Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

от 28 июля 2005 года

 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

ПО РАССМОТРЕНИЮ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

ЗА I ПОЛУГОДИЕ 2005 ГОДА

 

 

В кассационную инстанцию в I-м полугодии 2005 года поступило 732 гражданских дела, в I полугодии 2004 года - 845, уменьшение составило - 13,3%.

В числе этих дел по кассационным представлениям - 16, по кассационным жалобам - 544, по частным жалобам и представлениям - 172 дела.

Возвращено без рассмотрения 11 дел по причинам некачественного оформления: принятие жалоб по истечении кассационного срока и без обсуждения вопроса о его восстановлении, подача жалоб неправомочными лицами, либо не обжалуемые в кассационном порядке.

Окончено дел за указанный период - 718 (ранее за этот же период 2004 года - 835).

Все дела, рассмотренные в сроки, установленные ст. 348 ГПК РФ.

По результатам рассмотрения кассационных жалоб и представлений по Республике Хакасия отменено 144 решения (в I полугодии 2004 г. - 207), изменено 14 (в I полугодии 2004 г. - 12) и отменено определений судов 57 (ранее 80).

Отменены решения по следующим категориям дел:

 

             Категории споров             

   I-е   
полугодие
 2005 г. 

   I-е  
полугодие
 2004 г.

О восстановлении на работе                

    11   

   16   

Другие трудовые споры                     

     1   

    5   

О возмещении ущерба в связи с увечьем или 
потерей кормильца                         

     8   

   17   

О выселении                               

     3   

   11   

Связанные с приватизацией жилья           

     4   

    -   

Другие жилищные споры                     

    17   

   28   

Споры, связанные с правом собственности на
землю и о землепользовании                

     3   

    4   

О защите прав потребителей                

     2   

    4   

Споры, вытекающие из права собственности  

    22   

   30   

Споры, связанные с наследственными правами

     2   

    8   

О защите чести и достоинства              

     5   

    2   

Жалобы на действия должностных лиц,       
коллегиальных органов власти,             
управлений и общественных организаций     


    18   


   23   

Из нарушений налогового законодательства  

     1   

    1   

Другие категории дел                      

    58   

   63   

 

Анализ дел, рассмотренных в порядке кассационного обжалования, свидетельствует о том, что суды первой инстанции в основном выполняют требования гражданского процессуального законодательства о порядке производства по гражданским делам, соблюдают принципы законности, равноправия сторон в процессе. Вместе с тем, в деятельности судов еще имеются отдельные недостатки, сказывающиеся на качестве рассмотрения гражданских дел.

 

Нарушения норм процессуального права при рассмотрении

гражданских дел

 

Нарушения норм о подведомственности спора

 

Дело неподведомственно суду общей юрисдикции, в случае, если предметом спора между юридическими лицами является прекращение обязательств по договору одной из сторон.

3 июня 2004 года ОАО "Хакасэнерго" прекращена подача теплоэнергии и горячего водоснабжения в пос. Пригорск.

Прокурор г. Черногорска обратился в суд с заявлением о признании действий ОАО "Хакасэнерго" незаконными, обязании возобновить подачу теплоэнергии и горячего водоснабжения и запрете прекращения подачи энергии впредь.

Черногорский городской суд решением от 20 января 2005 года обязал ОАО "Хакасэнерго" возобновить подачу теплоэнергии и горячего водоснабжения в жилой фонд пос. Пригорск.

В остальной части требований прокурора г. Черногорска отказал.

Удовлетворяя иск, суд исходил из того, что жители п. Пригорск являются субабонентами по договору энергоснабжения, МУП "Пригорск" не располагает собственными ресурсами теплоэнергии, действия ОАО "Хакасэнерго" в отношении добросовестных плательщиков незаконны.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что 1 ноября 1998 года между ОАО "Хакасэнерго" (энергоснабжающая организация) и МУП "Пригорск" (абонент) был заключен договор N 15431 на поставку и пользование тепловой энергии, согласно которому энергоснабжающая организация обязуется обеспечивать абонента тепловой энергией, а абонент принимать и оплачивать потребленную энергию в объеме, сроки и на условиях, предусмотренных настоящим договором. Свои обязательства по договору ОАО "Хакасэнерго" исполняло надлежащим образом, тогда как абонентом по состоянию на 1 мая 2004 года задолженность МУП "Пригорск" составила 5600 тыс. руб.

6 июня 2004 года ОАО "Хакасэнерго" ограничило, а затем прекратило подачу горячей воды.

Разрешая спор, суд первой инстанции не учел, что сторонами договора энергоснабжения, между которыми возникли взаимные права и обязанности, являются ОАО "Хакасэнерго" и МУП "Пригорск", последнее является покупателем тепловой энергии, приобретает ее с целью продажи, в то время как граждане - жители п. Пригорск состоят в договорных отношениях с МУП "Пригорск", являются потребителями услуг, оплату которых производят МУП "Пригорск".

Прекращение подачи тепловой энергии и горячей воды абоненту явилось следствием неисполнения обязательства МУП "Пригорск" по договору энергоснабжения.

При таких обстоятельствах, учитывая, что предметом настоящего спора является правомерность прекращения обязательств ОАО "Хакасэнерго" по договору от 1 ноября 1998 года в отношении МУП "Пригорск", настоящее дело неподведомственно суду общей юрисдикции.

 

Наличие у сторон по делу статуса индивидуального предпринимателя не исключает их участие в регулируемых гражданским законодательством отношениях в качестве граждан.

М. обратилась в суд с иском к П. о возврате займа.

Черногорский городской суд определением от 27 января 2005 года прекратил производство по делу, исходя из того, что между сторонами возникли гражданско-правовые отношения, вытекающие из экономических споров.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя, поскольку он сделан с нарушением норм процессуального права.

В силу подпункта 1 п. 1 ст. 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Согласно ч. 1 ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Как видно из материалов дела, 15 апреля 2004 года П. занял у М. денежные средства в сумме 314500 руб. под 42% годовых, и обязался 5 мая 2004 года передать ей в собственность автомобиль "Хонда Рафага", о чем была составлена расписка.

Наличие у П. и М. статуса индивидуального предпринимателя не исключает их участие в регулируемых гражданским законодательством отношениях в качестве граждан.

Из текста расписки от 15 апреля 2004 года не усматривается, что сторонами договора являются индивидуальные предприниматели, а спор возник из их предпринимательской деятельности.

П. 2 ст. 1 ГК РФ предусмотрено, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе.

Соответственно, выбор способа защиты нарушенного права и определение ответчика является прерогативой истца.

Обратившись в суд, М. указала в качестве истца физическое лицо, в качестве ответчика - П. (физическое лицо). В судебном заседании истица и ее представитель настаивали на том, что данный спор возник по причине неисполнения обязательства по гражданско-правовой сделке (договору займа), совершенной между гражданами.

Придя к выводу о том, что данный спор является экономическим, суд фактически изменил основание иска (обстоятельства, на которых истец основывает свое требование к ответчику), тогда как в соответствии с п. 1 ст. 39 ГПК РФ такое право принадлежит истцу.

 

Арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Прокурор г. Черногорска обратился в суд с заявлением в интересах населения г. Черногорска к индивидуальному предпринимателю Н. о запрещении экологически вредной деятельности по эксплуатации объекта - автозаправочной станции (АЗС), расположенной на земельном участке в г. Черногорске.

Черногорский городской суд решением от 21 февраля 2005 года постановил:

Обязать индивидуального предпринимателя Н. прекратить деятельность по эксплуатации автозаправочной станции, расположенной в г. Черногорске.

В силу п. 3 ст. 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

Согласно ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Как видно из материалов дела, прокурор, обращаясь в суд с вышеуказанным иском, по существу ходатайствовал о запрещении предпринимателем Н. его экономической деятельности.

При таких обстоятельствах судебная коллегия указала на то, что настоящий спор суду общей юрисдикции неподведомственен.

В силу ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 настоящего Кодекса, в соответствии с которым заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

 

Дела с нарушением норм о подсудности рассмотрения споров

 

Спор между гражданами, вытекающий из семейно-правовых отношений, подлежит рассмотрению мировым судьей.

Б. обратилась в суд с иском к Е. о признании права собственности на жилой дом, расположенный в г. Абаза, просила определить ее долю в общей совместной собственности на дом, ссылаясь на ст. 34 Семейного кодекса РФ, в силу которого доли супругов в общей совместной собственности признаются равными.

Решением Таштыпского районного суда в г. Абаза от 21 апреля 2005 года признано право совместной собственности на указанный жилой дом за Б. и Е., определив за каждым по 1/2 доли.

Названное решение судебная коллегия отменила и указала, что в соответствии с п. 3 и п. 4 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества независимо от цены иска; иные возникающие из семейно-правовых отношений дела, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка.

Таким образом, спор между Б. и Е. вытекает из семейно-правовых отношений и в силу требований ст. 23 ГПК РФ, приведенной выше, подлежит рассмотрению мировым судьей.

Таштыпский районный суд в г. Абаза, рассмотрев данное дело в качестве суда первой инстанции, нарушил требования подсудности, что в силу требований п. 4 ч. 1 ст. 362, п. 1 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ является безусловным основанием к отмене решения суда.

 

Дела по искам о взыскании задолженности по возмещению вреда здоровью независимо от размера иска подсудны суду общей юрисдикции.

Абаканский транспортный прокурор обратился в суд с иском в интересах К. к Абаканскому отделению - структурное подразделение филиала ОАО "РЖД" - "Красноярская железная дорога" о взыскании задолженности по возмещению вреда здоровью.

Абаканский городской суд определением от 16 марта 2005 года возвратил исковое заявление Абаканскому транспортному прокурору и разъяснил о праве на обращение к мировому судье исходя из того, что данный спор является имущественным при цене иска 28718 руб. 18 коп.

Судебная коллегия отменила определение суда и указала, что он сделан без учета норм процессуального права.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления.

Согласно ст. 24 ГПК РФ гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, предусмотренных статьями 23, 25, 26 и 27 настоящего Кодекса, рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции.

Между тем требования о взыскании задолженности по возмещению вреда здоровью не относятся к имущественным спорам, поскольку спорные правоотношения возникли в связи с отказом в перерасчете сумм возмещения вреда здоровью с учетом увеличения минимального размера оплаты труда.

При таких обстоятельствах вывод суда о неподсудности дела Абаканскому городскому суду нельзя признать правильным.

 

Иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика.

1. Р. обратилась в Абаканский городской суд с иском к З., проживающей в г. Абакане, о понуждении к заключению договора купли-продажи жилого дома в г. Минусинске. Исковые требования мотивированы тем, что 30 августа 2004 года было заключено соглашение, в соответствии с которым они предварительно договорились о продаже жилого дома в срок до 30 февраля 2005 года, однако ответчица впоследствии от заключения договора купли-продажи жилого дома отказалась.

Определением судьи Абаканского городского суда от 16 марта 2005 года исковое заявление Р. ввиду неподсудности дела Абаканскому городскому суду возвращено.

Возвращая исковое заявление, судья исходил из положений ст. 30 ГПК РФ, согласно которому иски о правах на земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, а также об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества.

Между тем, как видно из материалов дела и искового заявления, объектом спора являлось требование о понуждении к заключению договора купли-продажи жилого дома, а не право на объект недвижимости, как ошибочно полагал судья.

При таких обстоятельствах вывод судьи о неподсудности иска Абаканскому городскому суду не основан на законе, поскольку в силу ч. 1 ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика.

 

2. К. обратился в Абаканский городской суд с иском к С. о защите чести, достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда.

Ответчица и ее представитель П. заявили ходатайство о передаче дела по подсудности в Свердловский районный суд г. Красноярска, указывая на то, что С. постоянно проживает в г. Красноярске.

Суд определением от 26 апреля 2005 года удовлетворил ходатайство ответчика и его представителя.

Судебная коллегия отменила указанное определение и направила дело в Абаканский суд для рассмотрения дела по существу, указав следующее:

В силу ст. 33 ГПК РФ дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду.

Согласно ст. 28 ГПК РФ иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика.

Как видно из искового заявления, К. иск к С. предъявлен в Абаканский городской суд с указанием места жительства ответчицы - г. Абакан.

Из материалов дела, в том числе и копии жалобы, поданной С. президенту адвокатской палаты РХ, уведомления о получения почтовой корреспонденции лично, протокола судебного заседания от 18 апреля 2005 года, в котором присутствовала С., видно, что она проживает в г. Абакане.

Как указал допрошенный в качестве свидетеля П., проживающий в г. Абакане, С. приходится ему гражданской женой.

При разрешении вопроса о передаче дела по подсудности приведенные обстоятельства судом первой инстанции учтены не были, как не учтено и то, что регистрация по месту жительства сама по себе не является безусловным доказательством постоянного проживания по месту регистрации.

При таких обстоятельствах исковое заявление было подано в Абаканский городской суд с соблюдением правил подсудности, оснований у суда для его передачи в Свердловский районный суд г. Красноярска не имелось.

 

Иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, могут предъявляться истцом также в суд по месту его жительства или месту причинения вреда.

П. обратился в Абаканский городской суд с иском к УВД Администрации г. Минусинска, Федеральному казначейству РФ о возмещении вреда повреждением здоровья и взыскании материального ущерба, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия.

Определением судьи Абаканского городского суда от 11 января 2005 года исковое заявление возвращено П. на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ как поданное с нарушением подсудности, с указанием того, что данное дело подсудно Минусинскому городскому суду, поскольку местом нахождения ответчика УВД Администрации г. Минусинска является г. Минусинск Красноярского края.

Как видно из материалов дела, П., проживающий в г. Абакане, обратился в Абаканский городской суд с иском к УВД администрации г. Минусинска, Федеральному казначейству РФ о возмещении вреда повреждением здоровья и взыскании материального ущерба, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия. Одним из исковых требований истца является возмещение затрат на лечение в сумме 4000 рублей. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы от 23 января 2004 года П. причинены телесные повреждения средней тяжести.

В соответствии с п. 5 ст. 29 ГПК РФ иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, могут предъявляться истцом также в суд по месту его жительства или месту причинения вреда.

Таким образом, исходя из смысла приведенных норм права, закон в исключение из общего правила территориальной подсудности предоставляет истцу возможность выбрать из общего количества судов тот суд, в который ему наиболее удобно обратиться.

 

Заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока, установленного частью второй статьи 376 ГПК РФ, подается в суд, рассмотревший дело по первой инстанции.

Как видно из материалов дела, К. обратился к мировому судье с иском к предпринимателю Б. о признании агентского договора трудовым, взыскании пособия по временной нетрудоспособности, признании несчастного случая, произошедшего на производстве, взыскании утраченного заработка и компенсации морального вреда.

Решением мирового судьи судебного участка N 6 г. Абакана от 5 августа 2003 года иск удовлетворен частично.

Решением Абаканского городского суда от 17 марта 2004 года в апелляционном порядке указанное решение мирового судьи отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании утраченного заработка, расходов на лечение, компенсации морального вреда и вынесено новое решение.

20 апреля 2005 года К. обратился в Абаканский городской суд с заявлением о восстановлении срока для подачи надзорной жалобы на указанные судебные постановления.

Определением суда в удовлетворении ходатайства К. о восстановлении срока для подачи надзорной жалобы на решение мирового судьи судебного участка N 6 г. Абакана от 5 марта 2003 года и решение Абаканского городского суда от 17 марта 2004 года отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Республики Хакасия определение Абаканского суда отменила, указав, что, разрешая заявление о восстановлении срока для подачи надзорной жалобы, суд не обратил внимания на то, что исковое заявление К. было рассмотрено по первой инстанции - мировым судьей, тогда как в силу ч. 2 ст. 376 ГПК РФ заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока, установленного частью второй статьи 376 настоящего Кодекса, подается в суд, рассмотревший дело по первой инстанции.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 16 марта 1998 года N 9-П, отступление от правил подсудности, установленных законом, может рассматриваться не иначе как существенное нарушение норм процессуального права, влекущее безусловную отмену судебного постановления.

 

Дела с нарушениями сроков обжалования в кассационном порядке

 

Ошибки суда в исчислении срока на обжалование судебного акта явились основанием для отмены определения суда о возврате частной жалобы.

1) Г. обратился в суд с иском к Ч. и В. о компенсации морального вреда.

Одновременно ходатайствовал об освобождении его от уплаты государственной пошлины, ссылаясь на тяжелое материальное положение.

Определением суда от 17 февраля 2005 г. в удовлетворении ходатайства ему было отказано.

Определением суда от 17 февраля 2005 г. исковое заявление истца оставлено без движения и предоставлен срок для устранения недостатков.

Г. обжаловал указанные определения, однако его частная жалоба была возвращена определением суда от 16 марта 2005 года.

Не согласившись с названным определением, Г. подал частную жалобу, ссылаясь на то, что определения от 17 февраля 2005 года получены им 28 февраля 2005 года и именно с этой даты следует исчислять десятидневный срок на его кассационное обжалование.

В силу ч. 1, 2 ст. 112 ГПК РФ лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Возвращая частную жалобу кассатору, суд исходил из того, что обжалуемые определения вынесены 17 февраля 2005 года, а частная жалоба подана им 14 марта 2005 года, то есть по истечении 10-дневного срока.

Между тем из материалов дела видно, что определения направлены истцу 21 февраля 2005 года и вручены ему 28 февраля 2005 года. Частная жалоба подана 3 марта 2005 года и, следовательно, Г. не имел возможности обжаловать определение в установленный законом срок.

При таких обстоятельствах суд преждевременно возвратил частную жалобу.

 

2) С. обратилась в суд с иском к И. о взыскании суммы неосновательного обогащения.

Заочным решением Абаканского городского суда от 18 октября 2004 года исковые требования С. удовлетворены.

Не согласившись с решением суда, И. 12 ноября 2004 года принесла кассационную жалобу, указав, что копию заочного решения суда получила 26 октября 2004 года. В силу положения ст. 237 ГПК РФ срок кассационного обжалования этого решения истекает 12 ноября 2004 года.

Определением судьи Абаканского городского суда от 15 ноября 2004 года кассационная жалоба И. возвращена ей по тем основаниям, что срок подачи кассационной жалобы на решение суда истек 9 ноября 2004 года, а заявления о восстановлении срока от ответчицы не поступало.

Судебная коллегия отменила указанное определение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 237 ГПК РФ ответчик вправе подать в суд, принявший заочное решение, заявление об отмене этого решения суда в течение семи дней со дня вручения ему копии этого решения.

Заочное решение суда может быть обжаловано сторонами также в кассационном порядке в течение десяти дней по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения суда, а в случае, если такое заявление подано, - в течение десяти дней со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении этого заявления.

Возвращая кассационную жалобу ответчицы от 12 ноября 2004 года, судья пришла к выводу о том, что кассатором пропущен срок для обжалования решения суда, который истек 9 ноября 2004 года, а заявления о восстановлении кассационного срока от нее не поступало.

Между тем, как видно из материалов дела и установлено судьей, копия заочного решения суда от 18 октября 2004 года И. получена 26 октября 2004 года. С заявлением об отмене этого решения она не обращалась. Кассационная жалоба ответчицы об отмене заочного решения в суд поступила 12 ноября 2004 года.

Как следует из вышеприведенной нормы права, кассационная жалоба может быть подана по истечении семи дней со дня получения заочного решения. Семидневный срок для подачи заявления об отмене заочного решения истек 2 ноября 2004 года. Десятидневный срок для подачи кассационной жалобы истек 12 ноября 2004 года. Следовательно, на момент подачи кассационной жалобы установленный п. 2 ст. 237 ГПК РФ срок не истек. И. подала кассационную жалобу 12 ноября 2004 года, в последний день кассационного срока, в связи с чем и не просила о восстановлении срока.

Однако судья ошибочно полагала, что срок подачи кассационной жалобы на заочное решение суда от 18 октября 2004 года истек 9 ноября 2004 года.

Таким образом, И. десятидневный срок для подачи кассационной жалобы не пропущен, поскольку ее жалоба была принята судом 12 ноября 2004 года.

 

Суд принимает решение по заявленным истцом требованиям

 

1. Администрация г. Саяногорска обратилась в суд с иском к М. о расторжении договора найма жилого помещения, взыскании платы за коммунальные услуги, требования.

Саяногорский городской суд решением от 17 мая 2005 года в удовлетворении иска Администрации г. Саяногорска к М. о признании договора найма жилого помещения расторгнутым отказал. Предоставил ответчице М. срок для погашения задолженности по оплате квартплаты и коммунальных платежей в сумме 1896,27 рублей до 17 августа 2005 года.

Отказывая истцу в удовлетворении иска о расторжении договора найма жилого помещения с ответчицей, суд, сославшись на п. 2 ст. 687 ГК РФ, указал, что М. имеет задолженность по коммунальным платежам, но, учитывая, что она не имеет другого постоянного места жительства, ей следует предоставить срок для погашения задолженности 3 месяца.

Однако с таким выводом суда судебная коллегия не согласилась, поскольку он постановлен с нарушением норм материального и процессуального права.

Как видно из материалов дела, Администрация г. Саяногорска, обращаясь в суд с иском к М., в качестве основания для расторжения договора найма жилого помещения, сославшись на ст. 89 ЖК РСФСР, указала на непроживание ответчицы в спорном жилом помещении в связи с выездом на другое постоянное место жительства и не заявляла требований о взыскании коммунальных платежей.

Таким образом, суд вышел за пределы заявленных требований, не приведя мотивов такого решения, и, кроме того, неправильно применив материальный закон.

 

2. К. обратилась в суд с иском к И. и А. о взыскании 188000 рублей.

Аскизский районный суд решением от 3 марта 2005 года исковое требование К. удовлетворил частично, взыскал с А. в пользу К. 54501 руб. 09 коп. и возврат государственной пошлины в размере 1000 рублей. В удовлетворении иска К. к И. о взыскании суммы - отказал.

Судебная коллегия решение суда отменила, как постановленное с существенным нарушением норм процессуального права.

Разрешая спор в части взыскания суммы, переданной истицей К. ответчице А. в счет будущего заключения договора купли - продажи квартиры, суд первой инстанции исходил из того, что в пользу истицы подлежит взысканию переданная сумма с индексацией.

С таким выводом суда согласиться нельзя.

В нарушение ст. 196 ГПК РФ суд первой инстанции взыскал с ответчицы А. полученную ею от К. сумму с индексацией, однако, как видно из дела, с таким требованием истица не обращалась.

При таких обстоятельствах довод кассационных жалоб сторон о том, что судом разрешены требования, которые заявлены не были, ставит под сомнение выводы суда по делу.

 

3. Д. обратился в суд с иском к Г. и ООО "Скандинав" о взыскании долга по договорам займа.

Абаканский городской суд решением от 24 февраля 2005 года взыскал с Г. в пользу Д. в счет возмещения долга 215707 руб. 48 коп., расходы за услуги представителя 3000 рублей.

В иске Д. к ООО "Скандинав" о взыскании долга отказал.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что обязательство по договорам займа возникло между Д. и Г., а ООО "Скандинав", названный в договорах гарантом, не может нести ответственность по договорам.

Однако с таким выводом суда судебная коллегия не согласилась и указала, что, рассматривая дело, суд не учел, что в силу ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Как видно из заявления об уточнении исковых требований, поддержанного в судебном заседании истцом и его представителем, они настаивали на взыскании с ответчика основного долга в сумме 195344 руб. 86 коп., процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 10910 руб. (итого - 206254 руб. 86 коп.), расходов по оплате услуг представителя в сумме 3000 руб. Между тем, суд произвел собственный расчет процентов за пользование чужими денежными средствами и взыскал с ответчика с учетом суммы основного долга 215707 руб. 48 коп., то есть вышел за пределы исковых требований.

 

4. Е. обратился в суд с иском к Р. об истребовании из его незаконного владения незавершенного строительством жилого дома в г. Абакане.

Р. обратился в суд со встречным иском к Е. о понуждении к заключению договора купли-продажи незавершенного строительством жилого дома г. Абакане.

В ходе рассмотрения дела представитель Р. - К. - подал письменное заявление об изменении исковых требований и просил взыскать с Е. убытки в сумме 720000 руб., соответствующие стоимости двухкомнатной квартиры, равноценной ранее занимаемой Р., ссылаясь на то обстоятельство, что в результате действий ответчика Р. лишился жилья, а также расходы по оплате услуг представителя в сумме 10000 руб.

Р. и его представитель К. в судебном заседании исковые требования поддержали.

Абаканский городской суд своим решением от 1 апреля 2005 года исковые требования Р. удовлетворил. Взыскал с Е. в пользу Р. 720000 рублей. Требования Р. о взыскании расходов по оплате услуг представителя в размере 5000 рублей оставил без удовлетворения.

Судебная коллегия решение отменила по следующим основаниям.

В судебном заседании 1 апреля 2005 года представитель Р. настаивал на иске о понуждении Е. к заключению договора купли-продажи незавершенного строительством жилого в г. Абакане и взыскании расходов по оплате услуг представителя в сумме 10000 руб., что подтверждается протоколом судебного заседания.

Между тем, суд первой инстанции разрешил исковые требования Р. о взыскании с Е. убытков в сумме 720000 руб. и расходов по оплате услуг представителя в сумме 5000 руб. При этом суд вышел за пределы заявленных требований и не учел, что в силу ст. 39 ГПК РФ одновременное изменение предмета и основания иска недопустимо.

 

Ненадлежащее уведомление лиц, участвующих в деле, повлекло отмену судебных постановлений

 

1. Абаканский городской суд определением от 21 февраля 2005 года принял отказ Жилищно-строительного кооператива "Чир-Суум" от иска к Б. о взыскании задолженности по паевым взносам и пени в размере 93634 руб., производство по делу прекратил.

В соответствии с ч. 2 ст. 48, ч. 3 ст. 53 ГПК РФ дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители.

Полномочия органов, ведущих дела организаций, подтверждаются документами, удостоверяющими служебное положение их представителей, а при необходимости учредительными документами.

Доверенность от имени организации выдается за подписью ее руководителя или иного уполномоченного на это ее учредительными документами лица, скрепленной печатью этой организации.

Как видно из материалов дела, исковое заявление подписано председателем ЖСК "Чир-Суум" К.

Заявление об отказе от иска подписано председателем ЖСК "Чир-Суум" М.

Кроме того, в деле имеются доверенности, выданные от имени председателей ЖСК "Чир-Суум" К. и М., различным лицам.

При таких обстоятельствах, учитывая, что заявление об отказе от иска от имени ЖСК "Чир-Суум" подписано не тем лицом, которое подписало исковое заявление, суду первой инстанции при решении вопроса о принятии отказа от иска следовало проверить полномочия лица, обратившегося с заявлением о прекращении производства по делу, исходя из требований ч. 2 ст. 48, ч. 3 ст. 53 ГПК РФ, с истребованием учредительных документов.

К частной жалобе представителя истца К. представлены документы, подтверждающие его полномочия как председателя правления ЖСК "Чир-Суум".

В суде кассационной инстанции представитель истца П., действующая на основании доверенности, выданной председателем правления ЖСК "Чир-Суум" К., пояснила, что указанные документы не могли быть представлены в суд первой инстанции, так как истец не был уведомлен о времени и месте рассмотрения дела.

В силу ст. 167 ГПК РФ в случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении, разбирательство по делу откладывается.

Суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

При этом надлежащим признается уведомление, соответствующее требованиям главы 10 ГПК РФ, предусматривающей, что судебные повестки доставляются по почте или лицом, которому судья поручает их доставить (ст. 115 ГПК РФ), повестка, адресованная организации, вручается соответствующему должностному лицу, которое расписывается в ее получении на корешке повестки (ст. 116 ГПК РФ).

Из протокола судебного заседания от 21 февраля 2005 года видно, что в зал суда явились представитель ЖСК "Чир-Суум" Д., действующий на основании доверенности, выданной председателем ЖСК "Чир-Суум" М., ответчик Б., К., либо уполномоченный им представитель в судебном заседании не присутствовали, доказательств того, что истец извещался надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в деле не имеется.

В соответствии с подпунктом 2 п. 2 ст. 364 ГПК РФ рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени, месте судебного заседания, является безусловным основанием к отмене решения суда.

 

2. Черногорский городской суд решением от 14 января 2005 года определил порядок общения К. с несовершеннолетним сыном Д. <...> и обязал О. не препятствовать общению К. с несовершеннолетним сыном.

Не соглашаясь с решением, ответчица подала кассационную жалобу, которая определением суда от 25 января 2005 года оставлена без движения с назначением ответчице срока для устранения недостатков, допущенных при подаче жалобы, до 4 февраля 2005 года.

Определением от 7 февраля 2005 года кассационная жалоба возвращена О.

При этом суд исходил из того, что в установленный срок кассатор не выполнил указания суда, изложенные в определении об оставлении жалобы без движения.

Между тем в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о надлежащем извещении ответчицы об оставлении ее кассационной жалобы без движения, а приобщенное к делу сопроводительное письмо о направлении О. копии определения от 25 января 2005 г. с достоверностью не подтверждают факт его вручения.

При таких обстоятельствах доводы ответчицы о том, что она не имела возможности в установленный срок выполнить указания суда, изложенные в определении об оставлении кассационной жалобы без движения, являются обоснованными.

 

3. Суд по ходатайству истца или ответчика отменяет свое определение об оставлении заявления без рассмотрения по основаниям, указанным в абз. 7 и 8 ст. 222 ГПК РФ, если истец или ответчик представит доказательства, подтверждающие уважительность причин неявки в судебное заседание и невозможности сообщения о них суду.

А. и другие, действующие в интересах жильцов дома в г. Абакане, обратились в суд с иском к предпринимателю В. и ОАО "Абаканвагонмаш" о понуждении заключить договор найма жилого помещения на прежних условиях, действовавших до смены собственника жилого дома.

В заседании от 23 января 2004 года к участию в деле в качестве ответчиков привлечены К., Ц. и Г., интересы которых по доверенности представляла Е.

Определением Абаканского городского суда от 17 августа 2004 года указанное исковое заявление оставлено без рассмотрения.

В соответствии с абзацем 8 ст. 222 ГПК РФ суд оставляет заявление без рассмотрения в случае, если истец, не просивший о разбирательстве дела в его отсутствие, не явился в суд по вторичному вызову, а ответчик не требует рассмотрения дела по существу.

Как видно из материалов дела, судебные заседания назначались на 23 января, 20 февраля, 17 мая 2004 года. При этом на всех заседаниях представитель ответчиков К., Ц. и Г. - Е. присутствовала. После очередного отложения судебное разбирательство было назначено в 9-00 часов 17 августа 2004 года. 16 августа 2004 года от представителя ответчиков Е. поступило ходатайство об отложении судебного разбирательства в связи с занятостью в судебном заседании по другому делу.

Между тем, суд, полагая, что оснований для отложения судебного разбирательства не имеется, поскольку представителем ответчиков Е. на момент рассмотрения дела не представлены надлежащие доказательства, подтверждающие ее занятость в другом судебном заседании, определением суда от 17 августа 2004 года в соответствии с п. 8 ст. 222 ГПК РФ оставил исковое заявление без рассмотрения. В тот же день после судебного заседания от Е. поступило заявление о том, что ответчики не согласны с определением об оставлении заявления без рассмотрения и настаивают на рассмотрении дела по существу.

Согласно п. 3 ст. 223 ГПК РФ суд по ходатайству истца или ответчика отменяет свое определение об оставлении заявления без рассмотрения по основаниям, указанным в абзацах седьмом и восьмом статьи 222 настоящего Кодекса, если истец или ответчик представит доказательства, подтверждающие уважительность причин неявки в судебное заседание и невозможности сообщения о них суду.

В соответствии с указанной нормой процессуального права представитель ответчиков Е. 21 октября 2004 года обратилась в суд с ходатайством об отмене определения суда от 17 августа 2004 года об оставлении заявления без рассмотрения, приложив копию заявления от 17 августа 2004 года, в котором настаивала на рассмотрении дела по существу, и копию судебной повестки по гражданскому делу с отметкой секретаря о том, что она 17 августа 2004 года находилась в суде с 9-00 до 10-00 часов в качестве представителя истца по делу Д.

Вывод суда о том, что доказательств, свидетельствующих о невозможности сообщения о причинах неявки в судебное заседание, не представлено до настоящего времени, является надуманным и опровергается приведенными выше обстоятельствами.

 

Иные нарушения ГПК РФ

 

М. обратилась в суд с иском к Саяногорской городской больнице N 2 и к Боградской районной больнице о компенсации морального вреда, возмещении материального ущерба, причиненного последствиями некачественного оказания медицинских услуг, мотивируя свои требования тем, что в результате несвоевременного и некачественного оказания медицинской помощи со стороны врачей названных больниц умер ее отец В.

Определением Саяногорского городского суда от 31 января 2005 года исковое заявление оставлено без движения и предложено истице представить доказательства, подтверждающие выводы о несвоевременной и некачественно оказанной медицинской помощи В., выводы специалистов о причине его смерти.

При этом суд не принял во внимание, что в исковом заявлении М. просит суд оказать ей содействие в истребовании медицинских документов, касающихся лечения и смерти В., из Боградской районной больницы, Саяногорской городской больницы N 2 и от патологоанатома г. Саяногорска, поскольку ответчики отказали ей в выдаче этих документов.

Согласно ст. 57 ГПК РФ в случае, если представление необходимых доказательств для сторон затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

При таких обстоятельствах указания суда о том, что М. обязана представить доказательства, подтверждающие выводы о несвоевременной и некачественно оказанной медицинской помощи М., и выводы специалистов о причине его смерти, нельзя признать правильными.

 

Дела о восстановлении на работе

 

Суды стали более квалифицированно разрешать дела по спорам о восстановлении на работе, но все же имеются некоторые ошибки в правильном установлении обстоятельств, имеющих значение по делу, в оценке представленных сторонами доказательств, что влечет за собой неправильное применение норм материального права.

Необходимо отметить, что особую сложность вызывают дела о восстановлении на работе, связанные с реорганизацией работодателя, ликвидацией или сменой собственника.

 

При своевременном и надлежащем направлении работодателем профсоюзному органу проекта приказа и копий документов по вопросу увольнения отсутствие мотивированного мнения от него не может свидетельствовать о нарушении процедуры увольнения работодателем и незаконности увольнения.

Т. обратился в суд с иском к ОАО "Авиакомпания Хакасия" о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, уволенного по п. 2 ст. 81 ТК РФ.

В судебном заседании истец отказался от иска в части восстановления на работе, ссылаясь на то, что с мая 2004 года он состоит в трудовых отношениях с другим работодателем.

Суд взыскал с ОАО "Авиакомпания Хакасия" в пользу Т. 23688 рублей 72 копейки.

Разрешая вопрос о законности увольнения истца по указанному основанию, суд пришел к выводу о том, что процедура увольнения Т. ответчиком была нарушена, поскольку истец не был надлежащим образом ознакомлен с приказом о сокращении летного состава от 26.03.2003 и отсутствовало мнение профсоюзного органа.

Между тем, с таким выводом суда согласиться нельзя.

Гарантии работникам при сокращении численности или штата работников организации закреплены ст. 180 ТК.

Материалами дела подтверждается, что 9 апреля 2003 года истец Т. был предупрежден работодателем персонально о сокращении занимаемой им должности и увольнении по п. 2 ст. 81 ТК РФ через два месяца после получения предупреждения, однако от подписи в листке предупреждения отказался в присутствии свидетелей, в связи с чем был составлен соответствующий акт.

Указанные обстоятельства в судебном заседании подтверждены свидетельскими показаниями.

Сведения о высвобождаемых работниках, нуждающихся в трудоустройстве, в том числе и истце, были своевременно направлены в Абаканский городской центр занятости населения.

Исходя из изложенного у суда не было оснований подвергать сомнению утверждение ответчика о соблюдении им требований ст. 180 ТК РФ, принимая во внимание, что доказательствами обратного суд не располагал.

Тот факт, что истец не был ознакомлен под роспись с приказом N 34 от 26.03.2003 об исключении из штатного расписания с 1 июня 2003 года структурного подразделения - Летный отряд, на что он и ссылался в судебном заседании, не имеет правового значения для дела и не может свидетельствовать о нарушении процедуры увольнения, поскольку действующее законодательство такого требования не содержит.

То обстоятельство, что с начала апреля 2003 года истец находился в отпуске без сохранения заработной платы, также не опровергает доводов ответчика о том, что 09.04.2003 Т. приходил на работу, ему было сообщено о сокращении летного отряда и о предстоящем увольнении, но получить уведомление и поставить в нем подпись он отказался.

В силу п. 2 ст. 82 ТК РФ увольнение работников, являющихся членами профсоюза по п. 2 ст. 81 ТК РФ производится с учетом мотивированного мнения выборного профсоюзного органа данной организации в соответствии со ст. 373 ТК РФ.

При этом исходя из ч. 2 ст. 373 ТК РФ увольнение по указанному основанию может быть произведено без учета мнения выборного профсоюзного органа данной организации, если он не представит такое мнение в течение семи рабочих дней со дня получения от работодателя проекта приказа и копий документов, а также в случае, если профсоюзный орган представит свое мнение в установленный срок, но не мотивирует его, т.е. не обоснует свою позицию по вопросу увольнения данного работника.

В судебном заседании установлено, что 09.06.2004 генеральным директором ОАО "Авиакомпания Хакасия" было направлено письмо председателю профсоюзного комитета летного состава ОАО "Авиакомпания Хакасия" З. с предложением представить мотивированное мнение об увольнении Т. и других работников.

На данное уведомление мотивированного мнения не поступило.

Из материалов дела видно, что ранее в апреле 2003 года З. направлялась копия приказа "Об изменении штатного расписания с 1 июня 2003 года", сообщалось о возможном расторжении договоров с работниками - членами профсоюзной организации по основаниям п. 2 ст. 81 ТК РФ.

Допрошенный в судебном заседании З. подтвердил, что указанные уведомления и документы им были получены. Об этом же свидетельствуют и имеющиеся в материалах дела уведомления с подписью З. об их получении.

Таким образом, имеющиеся в материалах дела доказательства свидетельствовали о том, что предусмотренный вышеприведенными нормами закона порядок участия профсоюзного органа в рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя, ОАО "Авиакомпания Хакасия" соблюден, а тот факт, что профсоюзный орган не представил мотивированного мнения по вопросу увольнения Т., не может свидетельствовать о нарушении процедуры увольнения работодателем и незаконности увольнения.

Вывод суда о том, что ответчик должен был затребовать у профсоюзного органа мотивированное мнение по вопросу сокращения истца, не соответствует ч. 2 ст. 373 ТК РФ.

 

Смена собственника имущества организации не является основанием для расторжения трудовых договоров с другими работниками организации. При изменении подведомственности (подчиненности) организации, а равно при ее реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании) трудовые отношения с согласия работника продолжаются.

1. Т. работал машинистом электровоза на экипировке локомотивов и других вспомогательных работах в Локомотивном депо станции Абакан ФГУП "Красноярская железная дорога". Приказом N 162 от 17 июля 2003 года он уволен с работы по пп. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ (прогул) за отсутствие 18 июня 2003 года на рабочем месте без уважительной причины.

Т. обратился в суд с иском к депо станции Абакан Абаканского отделения ФГУП "Красноярская железная дорога" об отмене приказа N 162 от 17.07.2003 и восстановлении его на работе, мотивируя исковые требования тем, что уволен незаконно, поскольку прогулов без уважительных причин не совершал.

Определением Абаканского городского суда от 4 марта 2004 года удовлетворено ходатайство истца о замене ответчика на ОАО "Российские железные дороги".

Суд своим решением восстановил Т. на работе в должности <...> локомотивного депо Абакан Филиала "Абаканское отделение железной дороги" ФГУП "Красноярская железная дорога" с 18.07.2003. Требования Т. о восстановлении его на работе в локомотивном депо станции Абакан Филиала ОАО "Российские железные дороги" "Красноярская железная дорога" оставил без удовлетворения, указав, что ОАО "Российские железные дороги" самостоятельное, вновь образованное юридическое лицо, не являющееся правопреемником ФГУП "Красноярская железная дорога", с которым истец состоял в трудовых отношениях, исходя из того, что ФГУП "Красноярская железная дорога" до настоящего времени не исключено из Единого государственного реестра юридических лиц.

Между тем, с таким выводом суда судебная коллегия не согласилась.

В соответствии со ст. ст. 3, 4 ФЗ "Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного транспорта" от 27.02.2003 N 29-ФЗ в процессе приватизации имущества федерального железнодорожного транспорта создается единый хозяйствующий субъект путем изъятия имущества у организаций федерального железнодорожного транспорта и внесения в его уставной капитал единого хозяйствующего субъекта. Решение об учреждении единого хозяйствующего субъекта принимается Правительством Российской Федерации.

Судом установлено, что в связи с реорганизацией Министерства путей сообщения РФ и во исполнение требований вышеназванного Федерального закона постановлением Правительства РФ создано ОАО "Российские железные дороги", зарегистрированное в Едином государственном реестре юридических лиц 23.09.2003.

В соответствии с Уставом ОАО "Российские железные дороги", утвержденным Постановлением Правительства РФ от 18.09.2003 N 585, Красноярская железная дорога является его филиалом.

Согласно Положению о Красноярской железной дороге, утвержденному президентом ОАО "Российские железные дороги" 24.09.2003, Локомотивное депо Абакан является структурным подразделением Абаканского отделения - структурного подразделения филиала ОАО "Российские железные дороги" Красноярская железная дорога.

В силу ст. 75 ТК РФ смена собственника имущества организации не является основанием для расторжения трудовых договоров с другими работниками организации. При изменении подведомственности (подчиненности) организации, а равно при ее реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании) трудовые отношения с согласия работника продолжаются.

Из материалов дела видно, что в связи с приватизацией имущества ФГУП "Красноярская железная дорога" МПС России путем внесения в уставный капитал ОАО "Российские железные дороги" действие трудовых договоров с работниками ФГУП "Красноярская железная дорога", в Локомотивном депо Абакан - структурном подразделении Абаканского отделения - структурного подразделения Красноярская железная дорога - филиала ОАО "Российские железные дороги" продолжено, о чем свидетельствует приказ N 1-0к от 1 октября 2003 года.

Как следует из искового заявления Т. и его объяснений в судебном заседании, он выразил согласие на продолжение трудовых отношений в ОАО "Российские железные дороги" и настаивал на восстановлении его в новом предприятии.

Оснований для отказа Т. в удовлетворении его требований к ОАО "Российские железные дороги" не имелось.

Тот факт, что ФГУП "Красноярская железная дорога" на момент рассмотрения дела судом не было исключено из Единого государственного реестра, не имело правового значения для разрешения данного дела, поскольку из материалов дела видно, что в связи с изъятием имущества, необходимого для осуществления Уставной деятельности, и передачей его в уставной капитал ОАО "Российские железные дороги", отсутствия необходимого штата работников, ФГУП "Красноярская железная дорога" с 1 октября 2003 года не осуществляло предусмотренную его Уставом деятельность.

Собранные по делу доказательства свидетельствовали о том, что Т. подлежал восстановлению на работе в ОАО "Российские железные дороги", на которое и должна быть возложена обязанность по выплате заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Кроме того, вывод суда о восстановлении Т. на работе в ФГУП "Красноярская железная дорога" постановлен за пределами исковых требований истца, что недопустимо.

 

2. Н. обратилась в суд с иском к Управлению Федеральной регистрационной службы по Республике Хакасия о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. В судебном заседании истица уточнила исковые требования и просила восстановить ее на работе в Управлении Федеральной регистрационной службы по РХ в должности главного специалиста, соответствующей ранее занимаемой, взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в размере 20000 руб., а также расходы на оплату услуг представителя.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, исходя из того, что истице была предложена должность во вновь созданном Управлении, от занятия которой она отказалась, а потому ее увольнение является законным.

В силу ст. 75 ТК РФ при изменении подведомственности (подчиненности) организации, а равно при ее реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании) трудовые отношения с согласия работника продолжаются.

При отказе работника от продолжения работы в случаях, предусмотренных частью пятой настоящей статьи, трудовой договор прекращается в соответствии с пунктом 6 статьи 77 настоящего Кодекса.

Как видно из материалов дела, Н. работала в должности начальника отдела ведения электронного реестра и выдачи информации Учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории РХ с 4 октября 1999 года.

15 ноября 2004 года работники центрального аппарата Учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Республики Хакасия, в том числе Н., уведомлены об изменении существенных условий трудового договора с 1 января 2005 года.

21 декабря 2004 года в единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о создании юридического лица путем реорганизации в форме разделения Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Хакасия.

28 декабря 2004 года Н. была уведомлена о том, что занимаемая ею должность ликвидируется, ей предлагается в Управлении Федеральной регистрационной службы по Республике Хакасия должность специалиста первой категории отдела выдачи информации о зарегистрированных правах, регистрации арестов.

На основании приказа от 29 декабря 2004 года N 150-лс Н. была уволена 30 декабря 2004 года по п. 6 ст. 77 ТК РФ по причине отказа от продолжения работы в связи с реорганизацией.

Придя к выводу о законности увольнения истицы, суд первой инстанции не обратил внимания на то, что должность, которую занимала истица, в Управлении отсутствует, и, как следствие, мер к проверке этого обстоятельства, оценке соблюдения прав истицы не принял.

Признавая несостоятельным довод истицы о нарушении ее прав, выразившихся в несоблюдении установленных гарантий и компенсаций работникам при сокращении численности или штата, суд исходил из того, что сокращение не имело места, поскольку численность работников организации не уменьшилась. Однако суд не учел, что сохранение численного состава Учреждения само по себе не свидетельствует о том, что не проводилось сокращение штата.

Не учел суд и того, что в соответствии с приведенной нормой материального закона продолжение трудовых отношений при реорганизации предполагается на тех же условиях. Однако, как видно из дела, истице была предложена иная должность по сравнению с ранее занимаемой.

 

Расторжение трудового договора с работником по пункту 2 статьи 81 ТК РФ возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе.

П. обратилась в суд с иском к Территориальному управлению Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Хакасия о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда.

Суд отказал в удовлетворении иска, сославшись на то, что увольнение истицы произведено в соответствии с действующим законодательством.

Как установлено судом, создано Территориальное управление Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Хакасия путем проведения организационно-штатных мероприятий в отношении контрольно-ревизионного управления и регионального управления валютного контроля. Реорганизация контрольно-ревизионного управления произошла путем слияния с территориальным органом по валютному контролю. Штат Территориального управления укомплектовывался из числа работников контрольно-ревизионного управления и территориального органа валютного контроля.

Анализ п. 5 ст. 75 ТК РФ позволяет сделать вывод, что реорганизация не прекращает действия трудового договора, и новый трудовой договор не заключается, а все условия, установленные прежним договором, должны применяться. При этом какого-либо письменного согласия работника на продолжение трудовых отношений в этом случае не требуется.

Из приказа временно исполняющего обязанности руководителя КРУ МФ РФ по Республике Хакасия от 25 октября 2004 г. N 190 л/с следует, что сокращение штата работников КРУ МФ РФ производится в связи с тем, что предельная численность работников территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в РХ утверждена в количестве 30 единиц. То есть речь идет о штатном расписании вновь созданного юридического лица, формирующегося из работников контрольно-ревизионного управления.

При таких обстоятельствах вывод суда, что истица не может быть восстановлена во вновь созданное Территориальное управление, нельзя признать обоснованным.

Нельзя согласиться и с выводом суда, что увольнение истицы произведено в соответствии с требованиями закона.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 29 Постановления от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", расторжение трудового договора с работником по пункту 2 статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе.

П. в обоснование своих требований указала на то, что имеет преимущественное право перед другими работниками, в частности Б., работающей в контрольно-ревизионном управлении с 08.08.2002 и не имеющей специального высшего образования; К., Р., имеющими стаж работы 3 года; Т. - стаж 2,5 года; М. - стаж 4 года; Л., имеющее среднее специальное образование; Г., не имеющей высшего образования и являющейся пенсионером по старости. Однако работодатель принял решение уволить ее, несмотря на то, что она работает с 21 июня 1993 года и имеет высшее специальное образование.

Указанные факты подтверждены сведениями, содержащимися в документе о стаже и квалификации работников контрольно-ревизионного управления.

Однако суд эти факты, имеющие существенное юридическое значение для правильного разрешения возникшего спора, не проверил и суждения по ним не высказал.

 

Поскольку доказательств о ликвидации работодателя - учреждения в деле не имеется, суд сделал преждевременный вывод о его ликвидации и законности увольнения истца.

Ч. обратилась в суд с иском к Управлению социальной поддержки населения муниципального образования г. Абаза о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.

Отказывая Ч. в иске о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула суд исходил из того, что Управление труда и социального развития муниципального образования г. Абаза ликвидировано, поскольку об этом внесена запись в Единый государственный реестр юридических лиц, процедура увольнения Ч. была соблюдена.

Согласно п. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае ликвидации организации.

Трудовое законодательство не содержит понятия ликвидации и, применяя правовую норму п. 1 ст. 81 ТК РФ, суду необходимо использовать положения Гражданского кодекса РФ, определяющего порядок создания, преобразования и ликвидации юридических лиц, а именно ст. 61, 63.

Как видно из материалов дела, приказом руководителя Управления труда и социального развития г. Абаза от 21.01.2003 N 8 Ч. принята в Управление труда и социального развития г. Абаза <...> с 21 января 2003 года. Приказом от 31.01.2005 N 7 она уволена с работы по п. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с ликвидацией указанной организации.

В обоснование доводов о ликвидации организации суд ссылается на внесение сведений об этом в Единый государственный реестр юридических лиц, однако такой вывод суда вызывает сомнение, поскольку постановлен на неполно выясненных обстоятельствах.

Во исполнение требований ст. 20 ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц" Администрацией г. А. в п. 2.1 Постановления от 01.12.2004 N 1050 "О ликвидации Управления труда и социального развития муниципального образования г. А." предусмотрено направление в МиМНС России N 4 по Республике Хакасия сообщения о ликвидации с 1 февраля 2005 года Управления ТиСР МО г. Абаза. 10 февраля 2005 г. составлен промежуточный ликвидационный баланс.

Как следует из Свидетельства о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц, 9 декабря 2004 года в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о принятии решения о ликвидации юридического лица, в то время как в силу п. 6 ст. 22 вышеназванного Закона, ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим свою деятельность после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц. Доказательств, подтверждающих внесение записи в единый государственный реестр юридических лиц о ликвидации Управления труда и социального развития МО г. Абаза не представлено.

Вызывают сомнение и выводы суда относительно соблюдения процедуры увольнения Ч.

Как следует из Уведомления, направленного в адрес председателя комиссии по ликвидации Управления труда и социального развития МО г. Абаза 27.01.2005, в связи с ликвидацией Управления труда и социального развития предполагалось, что не будут приняты в Управление социальной поддержки населения г. Абаза гр-не Ф., Ч., Л.

Из протокола заседания ликвидационной комиссии от 27 января 2005 года видно, что из трех имеющихся вакансий в Администрации МО г. Абаза комиссия решила предложить Ф. должность <...>, Л. должность <...>, а Ч. должность <...> на период отпуска по уходу за ребенком Е. Ч. отказалась от предложенной должности, однако сведения о том, были ли заняты две других вакансии, судом не исследовались.

 

Дела о возмещении вреда, причиненного здоровью

 

Как показывает статистика многих лет, не убывает количество дел по спорам о взыскании страховых выплат и пени, но вместе с тем имеются ошибки в применении ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", которые вскрываются и исправляются судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия.

Кроме того, имеются споры о возмещении вреда, причиненного здоровью по иным основаниям.

 

Дела по спорам, вытекающие из правоотношений, регулируемых Федеральным законом "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"

 

1. Р. обратился в суд с иском к ГУ - Региональное отделение фонда социального страхования РФ по РХ о взыскании страховых выплат.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований.

В соответствии с ч. 1 ст. 7 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее - Закон) право застрахованных на обеспечение по страхованию возникает со дня наступления страхового случая, каковым является подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве (ст. 3 Закона).

Принимая решение об отказе Р. в иске, суд сослался на то, что его первичное освидетельствование 01.04.2002 произведено в нарушение установленного порядка при отсутствии акта о несчастном случае на производстве.

Однако данный вывод постановлен без учета обстоятельств дела, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора.

Как видно из материалов дела и с достоверностью установлено судом первой инстанции, 22.11.2001 работники ОАО "Черногорская фабрика ПОШ" Р. и К., возвращаясь из служебной командировки на транспорте, принадлежащем работодателю на праве аренды, попали в дорожно-транспортное происшествие, в результате которого Р., находившийся в машине в качестве пассажира, получил телесные повреждения.

В нарушение п. 11 Положения о расследовании и учете несчастных случаев на производстве, утвержденного Постановлением Правительства РФ N 279 от 11.03.1999 (в редакции Постановлений от 28.01.2000 N 78, от 24.05.2000 N 406), действовавшего в период причинения вреда здоровью истца, работодатель в 15-дневный срок не произвел расследование несчастного случая и не составил акт по форме Н-1 о несчастном случае.

Решением Черногорского городского суда от 19.06.2002 несчастный случай, произошедший с Р., признан связанным с производством, и работодатель - ОАО "Черногорская фабрика ПОШ" обязана составить акт о несчастном случае на производстве.

Заключением травматологического бюро МСЭ от 01.04.2002 Р. определена степень утраты трудоспособности в размере 80%. При освидетельствовании 10.07.2002 степень утраты трудоспособности также составила 80%.

С заявлением о назначении страховых выплат в Региональное отделение Р. обратился в апреле 2002 года.

Согласно ст. 4 Закона одним из основных принципов обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний является гарантированность права застрахованных на обеспечение по страхованию.

При таких обстоятельствах факт отсутствия у Р. акта по форме Н-1 не может служить основанием для лишения его права на получение страхового возмещения с 01.04.2002.

 

2. Ш. обратился в суд с иском к ГУ - Региональное отделение фонда социального страхования РФ по Республике Хакасия (далее - Отделение) о взыскании страховых выплат, пени, компенсации морального вреда и возмещении расходов на оплату услуг представителя.

Суд отказал в удовлетворении иска исходя из того, что несчастный случай, произошедший с Ш. 13 мая 1986 года, не связан с производством.

Однако с таким выводом суда судебная коллегия не согласилась.

Как видно из материалов дела, Ш. работал <...> на Черногорской швейной фабрике с 26 ноября 1985 года. Согласно акту формы Н-1 от 21 сентября 1999 года 13 мая 1986 года Ш., выходя из цеха N 1, прыгнул, решил достать карниз крыши и промахнулся, не зацепился и упал на асфальт головой; причины несчастного случая - нарушение трудовой дисциплины и техники безопасности; медицинское заключение о повреждении здоровья - черепно-мозговая травма. Заключениями медико-социальной экспертизы от 22 сентября 2002 года, 25 сентября 2003 года ему установлено 80% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно.

Приказом заместителя управляющего Отделением от 27 апреля 2001 года N 407-6 Ш. назначены страховые выплаты с 1 января 2000 года.

Письмом управляющего Отделением от 14 августа 2002 года истец был уведомлен о прекращении страховых выплат по тем основаниям, что акт формы Н-1 о несчастном случае был составлен с нарушением Положения о расследовании и учете несчастных случаев на производстве, в личном деле имеются два противоречащих друг другу заключения государственных инспекторов по труду РХ. Так, заключением технического инспектора труда В. от 21 мая 1986 года несчастный случай, произошедший с Ш., не связан с производством. В соответствии с заключением государственного инспектора по охране труда П. от 20 марта 2001 года несчастный случай с Ш. квалифицируется как несчастный случай на производстве.

Разрешая спор, суд первой инстанции не дал надлежащей оценки тому обстоятельству, что акт формы Н-1 о несчастном случае с Ш. был принят Отделением в качестве одного из документов, подтверждающего право застрахованного на получение страховых выплат, на момент рассмотрения дела в суде данный акт не отменен и не оспорен. Обстоятельства несчастного случая, изложенные в акте формы Н-1 от 21 сентября 1999 года, которые в 2001 году не вызвали у страховщика сомнения относительно его квалификации как несчастного случая на производстве, нашли свое подтверждение в судебном заседании.

Согласно письму главного государственного инспектора РФ по охране труда от 24 октября 2002 года расследование несчастного случая с Ш. с участием технического инспектора труда ЦК профсоюза рабочих текстильной и легкой промышленности В. было проведено некачественно. Заключение государственного инспектора труда П. является обоснованным, так как данный несчастный случай подпадает под действие пункта 1.2 действовавшего на тот период Положения. Однако учитывая отсутствие необходимых оснований для его составления, предусмотренных Положением, оно признано неправомерным.

 

Страховые выплаты уменьшаются соответственно степени вины застрахованного, но не более чем на 25 процентов.

Г. обратился в суд с иском к ГУ - региональному отделению фонда социального страхования РФ по РХ (далее - отделение Фонда) о возмещении вреда.

Черногорский городской суд решением от 9 ноября 2004 года удовлетворил исковые требования.

Судебная коллегия, не согласившись с выводом суда о применении при расчете сумм возмещения вреда вины пострадавшего в размере 50%, поскольку в силу ст. 14 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" страховые выплаты уменьшаются соответственно степени вины застрахованного, но не более чем на 25 процентов, а в соответствии со ст. 28 Закона лицам, получившим до вступления в силу настоящего Федерального закона увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей и подтвержденные в установленном порядке, а также лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, обеспечение по страхованию производится страховщиком в соответствии с настоящим Федеральным законом независимо от сроков получения увечья, профессионального заболевания либо иного повреждения здоровья.

При таких обстоятельствах судебная коллегия кассационную жалобу истца признала обоснованной и увеличила суммы возмещения вреда с учетом того, что вина пострадавшего не может превышать 25 процентов.

 

Иные дела по спорам о возмещении вреда, причиненного здоровью

 

А. обратилась в суд с иском к С. о возмещении вреда, причиненного здоровью, и компенсации морального вреда, мотивируя исковые требования тем, что 13 августа 2003 года в г. Черногорске она была искусана собакой ответчицы.

Черногорский городской суд решением от 3 февраля 2005 года взыскал с С. в пользу А. ущерб 1877 руб. 25 коп., возврат госпошлины 95 руб. 09 коп., компенсацию морального вреда 1000 руб., а всего 2972 руб. 34 коп.

Из смысла ст. ст. 1064, 151 ГК следует, что необходимым условием для наступления обязательств по возмещению материального ущерба и компенсации морального вреда является наличие вины нарушителя.

Удовлетворяя иск А., суд исходил из того, что вред здоровью истицы причинен по вине ответчицы, не принявшей мер к надлежащему содержанию животного.

Однако с выводами суда согласиться нельзя.

Как видно из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 13 августа 2003 года принадлежащая ответчице собака причинила истице телесные повреждения в виде укушенной раны левой кисти при обстоятельствах, когда истица вошла на территорию принадлежащего ответчице жилого дома, находящегося в секторе частной застройки, где на нее напала собака, что подтверждается объяснениями ответчицы и показаниями свидетелей.

С учетом изложенного суд пришел к правильному выводу о том, что истица не проявила должных осмотрительности и осторожности, в то время как исходя из принципа разумности действий участников гражданских правоотношений (ст. 10 ГК РФ), должна была и могла их проявить.

В то же время, вывод суда о том, что ответчица не приняла достаточных мер к надлежащему содержанию собаки, противоречит установленным по делу обстоятельствам, из которых следует, что животное содержалось на территории домовладения, о чем имелась надпись на воротах, и, тем самым, были соблюдены требования Положения о содержании собак в городе Черногорске, утвержденного Постановлением Администрации города Черногорска от 17 апреля 2003 года N 1284.

Указание суда о том, что ответчица не установила надежные запоры с целью предупреждения проникновения во двор посторонних лиц, судебная коллегия находит несостоятельными, так как собственник вправе рассчитывать на соблюдение иными лицами неприкосновенности его жилища.

 

Вопросы пенсионного обеспечения

 

1. К. обратилась в суд с иском к ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ в г. Абакане РХ о досрочном назначении трудовой пенсии по старости.

Абаканский городской суд решением от 28 апреля 2005 года обязал Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Абакане Республики Хакасия включить К. в стаж, дающий право на назначение трудовой пенсии по старости, период работы в должности <...> Аскизской районной больницы с 13.10.1978 по 06.05.1980, период нахождения на курсах повышения квалификации с 15.04.2000 по 29.04.2000.

В удовлетворении исковых требований в части включения К. в стаж, дающий право на назначение трудовой пенсии по старости, периода работы в должности <...> с. Сыры с 13.03.1978 по 13.07.1978, периода работы в должности <...> Есинского совхоза с 19.10.1981 по 21.09.1984, периода работы в должности <...> Хакасского Республиканского Центра госсанэпидемнадзора с 05.10.1992 по 17.08.1993 отказал, сославшись на то, что должность <...>, должность <...>, учреждение совхоз не включены в "Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, в соответствии с пп. 11 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.10.2002 N 781" (далее - Список).

Однако с данным выводом согласиться нельзя, поскольку он постановлен без полного, всестороннего и объективного выяснения действительных обстоятельств по делу.

Как указано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июня 2004 г. N 11-П, определяя в законе правовые основания назначения пенсий, их размеры, порядок исчисления и выплаты, законодатель вправе устанавливать как общие условия назначения пенсий, так и особенности приобретения права на пенсию, включая установление для некоторых категорий граждан льготных условий назначения трудовой пенсии в зависимости от ряда объективно значимых обстоятельств, характеризующих, в частности, трудовую деятельность (специфика условий труда и профессии и т.д.). Такая дифференциация, однако, должна осуществляться законодателем с соблюдением требований Конституции Российской Федерации, в том числе вытекающих из принципа равенства (статья 19, части 1 и 2), в силу которых различия в условиях приобретения права на пенсию допустимы, если они объективно оправданы, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им.

Как следует из объяснений истицы, в <...> с. Сыры она работала одна, выполняла функции <...>, связанные с лечебной деятельностью, совпадающие с функциями <...>, включенных в Список. Работая <...> Хакасского Республиканского Центра госсанэпидемнадзора, выполняла те же самые функции, что и <...>, должность которого предусмотрена Списком.

При таких обстоятельствах суду для решения вопроса о праве на зачет в стаж, необходимый для досрочного назначения трудовой пенсии по старости, указанных периодов работы К., следовало проверить тождественность выполняемых функций, условий и характера труда <...> условиям, содержанию и характеру труда <...>; работы <...>. С этой целью необходимо было истребовать должностные инструкции; положения о <...>, выяснить, в чем состоит их отличие, кроме названия, и в зависимости от установленного принять решение.

Кроме того, суд не проверил заслуживающие внимания доводы истицы о том, что в Есинском совхозе она работала <...>, что подтверждено справкой директора ЗАО "Есинское".

Из содержания справки следует, что К. работала в Есинском совхозе с 19.10.1981 по 21.09.1984 <...>, справка выдана на основании Книги приказов за 1981, 1984 гг., личной карточки Т-2.

Суду следовало истребовать Книгу приказов и личную карточку Т-2 и другие документы, содержащие сведения о характере и условиях работы истицы в Есинском совхозе, поскольку данные обстоятельства имеют существенное значение для правильного решения вопроса, подлежит ли указанный период работы включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии.

 

2. П. обратился в суд с иском к ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ в г. Саяногорске по Республике Хакасия (далее - ГУ УПФ РФ в г. Саяногорске РХ) о признании отказа в досрочном назначении трудовой пенсии незаконным и обязании назначить ему досрочно трудовую пенсию.

Саяногорский городской суд решением от 10 января 2005 года в удовлетворении иска отказал, указав на то, что обязанности машиниста смесителей асфальтобетона передвижных истец выполнял непостоянно.

Однако с таким выводом согласиться нельзя.

В соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, мужчинам по достижении возраста 55 лет, если они проработали на работах с тяжелыми условиями труда не менее 12 лет 6 месяцев и имеют страховой стаж не менее 25 лет.

Списком N 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утвержденным Постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 года N 10 с последующими изменениями и дополнениями, предусмотрена профессия машиниста смесителей асфальтобетона передвижных (раздел XXVII, подраздел 229000а-14199).

Согласно п. 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (далее - Правила), утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 года N 516, в соответствии со статьями 27 и 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (далее именуется - стаж), засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено настоящими Правилами или иными нормативными правовыми актами, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Периоды работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, которая выполнялась постоянно в течение полного рабочего дня, засчитываются в стаж в календарном порядке, если иное не предусмотрено настоящими Правилами и иными нормативными правовыми актами.

При этом в стаж включаются периоды получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности, а также периоды ежегодных оплачиваемых отпусков, включая дополнительные (п. 5 Правил).

Периоды работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, которая выполнялась в режиме неполной рабочей недели, но полного рабочего дня в связи с сокращением объемов производства (за исключением работ, дающих право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктом 13 пункта 1 статьи 27 и подпунктами 10 - 12 пункта 1 статьи 28 Федерального закона), а также периоды работ, определяемых Министерством труда и социального развития Российской Федерации по согласованию с Пенсионным фондом Российской Федерации или предусмотренных списками, которые по условиям организации труда не могут выполняться постоянно, исчисляются по фактически отработанному времени (п. 6 Правил).

Суд признал отказ в назначении досрочной трудовой пенсии обоснованным, сославшись на то, что материалами встречной проверки, проведенной 27 января 2004 года ГУ УПФ РФ в г. Саяногорске РХ и ЗАО "Саянстрой", установлено, что по лицевым счетам за период работы с 4 января 1991 года по 28 февраля 2003 года профессия П. в 1991, 1992, 1993, 1995, 1996 годах, за январь - ноябрь 2001 года, за 2002 и 2003 годы указана как <...>. В лицевых счетах за 1994 и 1999 годы указание профессии П. отсутствует. В лицевом счете за 2000 год профессия П. указана как <...>, за декабрь 2001 года профессия П. указана как <...>.

В табелях учета использования рабочего времени за январь, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь 2002 года его должность указана - <...>.

Из табеля учета рабочего времени за июль 2002 года видно, что П. - <...> отработал 5 рабочих дней по 12 часов, всего 60 часов.

В сентябре 2002 года П. - <...> отработал 3 рабочих дня по 8 часов, всего 24 часа.

Из справки ЗАО "Саянстрой" от 14 декабря 2004 года асфальтобетон по указанному предприятию за период с 1998 года по 2003 год в декабре, январе, марте, апреле, частично в мае не производился.

Указанные обстоятельства, по мнению суда, и свидетельствуют о том, что истец не имеет права на досрочное назначение трудовой пенсии.

Между тем, как видно из материалов дела, П. принят на работу <...> на Саяногорский асфальтобетонный завод 01.04.1985 и в последующем, как следует из объяснений истца, свидетелей К., Г., А. и З., работавших на этом же заводе, функциональные обязанности П. за все время его работы на заводе не изменялись, на другие работы он не переводился, никогда не работал <...>. В период, когда асфальт не производился, занимался ремонтом оборудования, что также входило в его обязанности.

Не отрицала указанных обстоятельств и представитель ЗАО "Саянстрой" И., пояснившая, что приказов о переводе истца на другие работы в отделе кадров не имеется.

Принимая во внимание положение ч. 2 ст. 56 ГПК РФ на суд возложена обязанность определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, вынести обстоятельства на обсуждение, даже если сторона на какие-либо из них не ссылается, суду следовало истребовать документы, подтверждавшие работу истца <...> - финансово-хозяйственные документы по складу, в котором согласно записи в лицевом счете за 2000 год работал истец, приходно-расходные документы, договор о материальной ответственности, накладные, акты приема-передачи товарно-материальных ценностей и другие документы, которые могут подтвердить факт работы истца в должности <...>.

Также следовало проверить, имелась ли в штатном расписании асфальтобетонного завода должность <...>, была ли она занята в 2001 году и не работал ли в декабре того же года на этой должности другой человек.

Кроме того, то обстоятельство, что за другие периоды в лицевых счетах должность П. указана как <...> или вообще отсутствует, также не могли служить основанием для отказа ему во включении этих периодов в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии.

Суду следовало проверить тождественность выполняемых им функций, условий и характера работы <...> работе <...> в период с 01.04.1985 до обращения истца с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии.

 

Неуплата работодателями взносов на государственное социальное страхование не лишает работников права на обеспечение за счет средств государственного социального страхования.

Я. обратился в суд с иском к Управлению пенсионного фонда РФ в городе Саяногорске Республики Хакасия (далее по тексту - ГУ УПФ РФ по РХ г. Саяногорска) о включении в трудовой стаж периода вынужденного прогула с 05.01.2000 по 23.07.2001.

Саяногорский городской суд в удовлетворении иска отказал исходя из того, за период вынужденного прогула страховые взносы не были уплачены, этот период не подлежит включению в стаж.

Однако с таким выводом судебная коллегия не согласилась.

В соответствии со ст. 89 КЗоТ РФ, действовавшего в оспариваемый период, в общий трудовой стаж включалась любая работа в качестве рабочего, служащего (в том числе работа по найму до установления Советской власти и за границей), члена колхоза или другой кооперативной организации; иная работа, на которой работник, не будучи рабочим или служащим, подлежал государственному социальному страхованию; работа (служба) в военизированной охране, в органах специальной связи или горноспасательной части, независимо от ее характера; индивидуальная трудовая деятельность, в том числе в сельском хозяйстве.

В соответствии со ст. 236 КЗоТ РФ все работники подлежали обязательному государственному социальному страхованию.

Взносы на государственное социальное страхование уплачивались предприятиями, учреждениями, организациями.

Неуплата работодателями взносов на государственное социальное страхование не лишала работников права на обеспечение за счет средств государственного социального страхования.

Размеры страховых взносов и порядок их уплаты устанавливались законом (ст. 237 КЗоТ РФ).

Таким образом, вывод суда, что в трудовой стаж не может быть включен период работы, за который работодатель не выплачивал страховой взнос, нельзя признать правильным.

Кроме того, решая вопрос о включении периода работы в стаж, суд не выяснил, в связи с чем возник спор о включении данного периода в трудовой стаж, связан ли он был с обращением Я. с заявлением о назначении пенсии, принималось ли ГУ - УПФ РФ г. Саяногорска решение о назначении пенсии по его заявлению, решался ли вопрос о досрочном назначении пенсии или пенсии по старости на общих основаниях и требовал ли истец включения оспариваемого периода в общий или специальный трудовой стаж.

 

По ранее действовавшему КЗоТ РСФСР период отпуска по уходу за ребенком подлежал включению в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии до 6 октября 1992 года.

Ю. обратилась в суд с иском к управлению Пенсионного фонда РФ в Боградском районе о включении в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода ее нахождения в отпуске по уходу за ребенком и возложении на ответчика обязанности назначить досрочную пенсию в связи с педагогической деятельностью.

Боградский районный суд решением от 20 мая 2005 года в удовлетворении иска отказал, сославшись на Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденными Постановлением Правительства РФ от 11 июля 2002 г. N 516, в силу которых период ухода за ребенком не засчитывается в специальный стаж.

Между тем, нормы материального права, которыми отменяется включение некоторых нестраховых периодов в общий трудовой стаж при исчислении расчетного размера трудовой пенсии в целях оценки пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 года, не могут служить основанием для ухудшения условий реализации права на пенсионное обеспечение, включая размер пенсии, на которое рассчитывало застрахованное лицо до введения в действие нового правового регулирования (независимо от того, выработан им общий стаж или специальный трудовой стаж полностью либо частично) (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 г. N 2-П).

По ранее действовавшему КЗоТ РСФСР период отпуска по уходу за ребенком подлежал включению в такой стаж до 6 октября 1992 года, то есть до момента вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации".

Следовательно, на день обращения за назначением пенсии 2 марта 2005 года педагогический стаж истицы составлял более 25 лет.

При таких обстоятельствах, Управлением Пенсионного фонда в Боградском районе необоснованно отказано Ю. во включении оспариваемого периода в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью.

 

Обжалование действий (бездействия) судебного

пристава-исполнителя

 

1. Неправильное установление сторон исполнительного производства повлияло на законность решения суда.

Постановлением судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела по особо важным исполнительным производствам Х. от 18 февраля 2005 года исполнительное производство, возбужденное на основании исполнительного листа Абаканского городского суда о замене обеспечительных мер в виде наложения ареста на автомобиль "Тойота" на запрет совершать действия по отчуждению автомобиля, окончено.

Т. обратилась в суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя о признании постановления об окончании исполнительного производства незаконным.

В обоснование своих требований заявительница сослалась на то, что определением Абаканского суда от 18.11.2004 в целях обеспечения иска был наложен арест на автомобиль Toyota VILL VS, принадлежащий ей. Судебным приставом-исполнителем на основании выданного судом исполнительного листа был произведен арест автомобиля, его изъятие и передача на хранение З. (истцу).

12 января 2005 г. судом по ее заявлению была произведена замена обеспечительных мер с ареста на запрет совершать действия по отчуждению автомобиля, выдан исполнительный лист и возбуждено исполнительное производство, однако судебный пристав-исполнитель в связи с заменой обеспечительных мер автомобиль ей не возвратил, а 18.02.2005 преждевременно вынес постановление об окончании исполнительного производства в связи с отзывом взыскателем (З.) исполнительного листа.

Судебный пристав-исполнитель возражал против удовлетворения жалобы, пояснив, что 17.01.2005 в Межрайонный отдел поступило заявление от Т. о возврате ей автомобиля в связи с заменой судом мер по обеспечению иска в виде наложения ареста на автомобиль на запрет совершать действия по отчуждению автомобиля.

На основании постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства от 17.01.2005 Т. было запрещено производить отчуждение спорного автомобиля.

Однако 18.02.2005 в Межрайонный отдел поступило заявление от представителя З. - С. о возврате без исполнения исполнительного листа Абаканского городского суда N 2-930/2005 г. от 12.01.2005 З. В связи с чем 18.02.2005 им было вынесено постановление об окончании исполнительного производства.

Абаканский городской суд решением от 30 марта 2005 года жалобу Т. удовлетворил. Признал действия судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела по особо важным исполнительным производствам Х. по исполнению исполнительного документа в рамках исполнительного производства N 619-10/05 и вынесению постановления об окончании исполнительного производства незаконными. Постановление об окончании исполнительного производства от 18.02.2005 отменил.

Удовлетворяя жалобу заявительницы, суд исходил из того, что замена обеспечительных мер с ареста автомобиля на запрет совершать действия по его отчуждению была произведена по заявлению Т., она является взыскательницей, поэтому исполнительный лист от 12.01.2005 N 2-930/05 о замене обеспечительных мер судебный пристав-исполнитель не вправе был возвращать З. (истцу).

Однако с выводом суда согласиться нельзя.

В силу подпункта 1 пункта 1 ст. 26 ФЗ "Об исполнительном производстве" исполнительный документ, по которому взыскание не производилось или произведено частично, возвращается взыскателю по заявлению взыскателя.

Как видно из материалов дела, постановлением судебного пристава-исполнителя от 17 января 2005 года на основании исполнительного листа, выданного судом 12 января 2005 года, было возбуждено исполнительное производство о замене обеспечительных мер в виде наложения ареста на автомобиль на иную меру - запрет совершать действия по отчуждению автомобиля "Тойота" и Т. (должнику) предлагалось добровольно исполнить поручение судебного пристава-исполнителя.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 18 февраля 2005 года указанное исполнительное производство было окончено в связи с отзывом взыскателем (З.) исполнительного листа.

В обоснование вывода о том, что З. не вправе был отозвать исполнительный лист о замене обеспечительных мер, суд сослался на то, что в данном случае вопрос о замене обеспечительных мер был инициирован Т., а, следовательно, она является взыскательницей, а не З.

Между тем, суд не обратил внимания на то, что в соответствии с п. 2 ст. 29 ФЗ "Об исполнительном производстве" взыскателем являются гражданин или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный лист, а должником гражданин или организация, обязанные по исполнительному листу совершить определенные действия (передать денежные средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты, предусмотренные исполнительным документом) или воздержаться от их совершения.

Из исполнительного листа от 12 января 2005 года N 2-930/2005 г. следует, что взыскателем является З., который обратился в суд с иском к Т. о взыскании 205261 рубля 99 копеек, а должником Т., следовательно, меры обеспечения принимались судом в интересах З.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что З. не вправе был отозвать исполнительный лист, нельзя признать обоснованным.

 

2. Вывод суда об исчерпании приставом-исполнителем всех мер по исполнению решения суда явился преждевременным.

К. обратилась в суд с жалобой на постановление судебного пристава-исполнителя Межрайонного подразделения по особо важным исполнительным производствам З. от 27 декабря 2004 года, которым окончены исполнительные производства в отношении должника открытого акционерного общества "Специализированный строительно-монтажный поезд - 159" (далее - ОАО "ССМП N 159").

Абаканский городской суд решением от 30 марта 2005 года отказал в удовлетворении жалобы К. на постановление судебного пристава-исполнителя о возвращении исполнительного документа и об окончании исполнительного производства.

В силу п. 3 ст. 27 ФЗ "Об исполнительном производстве" исполнительное производство оканчивается возвращением исполнительного документа, если у должника отсутствует имущество или доходы, на которые может быть обращено взыскание, и принятые судебным приставом-исполнителем все допустимые законом меры по отысканию его имущества или доходов оказались безрезультатными.

Как видно из материалов дела, на основании исполнительных листов, выданных Абаканским городским судом, был возбужден ряд исполнительных производств: об обязании ОАО "ССМП N 159" предоставить К. комнату в общежитии, о взыскании с ОАО "ССМП N 159" в пользу К. 12000 рублей, о взыскании с ОАО "ССМП N 159" компенсации морального вреда в размере 1000 рублей, которые 27.12.2004 судебным приставом-исполнителем З. окончены и возвращены взыскателю (К.).

Соглашаясь с доводами судебного пристава-исполнителя об исчерпании всех мер по установлению имущества должника, в обоснование вывода о правильности его действий, суд сослался на объяснения должника о том, что в общежитии ОАО "ССМП N 159", расположенном в г. Абакане, где проживают работники предприятия, свободных комнат не имеется, на акты об отсутствии недвижимого имущества, подлежащего реализации, и о том, что разукомплектованный автомобиль является неликвидным.

Между тем, отсутствие комнат в общежитии установлено только на основании объяснений начальника ОАО "ССМП N 159" М. (исполнительное производство N 649-4/04), тогда как проведение судебным приставом-исполнителем необходимых исполнительских действий, предусмотренных п. 1 - 4 ст. 76 ФЗ "Об исполнительном производстве", судом не проверялось.

Не устанавливалась судом и возможность обращения взыскания на наличные денежные средства должника или находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных учреждениях, порядок которого установлен ст. 57 ФЗ "Об исполнительном производстве".

Таким образом, вывод суда об исчерпании всех мер по исполнению решения суда является преждевременным.

 

3. Ф. обратилась в суд с жалобой на постановление судебного пристава-исполнителя, которым возвращен исполнительный лист, исполнительное производство прекращено.

Усть-Абаканский районный суд решением от 14 декабря 2004 года в удовлетворении требований отказал.

Как видно из материалов дела и установлено судом первой инстанции, постановлением судебного пристава-исполнителя Усть-Абаканского подразделения службы судебных приставов Б. от 19 октября 2004 года исполнительный лист, выданный Усть-Абаканским районным судом 29 декабря 1999 года, о взыскании с отдела социальной защиты населения в пользу Ф. 1144,31 руб. возвращен по причине отсутствия у должника средств, исполнительное производство окончено в связи с невозможностью взыскания.

В силу подп. 4 п. 1 ст. 26 ФЗ "Об исполнительном производстве" (в ред. от 29.06.2004) исполнительный документ, по которому взыскание не производилось или произведено частично, возвращается взыскателю, если у должника отсутствуют имущество или доходы, на которые может быть обращено взыскание, и принятые судебным приставом-исполнителем все допустимые законом меры по отысканию его имущества или доходов оказались безрезультатными.

Согласно подп. 3 п. 1 ст. 27 Закона исполнительное производство оканчивается возвращением исполнительного документа по основаниям, указанным в статье 26 настоящего Федерального закона.

Придя к выводу о законности принятого приставом-исполнителем постановления, ввиду того, что денежные средства на индексацию детского пособия не поступали, суд первой инстанции не дал надлежащей оценки доводу заявительницы о том, что согласно разъяснению Усть-Абаканского районного суда разделение суммы долга по выплате детского пособия на собственно долг и его индексацию не основано на законе и, как следствие, надлежащих мер к проверке того, имела ли место невозможность исполнения решения суда по взысканию задолженности по детскому пособию в пользу Ф., суд не принял.

Не принял суд мер и к проверке того, каким образом средства, зачисленные на счет заявительницы, были сняты и ей не вручены, что в последующем повлекло окончание исполнительного производства.

Кроме того, в силу вышеприведенной нормы процессуального закона жалоба на действия судебного пристава-исполнителя рассматривается в судебном заседании. Взыскатель, должник и судебный пристав-исполнитель извещаются о времени и месте заседания, однако их неявка не является препятствием к разрешению жалобы.

В то же время, как видно из дела, судом должник к участию в деле в установленном порядке не привлекался, а представитель Управления социальной защиты населения Усть-Абаканского района, которому начальником Управления выдана доверенность, допрошен в качестве свидетеля.

Как видно из пояснений представителя Управления, должником является отдел социальной защиты населения, имеющий самостоятельный счет в отделении федерального казначейства, а не Управление. Однако судом данное обстоятельство также оставлено без проверки. Кроме того, не приняты меры к выяснению относительно данного обстоятельства противоречий, поскольку, как видно из дела, в лимитах бюджетных обстоятельств республиканского бюджета Управление социальной защиты населения Усть-Абаканского района указано в качестве получателя этих средств в размере суммы, требуемой заявительницей.

Не привлечен к участию в деле в установленном порядке и пристав-исполнитель, действия которого оспариваются. В то же время возражения относительно кассационной жалобы заявительницы, им подписанные, судом приняты.

 

Вывод суда о том, что взыскателю по делу о восстановлении на работе, должен был быть предоставлен ранее занимаемый им кабинет, нельзя признать основанным на законе.

Глава администрации муниципального образования Боградский район обратился в суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя.

Боградский районный суд от 15 ноября 2004 года в удовлетворении требований отказал и указал, что должником не исполнены требования пристава-исполнителя, поскольку распоряжение о восстановлении взыскательницы на работе не соответствует требованиям закона, т.к. работник с ним не ознакомлен, оно не подписано должностным лицом, кроме того, фактический допуск к работе не состоялся, поскольку рабочее место П. предоставлено не было.

В силу ст. 73 ФЗ "Об исполнительном производстве" (с изменениями на 29.06.2004) исполнительный документ о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведенного работника исполняется немедленно. Исполнение исполнительного документа считается завершенным с момента фактического допуска указанного работника к исполнению прежних обязанностей, последовавшего за изданием приказа администрации об отмене своего незаконного распоряжения об увольнении или о переводе.

12 июля 2004 года возбуждено исполнительное производство в отношении Администрации муниципального образования Боградский район и предложено в срок до 8 часов 30 минут 13 июля 2004 года выполнить следующие действия: издать приказ об отмене незаконного распоряжения об увольнении и восстановлении на работе работника, допустить работника к исполнению прежних обязанностей, предоставить рабочее место.

Из материалов дела видно, что 13 июля 2004 года главой Администрации Боградского района подписано распоряжение N 77-к, в соответствии с которым П. восстановлена в должности главного врача муниципального учреждения здравоохранения районная больница со 02.06.2003, с чем она ознакомлена в этот же день.

При таких обстоятельствах вывод суда о несоответствии указанного распоряжения требованиям закона нельзя признать основанным на имеющихся в материалах дела доказательствах.

При оценке законности действий пристава-исполнителя заслуживал внимание довод представителя должника о том, что требование пристава об отмене незаконного приказа об увольнении П. не могло быть исполнено в силу того, что увольнение П. производилось территориальным органом государственной власти, тогда как восстановлена в орган местного самоуправления.

Придя к выводу, что П. фактически не была допущена к работе, суд исходил из того, что ей не было предоставлено прежнее рабочее место.

В то же время, из дела видно, что рабочее место П. было предоставлено. Как усматривается из ее пояснений, ей был предоставлен кабинет, ранее занимаемый заместителем главного врача, и он был соответствующим образом обозначен.

Ссылку суда на то, что П. должен был быть предоставлен ранее занимаемый ею кабинет, а также на то, что кабинет, на который претендовала П., является кабинетом главного врача согласно техническому паспорту здания, нельзя признать основанной на законе, поскольку соответствие рабочего места требованиям с точки зрения возможности выполнения трудовой функции данными технического паспорта не определяется.

Кроме того, из пояснений П., допрошенной по судебному поручению, видно, что при выполнении исполнительных действий судебному приставу-исполнителю было сообщено, что кабинет, ранее занимаемый ею как главным врачом, передан на праве оперативного управления Управлению здравоохранения муниципального образования Боградский район. Данные обстоятельства необоснованно не были учтены приставом-исполнителем, не были они учтены и судом при оценке законности действий пристава по вскрытию кабинета. Вместе с тем, они имели значение для правильного разрешения дела.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что со стороны администрации муниципального образования не имело место неисполнение решения суда, а действия судебного пристава-исполнителя по вскрытию кабинета начальника Управления здравоохранения муниципального образования и изданные судебным приставом-исполнителем 13 июля 2004 года постановления о взыскании исполнительного сбора и наложении штрафа нельзя признать законными.

 

Оспаривание действий (бездействия) органов ГИБДД

 

1. С. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий сотрудников ГИБДД Черногорского ГОВД по задержанию принадлежащего ему (заявителю) автомобиля.

Черногорский городской суд решением от 14 декабря 2004 года признал действия работников ГИБДД Черногорского ГОВД по постановке на специализированную стоянку и удержанию в период с 20.09.2004 по 15.10.2004 на специализированной стоянке автомобиля ВАЗ 21013, принадлежащего С., - незаконными. В остальной части заявления С. отказал.

Суд обоснованно признал действия сотрудников ГИБДД по задержанию принадлежащего заявителю автомобиля и помещению его на хранение незаконными.

В то же время, судебная коллегия не согласилась с выводом суда об отказе в удовлетворении требований С. об обязании возвратить транспортное средство.

В соответствии с ч. 1 ст. 258 ГПК РФ суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод.

Отказывая в удовлетворении требований заявителя, суд исходил из того, что автомобиль незаконно удерживался с 20 сентября по 15 октября 2004 года, после чего владелец обязан был оплатить расходы по хранению транспортного средства.

Между тем, такой вывод противоречит обстоятельствам дела, поскольку судом установлено, что автомобиль был помещен на стоянку в результате незаконных действий сотрудников ГИБДД, и, следовательно, возложение связанных с такими действиями расходов на владельца транспортного средства неправомерно.

 

2. С. обратился в суд с заявлением об оспаривании решения УГИБДД МВД РХ об отказе в постановке автомобиля Nissan Mistral 1996 года выпуска на регистрационный учет.

Саяногорский городской суд решением от 14 января 2005 года признал решение Управления Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Республики Хакасия об отказе в постановке на регистрационный учет автомобиля Nissan Mistral 1996 года выпуска, принадлежащего С., незаконным. Обязал Управление Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Республики Хакасия поставить на постоянный регистрационный учет автомобиль Nissan Mistral 1996 года выпуска, принадлежащий С., и выдать на автомобиль свидетельство о государственной регистрации транспортного средства и паспорт транспортного средства, ссылаясь на то, что действия сотрудников УГИБДД МВД РХ не позволяют собственнику реализовать свое право собственности.

Однако с таким выводом согласиться нельзя.

Указом Президента Российской Федерации от 15 июня 1998 г. N 711 (в ред. Указа Президента РФ от 02.07.2002 N 679) утверждено Положение о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации.

В соответствии с пп. "з" п. 12 Положения Госавтоинспекция имеет право не допускать к участию в дорожном движении путем отказа в регистрации и выдаче соответствующих документов автомототранспортные средства и прицепы к ним, имеющие скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов или государственные регистрационные знаки.

Введенная в действие часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации с 1 января 1995 г. в пункте 2 статьи 1 предусматривает, что гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

ФЗ "О безопасности дорожного движения", определяя правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации, установил регистрацию транспортных средств.

В силу п. 3 ст. 15 ФЗ "О безопасности дорожного движения" допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, за исключением транспортных средств, участвующих в международном движении или ввозимых на территорию Российской Федерации на срок не более шести месяцев, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов. Регистрация транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается.

Из содержания данной нормы Федерального закона следует, что регистрация транспортного средства является не только механизмом допуска транспортного средства к участию в дорожном движении, но и способом контроля за эксплуатацией транспортного средства, являющегося источником повышенной опасности.

Госавтоинспекция входит в систему Министерства внутренних дел Российской Федерации и в соответствии с Законом РФ "О милиции" производит регистрацию автомототранспортных средств и прицепов к ним, предназначенных для движения по автомобильным дорогам общего пользования, осуществляет розыск похищенного имущества, в т.ч. угнанных и похищенных автомототранспортных средств (пункты 6, 9 статьи 10).

Допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п. 3 "Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ", утвержденных приказом МВД РФ от 27.01.2003 N 59 (далее - Правила) собственники транспортных средств обязаны зарегистрировать их в течение пяти суток после приобретения.

Регистрация транспортных средств производится на основании паспортов транспортных средств, справок-счетов, выдаваемых торговыми организациями и предпринимателями, либо заключенных в установленном порядке договоров или иных документов, удостоверяющих право собственности на транспортные средства (п. 5 Правил).

При обнаружении признаков скрытия, изменения, уничтожения маркировки, нанесенной на транспортных средствах организациями-изготовителями, не зарегистрированных в Госавтоинспекции, либо подделки представленных документов, регистрационных знаков, несоответствия транспортных средств и номерных агрегатов сведениям, указанным в представленных документах, или регистрационным данным, а также наличии сведений о нахождении транспортных средств, номерных агрегатов в розыске или представленных документов в числе утраченных (похищенных) регистрационные действия не производятся. Такие документы, регистрационные знаки задерживаются. С документов снимаются копии, а их оригиналы (регистрационные знаки) вместе с сообщением об обнаружении признаков преступления передаются в орган внутренних дел по месту их обнаружения для проведения необходимых действий и принятия решения в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (п. 17 Правил).

Как видно из материалов дела и с достоверностью установлено судом первой инстанции, транзитные знаки и паспорт технического средства, предъявленные С. в УГИБДД МВД РХ на автомобиль Nissan Mistral, 1996 года выпуска, являются поддельными. На регистрационном учете в органах ГИБДД МВД РФ данный автомобиль не состоял.

Указанных обстоятельств не отрицает и сам заявитель.

По факту подделки документов на данный автомобиль 28 мая 2004 года возбуждено уголовное дело, производство по которому приостановлено 28 июля 2004 года. Таким образом, производство по делу в установленном законом порядке не окончено.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не признала правильным вывод суда о том, что отказ в постановке спорного автомобиля на регистрационный учет и в выдаче паспорта технического средства являются незаконными.

В соответствии с п. 55 Правил не производятся регистрация, изменение регистрационных данных, снятие с регистрационного учета транспортных средств и иные регистрационные действия до окончания проверок, осуществляемых в установленном порядке органами внутренних дел, а также при невыполнении требований настоящих Правил либо в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Наложенные ограничения на совершение регистрационных действий снимаются при представлении мотивированного постановления органа внутренних дел об отказе в возбуждении (прекращении) уголовного дела и проверке законности принятого органом внутренних дел решения надзирающим прокурором. В случае вынесения постановления о возбуждении уголовного дела совершение регистрационных действий откладывается до окончания производства по делу в порядке, установленном законодательством.

В связи с тем, что федеральными законами предусмотрена регистрация автомототранспортных средств, судебная коллегия считает несостоятельными доводы заявителя о незаконном ограничении его прав собственника оспариваемыми действиями сотрудников УГИБДД МВД РХ.

 

Другие категории дел

 

1. Неустранение судом противоречий в доказательствах явилось основанием для отмены решения суда.

С. обратилась в суд с заявлением об оспаривании решения травматологического специализированного бюро медико-социальной экспертизы.

Черногорский городской суд решением от 27 декабря 2004 года заявление С. удовлетворил. Признал действия бюро МСЭ об отказе в установлении утраты профессиональной трудоспособности С. незаконными. Обязал бюро МСЭ РХ установить С. степень утраты профессиональной трудоспособности в соответствии с "Временными критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", утвержденных Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 г. N 56.

Удовлетворяя требования заявительницы и признавая неправомерным отказ в установлении утраты профессиональной трудоспособности, суд исходил из того, что после травмы С. не могла продолжать выполнять профессиональную деятельность, предшествовавшую несчастному случаю на производстве.

Однако с таким выводом согласиться нельзя.

В силу ст. ст. 3, 11, 12 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (с изменениями на 8 декабря 2003 года) размер страховых выплат, связанных с утратой здоровья, профессиональной трудоспособности вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, определяется в соответствии со степенью утраты застрахованным профессиональной трудоспособности, каковым является выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

В соответствии с п. 2 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 года N 789 (с последующими изменениями), степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах на момент освидетельствования пострадавшего исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утверждаемыми Министерством труда и социального развития Российской Федерации по согласованию с Министерством здравоохранения Российской Федерации и Фондом социального страхования Российской Федерации.

Согласно п. 1 раздела 1, п. 5 раздела II Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Минтруда России от 18 июля 2001 года N 56 (с изменениями на 26.04.2004), степень утраты профессиональной трудоспособности определяется исходя из последствий повреждения здоровья вследствие несчастного случая на производстве с учетом имеющихся у пострадавшего профессиональных способностей, психофизиологических возможностей и профессионально значимых качеств, позволяющих продолжать выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, того же содержания и в том же объеме либо с учетом снижения квалификации, уменьшения объема выполняемой работы и тяжести труда в обычных, специально созданных производственных или иных условиях; выражается в процентах и устанавливается в пределах от 10 до 100 процентов.

При определении степени утраты профессиональной трудоспособности необходимо учитывать профессиональный фактор, в частности, способность пострадавшего после несчастного случая на производстве или возникновения профессионального заболевания выполнять работу в полном объеме по своей прежней профессии (до несчастного случая или профессионального заболевания) или иной, равноценной ей по квалификации и оплате, а также возможность использования остаточной профессиональной трудоспособности на другой менее квалифицированной работе в обычных или специально созданных производственных или иных условиях труда.

Свои выводы суд, сославшись на показания свидетелей Р., А., Т., обосновал тем, что заявительница работала по профессии <...>, которую не могла выполнять после несчастного случая.

Как видно из материалов дела, С. получила увечье в результате несчастного случая на производстве, произошедшего 3 ноября 1995 года, работая <...>, что подтверждается актом формы Н-1.

Между тем, согласно трудовой книжке С. 10 мая 1995 года была переведена <...> акционерного общества "СиТекс". Запись о переводе ее <...> отсутствует.

Материалы дела свидетельствуют о том, что заявительница была переведена <...> временно на период запуска оборудования, что подтверждается показаниями свидетелей Р., Т. и справкой.

Однако доказательств, свидетельствующих об основании перевода и его характере (временный либо постоянный), в материалах дела не имеется, и, следовательно, вывод суда о том, что профессия <...> являлась постоянным местом работы заявительницы, преждевременен.

Следовало также проверить и доводы С. о том, что после несчастного случая на производстве она не способна в полном объеме выполнять работу <...>, для чего необходимо было исследовать характеристику работ, выполняемых работниками данной профессии, предусмотренную Единым тарифно-квалификационным справочником и технологическим процессом.

 

2. А. обратился в суд с заявлением об оспаривании заключения клинико-экспертной комиссии N 187 от 3 апреля 2002 года.

Абаканский городской суд решением от 15 октября 2004 года постановил:

Заявление А. об отмене заключения клинико-экспертной комиссии N 187 от 3 апреля 2002 года удовлетворить.

Заключение клинико-экспертной комиссии N 187 от 3 апреля 2002 года отменить.

В соответствии со ст. 254 ГПК РФ гражданин вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считает, что нарушены его права и свободы.

Как разъяснено в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 года N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", ГПК РФ определяет порядок производства по делам, возникающим из публичных правоотношений (подраздел III, главы 23 - 26).

К таким делам ГПК РФ относит, в частности, дела по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих (статья 245, глава 25) и специальной нормой устанавливает для дел по заявлениям граждан альтернативную подсудность: по усмотрению гражданина заявление может быть подано в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспариваются (часть 2 статьи 254).

ГПК РФ, в отличие от ГПК РСФСР и Закона РФ от 27 апреля 1993 г. (в редакции от 14 декабря 1995 г.) "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", не допускает возможности оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений. Следовательно, с 1 февраля 2003 г. дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений должны рассматриваться по правилам искового производства, в том числе с соблюдением общих правил подсудности, как дела по спорам о защите субъективного права.

Поскольку по правилам главы 25 ГПК РФ могут быть оспорены решения, действия (бездействия) только органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, к каковым не относится клинико-экспертная комиссия, то заявление А. не могло быть рассмотрено по правилам указанной главы ГПК РФ.

Кроме того, суд, именуя оспариваемый документ заключением клинико-экспертной комиссии, не проанализировал его содержание на предмет соответствия требованиям Положения о клинико-экспертной комиссии государственного (муниципального) лечебно-профилактического учреждения, органа управления здравоохранением территории, входящей в состав субъекта Федерации, и субъекта Федерации (приложения N 3 к приказу Минздравмедпрома России от 13 января 1995 года N 5), и не привел в решении мотивов, в соответствии с которыми указанный документ может быть самостоятельным предметом оспаривания, а не должен оцениваться в совокупности с другими доказательствами в рамках дела по иску А. о восстановлении на работе.

 

Судебная коллегия

по гражданским делам

Верховного суда

Республики Хакасия

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь