможности.

Кроме того, как усматривается из протокола судебного заседания, суд выезжал на место дорожно-транспортного происшествия, однако в приговоре это следственное действие не нашло своего отражения. Ни в протоколе судебного заседания, ни в приговоре суда не указано, какие данные были получены судом в результате выезда.

Кроме этого, судом не установлен момент возникновения опасности для движения С.Л., требующий принятия мер по предотвращению ДТП, не исследован вопрос о том, как в сложившейся ситуации должен был поступить водитель С.Л. для предотвращения ДТП, какими требованиями Правил дорожного движения он должен руководствоваться.

При таких обстоятельствах вывод суда о виновности С.Л. в нарушении Правил дорожного движения судебная коллегия нашла преждевременным, а приговор суда подлежащим отмене.

Отменен приговор Топкинского городского суда от 29.03.05 в отношении П., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ, с направлением дела на новое рассмотрение.

Так, суд установил, что П. с целью причинения тяжкого вреда здоровью нанес В. не менее четырех ударов ножом в область головы и причинил потерпевшему тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего.

Согласно же заключению судебно-медицинской экспертизы, на которое суд сослался в приговоре, В. причинена открытая проникающая черепно-мозговая травма: рубленые раны и рубленые переломы костей черепа, образовавшиеся от 4 воздействий предмета (предметов), обладающего рубящими свойствами, имеющего лезвие, а также пятку или носок (П-образный конец раны). Это противоречие судом не устранено.

Осужденный П. в судебном заседании виновным себя не признал. От показаний, данных на предварительном следствии, отказался, пояснив, что он вынужден был дать признательные показания, поскольку его избивали сотрудники милиции. Его доводы о том, что он преступления не совершал, находился дома, судом не опровергнуты.

В судебном заседании свидетель Б.Д. пояснила, что в ночь с 18 на 19 июля 2003 г. она ночевала дома. Когда легла спать, П. смотрел телевизор. Встав утром, увидела, что П. спит.

Суд сослался в приговоре на показания П., данные на предварительном следствии, которые в суде не подтверждены. Согласно ч. 2 ст. 77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

Показания, данные П. на предварительном следствии, содержат противоречия по дате совершения действий, орудию преступления, объему похищенного, количеству нанесенных ударов, которые также не устранены.

При таких обстоятельствах приговор нельзя признать законным и обоснованным.

 

Не всегда суды области учитывают требования ст. 307 УПК о содержании описательно-мотивировочной части приговора.

 

Отменен приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 08.02.05 в отношении А.Г. и Ф.Б. с направлением дела на новое рассмотрение.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать, в частности, описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

В нарушение указанной нормы в описательно-мотивировочной части приговора допущена грубая ошибка в изложении обстоятельств преступления.

Указано, что, вступив между собой в преступный сговор, А.Г. и Г. умышленно на почве личной неприязни, действуя группой лиц по предварительному сговору, с целью причинения тяжкого вреда здоровью, нанесли Г. следующие удары: Г. нанес 3 удара ногой по голове, а Ф.Б. 1 удар ногой в голову и 1 удар ногой в живот Г.

Между тем, согласно материалам дела преступление совершено группой лиц по предварительному сговору между Ф.Б. и А.Г., а Г. по делу признан потерпевшим.

Данное нарушение требований УПК РФ является существенным и влечет отмену приговора в соответствии со ст. 379, 381 УПК РФ.

Также нарушены требования ч. 4 ст. 304 УПК РФ, поскольку допущены неточности в сведениях о подсудимых вводной части приговора.

Кроме этого, суд указал о применении ст. 64 УК РФ при назначении Ф.Б. наказания по ч. 1 ст. 166 УК РФ, однако фактически не применил ст. 64 УК РФ.

Отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 01.02.05 в отношении В.А. с направлением дела на новое рассмотрение.

В соответствии с п. 1 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Суд, признав В.А. виновным в совершении разбойного нападения, квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 162 УК РФ. При описании преступного деяния не указал, какие последствия наступили от нанесенных В.А. 3 ударов в лицо потерпевшего, тем самым не расписал состава разбойного нападения, что повлекло несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Судебная коллегия отменила приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 02.02.05 в отношении Л. по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1, 2 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, и доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, а также мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Описательно-мотивировочная часть приговора в отношении Л. не соответствует требованиям указанного закона.

Так, суд, признав Л. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, т.е. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью С., в описательной части приговора указал об умышленном причинении осужденным телесных повреждений средней тяжести, однако, описывая другие телесные повреждения, причиненные во время инцидента С., не указал, что Л. также в этот период времени причинил последнему и тяжкий вред здоровью, что необходимо для состава указанного выше преступления.

 

Иные нарушения требований уголовно-процессуального закона, допущенные судьями районных (городских) судов области в 1-м полугодии 2005 года, повлекшие отмену приговоров.

Судебная коллегия приговор Топкинского городского суда от 02.03.05 в отношении Щ.Л. нашла подлежащим отмене ввиду существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона.

Так, в соответствии со ст. 286 УПК РФ документы, представленные в судебное заседание сторонами, могут быть на основании определения или постановления суда исследованы и приобщены к материалам уголовного дела.

В соответствии со ст. 294 УПК РФ если подсудимый в последнем слове сообщит о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявит о необходимости предъявить для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие.

Как следует из протокола судебного заседания, осужденная Щ.Л. в последнем слове, признав, что брала продукты из магазина на сумму 1923 руб. 50 коп., просила о приобщении подробного списка этих продуктов.

Однако суд, приобщив данный список, сразу удалился в совещательную комнату для постановления приговора. Таким образом, данный список в судебном заседании не исследовался, мнение участников процесса по нему судом не выслушивалось, в материалах дела вообще отсутствует решение суда о его приобщении.

Кроме того, суд признал виновной Щ.Л. в присвоении определенного продовольственного и непродовольственного товара, однако, как следует из постановления о привлечении в качестве обвиняемой, обвинение ей в присвоении именно этого товара не предъявлялось. Суд, таким образом, вышел за пределы предъявленного обвинения.

Судебная коллегия отменила приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 10.03.05 в отношении С. вследствие нарушения уголовно-процессуального закона, поскольку приговор в отношении несовершеннолетнего С. постановлен без проведения судебного разбирательства.

В соответствии с п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 05.03.04 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ" "судам надлежит исходить из того, что закон не предусматривает возможности применения особого порядка принятия судебного решения в отношении несовершеннолетнего, поскольку в силу ч. 2 ст. 420 УПК РФ производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, с изъятиями, предусмотренными главой 50 УПК РФ (производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних)".

Судебная коллегия отменила приговор Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 23.12.04 в отношении П.Ю.

В день вынесения приговора, 23.12.04, П.Ю. была вручена копия приговора, что подтверждено распиской.

05.03.05 П.Ю. повторно была выдана копия приговора с внесенными в приговор изменениями, что также подтверждено распиской. О внесении в приговор изменений П.Ю. указал и в расписке.

Вручение П.Ю. дважды копии приговора, в том числе и с внесенными в приговор изменениями, подтверждено и извещением в адрес П.Ю., подписанным судьей.

Внесение изменений в приговор вне совещательной комнаты подтверждено и копией приговора, приложенной к кассационному представлению прокурора от 11.01.05.

Как видно из подлинника приговора, в приговор внесены изменения, касающиеся существенных обстоятельств.

В соответствии с ч. 3 ст. 303 УПК РФ исправления в приговоре должны быть оговорены и подписаны в совещательной комнате до провозглашения приговора.

Определением судебной коллегии от 17.05.05 отменен приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 29.03.05 в отношении Н.Э. с направлением на новое разбирательство.

Из материалов дела усматривается, что в деле имеются два обвинительных приговора в отношении Н.Э., датированных 19.03.05, первый из которых состоит только из вводной и резолютивной частей, а второй включает в себя и описательно-мотивировочную часть.

При этом в обоих приговорах указано, что при их составлении суд руководствовался ст. 303, 304 УПК РФ; а в первом - также ч. 7 ст. 241 УПК РФ.

Часть 1 ст. 303 УПК РФ предусматривает, что приговор суда состоит из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей, содержание которых регламентировано ст. ст. 304 - 309 УПК РФ. В силу ст. ст. 295, 297, 298 УПК РФ приговор постановляется судом в совещательной комнате, в соответствии с требованиями УПК РФ и с разрешением вопросов, перечисленных в ст. 299 УПК РФ.

Часть же 7 ст. 241 УПК РФ предусматривает, что приговор суда провозглашается в открытом судебном заседании и лишь в случае рассмотрения уголовного дела в закрытом судебном заседании на основании определения или постановления суда могут оглашаться только вводная и резолютивная части приговора, который должен быть постановлен в соответствии с указанными в УПК РФ требованиями и основан на правильном применении уголовного закона.

То есть нормами уголовно-процессуального закона предусмотрено, что по рассмотренному делу в отношении одного и того же лица в любом случае должен быть вынесен один законный, обоснованный и справедливый приговор.

Между тем, из изложенного видно, что по данному делу фактически было вынесено два приговора, из которых оглашен был один, составленный в усеченном виде, без описательно-мотивировочной части.

Причем достоверно неизвестно, когда и где был постановлен второй приговор, поскольку в протоколе судебного заседания это не отражено, в нем вообще ничего не указано об этом приговоре, и не отмечено, что суд в соответствии с ч. 4 ст. 310 УПК РФ разъяснил участникам судебного разбирательства порядок ознакомления с его полным текстом.

В протоколе лишь указано, что приговор может быть обжалован в течение 10 суток, а в приговоре, не содержащем описательно-мотивировочной части, дописано: "подсудимым - в срок 10 суток с момента получения копии приговора". Такая же неоговоренная дописка произведена и во втором приговоре.

Кроме того, в описательно-мотивировочной части постановления суда по итогам предварительного слушания от 11.03.05 отмечено о необходимости назначения по делу закрытого судебного заседания, но в резолютивной его части об этом не констатировано. В постановлении суда от 24.03.05 указано о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании, а в протоколе судебного заседания от этого же числа, продолженного 29.03.05, и в приговорах суда - в открытом судебном заседании.

Данные противоречия не позволяют сделать вывод даже о том, в каком порядке гласности проходило разбирательство дела, в открытом или закрытом судебном заседании.

При таких обстоятельствах приговор суда нельзя признать законным, обоснованным и справедливым, поскольку это невозможно проверить по оглашенному приговору, а второй приговор не имеет юридической силы. Постановленный судом приговор подлежит отмене в связи с указанными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые путем несоблюдения процедуры судопроизводства и ограничения гарантированных УПК РФ прав его участников могли повлиять на выводы суда, препятствуют проверке их правильности и поэтому являются существенными.

Определением судебной коллегии от 01.02.05 отменен приговор Прокопьевского районного суда от 18.10.04 в отношении Г.Р. с направлением дела на новое рассмотрение.

Основанием отмены или изменения судебного решения в любом случае являются нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора.

Как следует из протокола судебного заседания от 12.10.04, суд удалился на совещание в совещательную комнату 12.10.04, объявив, что приговор будет оглашен 15.10.04, когда суд вышел из совещательной комнаты, данных в протоколе нет. Протокол изготовлен 14.10.04 и подписан судьей 14.10.04. В приговоре указана дата его провозглашения 18.10.04.

Таким образом, была нарушена тайна совещания судей, поскольку, как следует из протокола судебного заседания, судья проверила и подписала протокол, изготовленный секретарем судебного заседания находясь в совещательной комнате.

Приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 02.12.04 в отношении Ф.В. отменен судебной коллегией по следующим основаниям.

Проверяя законность, обоснованность и справедливость приговора мирового судьи, суд апелляционной инстанции в соответствии с ч. 1 ст. 365 УПК РФ должен осуществлять производство в порядке, установленном главами 35 - 39 УК РФ с изъятиями, установленными для апелляционной инстанции, фактически по правилам, установленным для первой инстанции, с проведением судебного следствия.

Однако при постановлении приговора суд апелляционной инстанции эти требования уголовно-процессуального закона не выполнил.

Суд в приговоре указал на ряд допущенных нарушений процессуального и уголовного закона мировым судьей, не приняв никаких мер к устранению этих нарушений.

Так, суд указал, что мировым судьей "документально не подтвержден умысел лица, привлеченного к уголовной ответственности". Однако сам суд апелляционной инстанции не принял никаких мер к проверке этого обстоятельства, не оценил обстоятельства дела и какие-либо доказательства.

Указание в приговоре о том, что нарушением мировым судьей является использование акта судебно-медицинского освидетельствования без проведения судебно-медицинской экспертизы, также является незаконным, т.к. суд апелляционной инстанции не лишен права, в том числе и по собственной инициативе, назначать судебно-медицинскую экспертизу.

Кроме того, при указании о том, что Ф.В. не имел умысла на совершение преступления, суд не привел никаких доказательств, подтверждающих этот вывод.

Одним из оснований отмены приговора Ленинского районного суда г. Кемерово от 21.10.04 в отношении Р.Щ., К.А., Гр. и Л.И. явилось то, что в нарушение ч. 6 ст. 259 УПК РФ протокол судебного заседания не подписан председательствующим. Данное нарушение в соответствии со ст. 381 УПК РФ является существенным, влекущим отмену приговора.

 

Глава 2. Изменение приговоров в связи с нарушением норм процессуального права

 

Случаи изменения приговоров, постановленных с нарушениями процессуального закона, довольно редки. В 1-м полугодии 2005 года внесение изменений в приговоры было связано, в большинстве случаев, с нарушением судами области требований главы 40 УПК РФ, касающихся особого порядка судебного разбирательства.

Так, изменен приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 03.05.05 в отношении М.Щ. в части снижения наказания.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ при постановлении приговора без проведения судебного разбирательства подсудимому назначается наказание, которое не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Преступление, в совершении которого М.Щ. признан виновным, предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 6 лет, 2/3 от которого составляют 4 года лишения свободы. Следовательно, суд не мог назначить наказание более 4 лет лишения свободы. Судом же назначено М.Щ. по ч. 3 ст. 158 УК РФ 4 года 6 месяцев лишения свободы.

Изменен приговор Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 25.04.05 в отношении А.Ч. в части снижения наказания по ч. 1 ст. 159 УК РФ с 1 года 6 месяцев до 1 года 4 месяцев лишения свободы по всем эпизодам.

Назначая наказание А.Ч., суд первой инстанции не учел требования закона - ч. 7 ст. 316 УПК РФ, в которой говорится, что, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обосновано, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Максимальное наказание по ч. 1 ст. 159 УК РФ - 2 года лишения свободы, следовательно, суд не имел права, рассмотрев дело в особом порядке, назначить наказание за каждое преступление по ч. 1 ст. 159 УК РФ более 1 год 4 месяца лишения свободы.

 

Раздел III. Отмена и изменение приговоров в части гражданского иска

 

Основаниями отмены приговоров в части гражданского иска служили -

отсутствие должной мотивировки принятого судом решения;

ошибки, допускаемые судами при взыскании ущерба с несовершеннолетних осужденных;

принятие решения без учета требований о взыскании компенсации морального вреда в долевом соотношении, а материального ущерба - в солидарном порядке;

взыскание ущерба в пользу лица, не признанного в установленном порядке гражданским истцом.

Приговор Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 15.12.04 в отношении Н.Ц. в части взыскания компенсации морального вреда отменен с направлением на новое разбирательство в порядке гражданского судопроизводства в связи с тем, что суд не мотивировал размер компенсации морального вреда, не отразил характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями, и другие конкретные обстоятельства дела, влияющие на решение суда по предъявленному иску.

Также отменен приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 11.11.04 в отношении Н.Ф., А.Ш., С.Т. в части гражданского иска, т.к. материальный вред, причиненный потерпевшей и взысканный судом в сумме 3838 рублей, не подтвержден документально материалами дела.

Кроме того, в соответствии с требованиями закона компенсация морального вреда взыскивается в долевом соотношении, а не солидарно, как взыскал суд.

Приговор Кировского районного суда от 24.12.04 в отношении Ш.Л. в части гражданского иска отменен, поскольку суд не учел, что, согласно ст. 1074 ГК РФ, в случае когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или того имущества, достаточных для возмещения вреда, то вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями.

Ш.Л. имеет родителей - мать Ш.Л., отец Ш.Н., однако отец Ш.Н. в качестве ответчика не привлечен, в приговоре не определен порядок возмещения суммы вреда родителями осужденного Ш.Л.

Определением судебной коллегии отменен в части решения по гражданскому иску приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 16.03.05 в отношении Х.М.

В материалах дела отсутствует исковое заявление потерпевшей К.Р. Копия его Х.М. не вручалась. Требование о взыскании с него 7800 руб. было заявлено К.Р. только в судебном заседании и в устной форме. Ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании К.Р. не была признана гражданским истцом, и ей не разъяснялись процессуальные права этого участника уголовного судопроизводства.

Кроме того, суд мотивировал свое решение об удовлетворении гражданского иска в полном объеме лишь тем, что его размер не оспаривается подсудимым Х.М., который признал исковые требования потерпевшей.

 

В ряде случаев в приговоры вносились изменения, которыми, как правило, исключались необоснованно взысканные в пользу истцов денежные компенсации.

Изменен приговор Заводского районного суда г. Кемерово от 07.04.05 в отношении В.П. в части гражданского иска.

Согласно приговору суда из объема обвинения В.П. исключено хищение денежных средств в сумме 1000 руб. у потерпевшей в связи с отказом государственного обвинителя от данного обвинения. Потерпевшая в судебном заседании заявляла исковые требования о взыскании именно этих денежных средств. В этой связи судебная коллегия сочла необходимым исключить указание суда о взыскании с В.П. в пользу потерпевшей в счет возмещения материального ущерба 1000 руб.

Судебная коллегия изменила приговор Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 29.11.04 в отношении Е.Н. в части гражданского иска по следующим основаниям.

Взыскивая причиненный банку ущерб согласно условиям кредитного договора N 157 от 13.06.02, суд исходил из гражданско-правовых отношений, регулирующих отношения между ООО "Новокузнецкий коммерческий инновационный банк" и ООО "Аметист" в лице директора Е.Н.

Тогда как приговором суда Е.Н. признан виновным в том, что путем обмана и злоупотребления доверием совершил хищение денежных средств банка на сумму 3400000 руб., из которых 400000 руб. взысканы решениями Центрального районного суда г. Новокузнецка от 24.01.03 и 10.01.03.

Невозмещенный ущерб, причиненный банку в результате совершения Е.Н. мошенничества, составляет 3000000 руб., и эта сумма и подлежит взысканию с Е.Н. при рассмотрении гражданского иска в уголовном деле.

Коллегия указала, что в остальной части исковых требований банка гражданский иск следует рассмотреть в порядке гражданского судопроизводства с учетом осуждения Е.Н. за совершение преступления.

 

Раздел IV. Ошибки, допускаемые судами при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора

 

В 1-м полугодии 2005 года, как и в предыдущие периоды, довольно распространенными являлись случаи отмены судебных постановлений об отказе в условно-досрочном освобождении. Это послужило основанием к подготовке во II квартале 2005 года отдельного обзора судебной практики рассмотрения судами Кемеровской области ходатайств об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (N 01-19/319 от 22.06.05).

Множество ошибок допускается судами области и при приведении приговоров в соответствие с действующим законодательством.

В большинстве случаев допущенные судами ошибки служили основанием для изменения постановлений ввиду неправильного применения норм материального права.

Судами области не всегда учитывается, что вопросы снижения наказания, как ввиду ошибочной позиции суда, постановившего приговор, так и ввиду уменьшения объема обвинения, являются прерогативой суда надзорной инстанции.

Однако в случае, когда размер наказания, назначенного приговором осужденному лицу, выходит за пределы санкции статьи, по которой постановлено считать данное лицо осужденным в соответствии с новым законом, суд, приводящий приговор в соответствие с новым законом, снижает наказание.

Кроме того, наказание подлежит снижению судом, приводящим приговор в соответствие с новым законом, также в случаях, когда частичное снижение наказания за одно деяние влияет на окончательное наказание, назначенное по совокупности преступлений либо совокупности приговоров (ст. ст. 69, 70 УК РФ).

Судебная коллегия изменила постановление Яйского районного суда от 21.01.05 в отношении Ч.Л.

Суд своим постановлением переквалифицировал действия Ч.Л. по приговору от 01.04.02 с ч. 2 ст. 215-2 УК РФ на ч. 1 ст. 215-2 УК РФ, при этом не решил вопрос о наказании, оставив его прежним.

Однако максимальное наказание по ч. 1 ст. 215-2 УК РФ предусматривается в виде 3 лет лишения свободы. Ч.Л. же по ч. 2 ст. 215-2 УК РФ было назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

Изменено постановление Беловского городского суда от 06.09.04 в отношении К.М.

При приведении приговора суд обоснованно исключил квалифицирующий признак совершения кражи лицом, ранее два или более раза судимым за хищение, и правильно переквалифицировал действия К.М. на ч. 1 ст. 158 УК РФ в редакции 2003 г.

Однако при этом суд не учел, что максимальное наказание в виде лишения свободы по ч. 1 ст. 158 УК РФ составляет 2 года. В связи с чем, согласно ч. 2 ст. 10 УК РФ, назначенное К.М. наказание за кражу чужого имущества подлежит сокращению до указанного максимального предела, т.е. до 2 лет лишения свободы.

Кроме того, подлежит изменению закон, применяемый при назначении наказания по совокупности преступлений. Поскольку совершенные К.М. преступления относятся к преступлениям небольшой (ст. 119 и ч. 1 ст. 158 УК РФ) и средней (п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ) тяжести, то наказание по совокупности совершенных им преступлений должно назначаться по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ.

Судебная коллегия изменила постановление Яйского районного суда от 10.02.05 в отношении З.С.

Так, при приведении в соответствие с действующим законодательством приговора Топкинского городского суда от 24.10.02 суд не учел, что, согласно внесенным ФЗ от 08.12.03 изменениям в УК РФ, действия З.С., за которые он осужден по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ, не образуют состава преступления, т.е. декриминализированы, и от отбывания наказания его следует освободить. В связи с чем из приговора Топкинского городского суда от 09.07.03 подлежит исключению ст. 70 УК РФ и присоединенное по ней наказание.

Изменено постановление Таштагольского городского суда от 02.03.05 в отношении Ш.К.

Ш.К. приговором Кемеровского областного суда от 17.09.02 осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ, ч. 1 ст. 112 УК РФ и п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ, наказание назначено по правилам ч. 3 ст. 69 путем частичного сложения и окончательно назначено 12 лет лишения свободы.

Постановлением Таштагольского городского суда от 02.05.05 данный приговор приведен в соответствие с изменениями в УК РФ от 08.12.03, и Ш.К. был освобожден от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Однако, освобождая его от наказания, суд не учел, что окончательное наказание осужденному было назначено по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ. При таких обстоятельствах судебная коллегия сочла необходимым постановление суда изменить, снизить Ш.К. наказание, назначенное по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, до 11 лет 11 месяцев.

 

Кассационная практика показывает, что судами области допускаются и процессуальные нарушения при приведении приговоров в соответствие с действующим законодательством.

К примеру, отменено постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 09.03.05 в отношении В.Й.

Коллегия указала, что в материалах дела о приведении приговоров в соответствие с изменениями в УК РФ от 08.12.03, нет протокола судебного заседания, что на основании п. 11 ч. 2 ст. 281 УПК РФ является основанием отмены постановления суда.

Ленинск-Кузнецкий городской суд отказал Усачеву в удовлетворении ходатайства о приведении приговора Ленинск-Кузнецкого городского суда от 22.04.05 в соответствие с действующим уголовным законодательством, поскольку данный приговор постановлен с учетом изменений в УК РФ от 08.12.03 (постановление от 22.04.05).

Однако суд при пересмотре приговора от 22.04.05 совершенно оставил без внимания предыдущие приговоры Ленинск-Кузнецкого суда от 14.05.01 и 26.11.01, которые входят в совокупность с последним приговором и требуют тщательной их проверки.

 

Раздел V. Основания отмены решений суда, принятых в порядке досудебного производства и в ходе судебного разбирательства

 

Нарушения требований ст. 125 УПК РФ

 

В соответствии со ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, прекращении уголовного дела, иные решения и действия, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

 

В соответствии с ч. 3, 5 ст. 125 УПК РФ суд рассматривает жалобу в 5-дневный срок, и по результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из двух решений: либо удовлетворить жалобу, либо оставить без удовлетворения.

Указанные требования закона не учтены Центральным районным судом г. Новокузнецка, прекратившим 11.02.05 производство по жалобе адвоката Липовских в защиту интересов А. за отсутствием предмета судебного разбирательства.

Заявитель в соответствии с вышеназванным законом обжаловал постановление прокурора об отмене постановления о прекращении уголовного дела и возобновлении производства по уголовному делу от 24.12.04. Однако вместо того, чтобы проверить законность и обоснованность обжалуемого постановления прокурора и вынести суждение о его законности, суд решил, что отсутствует предмет судебного разбирательства.

В соответствии с ч. 3 ст. 125 УПК РФ неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом. В связи с чем суд обязан выяснять, надлежащим ли образом лицо извещено, какова причина неявки, не настаивает ли лицо на рассмотрении дела с его участием.

Судебная коллегия отменила постановление Центрального районного суда г. Прокопьевска от 23.12.04 об отказе в удовлетворении жалоб К.И. на неправомерные действия должностных лиц органов предварительного следствия, прокуратуры г. Прокопьевска, прокурора Кемеровской области при расследовании уголовного дела о признании незаконными и необоснованными постановлений начальника СЧ СО при УВД г. Прокопьевска.

Из материалов дела видно, что К.И. было направлено извещение от 15.12.04 о досудебной подготовке к рассмотрению ее жалобы, назначенной на 23.12.04, на что она письмом от 20.12.04 ответила, что возражает против досудебной подготовки к рассмотрению жалобы, поскольку это не предусмотрено законом.

Из материалов дела видно, что суд признал явку К.И. строго обязательной, однако не известил ее о том, что 23.12.04 будет рассматриваться жалоба по существу, а не проводиться досудебная подготовка к ее рассмотрению.

Судебная коллегия отменила постановление Юргинского городского суда от 09.02.05 об отказе Е. в удовлетворении жалобы на незаконные действия следователя.

Ершова заключила соглашение с адвокатом Ивановой для защиты ее прав в суде при обжаловании постановления следователя. Адвокат дважды извещалась судом о времени рассмотрения жалобы в суде. Однако в судебном заседании суд не выяснил причину неявки адвоката и не выяснил у Е.ее мнения о возможности либо невозможности рассмотрения жалобы в отсутствие адвоката, что видно из протокола судебного заседания. То обстоятельство, что в судебном заседании Е. были разъяснены ее права и она ходатайств не заявляла, не свидетельствует о том, что она отказалась от защиты ее интересов адвокатом, с которым было заключено соглашение.

При таких обстоятельствах Е. была лишена гарантированным УПК РФ правом, в данном случае права на защиту.

 

Наиболее распространенным основанием отмены судебных постановлений является немотивированность принятых решений.

К примеру, судебная коллегия отменила постановление Юргинского городского суда от 17.02.05 по жалобе Б.Е. на постановление следователя Юргинской межрайонной прокуратуры от 25.10.04 об отказе в возбуждении уголовного дела.

В соответствии с положениями ст. 125 УПК РФ постановление судьи по результатам проверки законности и обоснованности решения следователя должно быть мотивированным, в постановлении должно быть указано, какие именно установленные в судебном заседании факты или обстоятельства положены в основу принятого по жалобе решения.

Так, сославшись в постановлении на неполноту проведенной следователем проверки, выразившейся в том, что не был опрошен заявитель Б.Е., находившиеся с ним в камере лица, не проверены и не уточнены обстоятельства, которые Б.Е. приводит в жалобе, суд в постановлении не указал, какие конкретные обстоятельства не были проверены и уточнены, не привел данных о том, что в судебном заседании Б.Е. дал пояснения о новых обстоятельствах, не отраженных в его жалобе в прокуратуру и не проверенных следователем, что пояснения находившихся в одной камере с Б.Е. лиц могли существенно повлиять на вывод следователя об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела.

Указав на отсутствие в материалах дела актов и рапортов сотрудников милиции о произошедшем, суд не указал, по каким основаниям он не принял во внимание имеющиеся в отказном материале акт и объяснения С. и А., не конкретизировал лиц, чьи рапорты необходимы для правильного разрешения жалобы Б.Е.

 

Основания отмены постановлений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей

 

Вопросы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей разрешаются в судебном заседании с участием сторон в условиях их состязательности и с обеспечением права лица, в отношении которого заявлено ходатайство, участвовать в судебном заседании.

Судебная коллегия отменила постановление Калтанского районного суда от 25.03.05 о продлении срока содержания под стражей в отношении У.Т.

Требования закона об обеспечении права подсудимого участвовать в судебном заседании судом нарушены, что видно по материалам уголовного дела. Подсудимый У.Т. в судебное заседание из-за болезни не доставлен. Вопрос о продлении срока содержания под стражей решен без его участия.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 108 УПК РФ к несовершеннолетнему подозреваемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае, если он подозревается в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого в совершении преступления средней тяжести.

Судебная коллегия отменила постановление Междуреченского городского суда от 21.12.04, которым подозреваемому Ц. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Как следует из постановления, судом не установлено исключительных обстоятельств, на основании которых суд пришел к выводу о необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу несовершеннолетнему подозреваемому Ц., который подозревается в совершении преступления средней тяжести. Кроме того, при решении вопроса об избрании меры пресечения по данному делу суд не вправе учитывать то обстоятельство, что он находится под следствием по другому делу. Выводы суда о том, что Ц. может скрыться от следствия и суда, в постановлении не мотивированы.

 

Постановление суда должно содержать надлежащую мотивировку удовлетворения либо отказа в удовлетворении заявленного ходатайства.

Судебная коллегия отменила постановление Осинниковского городского суда от 18.04.05 в отношении В.Ж., указав следующее.

При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

Как следует из постановления суда, при рассмотрении ходатайства следователя об избрании меры пресечения обвиняемому В.Ж., суд данное ходатайство по существу не обсудил. В мотивировочной части постановления об этом нет ни одного слова. Суд в постановлении обсуждал вопрос не об избрании меры пресечения обвиняемому, а мотивировал вопрос о продлении срока задержания обвиняемого. Таким образом, суд обсудил вопрос, который не ставился в ходатайстве следователя.

 

Суд, рассматривая ходатайство об избрании обвиняемому в качестве меры пресечения в виде заключения под стражу, не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении.

Так, отменено постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 09.06.05, которым в отношении Е.О. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Удовлетворяя ходатайство следователя об избрании в отношении Е.О. меры пресечения в виде заключения под стражу, суд указал, что ходатайство следователя заявлено с учетом всех конкретных обстоятельств по делу: общественной опасности содеянного, личности подсудимого, который совершил особо тяжкое преступление общеопасным способом - путем поджога. Более того, суд указал, что хотя вину в покушении на убийство Е.О. не признает, однако его вина подтверждается представленными суду материалами.

 

В соответствии с ч. 9 ст. 108 УПК РФ повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по одному и тому же уголовному делу после вынесения судьей постановления об отказе в избрании меры пресечения возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу.

Отменено постановление Рудничного районного суда г. Кемерово от 20.06.05, которым в отношении М.Д. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Из материалов дела следует, что постановлением судьи от 18.06.05 было отказано следователю Л.Р. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении М.Д.

При рассмотрении 20.06.05 ходатайства следователя Л.Р. об избрании в отношении М.Д. меры пресечения в виде заключения под стражу, суд не учел требования ч. 9 ст. 108 УПК РФ, не привел в постановлении мотива избрания меры пресечения в виде заключения под стражу после имеющегося отказа суда в этом. О возникновении каких-либо новых обстоятельств следователь в ходатайстве не указывал. О том, что в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу отказано, суду было известно из пояснений следователя Л.Р., которые отражены в протоколе судебного заседания, но оценки этому обстоятельству дано не было.

 

Основания отмены постановлений о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом

 

Определением судебной коллегии отменено постановление Новоильинского районного суда г. Новокузнецка от 28.02.05 о возвращении уголовного дела по обвинению Н.Х. и Осипова прокурору для устранений нарушений УПК РФ, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания в тот же суд в ином составе.

Уголовное дело было возвращено прокурору по итогам предварительного слушания по мотивам нарушений УПК РФ, препятствующих постановлению приговора или вынесению иного решения, а также в связи с необходимостью соединения уголовных дел в отношении Н.Х.

Однако постановление суда в части указания на необходимость конкретизировать действия обвиняемых, составляющие объективную сторону преступления - сбыта наркотических средств, является незаконным, т.к. по смыслу ст. 237 УПК РФ судья возвращает уголовное дело прокурору в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения. Суд же указывает на необходимость конкретизации обвинения, предъявленного на предварительном следствии, т.е. на необходимость изменения объема обвинения, что приведет к ухудшению положения подсудимых и нарушению их права на защиту.

Кроме того, УПК РФ предусматривает возможность возвращения уголовных дел прокурору для соединения только по итогам предварительного слушания, в то время как уголовное дело в отношении Н.Х., ранее поступившее в суд, находится уже в стадии судебного рассмотрения. Направление дел прокурору для их соединения со стадии судебного заседания законом не предусмотрено.

 

Отменяя постановление судьи Тяжинского районного суда от 14.02.05 в отношении Х.В. и В.З., судебная коллегия отметила следующее.

Постановлением судьи уголовное дело возвращено прокурору по тем основаниям, что в ксерокопии обвинительного заключения, представленной защитником Х.В., отсутствуют сведения об утверждении обвинительного заключения и дата его утверждения, а также нумерация страниц.

На основании п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ возвращение уголовного дела прокурору по основанию, указанному судом в постановлении, возможно только в том случае, если копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому.

Из материалов дела следует, что копии обвинительного заключения обвиняемым Х.В. и В.З. были вручены, что подтверждается расписками. Требования ч. 1, 2 ст. 222 УПК РФ прокурором нарушены не были.

В материалах дела имеется обвинительное заключение, которое прокурором подписано и утверждено. Какие-либо права обвиняемых в период предварительного следствия нарушены не были.

Отсутствие даты на протоколах следственных действий не препятствует рассмотрению дела судом.

Из материалов уголовного дела видно, что обвиняемый Х.В. был уведомлен об окончании следственных действий по делу, В.З. разъяснено право ходатайствовать о рассмотрении дела коллегией судей и о проведении предварительного слушания. Об этом свидетельствуют их подписи на протоколах следственных действий.

Таким образом, судебная коллегия сочла, что существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, препятствующих рассмотрению уголовного дела, прокурором допущено не было. Суд безосновательно возвратил дело прокурору.

 

Судебная коллегия отменила постановление Крапивинского районного суда от 21.09.04 о возвращении дела прокурору в отношении Г.Б. для устранения препятствий при рассмотрении уголовного дела судом.

На предварительном следствии потерпевшей признана В.

Однако, согласно постановлению от 21.09.04, вынесенному по результатам предварительного слушания, судьей сделан вывод о том, что потерпевшим по делу следовало признать С., а в материалах дела нет документов, подтверждающих обоснованность признания потерпевшей В.

Вывод об обоснованности признания лица потерпевшим возможно сделать только на основании совокупности собранных по делу и исследованных доказательств. В ходе предварительного слушания, как следует из протокола судебного заседания, такие доказательства не исследовались.

В соответствии с ч. 1 ст. 42 УПК РФ потерпевшим является любое физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, решение о признании потерпевшим оформляется постановлением следователя, судьи, то есть суд вправе сам признать потерпевшим физическое лицо, которому преступлением причинен какой-либо вред. Признание судом потерпевшим лица, не признанного таковым в ходе предварительного следствия, не исключает возможности постановления судом приговора или вынесения иного решения по делам о хищении, так как по данной категории дел личность потерпевшего не имеет значения для наличия или отсутствия состава преступления.

В данном случае оснований для возвращения уголовного дела прокурору, предусмотренных п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, не имелось.

 

Судебная коллегия отменила постановление Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 02.02.05 в отношении Х.Г. по следующим основаниям.

Как следует из постановления суда от 02.02.05, у суда не было данных о том, что обвиняемый Х.Г. отказался от получения копии обвинительного заключения, прокурором не были приняты все меры для вручения обвиняемому копии обвинительного заключения. По мнению суда, прокурором нарушены положения п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Однако выводы суда являются преждевременными и не основанными на всестороннем исследовании материалов дела.

Так, суд не учел имеющееся в уголовном деле обязательство, написанное лично Х.Г., о явке в прокуратуру Орджоникидзевского района г. Новокузнецка для получения копии обвинительного заключения.

Не были учтены требования ч. 4 ст. 222 УПК РФ, в соответствии с которой "если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заключения либо не явился по вызову, то прокурор направляет уголовное дело в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому".

Вызов Х.Г. в прокуратуру на 30.12.04 для получения копии обвинительного заключения подтверждается материалами дела.

 

Судебная коллегия, отменяя постановление Промышленновского районного суда от 10.02.05 в отношении К.А. о возвращении уголовного дела прокурору Промышленновского района для дальнейшего утверждения обвинительного заключения прокурором Кемеровской области, указала следующее.

Суд пришел к выводу, что обвинительное заключение, составленное следователем спецотдела ГСУ ГУВД КО Т., в нарушение ст. 37 УПК РФ утверждено прокурором Промышленновского района, поскольку прокурор района не вправе осуществлять надзор за процессуальной деятельностью предварительного следствия ГСУ ГУВД КО.

Коллегия сочла постановление суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 221 УПК РФ прокурор рассматривает поступившее от следователя уголовное дело с обвинительным заключением и в течение 5 суток принимает по нему одно из следующих решений: в том числе о направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду.

По правилам ст. ст. 31, 32 УПК РФ уголовное дело в отношении К.А. подсудно Промышленновскому районному суду. Таким образом, обвинительное заключение на законных основаниях утверждено прокурором Промышленновского района.

Пунктом 3 ч. 2 ст. 151 УПК РФ предусмотрено производство предварительного расследования следователями органов внутренних дел РФ по уголовным делам о преступлениях по ст. 264 УК РФ.

Мотивированным постановлением от 19.10.04 начальник ГСУ при ГУВД КО Ш. обоснованно, в силу ч. 1 ст. 39 УПК РФ, изъял уголовное дело в отношении К.А. из СО Промышленновского РОВД и передал следователю спецотделения ГСУ при ГУВД КО Т., поручив ему производство предварительного следствия.

Приказом прокурора Кемеровской области N 46 от 15.12.04 осуществление контроля за процессуальной деятельностью следователей СЧ ГСУ при ГУВД КО, находящихся в г. Кемерово и расследующих уголовные дела областной подсудности, либо дела, представляющие особую сложность в расследовании или их большую общественную значимость, возложено на отдел прокуратуры Кемеровской области по надзору за процессуальной деятельностью органов внутренних дел, госнаркоконтроля и юстиции.

В иных же случаях надзор по делам, расследуемым следователями СЧ ГСУ при ГУВД КО, находящимися в г. Кемерово, поручается прокурорам городов и районов, на территории которых совершено расследуемое преступление.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь