Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ КАЛИНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 июля 2005 г. N 44-Г-131/2005

 

Президиум Калининградского областного суда в составе:

Председательствующего Фалеева В.И.

Членов президиума Башкиревой Н.Н., Голышева Ю.И. Долговой Л.И., Кузнецовой О.Д., Костикова С.И., Науменко Б.И.,

По докладу Науменко Б.И.

рассмотрев надзорную жалобу главы администрации Октябрьского района г. Калининграда по делу по иску Д.Т.А. к К.Г.Н., К.А.Г. с участием третьего лица - Управления Федеральной регистрационной службы по Калининградской области о признании права собственности на жилое помещение, которая определением судьи Калининградского областного суда Крамаренко О.А. передана на рассмотрение президиума,

 

установил:

 

Д.Т.А. обратилась в суд с указанным иском к ответчикам, ссылаясь на то, что 3 февраля 2003 года между ней и ответчиками был заключен договор купли-продажи 44/100 доли квартиры, принадлежащей ответчикам на праве долевой собственности по 22/100 каждому на основании договора от 09 августа 2001 года. Истица указала, что договор сторонами подписан, деньги в сумме 630000 рублей переданы, фактическая передача квартиры и регистрация в ней Д.Т.А. произошли, а ответчики уклоняются от регистрации сделки, в связи с чем просила признать за ней право собственности на 44/100 доли квартиры, находящуюся по адресу: г. Калининград ул. Закавказская.

Решением Октябрьского районного суда г. Калининграда от 18 февраля 2005 года иск удовлетворен. За Д.Т.А. признано право собственности на 44/100 доли квартиры в кирпичном доме на первом этаже, состоящей из четырех жилых комнат, общей площадью 97,5 кв. м, в том числе - 72,8 кв. м, находящейся по адресу: г. Калининград, ул. Закавказская.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе заявитель просит судебное постановление, состоявшееся по данному делу, отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на то, что судом были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, дело рассмотрено без участия органа опеки и попечительства.

В определении судьи о передаче надзорной жалобы на рассмотрение президиума указывается на то, что доводы надзорной жалобы заслуживают внимания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, выслушав объяснения представителя администрации Октябрьского района г. Калининграда П.Ю.В., поддержавшей надзорную жалобу, президиум находит надзорную жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что договор купли-продажи сторонами не оспорен, исполнен, стоимость приобретенного имущества истцом оплачена, ответчиком приобретено другое жилое помещение в г. Гусеве и исковые требования признаны.

Однако с выводами суда нельзя согласиться ввиду следующего.

Разрешая спор по существу, суд не учел, что одним из ответчиков по делу является несовершеннолетний К.А.Г., <...>, а иск Д.Т.А. направлен на признание за ней права собственности, в том числе на принадлежащие несовершеннолетнему 22/100 доли спорной квартиры.

В соответствии с абз. 3 п. 2 ст. 60 Семейного кодекса РФ при осуществлении родителями правомочий по управлению имуществом ребенка на них распространяются правила, установленные гражданским законодательством в отношении распоряжения имуществом подопечного.

Согласно п. 2 ст. 37 Гражданского кодекса РФ опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель - давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного.

Как следует из вышеприведенных норм, согласие органа опеки и попечительства на совершение сделок по отчуждению имущества несовершеннолетнего является обязательным.

Однако в нарушение требований законодательства вопрос о получении указанного согласия органа опеки и попечительства судом не выяснялся. Представитель органа опеки и попечительства в порядке ст. 47 ГПК РФ в процесс вызван не был.

Дело рассмотрено поверхностно. Суд даже не выяснил, чем объясняется обращение Д.Т.А. в суд с настоящим иском при том положении, что ответчиком иск признан, а каких-либо доказательств его уклонения от государственной регистрации права не приведено.

Вместе с тем судом не учтено, что ранее К.Г.Н. обращался в суд с заявлением об оспаривании отказа органов опеки и попечительства в выдаче разрешения на отчуждение принадлежащих несовершеннолетнему К.А.Г. 22/100 доли в праве собственности на квартиру дома по ул. Закавказской г. Калининграда, в удовлетворении которого отказано.

Как следует из решения Октябрьского районного суда г. Калининграда от 14 апреля 2003 года, отказывая в удовлетворении указанного требования, суд исходил из того, что несовершеннолетний К.А.Г. проживает на территории Украины и находится на иждивении бабушки, которая на момент вынесения решения опекунство в установленном порядке не оформила. Выяснение судом мнения ребенка относительно определения его места жительства в порядке ст. 20 Семейного кодекса РФ не представляется возможным. Кроме того, мать ребенка находится в местах лишения свободы, решается вопрос о лишении родительских прав обоих родителей. Органы опеки и попечительства категорически против отчуждения принадлежащей несовершеннолетнему доли квартиры, поскольку это повлечет ухудшение жилищных условий несовершеннолетнего.

Таким образом, признавая за Д.Т.А. право собственности на 44/100 доли спорной квартиры, 22/100 доли из которых принадлежат несовершеннолетнему К.А.Г., суд не выяснил место жительства несовершеннолетнего К.А.Г. на момент вынесения решения, а также на какой стадии находится оформление опекунства Г.А.Б. - бабушкой несовершеннолетнего, и разрешение вопроса о лишении К.Г.Н. родительских прав. В данной связи суд не установил, принадлежит ли К.Г.Н. право представлять интересы несовершеннолетнего в суде и выступать от его имени в сделке по отчуждению собственности К.А.Г. Кроме того, суд не исследовал позицию органа опеки и попечительства относительно возможности выдачи разрешения на отчуждение принадлежащей несовершеннолетнему ребенку доли имущества и мнение самого несовершеннолетнего в порядке п. 3 ст. 37 ГПК РФ, достигшего на момент рассмотрения дела 14 лет, что повлекло вынесение незаконного решения.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о допущенных судебными инстанциями нарушениях норм материального и процессуального права, что в соответствии со ст. 387 ГПК РФ является основанием к отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, который должен правильно определить юридически значимые обстоятельства, правильно применить материальный и процессуальный закон и постановить законное и обоснованное решение.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 388, 390 п. 2 ч. 1 ГПК РФ, президиум Калининградского областного суда

 

постановил:

 

решение Октябрьского районного суда г. Калининграда от 18 февраля 2005 года отменить и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Председательствующий

В.И. Фалеев

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь