Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

от 7 июля 2005 г. N 10/14

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

ЗА ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2005 Г.

 

 

1. Анализ статистики рассмотрения уголовных дел в первом полугодии 2005 г.

 

А) Кассационное рассмотрение уголовных дел

 

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия в 1-м полугодии 2005 г. рассмотрено в кассационном порядке 1181 уголовных дел и материалов в отношении 1283 человек. Для сравнения в 1-м полугодии 2004 г. было рассмотрено в кассационном порядке 796 дел и материалов в отношении 904 человек. Увеличение числа рассмотренных в кассационном порядке дел и материалов (по лицам) составило 41,9%. Причина увеличения заключается в пересмотре районными и городскими судами значительного числа уголовных дел в порядке ст. ст. 396 - 399 УПК РФ в связи с изменениями в Уголовном кодексе РФ, принятыми Федеральным законом N 162-ФЗ от 8 декабря 2003 г., и обжалованием осужденными принятых решений в кассационном порядке.

Из общего числа оконченных в отчетном периоде уголовных дел отменены приговоры в отношении 62 человек, что составляет 14,6% от общего числа рассмотренных в кассационном порядке дел. Из них отменены обвинительные приговоры в отношении 55 лиц, оправдательные приговоры - в отношении 7 лиц.

В 84 случаях (19,8%) кассационными определениями судебной коллегии обвинительные приговоры изменялись в сторону смягчения положения осужденных.

С рассмотрения судебной коллегии Верховного суда РХ снято в отчетном периоде 71 уголовное дело, что составляет 6% от общего числа рассмотренных судебной коллегией дел. Из них - 15 дел сняты в связи с отзывом кассационных жалоб и представлений и 32 уголовных дела были представлены районными (городскими) судами в ненадлежаще оформленном виде. Помимо этого, в 24 случаях для кассационного рассмотрения представлялись уголовные дела и материалы, которые либо вообще никем не обжаловались, либо кассационные жалобы подавались неуполномоченными на то лицами.

В 1-м полугодии 2005 г. рассмотрены уголовные дела по кассационным жалобам и представлениям на судебные решения, вынесенные в апелляционном порядке в отношении 20 лиц. В одном случае (0,08%) рассмотрено уголовное дело о применении принудительных мер медицинского характера. Кроме того, рассмотрено 7 кассационных представлений об отмене постановлений судей о направлении уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для пересоставления обвинительного заключения. Из этих представлений 5 (71,4%) удовлетворены, что свидетельствует о том, что в некоторых случаях суды поспешно решают вопрос о возвращении прокурору уголовных дел, не оценивая возможности самостоятельно устранить имеющиеся несущественные недостатки уголовных дел.

Кассационная практика по районным и городским судам (по приговорам, определениям и постановлениям) выглядит в сравнении следующим образом:

 

┌─────────────────┬───────┬───────┬──────┬───────┬───────┬───────┐

                 │Всего  │Остав- │Всего │Всего  │Поста- │Поста- │

                 │обжало-│лено в │отме- │измене-│новле- │новле- │

                 │вано   │силе   │нено  │но     │ния в  │ния   

                               │приго-│приго- │силе   │отмене-│

                               │воров │воров         │ны и  

                                                  │измене-│

                                                   │ны    

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│Абаканский       │104/114│ 73/90 │  4/4 │ 17/20 │279/279│122/126│

                          79%    3,5%│  17,5%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│Аскизский        │ 28/32 │ 15/17 │  5/6 │  8/9  │ 16/16 │  9/12 │

                          53,1%│ 18,8%│  28,1%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│Алтайский        │ 10/11 │  9/10 │   -    1/1    9/9  │ 16/17 │

                          90,9%│         9,1%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│Бейский            8/12 │  6/7    2/4 │  0/1     -      -  

                          58,4%│ 33,3%│   8,3%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│Боградский         8/9    6/7     -    2/2    4/4    3/3 

                          77,8%│        22,2%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│Орджоникидзевский│ 28/23 │  5/6    4/7 │  9/10 │  8/11 │  5/6 

                          26,1%│ 30,4%│  43,5%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│Саяногорский     │ 39/54 │ 28/35 │  4/8 │  7/11 │ 57/57 │ 34/34 │

                          64,8%│ 14,8%│  20,4%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│Таштыпский       │ 14/19 │  7/8    1/1 │  6/10 │  4/4    3/3 

                          42,1%│  5,3%│  52,6%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│Усть-Абаканский  │ 45/54 │ 32/35 │  8/14│  5/5  │ 30/30 │ 15/15 │

                          64,8%│ 25,9%│   9,3%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│Черногорский     │ 57/72 │ 38/46 │  8/13│  11,1 │112/112│ 63/66 │

                          63,9%│ 18,1%│    18%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│Ширинский        │ 16/24 │ 13/18 │  2/5 │  1/2    4/4  │ 12/12 │

                          70,8%│ 20,9%│   8,3%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│1-е полугодие    │347/424│242/278│ 38/63│ 67/84 │523/526│282/294│

│2005 г.                   65,6%│ 14,6%│  19,8%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│1-е полугодие    │320/410│135/166│ 47/60│138/184│239/299│155/165│

│2004 г.                   40,5%│ 14,6%│  44,9%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│1-е полугодие    │316/399│188/233│ 51/98│  77/98│160/162│ 52/55 │

│2003 г.                   58,4%│   17%│  24,6%│             

├─────────────────┼───────┼───────┼──────┼───────┼───────┼───────┤

│1-е полугодие    │357/482│226/303│ 61/79│ 70/100│ 21/21 │ 15/18 │

│2002 г.                   62,9%│ 16,4%│  20,7%│             

└─────────────────┴───────┴───────┴──────┴───────┴───────┴───────┘

 

Таким образом, в сравнении с показателями 1-го полугодия 2004 г. значительно сократились показатели числа отмененных и измененных приговоров и увеличился процент приговоров, оставленных в силе, который составил 65,6%.

Анализ статистических данных показывает, что в 1-м полугодии 2005 г. значительно уменьшилось количество отмененных и измененных приговоров. Наибольшее число приговоров было отменено в Бейском, Орджоникидзевском, Усть-Абаканском, Ширинском районных судах.

Не были отменены за указанный период приговоры в Алтайском и Боградском районных судах. В Абаканском городском суде отменено 3,5% приговоров.

Сократилось и число приговоров, измененных в кассационном порядке. Если в 1-м полугодии 2004 г. число измененных приговоров составляло 44,9%, то в отчетном периоде их число составило 19,8%. Следует отметить, что наряду с улучшением качества работы судов одной из причин снижения числа измененных приговоров является меньшее число рассмотренных дел о преступлениях, совершенных до изменений в УК РФ, принятых Федеральным законом N 162-ФЗ от 8 декабря 2003 г.

Наибольшее количество приговоров было изменено в Таштыпском, Орджоникидзевском, Аскизском, Боградском районных судах. Наименьшее - в Ширинском и Бейском районных судах.


Наибольшее количество приговоров, оставленных в силе, отмечено в Алтайском районном суде (90,9%). Значительно улучшились эти показатели в Абаканском городском суде, где без изменения оставлены 79% приговоров от общего числа обжалованных. Ряд судей имеют абсолютный показатель стабильности постановленных ими приговоров: судья Алтайского районного суда Г., судьи Абаканского городского суда Ч., П.В., П.И., У., Щ. и др.

 

Б) Рассмотрение уголовных дел в порядке надзора

 

В 1-м полугодии 2005 г. судьями Верховного суда Республики Хакасия рассмотрено 513 надзорных жалоб осужденных и представления прокурора Республики Хакасия. Из общего числа рассмотренных жалоб и представлений возбуждено 63 надзорных производства в отношении 68 человек, которые переданы для рассмотрения в Президиум Верховного суда Республики Хакасия.

Для сравнения в течение 1-го полугодия 2004 г. судьями Верховного суда РХ в порядке надзора проверено 292 жалобы и представления. Таким образом, в 1-м полугодии 2005 г. наблюдается рост числа рассмотренных жалоб, который составил 86,3% по отношению к показателям аналогичного периода 2004 г. Судьями на 1 июля 2004 года возбуждено 35 надзорных производств в отношении 40 осужденных (или на 41,2% меньше, чем в 1-м полугодии 2005 г.).

На заседаниях Президиума Верховного суда Республики Хакасия в 1-м полугодии 2005 г. рассмотрено 59 уголовных дел в отношении 64 человек.

Из общего числа оконченных Президиумом уголовных дел по надзорным представлениям прокурора Республики Хакасия рассмотрено 7 дел в отношении 7 человек, остальные - по надзорным жалобам осужденных.

Из общего количества возбужденных судьями по жалобам осужденных надзорных производств Президиум Верховного суда Республики Хакасия удовлетворил 57 жалоб и представлений. В удовлетворении 2 надзорных жалоб было отказано.

 

    Суды   

Аба-
кан 

Ас-
киз

Бе-
лый
Яр

Бея

Бог-
рад

Сая-
но- 
горск

Копь-
ево 

Таш-
тып

Усть-
Аба-
кан 

Чер-
но- 
горск

Шира

Приго-
воры 

отм.

  - 

  -

 -

 -

 - 

  - 

  - 

 - 

  - 

  - 

2/2

изм.

 5/9

1/1

 -

 -

1/1

 1/1

 3/3

1/1

  - 

 1/2

 - 

Поста-
новле-
ния  

отм./
изм.

16/16

 -

1/1

 -

1/1

 3/3

  - 

3/3

 6/6

11/11

1/1

 

По результатам рассмотрения уголовных дел на Президиуме Верховного суда РХ за 1-ое полугодие 2005 г. отменено по числу лиц 2 приговора, или 3,2%. Причем оба отмененных приговора были постановлены судьями Ширинского районного суда в апелляционном порядке при проверке приговоров мирового судьи.

Постановлениями Президиума изменены приговоры в отношении 18 человек, причем во всех случаях изменение приговора связано либо с изменением квалификации действий осужденных, либо со снижением меры назначенного наказания.

Кроме того, в надзорном порядке были отменены и изменены 42 (по числу лиц) постановления судов первой инстанции. Чаще всего предметом рассмотрения данной категории дел являлись постановления судей о пересмотре состоявшихся приговоров в связи с изменениями и дополнениями в Уголовном кодексе РФ, принятыми Федеральным законом N 162-ФЗ от 8 декабря 2003 г.

Представленные сведения свидетельствуют о значительном росте числа рассмотренных на заседаниях Президиума уголовных дел. Например, в течение аналогичного периода 2004 г. в порядке надзора было рассмотрено 36 приговоров в отношении 41 осужденного. При этом было отменено 5 приговоров в отношении 7 человек, изменено 24 приговора в отношении 25 человек. Иных судебных постановлений было отменено и изменено 7 в отношении 9 человек.

 

2. Вопросы отмены и изменения приговоров

 

А) В связи с неправильной квалификацией преступлений

 

В соответствии со ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.


Приговором Таштыпского районного суда от 9 февраля 2005 г. О. осужден по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы за незаконный сбыт наркотических средств.

Кассационным определением от 23 марта 2005 г. данный приговор изменен, поскольку судом первой инстанции оставлено без внимания, что преступление, в совершении которого О. признан виновным, совершено им 29 апреля 2004 г., то есть до введения в действие ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, санкция которой предусматривает более строгое наказание по сравнению с ч. 2 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), которая на основании ст. ст. 9, 10 УК РФ должна применяться в данном случае.

Аналогичное нарушение допущено при постановлении приговора от 23 ноября 2004 г. Алтайским районным судом, которым Т. осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ). Кассационным определением от 9 февраля 2005 г. приговор изменен, действия Т. переквалифицированы по ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 г. N 133-ФЗ).

Указание судом квалифицирующего признака состава преступления, не вмененного подсудимому органами предварительного расследования, является основанием для изменения приговора.

Приговором Аскизского районного суда от 9 ноября 2004 г. Т. и Б. осуждены по п. п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ за тайное хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с причинением значительного ущерба гражданину.

Изменяя в кассационном порядке состоявшийся по уголовному делу приговор, судебная коллегия отметила, что суд, правильно установив фактические обстоятельства по делу, неверно квалифицировал действия осужденных.

Согласно обвинительному заключению действия Т. и Б. были квалифицированы по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ как грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору. В описательно-мотивировочной и резолютивной частях обвинительного заключения отсутствовало указание о причинении осужденными значительного ущерба потерпевшему.

При таких обстоятельствах судебной коллегией обоснованно отмечено, что суд, изменяя квалификацию действий осужденных с п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, излишне квалифицировал их действия по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку это существенно увеличивает объем предъявленного им обвинения, а потому нарушает права осужденных на защиту (кассационное определение от 16 февраля 2005 г.).

Аналогичное нарушение допущено Черногорским городским судом при постановлении приговора в отношении Ф. и Х., осужденных по п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ. Квалифицируя действия осужденных, суд указал о совершении ими преступления, в том числе с "угрозой применения насилия" - квалифицирующим признаком, который не вменялся им органами предварительного следствия (кассационное определение от 20 апреля 2005 г.).

Изменение судом по собственной инициативе квалификации содеянного осужденным в сторону ухудшения его положения является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену либо изменение приговора.

Согласно приговору Орджоникидзевского районного суда от 22 ноября 2004 г. М. осужден по ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) на 1 год 6 месяцев лишения свободы условно, с испытательным сроком 2 г.

В то же время из материалов уголовного дела следовало, что М. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ). Однако суд, игнорируя требования о пределе судебного разбирательства, установленные ст. 252 УПК РФ, вышел за рамки предъявленного лицу обвинения, существенно нарушил его права и постановил незаконный приговор (Постановление Президиума от 14 марта 2005 г.).

Определение судом при постановлении приговора в действиях осужденного формы вины является существенным обстоятельством, влияющим на квалификацию содеянного.

Кассационным определением от 4 мая 2005 г. изменен приговор Абаканского городского суда от 3 марта 2005 г., которым Б. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что, признавая Б. виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, суд в приговоре констатировал, что Б. в ходе ссоры, действуя с умыслом на причинение Е. телесных повреждений, ударил его кулаком правой руки в лицо, осознавая, что они находятся на асфальтированном участке улицы, и сознательно допускал наступление любых последствий для потерпевшего. Таким образом, одним из условий, в силу которого суд признал Б. виновным в совершении данного преступления, явилось то обстоятельство, что он нанес потерпевшему один удар кулаком в лицо, от которого Е. упал и ударился головой об асфальт. Кроме того, на всем протяжении рассмотрения дела осужденный утверждал, что у него отсутствовал умысел на причинение вреда здоровью потерпевшего. Его утверждение о неосторожном характере преступления ничем не опровергнуто.

При установленных судом обстоятельствах, действия осужденного следует квалифицировать по ч. 1 ст. 118 УК РФ как причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, поскольку общественно-опасные последствия образовались в результате грубой невнимательности, недисциплинированности, неосмотрительности виновного, и это означает, что лицо не предвидело возможности наступления таких последствий в результате своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было их предвидеть.

Приговором Черногорского городского суда от 19 января 2005 г. Б. осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) на 2 года лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на 7 лет лишения свободы, по ч. 1 ст. 105 УК РФ - на 10 лет лишения свободы. Окончательно Б. назначено к отбытию, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ, 15 лет лишения свободы.

Кассационным определением от 13 апреля 2005 г. приговор суда изменен в связи с неправильной квалификацией действий осужденного.

Согласно действующему уголовному законодательству покушение на преступление, в том числе и покушение на убийство, возможно только с прямым умыслом, когда виновный осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но общественно опасные последствия (в данном случае смерть потерпевшего) не наступили по не зависящим от него обстоятельствам.

Обосновывая квалификацию преступления, суд в приговоре указал, что Б. умышленно с близкого расстояния произвел прицельный выстрел в шею Ш., при этом сознательно допускал возможность причинения смерти потерпевшему в результате произведенного выстрела.

Таким образом, суд сделал вывод о наличии прямого умысла на причинение подсудимым тяжкого вреда здоровью потерпевшему и косвенного умысла по отношению к наступлению его смерти, но при этом не обосновал конкретными доказательствами свой вывод о том, что смерть потерпевшего не наступила по обстоятельствам, не зависящим от подсудимого.

При таких обстоятельствах судебная коллегия переквалифицировала действия осужденного на ч. 1 ст. 111 УК РФ и снизила назначенное наказание.

Квалификация действий осужденного должна быть обоснована доказательствами, а выводы суда должны быть последовательны и логичны.

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 22 ноября 2004 г. Н. осужден по ч. 1 ст. 330 УК РФ к штрафу в размере 30000 рублей и оправдан по ч. 1 ст. 286 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Кассационным определением от 19 января 2005 г. приговор отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Отменяя приговор, судебная коллегия, в частности, указала, что выводы суда о квалификации действий осужденного имеют существенные противоречия, которые повлияли на правильность применения уголовного закона.

Квалифицируя действия Н. по ч. 1 ст. 330 УК РФ, суд признал действия осужденного по выдаче ордера незаконными, однако, одновременно оправдывая подсудимого по ч. 1 ст. 286 УК РФ, сделал вывод о законности этих же действий.

Кроме того, квалифицируя действия осужденного ч. 1 ст. 330 УК РФ, суд не учел, что Н. не может быть субъектом данного преступления, поскольку судом первой инстанции с достоверностью установлено, что подсудимый, являясь управляющим делами Администрации Сорского горсовета, является должностным лицом. Должностные лица, совершившие самоуправство с использованием своего служебного положения, должны отвечать за преступления против государственности власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Таким образом, судом первой инстанции принято неверное решение о квалификации действий осужденного, что явилось основанием для отмены состоявшегося приговора.

 

Б) Вопросы наказания

 

В соответствии со ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет.

Приговором Абаканского городского суда от 25 апреля 2005 г. О. осужден по п. п. "б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания, назначенного осужденному по приговору от 16 ноября 2000 г., и окончательно назначено к отбытию 2 года лишения свободы.

В качестве отягчающего наказание О. обстоятельства суд учел рецидив преступлений, поскольку инкриминируемое осужденному преступление совершено им в период отбывания наказания по приговору от 16 ноября 2000 г. Тем самым суд не учел положения ч. 4 ст. 18 УК РФ, устанавливающей, что при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте. Между тем преступление, за которое О. был осужден приговором от 16 ноября 2000 г., совершено им в несовершеннолетнем возрасте.

По этим основаниям приговор был изменен, а назначенное осужденному наказание снижено до 1 года 8 месяцев (кассационное определение от 8 июня 2005 г.).

Аналогичные нарушения допущены при постановлении приговора Черногорским городским судом от 30 марта 2005 г., которым А. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы (кассационное определение от 18 мая 2005 г.).

Неуказание в резолютивной части приговора вида назначенного осужденному наказания является основанием для отмены состоявшегося приговора.

Приговором Орджоникидзевского районного суда от 20 января 2005 г. К. и Б. осуждены по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам без штрафа, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 2 года.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд, в нарушение ст. 44 УК РФ, не указал в резолютивной части приговора вид назначенного осужденным наказания (кассационное определение от 16 марта 2005 г.).

В соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ отягчающее обстоятельство, предусмотренное статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ в качестве признака преступления, не может повторно учитываться при назначении наказания.

Приговором Аскизского районного суда от 24 ноября 1999 г. Ш. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

При назначении осужденному наказания суд, в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, учел характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о его личности и отношение к содеянному, а также признал отягчающим его вину обстоятельством "наступление тяжких последствий".

В то же время судом не были учтены требования ч. 2 ст. 63 УК РФ, запрещающей дополнительно учитывать в качестве отягчающих обстоятельства, являющиеся признаком состава преступления.

Поскольку наступление тяжких последствий совершенного Ш. преступления является признаком состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, указание суда на отягчающее вину обстоятельство было исключено из приговора, а назначенное осужденному наказание снижено до 11 лет лишения свободы (Постановление Президиума от 14 марта 2005 г.).

Назначение осужденному несправедливого наказания (ст. 60 УК РФ) является основанием для отмены или изменения состоявшегося приговора в соответствии со ст. 383 УПК РФ.

В связи с несправедливостью назначенного судом наказания отменен приговор Бейского районного суда от 17 ноября 2004 г., которым С. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, по ч. 3 ст. 30, п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением ч. ч. 2, 5 ст. 69 УК РФ, к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года; Б. осужден по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, по ч. 3 ст. 30, п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ и ст. 70 УК РФ, к 3 годам лишения свободы.

Б. ранее осуждался приговором от 19 мая 2003 г. к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. Однако постановлением от 16 февраля 2004 г. назначенное ему условное осуждение было отменено, и он был направлен для отбывания наказания в виде 4 лет лишения свободы.

Тем не менее, рассматривая настоящее уголовное дело, суд, в нарушение требований ч. 4 ст. 70 УК РФ, предписывающей назначать окончательное наказание по совокупности приговоров больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору, назначил Б. наказание в виде 3 лет лишения свободы, то есть меньше неотбытой части наказания, назначенного по ранее состоявшемуся приговору.

Кроме того, назначая С. наказание с применением ст. 73 УК РФ, суд не учел характер и степень общественной опасности всех совершенных им преступлений, его личность, а также наличие обстоятельств, отягчающих наказание.

С учетом всех допущенных судом нарушений приговор отменен, а уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение (кассационное определение от 19 января 2005 г.).

Аналогичные нарушения допущены при постановлении приговора Ширинского районного суда от 9 февраля 2005 г., которым А. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 4 годам 5 месяцам лишения свободы, а, с применением ст. 70 УК РФ, к 4 годам 10 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Согласно описательной части приговора осужденный совершил тайное хищение на сумму 850 рублей, что существенно снижает общественную опасность совершенного им преступления. При таких обстоятельствах назначение осужденному наказания в виде 4 лет 5 месяцев лишения свободы является чрезмерно суровым, что явилось основанием для изменения приговора (кассационное определение от 30 марта 2005 г.).

В случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по совокупности приговоров.

Кассационным определением от 9 февраля 2005 г. отменен в связи с назначением чрезмерно мягкого наказания приговор Абаканского городского суда от 16 декабря 2004 г., которым Б. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

Как следует из материалов дела, Б. был осужден за кражу, совершенную им в период испытательного срока, назначенного по приговору от 25 июля 2003 г., которым ему по п. п. "г, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ определено 3 года лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ в случае совершения осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам ст. 70 УК РФ.

Суд не учел указанные выше требования закона и назначил осужденному наказание без учета ранее назначенного наказания в виде лишения свободы условно, и не рассмотрел вопрос об отмене условного осуждения. Таким образом, суд существенно нарушил материальный закон и назначил осужденному несправедливое наказание.

Отсутствие в приговоре мотивов принятого решения об условном осуждении является основанием для отмены приговора.

Приговором Черногорского городского суда от 31 января 2005 г. Х. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 228 (1) УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года.

Кассационным определением от 13 апреля 2005 г. указанный приговор отменен в связи с несправедливостью ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания. Постановляя приговор, суд не привел мотивов, по которым пришел к выводу о возможности исправления осужденного без реальной изоляции от общества. Формально указав на характер и степень общественной опасности преступления, суд не учел, что преступление, за которое осужден Х., предусматривает наказание от 5 до 12 лет лишения свободы, то есть относится к категории особо тяжких преступлений (ст. 15 УК РФ). Объектом данного преступления является здоровье населения, а субъективная сторона выражается в форме прямого умысла. Установленные судом обстоятельства дела свидетельствуют о том, что назначенное Х. наказание в виде условного осуждения не отвечает требованиям ст. 43 УК РФ, в соответствии с которой наказание применяется как в целях исправления осужденного, так и в целях восстановления социальной справедливости и предупреждения новых преступлений.

Аналогичные нарушения закона допущены при постановлении приговора от 15 ноября 2004 г. Саяногорским городским судом в отношении Л., осужденного по ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 3 ст. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) к 5 годам лишения свободы, условно с испытательным сроком 2 года (кассационное определение от 9 февраля 2005 г.).

При назначении наказания по совокупности преступлений суду следует вначале указать основное и дополнительное наказания за каждое преступление, а затем производить их сложение по правилам ст. 69 УК РФ.

Приговором Аскизского районного суда от 18 февраля 2005 г. Г. осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 264 УК РФ к 3 годам лишения свободы. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательно Г. назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года. Кроме того, осужденный лишен права управлять транспортным средством на 3 года.

Отменяя в кассационном порядке состоявшийся приговор, судебная коллегия указала в том числе на несправедливость назначенного наказания ввиду его чрезмерной мягкости, обратила внимание суда на нарушения материального закона, допущенные при определении окончательного наказания.

Признавая Г. виновным в совершении двух преступлений, суду надлежало в соответствии с требованиями ст. 69 УК РФ указать в резолютивной части приговора вид и размер основного и дополнительного наказания отдельно за каждое преступление и окончательное наказание по совокупности преступлений.

В нарушении указанных требований упомянутого закона суд, не назначив дополнительное наказание по ч. 2 ст. 264 УК РФ, и без соблюдения правил ч. 2 ст. 69 УК РФ лишил Г. прав управлять транспортными средствами.

При назначении наказания несовершеннолетнему судам следует руководствоваться требований ч. 6.1 ст. 88 УК РФ.

Приговором Орджоникидзевского районного суда от 26 ноября 2004 г. Н. и несовершеннолетний С. признаны виновными в совершении двух разбойных нападений и осуждены за каждое из них по ч. 3 ст. 162 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 12 и 9 годам лишения свободы соответственно.

Кассационным определением от 2 февраля 2005 г. указанный приговор изменен, поскольку при назначении наказания С. суд не учел требования ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, в соответствии с которыми при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается наполовину.

Суд установил, что С. совершил особо тяжкие преступления в несовершеннолетнем возрасте. Однако, назначая за каждое преступление минимальное наказание в виде лишения свободы, предусмотренное санкцией ч. 3 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ), суд в приговоре не указал, что учитывал при этом предусмотренную ч. 6.1 ст. 88 УК РФ особенность назначения наказания несовершеннолетнему, совершившему особо тяжкое преступление.

При таких обстоятельствах наказание С. с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ по каждому эпизоду разбойного нападения по ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) снижено до 6 лет лишения свободы, а, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ, окончательно назначено к отбытию 7 лет лишения свободы.

 

В) Нарушения процессуального характера

 

Нарушение судом принципа состязательности судебного процесса рассматривается как безусловное основание к отмене постановленного приговора.

Приговором Орджоникидзевского районного суда от 24 августа 2005 г. Г. осужден по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

Кассационным определением от 16 февраля 2005 г. приговор отменен в связи с нарушением судом первой инстанции принципа состязательности уголовного судопроизводства и стеснением прав стороны защиты на предоставление доказательств.

Из протокола судебного заседания следует, что подсудимый, первоначально согласившись с предъявленным обвинением, ходатайствовал о рассмотрении уголовного дела в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ. Впоследствии он заявил о своей непричастности к инкриминируемому ему преступлению и настаивал, что его совершил другой человек.

В судебном заседании стороной защиты было заявлено ходатайство об оглашении протоколов допроса свидетеля Б., которая утверждала, что изложенные в них сведения сфальсифицированы и данные протоколы ею никогда не подписывались. Однако суд, нарушая принципы состязательности и равноправия сторон уголовного процесса, а также принцип непосредственного исследования доказательств, в судебном заседании предъявил указанные протоколы одному государственному обвинителю, лишив тем самым сторону защиты права принять участие в их исследовании и права заявить ходатайство о признании их недопустимыми доказательствами.

Нарушение права подсудимого на пользование родным языком существенно стесняет права подсудимого и является основанием для отмены приговора.

Приговором Абаканского городского суда от 24 ноября 2004 г. Ю. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы.

Кассационным определением от 2 февраля 2005 г. приговор отменен в связи с нарушением права подсудимого воспользоваться родным языком.

Согласно материалам уголовного дела Ю., таджик по национальности, постоянно проживающий на территории Республики Таджикистан, при поступлении уголовного дела в суд заявил ходатайство об ознакомлении с уголовным делом и предоставлении ему квалифицированного переводчика. Данное ходатайство подсудимый впоследствии заявил в судебном заседании. Однако суд, не выясняя у подсудимого степень владения им русским языком, вообще не разрешил заявленные им ходатайства и постановил обвинительный приговор, нарушив требования ст. 18 УПК РФ.

Рассмотрение уголовного дела незаконным составом суда существенно нарушает права обвиняемого и влечет незаконность принимаемых судом судебных постановлений.

Приговором Черногорского городского суда от 21 октября 2005 г. Ш. осужден по п. "г" ч. 3 ст. 226 УК РФ на 6 лет лишения свободы, п. п. "в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 3 года 6 месяцев лишения свободы, а с применением ч. ч. 3 и 5 ст. 69 УК РФ, к 6 годам 6 месяцам лишения свободы.

Кассационным определением от 16 февраля 2005 г. приговор отменен в связи с существенным нарушением прав подсудимого и рассмотрением дела незаконным составом суда.

Согласно материалам уголовного дела, Ш. обвинялся в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления. Уголовное дело поступило в суд 21 января 2001 г. и назначено к рассмотрению коллегиальным составом суда. В ходе рассмотрения уголовного дела Ш. скрылся от суда и был объявлен в розыск, а производство по делу приостановлено. После задержания Ш. производство по делу постановлением от 12 августа 2004 г. было возобновлено и дело рассмотрено судьей единолично.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность рассмотрения уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях в составе трех профессиональных судей (то есть коллегиальным составом суда). Из материалов уголовного дела следует, что до начала судебного заседания Ш. дважды просил о рассмотрении его уголовного дела коллегиальным составом суда. Однако данные ходатайства судом остались по существу не рассмотрены.

При таких обстоятельствах рассмотрение уголовного дела единолично судьей нельзя признать обоснованным, поскольку это нарушает право обвиняемого на доступ к правосудию.

Непредставление судом подсудимому избранного им защитника существенно нарушает гарантируемые ему права на защиту и влечет отмену состоявшегося приговора.

Кассационным определением от 18 мая 2005 г. отменен приговор Аскизского районного суда от 19 января 2005 г., которым Б. и А. были осуждены по п. "а" ч. 3 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.).

Согласно материалам уголовного дела в судебное заседание по инициативе суда для представления интересов подсудимого А. был приглашен адвокат К. Однако судом не было учтено, что в ходе предварительного следствия интересы А. представлял адвокат О., который не был извещен судом о месте и времени рассмотрения уголовного дела. В ходе судебного заседания судом не выяснено отношение подсудимого к замене защитника. Кроме того, после объявленного в судебном заседании краткосрочного перерыва адвокат К. покинул здание суда, а для дальнейшего осуществления защиты А. был приглашен адвокат И., от услуг участия которого А. отказался. После того как суд удовлетворил ходатайство А. об отказе от защитника И., суд не представил подсудимому другого адвоката, ограничившись лишь формальным (без выяснения причин) указанием в протоколе судебного заседания об отказе подсудимого от адвоката. Продолжив судебное заседание без участия защитника, суд постановил обвинительный приговор.

Приведенные выше сведения свидетельствуют о грубом нарушении прав подсудимого, которые повлекли отмену состоявшегося приговора на основании ст. 379 УПК РФ.

Аналогичные нарушения допущены Черногорским городским судом при постановлении приговора от 19 января 2005 г. в отношении В., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 9 годам лишения свободы.

Кроме того, основаниями к отмене состоявшегося приговора послужил необоснованный отказ суда в допуске дополнительного защитника осужденного - матери подсудимого. Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что решение суда об отказе в допуске дополнительного защитника противоречит требованиям ч. 2 ст. 49 УПК РФ, в соответствии с которой по постановлению суда в качестве защитника может быть допущен один из близких родственников или иное лицо, о допуске которого ходатайствует подсудимый. Отсутствие юридических знаний (образования), исходя из смысла приведенного закона, не является препятствием к допуску лица в качестве дополнительного защитника.

Кроме того, суд, нарушая принцип состязательности, не разрешил ходатайств стороны защиты о назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы, о вызове дополнительных свидетелей и осмотре вещественных доказательств, чем нарушил ст. ст. 271, 256, 47 УПК РФ (кассационное определение от 4 мая 2005 г.).

Представление одним адвокатом интересов двух подсудимых, интересы которых противоречат, является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства.

Приговором Орджоникидзевского районного суда 31 августа 2004 г. Т. осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы, а К. и Г. - по п. "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года каждый.

Согласно материалам уголовного дела в ходе предварительного следствия интересы Т. и К. представляли адвокаты К. и Ш. Однако в судебном заседании интересы обоих осужденных представлял адвокат К., поскольку Ш. находилась в декретном отпуске. По окончании судебного следствия государственным обвинителем было заявлено ходатайство о необходимости предоставить Т. другого адвоката, поскольку интересы подсудимых К. и Т. противоречат. Указанное ходатайство было судом удовлетворено, и на следующее судебное заседание приглашен адвокат К., который, не знакомясь с материалами уголовного дела и не участвуя в исследовании доказательств, выступил в судебных прениях, где просил о снисхождении к Т. и назначении ему минимального наказания. Однако сам подсудимый категорически не признавал своей вины в совершении разбоя и просил его оправдать. При таких обстоятельствах адвокат фактически отказался поддержать позицию Т., т.е. последний фактически остался без защитника (кассационное определение от 16 февраля 2005 г.).

Нарушение судом процедуры уголовного судопроизводства существенно ограничивает права участников уголовного процесса и влечет незаконность принятых по делу судебных постановлений.

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 17 февраля 2005 г. осуждены Т.Н. и Т.И. за три преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 159 УК РФ, к 3 годам лишения свободы за каждое. В соответствии со ст. ст. 70, 74 УК РФ окончательно каждой из осужденных назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы в колонии-поселении.

Кассационным определением от 27 апреля 2005 г. приговор отменен, а уголовное дело возвращено на новое судебное рассмотрение в связи с допущенными по делу нарушениями уголовно-процессуального закона.

В частности, в нарушение требований ст. ст. 277 и 278 УПК РФ, суд перед допросом потерпевших и свидетелей не выяснил их отношение к подсудимым. Потерпевшие не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, отказ или уклонение от дачи показаний. Помимо этого, суд исследовал доказательства, представленные не стороной обвинения и защиты, а по собственной инициативе, огласив материалы дела по своему усмотрению, чем нарушил требования ст. 274 УПК РФ. В нарушение ст. 292 УПК РФ суд не разъяснил право и не предоставил возможности подсудимым выступить в судебных прениях. По окончании судебных прений ни одной из сторон не была предоставлена возможность выступить с репликами.

Кроме того, постановляя приговор, суд нарушил требования Общей части УК РФ. Признав Т.Н. и Т.И. виновными в совершении трех преступлений, суд правильно назначил им наказание за каждое преступление в виде 2 лет лишения свободы. Однако впоследствии суд не применил положений ч. 3 ст. 69 УК РФ и не назначил виновным наказание по совокупности преступлений, а сразу назначил им наказание по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ).

Нарушение правил составления приговора влечет его отмену и направление уголовного дела для нового судебного рассмотрения.

Отменяя в кассационном порядке приговор Усть-Абаканского районного суда от 1 декабря 2004 г. в отношении К. и других, осужденных по п. п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, судебная коллегия указала, что, составляя приговор, суд нарушил требования уголовно-процессуального закона. В частности, в описательной части приговора суд не указал форму вины, мотивы и цели подсудимых, а также квалифицирующие признаки преступного деяния. Кроме того, в приговоре допущено употребление неточных формулировок, использование слов, неприемлемых в официальных документах. Приговор загроможден описанием обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому обвинению (кассационное определение от 4 мая 2005 г.).

Отсутствие в приговоре описания преступного деяния, инкриминируемого подсудимому, является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства.

Приговором Ширинского районного суда от 7 октября 2004 г., постановленным в апелляционном порядке, К. осуждена по ст. 119 УК РФ на 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, Президиум Верховного суда РХ указал следующее:

В соответствии со ст. 307 УПК РФ приговор суда должен содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивов, по которым суд отверг другие доказательства.

Из приговора мирового судьи от 12 февраля 2004 г. следует, что суд в описательной части не привел описание преступного деяния, признанного доказанным, а привел лишь фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении.

Рассматривая данное дело в апелляционном порядке, районный суд отменил приговор мирового судьи и, не устраняя вышеуказанные нарушения Закона, постановил собственный приговор (Постановление Президиума от 14 марта 2005 г.).

Аналогичные нарушения допущены при постановлении приговора Орджоникидзевским районным судом от 20 января 2005 г. в отношении К. и Б., осужденных по ч. 3 ст. 158 и ч. 1 ст. 175 УК РФ соответственно.

Кроме того, определяя осужденным наказание, суд не указал, какое именно наказание назначено каждому за преступления, в совершении которых они признаны виновными (кассационное определение от 16 марта 2005 г.).

 

Г) Вопросы соблюдения судами норм материального закона

 

Недостижение обвиняемым уголовно-наказуемого возраста является основанием для прекращения производства по делу.

Приговором Черногорского городского суда от 18 февраля 2005 г. О. осужден по ч. 2 ст. 115 УК РФ к 150 часам обязательных работ.

Отменяя состоявшийся приговор, судебная коллегия указала, что в соответствии с требованиями ст. 20 УК РФ уголовная ответственность за преступления, предусмотренные ст. 115 УК РФ, наступает с 16 лет. О. совершил указанное преступление в возрасте 14 лет, а потому в его действиях отсутствует состав преступления.

Аналогичные нарушения допущены Таштыпским районным судом при вынесении постановления от 1 апреля 2005 г. о приведении в соответствие с действующим уголовным законом приговора от 11 ноября 2003 г., которым К. был осужден по п. "б" ч. 2 ст. 213 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ).

Решение суда об обращении в доход государства денежных средств признано законным и обоснованным.

Приговором Абаканского городского суда от 2 ноября 2004 г. М. осужден по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы. В доход государства обращены денежные средства осужденного в сумме 32700 рублей.

Не согласившись с состоявшимся приговором, осужденный обратился с надзорной жалобой, в которой просил вернуть ему обращенные в доход государства денежные средства, поскольку их происхождение не связано с его преступной деятельностью.

Президиум Верховного суда РХ, рассмотрев 20 июня 2005 г. указанное уголовное дело, не нашел оснований для изменения приговора и удовлетворения жалобы осужденного. Обосновывая свою позицию, Президиум указал, что денежные средства осужденного, обращенные судом в доход государства, были изъяты у него в ходе обыска. Впоследствии на них был наложен арест постановлением судьи. В судебном заседании осужденный, соглашаясь с предъявленным ему обвинением, не оспаривал выводы предварительного следствия о получении им денег в результате преступных действий.

Таким образом, суд с учетом фактических обстоятельств дела и характера преступлений, за которые осужден М., принял законное и обоснованное решение об обращении денежных средств в сумме 32700 рублей в доход государства.

Нарушение судом, при определении меры наказания правил Общей части уголовного закона, является основанием для изменения состоявшегося приговора.

Приговором Черногорского городского суда от 31 января 2005 г. Т., ранее судимый 7 декабря 2004 г. по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 10% заработка условно с испытательным сроком 1 год, осужден по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 7 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработка условно с испытательным сроком 1 год. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ поглощено наказание, назначенное приговором от 7 декабря 2004 г., и окончательно назначено к отбытию наказание в виде исправительных работ сроком на 7 месяцев с удержанием 10% заработка в доход государства условно с испытательным сроком 1 год.

Определением судебной коллегии от 16 марта 2005 г. приговор изменен в виду неправильного применения судом уголовного закона, а именно:

В случае осуждения по каждому приговору к наказанию в виде лишения свободы или исправительных работ реально окончательное наказание назначается по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, а не с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ.

В соответствии с п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. "О практике назначения судами уголовного наказания" разъяснено, что если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила ст. 69 УК РФ применены быть не могут, поскольку в ст. 74 УК РФ дан исчерпывающий перечень обстоятельств, на основании которых возможна отмена условного осуждения. В таких случаях приговоры по первому и второму делу исполняются самостоятельно.

Согласно приговору от 31 января 2005 г. Т. осужден за преступление, совершенное 8 марта 2004 г., т.е. до постановления приговора от 7 декабря 2004 г.

При таких обстоятельствах судебная коллегия обоснованно исключила из резолютивной части приговора от 31 января 2005 г. указание о назначении Т. наказания с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ, а приговор от 7 декабря 2004 г. определила исполнять самостоятельно.

Приговором Абаканского городского суда от 22 декабря 2004 г. К. осуждена по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ частично присоединено наказание, назначенное приговором от 7 декабря 2004 г., и окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Определением судебной коллегии от 2 марта 2005 г. приговор изменен, поскольку суд ошибочно усмотрел в действиях К. рецидив преступлений и учел его в качестве отягчающего обстоятельства.

В соответствии с ч. 4 ст. 18 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести и судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

Из материалов дела видно, что К. приговорами от 28 ноября 2002 г., от 26 декабря 2002 г. осуждалась условно, и условное осуждение не было отменено. Приговором от 10 ноября 2004 г. она осуждена за преступление небольшой тяжести. Поэтому обе судимости не должны учитываться при признании рецидива преступлений.

Не может быть учтено осуждение и по приговору от 7 декабря 2004 г., так как окончательное наказание назначено в порядке ч. 5 ст. 69 УК РФ, что свидетельствует о совокупности преступлений, а не приговоров. Следовательно, это осуждение также не образует самостоятельной судимости.

Таким образом, суд, признав наличие рецидива, неправильно применил уголовный закон, что в соответствии со ст. ст. 379, 382 УПК РФ, влечет изменение приговора.

Эта ошибка в свою очередь повлекла неправильное назначение вида исправительного учреждения. Поскольку в действиях К. отсутствует рецидив преступлений, ей, в соответствии с п. п. "а, б" ч. 1 ст. 58 УК РФ, в качестве места отбывания наказания должна быть назначена колония-поселение, а не исправительная колония общего режима.

При назначении наказания суд не усмотрел смягчающих обстоятельств, хотя указал, что К. характеризуется удовлетворительно, а также учел, что она неоднократно судима. Вдобавок суд признал отягчающим обстоятельством рецидив преступлений.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о несправедливости назначенного наказания вследствие чрезмерной суровости.

При таких обстоятельствах приговор был изменен: назначенное К. в порядке ч. 5 ст. 69 УК РФ наказание снижено до 3 лет 3 месяцев лишения свободы; исключено указание о наличии рецидива; местом отбывания наказания назначена колония-поселение.

Вследствие неправильного применения уголовного закона и несправедливости назначенного наказания изменен приговор Абаканского городского суда от 16 марта 2005 г., которым Ч. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ, с применением ст. 70 УК РФ, к 8 годам 6 месяцам лишения свободы.

Изменяя состоявшийся приговор, судебная коллегия указала, что при назначении осужденному наказания суд учел в качестве отягчающего вину обстоятельства особо опасный рецидив преступлений. Между тем, как следует из материалов уголовного дела, Ч. совершил особо тяжкое преступление при наличии одной непогашенной судимости за тяжкое преступление. Таким образом, в действиях осужденного имеют место признаки простого рецидива преступлений, предусмотренного ч. 1 ст. 18 УК РФ.

С учетом изложенного, назначенное осужденному наказание снижено до 7 лет 6 месяцев лишения свободы (кассационное определение от 1 июня 2005 г.).

 

Заместитель председателя

Верховного суда

Республики Хакасия

Ю.С.УЛТУРГАШЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь