Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРЕЗИДИУМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

от 13 июля 2005 г. Надзорное производство N 4у-2005-386

 

Судья: Огур В.И.

 

Президиум Челябинского областного суда в составе: председательствующего Вяткина Ф.М., членов: Кунышева А.Г., Фединой Г.А., Балакиной Н.В., Савик Л.Н., Сыскова В.Л.

рассмотрел в заседании уголовное дело по надзорному представлению прокурора области о пересмотре постановления Сосновского районного суда Челябинской области от 3 ноября 2004 года, которым

М., <...>, ранее не судимый, не работавший, проживавший по адресу: г. Челябинск, ул. Стрелковая

освобожден от уголовной ответственности и направлен на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением.

В кассационном порядке уголовное дело не рассматривалось.

Заслушав доклад судьи областного суда Хлызовой Г.А., мнение прокурора Багмета А.М., поддержавшего доводы надзорного представления, Президиум

 

установил:

 

Судом установлено, что 17 июня 2003 года во дворе дома по ул. Уфимской станции Смолино Сосновского района М., Л., С. и потерпевшая Р. распивали спиртные напитки. Около 22 часов между Р. и С. возникла ссора, в процессе которой С. нанес удар потерпевшей в лицо, отчего потерпевшая упала. По требованию С. Р. прошла в сарай, где С. нанес ей не менее пяти ударов по различным частям тела. После чего, М., взяв не установленный металлический предмет, имеющий грани и ребра, умышленно с целью причинения смерти нанес Р. не менее трех ударов в область головы, причинив потерпевшей черепно-мозговую травму, повлекшую смерть потерпевшей. После чего С. и М. с целью сокрытия трупа расчленили труп потерпевшей Р., перенесли его в другое место и закопали.

Таким образом, М. совершил общественно опасное деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Согласно заключению стационарной судебно-психиатрической экспертизы N 1072 от 1 июня 2004 года М. обнаруживает признаки легкой умственной отсталости с эмоционально-волевыми расстройствами и нарушением критики. Отмеченные расстройства психики выражены столь значительно, что лишали его в момент совершения инкриминируемого ему деяния и лишают в настоящее время способности осознавать фактический характер и социальную опасность своих действий и руководить ими, а также правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания. Не может самостоятельно осуществлять права на защиту. М. признан нуждающимся в применении мер медицинского характера.

Учитывая психическое состояние М., тяжесть содеянного, агрессивные тенденции в поведении, склонность к повторным правонарушениям, социальную дезадаптацию, суд принял решение о применении к М. меры медицинского характера, направив его в психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением.

В надзорном представлении прокурором области поставлен вопрос об отмене постановления в связи с нарушением требований ст.ст. 380 и 381 УПК РФ.

Президиум находит надзорное представление прокурора подлежащим удовлетворению.

Статьей 437 УПК РФ предусмотрено право законного представителя принимать участие в судебном заседании, представляя интересы лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера. Между тем, при рассмотрении уголовного дела в отношении М. суд не привлек к участию в деле законного представителя последнего.

В судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. В нарушение принципа непосредственности, закрепленного ст. 240 УПК РФ, суд, не приняв мер к вызову свидетеля Л., показания которой имеют существенное значение для разрешения уголовного дела, огласил ее показания, данные в ходе предварительного расследования. Несмотря на наличие существенных противоречий в показаниях, исследованных в судебном заседании на л.д. 82 - 93 т. 3, где свидетель Л. указывала на С., как непосредственное лицо, лишившее жизни потерпевшую Р. и на л.д. 101 - 107 т. 3, где свидетель Л. указывала также на М., как участника убийства потерпевшей Р., суд не принял мер к устранению данных противоречий. В постановлении суда не приведены мотивы, согласно которым суд отверг показания свидетеля Л. на л.д. 82 - 93 т. 3 и принял за основу другие показания указанного выше свидетеля на л.д. 101 - 107 т. 3.

Таким образом, вывод суда о совершении общественно-опасного деяния - убийства Р. М. является преждевременным, основан на противоречивых, не исследованных с достаточной полнотой доказательствах.

Допущенные судом нарушения норм уголовно-процессуального закона являются безусловным основанием для отмены постановления и направления уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, Президиум

 

постановил:

 

Надзорное представление прокурора области удовлетворить.

Постановление Сосновского районного суда Челябинской области от 3 ноября 2004 года в отношении М. отменить.

Уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения избрать содержание под стражей, направив М. в психиатрический стационар.

 

Председательствующий

Ф.М.ВЯТКИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь