Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА АВГУСТ 2005 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Проверяя законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя и прокурора, судья обязан проверить и дать оценку всем доводам жалобы (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Алексеевского районного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда, жалоба П. на постановление следователя СО при ОВД г. Алексеевка и Алексеевского района Белгородской области на незаконность выемки автомобиля оставлена без удовлетворения.

Постановлением следователя СО при ОВД г. Алексеевки и Алексеевского района от 6 октября 2004 года у П. произведена выемка автомобиля ВАЗ 21061.

П. обжаловал постановление в Алексеевский районный суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

В результате рассмотрения жалобы, судья пришел к выводу о признании постановления законным и обоснованным, а доводы жалобы - несостоятельными.

В надзорной жалобе П. просил судебные постановления отменить, а материал по жалобе направить на новое рассмотрение.

Указывал, что суд при рассмотрении его жалобы не в полной мере исследовал и дал оценку его доводам, что он является добросовестным приобретателем автомобиля, а произведенная выемка ущемляет его конституционное право собственности.

Постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии с Постановлением Конституционного суда РФ от 21 апреля 2003 года N 6-П в тех случаях, когда имущественные права на спорную вещь, возникшие на предусмотренных законом основаниях, имеют другие, помимо собственника, лица - владельцы и пользователи вещи, этим лицам также должна быть гарантирована государственная защита их прав. К числу таких имущественных прав относятся и права добросовестных приобретателей.

Из материалов дела следует, что П., являясь добросовестным приобретателем автомобиля, в судебном заседании приводил доводы о том, что изъятие у него автомобиля для проведения экспертизы и невозвращение его собственности до настоящего времени, нарушает его конституционные права, поскольку он лишен возможности пользоваться своим имуществом.

Однако доводы П. остались без проверки и оценки суда, что противоречит требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ о законности и обоснованности постановления судьи.

 

Постановление судьи об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу должно содержать мотивы принятого решения.

Перечисление в постановлении только одних оснований для избрания меры пресечения признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона (ст. 108 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Красненского района Д. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В производстве следователя прокуратуры Красненского района Белгородской области находилось уголовное дело по обвинению сотрудника милиции Д. в превышении должностных полномочий, сопряженных с применением насилия и специальных средств.

Уголовное дело по данному факту возбуждено 3 февраля 2005 года.

25 мая 2005 года Д. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. п. "а, б" ч. 3 ст. 286 УК РФ.

27 мая 2005 года Д. временно отстранен от должности.

2 июня 2005 года следователь с согласия прокурора возбудил перед судом ходатайство об избрании обвиняемому Д. меры пресечения в виде заключения под стражу.

В обоснование ссылался на то, что Д. нарушил ранее избранную ему меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, дважды вызывался в прокуратуру для проведения с его участием следственных действий, однако без достаточных оснований в прокуратуру не явился, о причинах неявки следователя не известил, чем вынудил следователя продлить срок предварительного расследования. Следователь полагал, что находясь на свободе, Д. скроется от следствия и суда, воспрепятствует производству по делу путем оказания воздействия на потерпевшего и свидетелей.

Постановлением судьи от 6 июня 2005 года обвиняемому Д. избрана мера в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе адвокат обвиняемого просил постановление судьи отменить как незаконное и необоснованное.

Причиной отмены постановления судьи послужили следующие нарушения закона.

В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется к лицам, обвиняемым в совершении преступления, наказание, за которые предусматривает лишение свободы на срок, свыше 2 лет, при невозможности избрания более мягкой меры пресечения.

Как видно из материалов дела, уголовное дело возбуждено надлежащим должностным лицом, следователем. При производстве следственных действий нарушений уголовно-процессуального закона не имеется. Д. достиг возраста уголовной ответственности. Постановление о возбуждении ходатайства об избрании обвиняемому Д. меры пресечения в виде заключения под стражу вынесено с согласия прокурора.

В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Данные требования судьей нарушены.

Так, избирая обвиняемому меру пресечения в виде заключения под стражу, судья указал в постановлении, что Д. обвиняется в совершении тяжкого преступления, уклоняется от явки в прокуратуру, нарушая ранее избранную ему меру пресечения, может воспрепятствовать производству по делу путем оказания воздействия на потерпевшего.

Вместе с тем, в постановлении судьи отсутствуют ссылки на материалы дела и доказательства, подтверждающие обоснованность выводов, на основании которых обвиняемому Д. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Из постановления судьи следует, что он лишь ограничился перечислением оснований для избрания меры пресечения, предусмотренных ст. 97 УПК РФ.

Данные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, в связи с чем кассационная жалоба подлежит удовлетворению, а постановление судьи - отмене.

 

Кассационная жалоба подозреваемого о незаконности и необоснованности избрания ему судом меры пресечения в виде заключения под стражу оставлена без удовлетворения (ст. 108 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Вейделевского района Б. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В производстве следователя прокуратуры Вейделевского района Белгородской области находилось уголовное дело в отношении Б., подозреваемого в покушении на убийство К.

Уголовное дело по данному факту возбуждено 14 июня 2005 года.

20 июня 2005 года Б. был задержан в порядке ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ.

21 июня 2005 года следователь с согласия прокурора возбудил перед судом ходатайство об избрании подозреваемому Б. меры пресечения в виде заключения под стражу.

В обоснование ссылался на то, что Б. подозревается в совершении особо тяжкого преступления, скроется от следствия и суда, препятствует производству по делу путем сокрытия и уничтожения вещественных доказательств, невозможностью избрания более мягкой меры пресечения.

Постановлением судьи от 22 июня 2005 года подозреваемому Б. избрана мера в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе подозреваемый Б. просил постановление судьи отменить как незаконное и необоснованное. Ссылался, что судьей не учтены личность потерпевшего, который находится с ним в неприязненных отношениях, не дана правовая оценка его показаниям с точки зрения их допустимости и достоверности. Судья необоснованно указал, что он может сокрыть или уничтожить вещественные доказательства, не учел его положительную характеристику, нахождение на учете по поводу шизофрении параноидной формы, что на его иждивении находится престарелая мать, нуждающаяся в его уходе.

Оставляя постановление судьи без изменения, судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда указала следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется к лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, наказание за которые предусматривает лишение свободы на срок свыше 2 лет, при невозможности избрания более мягкой меры пресечения.

Как видно из материалов дела, уголовное дело возбуждено надлежащим должностным лицом, следователем. При производстве следственных действий нарушений уголовно-процессуального закона не имеется. Б. достиг возраста уголовной ответственности. Постановление о возбуждении ходатайства об избрании подозреваемому Б. меры пресечения в виде заключения под стражу вынесено с согласия прокурора.

В материалах дела имеются доказательства причастности Б. к преступлению, на которые ссылается следователь. Таким образом постановление судьи является законным.

Обоснованность постановления об избрании меры пресечения подтверждается тем, что в представленных материалах дела имеются данные о том, что Б. подозревается в совершении особо тяжкого преступления, наказание за которое предусматривает лишение свободы на срок до 15 лет.

В соответствии со ст. 99 УПК РФ судьей при избрании меры пресечения подозреваемому учтены тяжесть предъявленного обвинения, данные о его личности.

С учетом того, что преступление совершено с применением огнестрельного оружия, которое на момент ареста не установлено и не найдено, судья обоснованно пришел к выводу, что подозреваемый, на которого потерпевший К. указал как на лицо произведшего в него выстрел, может сокрыть или уничтожить вещественные доказательства.

Доводы подозреваемого о нахождении на его иждивении престарелой матери, нуждающейся в его постоянном уходе, судебная коллегия нашла неубедительными, поскольку следователем приняты меры попечения в отношении нее и по сохранности имущества Б, что подтверждается имеющимся в материалах дела постановлении.

Высказаны вопреки требованиям процессуального закона и доводы подозреваемого о том, что судьей не дана правовая оценка показаниям потерпевшего свидетелей, поскольку на данной стадии уголовного преследования суд не правомочен давать оценку доказательствам.

Ссылки заключенного под стражу о нахождении на учете по поводу психического заболевания лишь подтверждают обоснованность постановления судьи об исключении возможности совершения Б. иных правонарушений.

Медицинских данных о невозможности содержания подозреваемого под стражей стороной защиты не представлено.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение постановления судьи, не допущено.

 

Судья обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства следователя об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу ввиду нарушения правил территориальной подсудности при рассмотрении данного ходатайства (ст. 108 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Белгородского районного суда отказано в удовлетворении ходатайства следователя Белгородской транспортной прокуратуры об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого К.

Органами предварительного следствия К. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 188 УК РФ, а именно, в незаконном перемещении через таможенную границу РФ с сокрытием от таможенного контроля наркотического средства марихуаны высушенной массой 318,8 грамма.

Постановлением от 22 июля 2005 года следователь с согласия прокурора возбудил перед судом ходатайство об избрании К. меры пресечения в виде заключения под стражу, приведя основания избрания именно данной меры пресечения.

Выслушав мнение сторон, исследовав ходатайство и приобщенные к нему материалы дела, суд пришел к выводу об отказе в его удовлетворении, указав на нарушение правил территориальной подсудности при рассмотрении данного рода ходатайств.

В кассационном представлении помощник Белгородского транспортного прокурора, считая постановление судьи необоснованным, просил отменить его, а постановление о возбуждении ходатайства направить на новое судебное рассмотрение в Белгородский районный суд. Ссылался на то, что контрабанда совершена при перемещении наркотиков поездом "Симферополь - Москва" на территории Белгородской области, а потому, согласно ст. 152 УПК РФ, предварительное расследование уполномочены проводить отдел дознания Белгородской таможни и Белгородская транспортная прокуратура; утверждал, что следователь и прокурор законно и обоснованно обратились в Белгородский районный суд (по месту производства предварительного расследования) для решения вопроса об избрании обвиняемому К. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Оставляя кассационное представление без удовлетворения судебная коллегия указала следующее.

Как следует из материалов дела, фактическим местом задержания К. по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 188 ч. 2 УК РФ, является г. Москва - ж.д. ст. Москва - Курская, где 20.07.2005 у него были обнаружены наркотические средства.

Таким образом, материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что преступное деяние, связанное с незаконным перемещением через таможенную границу РФ и перевозкой наркотических средств, окончено в г. Москве, где и был задержан К.

Учитывая, что местом окончания деяния и местом задержания К. в качестве подозреваемого является г. Москва, суд обоснованно пришел к выводу, что ходатайство органа следствия удовлетворено быть не может, т.к. в соответствии с принципом территориальности неподсудно Белгородскому районному суду.

Статьями 46, 47 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

 

Статья 125 УПК РФ не предусматривает одновременное рассмотрение двух жалоб в одном производстве

 

Постановлением судьи Старооскольского городского суда оставлена без удовлетворения жалоба К.В. на постановление дознавателя ОД МОБ УВД г. Старый Оскол от 25.12.2004 о прекращении уголовного преследования в отношении К.А.

К.В. обратилась в суд с жалобой и просила признать незаконным и необоснованным постановление дознавателя ОД МОБ УВД г. Старый Оскол от 25.12.2004 о прекращении уголовного преследования в отношении К.А. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 116, 119, 156 УК РФ, поскольку выводы указанные в постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Дознавателем не опрошены сотрудники милиции и другие свидетели.

Судья рассмотрев представленные материалы, оставила жалобу К.В. без удовлетворения.

В кассационной жалобе К.В., не соглашаясь с постановлением, указывала, что в период дознания были нарушены ее права, она подписала готовые протоколы допросов, где ее показания и сына были искажены. Ей не было известно о направлении дела в суд, поэтому она не обжаловала постановление дознавателя. Постановлением дознаватель лишил ее возможности привлечь К.А. к уголовной ответственности в порядке ст. 318 УПК РФ. Дознаватель усмотрела в действиях К.А. признаки преступления предусмотренного ст. 116 УК РФ, но в резолютивной части постановила прекратить уголовное преследование за отсутствием в его действиях состава преступления. Просила изменить постановление суда, признав незаконным и необоснованным постановление дознавателя.

Судебная коллегия областного суда отменила постановление судьи по следующим основаниям.

Из представленных материалов видно, что К.В. обжаловала два постановления дознавателя: от 25 декабря 2004 года - о прекращении уголовного преследования в отношении К.В. по признакам преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ; и в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 119, 156 УК РФ по основаниям, предусмотренным ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ, о чем имеются две жалобы заявителя, поступившие в суд за номерами N 708 и 709.

Судья, в нарушение требований ст. 125 УПК РФ, рассмотрела жалобы в одном производстве и вынесла одно постановление по результатам их рассмотрения.

Убедительным является довод К.В. о лишении ее возможности привлечь К.А. к ответственности в порядке ст. 318 УПК РФ (частное обвинение), поскольку дознавателем прекращено уголовное преследование по ст. 116 ч. 1 УК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагала, что постановление нельзя признать законным и обоснованным, и оно подлежит отмене.

При новом рассмотрении необходимо исследовать жалобы К.В. на постановления дознавателя, проверить ее доводы, дать им надлежащую оценку и принять решение в соответствии с требованиями ст. 125 УПК РФ.

 

Судебное производство

 

Вопросы о зачете времени содержания под стражей разрешаются судом, постановившем приговор (ст. 396 УПК РФ)

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода Я. срок наказания по приговору Валуйского районного суда Белгородской области постановлено исчислять с 30 января 2004 года.

В надзорном представлении прокурор области просил постановление отменить и материал направить на новое судебное рассмотрение ввиду неправильного применения уголовного закона и нарушения уголовно-процессуального закона.

Удовлетворяя надзорное представление, президиум областного суда указал следующее.

Согласно ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

В соответствии со ст. 396 ч. 1 УПК РФ вопросы о зачете времени содержания под стражей разрешаются судом, постановившим приговор.

В нарушение правил подсудности ходатайство осужденного рассмотрено Свердловским районным судом г. Белгорода.

При таких обстоятельствах, постановление отменено, а материал по ходатайству осужденного направлен на новое судебное рассмотрение в Валуйский районный суд Белгородской области.

 

Решая вопрос о применении особого порядка судебного разбирательства, суд обязан проверить соблюдение установленных законом условий, при которых обвиняемым было заявлено ходатайство (ст. 314 УПК РФ)

 

Приговором Новооскольского районного суда П.Н. осужден к лишению свободы на 3 года.

Дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

П.Н. осужден за совершение четырех краж чужого имущества, одна из которых соединена с похищением важных личных документов и за грабеж, совершенный с угрозой применения насилия.

07.02.2004 с целью хищения чужого имущества П.Н. проник в автомобиль С.В., откуда похитил радиостанцию "YOSAN JC-2204" вместе с внешней антенной, а также органайзер с находящимися в нем документами. П.Н., при задержании свидетелями П.К., Д. и потерпевшим С.В., был вынужден возвратить похищенное, и, демонстративно угрожая не установленным следствием предметом, скрылся. Он же в феврале 2004 года совершил четыре кражи различного имущества из автомобиля "ВАЗ-2199", принадлежащего потерпевшему Г., из домовладения С.А., гаражей Х. и А.

В надзорной жалобе осужденный П.Н. просил об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение.

Основанием отмены приговора послужили следующие нарушения закона.

В соответствии с ч. 1 ст. 314 УПК РФ обвиняемый вправе заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

При решении вопроса об удовлетворении ходатайства, суд назначает судебное разбирательство в общем порядке, если не соблюдены все условия, указанные в ч. 1 ст. 314 УПК РФ (ч. 3 ст. 314 УПК РФ).

На предварительном следствии потерпевший С.В., свидетели Д., П.К. пояснили, что после обнаружения ими обвиняемого при совершении кражи из автомобиля С.В., П.Н. стал убегать, бросив похищенное. Угроза применения насилия к свидетелям была им продемонстрирована при намерении задержать его.

При рассмотрении дела в особом порядке и назначении наказания эти обстоятельства учтены не были.

При таких данных приговор нельзя признать законным и обоснованным, он подлежит отмене, а уголовное дело направлению на новое судебное разбирательство.

 

Невыполнение судьей требования закона о проверке обоснованности обвинения и подтверждении его собранными по делу доказательствами при решении вопроса о рассмотрении дела в особом порядке повлекло отмену приговора (ст. 316 УПК РФ)

 

Приговором Прохоровского районного суда Б.А. осуждена по ст. 159 ч. 2 УК РФ к лишению свободы условно.

Она признана виновной в мошенничестве, то есть в хищении чужого имущества путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину.

С января 2003 года по октябрь 2004 года в п. Прохоровка, вследствие ошибки оператора Прохоровского почтамта, Б.А., незаконно получила денежные переводы на имя Б.Б. 1976 года рождения, причинив последней значительный ущерб в сумме 19744,54 рубля.

В надзорной жалобе Б.А. просила приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение. Считает приговор незаконным, необоснованным, вынесенным с нарушением УПК РФ. Утверждает, что у нее не было умысла на присвоение чужого имущества и никаких обманных действий, направленных на незаконное завладение чужим имуществом или прав на имущество, не совершала.

Президиум Белгородского областного суда отменил приговор по следующим основаниям.

По смыслу ч. 7 ст. 316 УПК РФ обвинительный приговор при рассмотрении дела в особом порядке может быть постановлен при условии, если судья придет к выводу, что обвинение с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по делу.

Данное требование закона не соблюдено.

Из материалов дела видно, что осужденная с потерпевшей не знакомы и никаких отношений до возбуждения уголовного дела не имели. Б.А. незаконно получала денежные переводы вследствие ошибки оператора Прохоровского почтамта УФПС. В судебном заседании она заявила, что совершила преступление не специально.

По делу необходима проверка всех указанных обстоятельств совершенного деяния.

В соответствии со ст. 314 ч. 2 п. 2 УПК РФ, суд вправе поставить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке, если удостовериться, что ходатайство было заявлено добровольно и после проведения консультации с защитником. Данное требование закона судом не выполнено. Ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке заявлено Б.А. на предварительном следствии в отсутствие адвоката.

Суд оставил без внимания заявление осужденной о проведении предварительного слушания, поскольку ей разъяснялась возможность примирения с потерпевшей.

При таких обстоятельствах вывод суда о возможности постановления обвинительного приговора в особом порядке противоречит требованиям ст. 316 УПК РФ.

 

Приговор изменен вследствие отсутствия в приговоре мотивов непризнания ряда обстоятельств, смягчающими наказание осужденного (ст. 383 УПК РФ)

 

Приговором Губкинского городского суда Т.В. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы.

Т.В. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление совершено при таких обстоятельствах.

14 ноября 2003 года, в квартире <...>, Т.В. из личных неприязненных отношений нанес П. удар ножом в правую ногу, причинив рану, повлекшую тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Смерть потерпевшего наступила на месте происшествия от массивной кровопотери.

В надзорной жалобе осужденный просил учесть смягчающие обстоятельства: явку с повинной, оказание потерпевшему медицинской помощи, активное способствование раскрытию преступления и снизить наказание.

Президиум Белгородского областного суда изменил приговор указав следующее.

В соответствии со ст. 61 УК РФ оказание потерпевшему медицинской помощи, явка с повинной и активное способствование раскрытию преступления признаются обстоятельствами, смягчающими наказание.

Из материалов дела видно, что явка с повинной Т.В. исследовалась в судебном заседании и положена в основу приговора в совокупности с иными доказательствами его виновности.

В ходе предварительного следствия Т.В. активно способствовал следствию в раскрытии преступления: подтвердил признательные показания на месте преступления, указал куда он выбросил нож, а также, где и как уничтожил одежду потерпевшего.

Оказание Т.В. медицинской помощи потерпевшему подтверждается свидетелем Т.А. и данными протокола осмотра места происшествия о наличии на трупе потерпевшего бинтовой повязки в области ножевого ранения.

Наказывая Т.В., суд в приговоре оставил без оценки наличие смягчающих обстоятельств - явки с повинной, активного способствования раскрытию преступления и оказания потерпевшему медицинской помощи, чем нарушил ст. 60 УК РФ и ст. 299 ч. 6 УПК РФ.

С учетом изложенного, приговор изменен, а назначенное Т.В. наказание по ст. 111 ч. 4 УК РФ - смягчено.

 

Выводы суда о виновности лица основаны на противоречивых доказательствах, имеющих существенное значение, оценка которым в приговоре не дана (ст. 307 УПК РФ)

 

Ш.У. приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода признан виновным и осужден по ст. 109 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 9 месяцев.

Преступление совершено в г. Белгороде при следующих обстоятельствах:

Около 19 часов 30 минут у дома <...>, Ш.У. в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, толкнул Ш.А. От этого Ш.А. упал, ударившись головой об асфальтовое покрытие и получил закрытую черепно-мозговую травму в виде ушиба головного мозга. В результате наступила смерть Ш.А.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор отменить, а дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. Ссылался, что суд ошибочно квалифицировал его действия как неосторожное причинение смерти Ш.А.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда, отменяя приговор, указала следующее.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.

Статьей 307 п. 2 УПК РФ предусмотрено, что описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

В соответствии с Пленумом Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре", при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.

Ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, необходимо раскрыть их содержание.

Эти требования закона и Постановления Пленума Верховного Суда РФ суд не выполнил.

В приговоре, как на доказательство вины Ш.У., суд сослался на оглашенные показания свидетелей С. и П., а также на показания последнего, данные в судебном заседании, в том, что в их при сутствии, к Ш.У. подошел Ш.А., стал ругаться с ним, и пытался наносить удары, от которых подсудимый уклонялся. Ш.У. оттолкнул Ш.А., тот упал на асфальт и не поднялся.

Из оглашенных показаний С., данных им в ходе расследования видно, что к ним, сидящим на лавочке, подошел Ш.А., и, ничего не говоря, не менее 4 раз ударил Ш.У. руками в область лица. Ш.У. поднялся со скамейки и Ш.А. схватил его рукой за шею. Ш.У. стал выворачиваться и в ходе этого оттолкнул его от себя. Ш.А. стал пятиться, не удержал равновесие и упал на асфальт.

В ходе следствия П. показал, что он, С., Ш.У. и незнакомая женщина, находились во дворе дома <...> и пили спиртное. Через некоторое время к Ш.У. подошел Ш.А. и без причины стал наносить ему удары руками и ногами, при этом выражался нецензурной бранью. Ш.У. ничего ему не говорил и не толкал. Затем Ш.А. стал пятиться назад и, не удержав равновесие, упал на асфальт. Как толкал Ш.У. Ш.А., не видел, поскольку находился около соседнего подъезда.

Как следует из протокола, П. в судебном заседании показал, что Ш.А., проходя в свой подъезд, стал ругаться на сидящего на лавочке Ш.У., а затем бить его ногами в грудь. Нанес около 5 - 6 ударов. У Ш.У. одна рука была забинтована, поэтому он защищался другой рукой. Ш.У. встал с лавочки, а Ш.А. вцепился в него. Ш.У. пытался убежать и в это время Ш.А. упал. Ш.У. и Ш.А. находились в состоянии алкогольного опьянения.

Таким образом, в основу вывода о виновности Ш.У. положены показания свидетелей С. и П., не соответствующие их показаниям на предварительном следствии и П. в судебном заседании.

Показания С. и П., которые фактически подтвердили показания осужденного Ш.У., не получили в приговоре оценку и суд не указал мотивы, по которым их отверг.

Поскольку изложенные обстоятельства являются существенными и могут повлиять на решение о виновности или невиновности Ш.У., приговор нельзя признать законным, обоснованным и справедливым.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона на основании ст. 381 УПК РФ влекут отмену приговора.

 

Рассмотрение судом апелляционной инстанции уголовного дела в отсутствие потерпевших без выяснения причин их неявки признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора (ст. 42 УПК РФ)

 

Приговором Белгородского районного суда отменен приговор мирового судьи судебного участка N 3 Белгородского района об оправдании А. по ст. 112 ч. 1 УК РФ. А. осуждена по ст. 115 ч. 1 УК РФ к штрафу.

Приговором мирового судьи А. оправдана по ст. 112 ч. 1 УК РФ.

По апелляционным жалобам потерпевшей С.А. и ее представителя и апелляционному представлению государственного обвинителя Белгородский районный суд отменил приговор мирового судьи и осудил А. по ст. 115 ч. 1 УК РФ.

В кассационной жалобе потерпевшая С.А., указывала, что суд закончил судебное следствие, вынес приговор без участия ее и представителя, в то время, когда они находились на излечении в больнице.

Приговор отменен по следующим основаниям.

Ст. 381 УПК РФ указывает, что основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Согласно ст. 42 УПК РФ, потерпевший наряду с другими правами имеет право участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанции, выступать в прениях, поддерживать обвинение и т.д.

Как следует из протокола судебного заседания, судья огласила постановление суда 28 апреля 2005 года. Продолжилось судебное заседание 30 июня 2005 года в 11 часов 00 минут.

Было объявлено, что в судебное заседание не явились потерпевшая С.А. и ее представитель С.Б.

Судья, не выясняя причины неявки этих участников процесса, постановила продолжить судебное разбирательство в их отсутствие.

В этот день судебное разбирательство закончено и постановлен приговор.

В кассационную инстанцию потерпевшая и ее представитель представили справки, согласно которым они находились на излечении в больнице, соответственно с 19 июня по 5 июля 2005 года и с 26 июня по 15 июля, т.е. не могли участвовать в судебном разбирательстве по уважительной причине.

При таких обстоятельствах суд лишил потерпевшую С.А. и ее представителя гарантированных УПК РФ прав, что влечет за собой отмену приговора.

 

Характер и размер вреда, причиненного преступлением, подлежит обязательному доказыванию при производстве по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода С.А. осужден по ст. 160 ч. 3 УК РФ к лишению свободы.

С.А. осужден за растрату денежных средств.

Работая в должности торгового представителя ООО "Тюсом-Белгород", будучи материально ответственным лицом, получил в подотчет карты сотовой связи и другие материальные ценности, которые реализовал, а вырученные денежные средства в сумме 618043 руб. 80 коп. похитил путем растраты.

В кассационных жалобах:

Осужденный просил приговор отменить. Ссылался, что в его подотчете не была выявлена недостача на сумму 618043 руб. 80 коп. товары по накладным от 10, 15 и 18 февраля не получал, а подписал накладные 21 - 22 февраля 2005 года.

Адвокат Суслова просила приговор отменить.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда отменила приговор, указав следующее.

Статьей 302 УПК РФ предусмотрено, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого подтверждена совокупностью исследованных судом доказательствах.

В соответствии со ст. 73 ч. 1 п. 4 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением.

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 29.04.1996 предусмотрено, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.

Ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, протоколы следственных и иных действий, необходимо раскрыть их содержание.

Эти требования закона и Постановления Пленума Верховного Суда РФ суд не выполнил.

Суд пришел к выводу о размере причиненного ущерба С.А. ООО "Тюсом-Белгород" в сумме 618043 руб. 80 коп. на основании следующих доказательств.

В приговоре, как на доказательство вины С.А., суд сослался на два бухгалтерских документа: акт инвентаризации в автомобиле С.А. и на акт сверки товаро-материальных ценностей на складе (в автомобиле) С.А., составленные супервайзером К.О.

Из акта инвентаризации видно, что в подотчете у С.А. выявлена недостача карт экспресс оплаты только на сумму 91976 руб.

В подотчет С.А., после проведения инвентаризации, поступили карты экспресс оплаты от торговых представителей К.Я. и К.И. на общую сумму 139300 руб.

Поступления других материальных ценностей в подотчет С.А. не установлено.

Актом сверки товаро-материальных ценностей на складе (в автомобиле) С.А. установлена недостача полученных по накладной от 10.02.2005 1500 карт экспресс оплаты "Билайн" на сумму 207735 руб., по накладной от 15.02.2005 табачных изделий на сумму 16428 руб. 30 коп., по накладной от 15.02.2005 1170 карт экспресс оплаты "Билайн 5" на общую сумму 162604 руб. 50 коп. или денежных средств по их оплате.

Отсутствовали у С.А. и денежные средства по их оплате.

Недостача составила на общую сумму 478743 руб. 80 коп.

Таким образом, в основу вывода о виновности С.А. в хищении денежных средств, суд положил противоречивые результаты о сумме недостачи в его подотчете, установленные двумя бухгалтерскими документами и составленные одним и тем же лицом - супервайзером К.О.

Как следует из протокола, К.О. в судебном заседании показал, что перед проведением инвентаризации финансовый менеджер представила ему распечатку с компьютера, в которой были отражены остатки товара в автомобиле С.А. Он посчитал товары, находящиеся в машине у С.А. Сличительная ведомость не составлялась. Финансовый менеджер вывела сумму недостачи. Когда проводилась инвентаризация на борту автомобиля, накладные на получение товара для клиентов ООО "Белгород-Тюсом" ему не представлялись, они ему не нужны.

Имеющиеся противоречия о размере недостачи по двум бухгалтерским документам, с учетом показаний К.О., не выяснены и оценки им не дано.

Ссылаясь в приговоре по показания директора ООО "Белгород-Тюсом" С.Г., суд привел следующее: на борту автомобиля С.А. проведенной инвентаризацией установлена недостача на сумму 91976 руб. После сверки по всем финансовым документам, у С.А. выявлена недостача на сумму 618043 руб. 80 коп. Он не сдал денежные средства за реализованные карты по накладной от 10.02.2005 на сумму 207735 руб., не отчитался за полученный товар по накладной от 15.02.2005 на сумму 16428 руб. 30 коп., по накладной от 15.02.2005 за карты экспресс оплаты на сумму 162604 руб. 50 коп.

Как видно из протокола судебного заседания, С.Г. не свидетельствовала о том, что С.А. не отчитался за товар, полученный по двум накладным от 15.02.2005 соответственно на суммы 16428 руб. 30 коп. и 162604 руб. 50 коп.

Таким образом в основу вывода о виновности С.А. положены показания свидетеля С.Г., не соответствующие ее показаниям в судебном заседании.

Поскольку изложенные обстоятельства являются существенными и могут влиять на решение вопроса о виновности С.А. в причинении конкретного размера ущерба, приговор нельзя признать законным, обоснованным и справедливым.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона на основании ст. 381 УПК РФ влекут отмену приговора.

 

Приговор в части гражданского иска отменен вследствие несоответствия выводов, изложенных в описательно-мотивировочной части приговора, его резолютивной части (ст. 381 УПК РФ)

 

Приговором Старооскольского районного суда С. осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ к лишению свободы условно.

Постановлено взыскать с С. в пользу потерпевшего М. в счет компенсации морального вреда 40000 рублей.

С. осужден за нарушение правил дорожного движения, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Управляя автомобилем ЗИЛ-5301, при выезде с второстепенной на главную дорогу, он не пропустил двигавшийся по главной дороге автомобиль ВАЗ-2108 под управлением М. и допустил с ним столкновение. М. были причинены телесные повреждения, квалифицирующиеся по совокупности как тяжкий вред здоровью.

В кассационной жалобе С. просил приговор в части гражданского иска изменить и снизить размер компенсации морального вреда.

Приговор изменен по следующим основаниям.

Статьей 299 УПК РФ предусмотрено, что при постановлении приговора суд разрешает, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере.

Это требование закона суд не выполнил.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора суд привел мотивы, указал соответствующие расчеты, обосновывающие частичное удовлетворение исковых требований о взыскании с подсудимого С. в пользу потерпевшего М. в счет компенсации морального вреда в сумме 35000 рублей и расходов в сумме 5000 рублей, понесенных потерпевшим, на участие в деле его представителя - адвоката.

Однако, в резолютивной части приговора суд указал о решении взыскать с осужденного С. в пользу М. в счет компенсации морального вреда в сумме 40000 рублей и не принял решения о взыскании расходов в сумме 5000 рублей, понесенных потерпевшим на участие в деле представителя - адвоката.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и в, соответствии со ст. 381 УПК РФ, приговор в части взыскания с С. в пользу М. в счет компенсации морального вреда 40000 рублей подлежит отмене.

 

Размер компенсации морального вреда определяется судом с учетом характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, материального положения подсудимого, других конкретных обстоятельств дела и должен отвечать требованиям справедливости и разумности (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Старооскольского районного суда П. осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ к лишению свободы. Постановлено взыскать с П. в пользу Ч. компенсацию морального вреда 50000 рублей.

Он признан виновным в том, что 23 января 2005 года с целью завладения имуществом напал на потерпевшего Ч., применяя при этом в качестве оружия веревку из полимерного материала, накинул ее на шею потерпевшего и стал стягивать ее концы. В ходе нападения совместными действиями потерпевшего и сотрудников милиции П. был задержан.

В кассационной жалобе адвокат осужденного указывал, что размер компенсации морального вреда несоразмерен степени морального вреда, который понес Ч. Просил смягчить наказание и уменьшить сумму компенсации морального вреда.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда изменила приговор по следующим основаниям.

Согласно ст. 1101 ГК РФ размер компенсации определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В соответствии с п. 21 Постановления Пленума Верховного суда "О судебном приговоре" от 29 апреля 1996 года наряду с указанными в законе обстоятельствами, при определении размера компенсации морального вреда необходимо учитывать материальное положение подсудимого, и другие конкретные обстоятельства дела.

Как видно из приговора указанные выше требования закона суд не учел при определении размера компенсации морального вреда.

Так судом не учтено, что в результате преступления никаких последствий, за исключением повреждений, не повлекших вреда, причиненных потерпевшему Ч. при задержании подсудимого, не наступило.

П. не работает, его материальное положение при определении размера компенсации морального вреда судом не учитывалось. Также не были учтены конкретные обстоятельства, при которых П. совершил преступление.

Размер компенсации морального вреда в сумме 50000 руб., взысканного с П. при таких обстоятельствах нельзя признать разумным и справедливым.

С учетом изложенного судебная коллегия пришла к выводу об изменении приговора в части гражданского иска, и уменьшению размера компенсации морального вреда взысканного с П. в пользу Ч. с 50000 до 20000 рублей.

 

Кассационная инстанция признала законным и обоснованным решение судьи о возвращении уголовного дела прокурору по тем основаниям, что в обвинительном заключении отсутствуют данные о месте нахождения обвиняемых и фактически отсутствует опись материалов (ст. 237 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Старооскольского городского суда уголовное дело в отношении Р. и В. возвращено прокурору для устранения препятствий в его рассмотрении.

Р. и В. органами следствия обвиняются в покушении на кражу, совершенную по предварительному сговору группой лиц.

Судья возвратил уголовное дело указав, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований закона, в нем отсутствуют достоверные данные о месте нахождения обвиняемых Р. и В.

В кассационном представлении помощник Старооскольского городского прокурора просил постановление отменить, поскольку судья необоснованно возвратила дело прокурору. Следователем выполнены требования УПК РФ, в обвинительном заключении указаны данные о личности обвиняемых, в том числе и место жительства.

Оставляя кассационное представление без удовлетворения, судебная коллегия указала следующее.

Основанием для возвращения уголовного дела явилось то, что в обвинительном заключении отсутствуют данные о местонахождении обвиняемых Р. и В.

В обвинительном акте местом жительства у Р. является <...>, а В. <...>.

Указанные данные о месте жительства обвиняемых не соответствуют действительности.

Так, в карте профилактического учета указано, что Р. проживает по адресу: <...>, из рапорта сотрудника милиции следует, что он проживает на территории автовокзала г. Старый Оскол.

В., согласно рапорту участкового уполномоченного Т., проживает на территории автовокзала.

При таких обстоятельствах судья обоснованно пришел к выводу, что допущенные нарушения закона при составлении обвинительного акта исключают возможность вынесения судебного решения, так как в нем отсутствуют достоверные данные о месте нахождения обвиняемых Р. и В.

Кроме того, опись материалов в уголовном деле в отношении Р. и В. фактически отсутствуют.

В указанной описи не отражены полные наименования процессуальных и других документов, имеющихся в деле, что также является нарушением требований закона.

Доводы представления, что у суда не имелось оснований для возвращения дела прокурору по указанным выше основаниям нельзя признать убедительными.

Указанные доводы полностью опровергаются материалами дела из которых следует, что в обвинительном акте отсутствуют достоверные данные о месте нахождения Р. и В.

 

Постановлением судьи Старооскольского городского суда уголовное дело в отношении М. и О. возвращено прокурору для устранения препятствий в его рассмотрении

 

М. и О. органами предварительного следствия обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. п. "а, б" УК РФ, а О. также в совершении преступлений предусмотренных ст. ст. 285 ч. 1, 292 УК РФ.

Судья возвратила уголовное дело, указав, что обвинительное заключение составленное и утвержденное 3 июня 2005 года подсудимым М. и О. не вручено.

В кассационном представлении помощник Старооскольского городского прокурора просил постановление отменить, поскольку судья необоснованно возвратила дело прокурору. Следователем вручено обвинительное заключении, о чем имеются расписки обвиняемых. Довод судьи о том, что обвиняемыми не представлена копия обвинительного заключения от 3 июня, что свидетельствует о невручении им копии, не убедителен.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда оставила кассационное представление без удовлетворения по следующим основаниям.

Основанием для возвращения уголовного дела явилось то, что обвинительное заключение, составленное и утвержденное 3 июня 2005 года не вручено обвиняемым М. и О.

Как видно из расписок, М. и О. в 12 часов 3 июня 2005 года вручены копии обвинительного заключения.

Анализ протоколов ознакомления обвиняемых и их защитника с материалами уголовного дела, дата утверждения обвинительного заключения, и время вручения его копии позволяет сделать вывод, что судья обоснованно поставила под сомнение достоверность данных о вручении обвиняемым копии обвинительного заключения, составленного и утвержденного 3 июня 2005 года.

Согласно материалам, обвиняемый М. знакомился с делом с 11 час. 50 мин. до 11 час. 50 мин., О. - с 11 час. 55 мин. до 11 час. 59 мин.

Копии обвинительного заключения вручены обвиняемым в 12 час. 3 июня 2005 года, то есть через 1 минуту после ознакомления их с материалами дела.

В то время, как следователю необходимо было составить обвинительное заключение и направить его с делом прокурору для принятия решений указанных в ст. 221 УПК РФ.

Указанное выше время (1 минута) не позволяла следователю составить обвинительное заключение, направить его прокурору, и после утверждения вручить его копии обвиняемым М. и О.

При таких обстоятельствах постановление является законным и обоснованным, поскольку у судьи имелось основание для возвращения уголовного дела прокурору, в связи с невручением обвиняемым копии обвинительного заключения, составленного и утвержденного 3 июня 2005 года.

 

Вопросы применения норм материального права

 

Приводя приговор в соответствие с действующим законодательством суд, придал обратную силу закону, не действовавшему на момент совершения деяния (ст. 9 УК РФ)

 

Постановлением Алексеевского районного суда, в порядке ст. 397 п. 13 УПК РФ, в связи с изданием закона, имеющего обратную силу, внесены изменения в приговоры в отношении К.

В надзорной жалобе осужденный просил отменить постановление судьи, поскольку при приведении приговоров в соответствии с действующим законодательством суд не в полной мере учел требования ст. 10 УК РФ и недостаточно снизил ему срок наказания.

Отменяя постановление, президиум областного суда указал следующее.

Постановлением судьи приведен в соответствие с действующим законодательством приговор от 08.08.2003. Действия К. переквалифицированы со ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ на ст. 115 ч. 2 УК РФ и ст. 116 ч. 2 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.2003). Данную переквалификацию нельзя признать законной.

Согласно ст. 9 ч. 1 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Статьи 115 ч. 2, 116 ч. 2 УК РФ введены в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года. Переквалифицировав действия К. со ст. 213 ч. 2 УК РФ на ст. ст. 115 ч. 2, 116 ч. 2 УК РФ, суд придал обратную силу закону, не действовавшему на момент совершения деяния.

Действия К. по приговору от 15.01.2001 переквалифицированы судом на уголовный закон с менее строгой санкцией. Назначенное осужденному наказание не смягчено и мотивы принятого решения, в нарушение ст. 7 УПК РФ в постановлении не приведены.

Также постановлением судьи были приведены в соответствии с действующим законодательством оба приговора в отношении К., что является нарушением закона, поскольку каждое из судебных решений должно быть пересмотрено отдельно от других.

Допущенные нарушения не были учтены при приведении приговора в соответствие с ФЗ РФ от 08.12.2003, что обусловило неприменение положений ст. 10 УК РФ о придании обратной силы закону, улучшающему положение осужденного.

При таких обстоятельствах, постановление Алексеевского районного суда Белгородской области отменено с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

 

Преступление признается совершенным в состоянии необходимой обороны только в случае, если посягательство сопряжено с насилием опасным для жизни обороняющегося.

Вышестоящей судебной инстанцией действия осужденной признаны совершенными при превышении пределов необходимой обороны (ст. 37 УК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда Т. осуждена по ст. 105 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 7 лет 6 месяцев.

Она признана виновной в умышленном причинении смерти другому человеку.

Как установлено приговором суда, 17 октября 2001 года в г. Старом Осколе в квартире <...> Т. и К. распивали спиртные напитки. В 13 часу К., демонстрируя нож, потребовал у Т. совершить половой акт. Она отказалась, и это явилось причиной ссоры, в ходе которой Т. отобрала у К. нож и нанесла ему не менее трех ударов этим ножом. От полученных ножевых ранений К. скончался на месте происшествия.

В надзорной жалобе осужденная просила переквалифицировать ее действия и смягчить наказание с учетом того, что ножевые ранения она нанесла потерпевшему, защищаясь от его нападения.

Основанием изменения приговора послужили следующие обстоятельства.

В соответствии со ст. 37 ч. 2 УК РФ защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося, путем совершения умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства, признается преступлением, совершенным при превышении пределов необходимой обороны.

Судом установлено, что потерпевший требовал вступить с Т. в половую связь, угрожая ножом, и не прекратил свое противоправное поведение и после того, как ей удалось отобрать нож - продолжал ее удерживать за одежду и ноги. Как пояснила осужденная, потерпевший не реализовал свой умысел лишь ввиду тяжелой степени алкогольного опьянения.

Признав эти обстоятельства, суд неправильно квалифицировал действия осужденной.

Учитывая, что угрозы жизни Т. потерпевший не высказывал, а избранный ею способ защиты явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, действия Т. подлежат переквалификации со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 108 ч. 1 УК РФ, как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

 

Основанием отмены приговора послужило неправильное применение судом уголовного закона при назначении наказания (ст. 264 ч. 2 УК РФ)

 

Приговором Новооскольского районного суда К. осуждена по ст. 264 ч. 2 УК РФ к лишению свободы на 1 год 6 месяцев.

Она признана виновной в том, что 25 сентября 2004 года в городе Новом Осколе Белгородской области, управляя автомобилем, нарушила правила дорожного движения и совершила наезд на Б.Н. В результате потерпевшей была причинена смерть.

В кассационной жалобе потерпевшая Б.Е. ссылается на то, что суд не учел тяжести наступивших последствий - смерти ее дочери и того обстоятельства, что она по состоянию здоровья не может более иметь детей; непринятия К. каких-либо мер к возмещению ущерба, поэтому просит отменить приговор в связи с мягкостью назначенного наказания.

Основанием отмены приговора послужили следующие нарушения закона.

В соответствии со ст. 379 ч. 1 п. 3 УПК РФ основанием отмены приговора в кассационном порядке является неправильное применение уголовного закона.

Статья 264 ч. 2 УК РФ, по которой осуждена К., предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет.

Осужденной К. по этой статье назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев.

Наказание без лишения права управлять транспортным средством на определенный срок санкцией ст. 264 ч. 2 УК РФ не предусмотрено.

Таким образом, при назначении К. наказания судом неправильно применен уголовный закон, что является безусловным основанием отмены приговора.

 

Приговор изменен вследствие того, что при назначении наказания судом не были учтены положения материального права об особенностях уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних (ст. 96 УК РФ)

 

Приговором Красногвардейского районного суда П. осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "а, б" УК РФ к лишению свободы за кражу, совершенную по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в помещение.

П., Т. и К.А. проникли в строящееся домовладение <...>, принадлежащее К.Б., откуда похитили два металлических швеллера 1745 рублей.

В кассационной жалобе адвокат просил приговор отменить. Ссылался, что по заключению судебно-психиатрической экспертизы П. страдает врожденным слабоумием, с отставанием в психическом развитии, связанным с психическим расстройством.

Изменяя приговор, кассационная инстанция областного суда указала следующее.

Статьей 96 главы 14 УК РФ "Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" предусмотрено, что в исключительных случаях, с учетом характера совершенного деяния и личности, суд может применить положения настоящей главы к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, кроме помещения их в специальное учебно - воспитательное учреждение закрытого типа органов управления образования либо воспитательную колонию.

Как видно из материалов уголовного дела, П. в возрасте 18 лет совершил преступление средней тяжести; похищенные швеллеры изъяты и переданы потерпевшей и таким образом материальный ущерб виновными, в том числе и П., возмещен в полном объеме; П. обнаруживает признаки врожденного слабоумия в форме "легкой умственной отсталости с незначительным нарушением поведения", отставание в психическом развитии, связанное с психическим расстройством; учится в профучилище и образование не завершено.

Эти обстоятельства, позволили судебной коллегии в исключительном случае применить положения главы 14 УК РФ и назначить П. наказание по правилам ст. 96, 88 ч. 6.2 УК РФ.

В соответствии со ст. 88 ч. 6.2 УК РФ в случае, если несовершеннолетний осужденный, которому назначено условное осуждение, совершил в течение испытательного срока новое преступление, не являющееся особо тяжким, суд с учетом обстоятельств дела и личности виновного, может повторно принять решение об условном осуждении, установив новый испытательный срок и возложив на условно осужденного исполнение определенных обязанностей, предусмотренных частью пятой статьи 73 УК РФ.

С учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности П.: учится, по месту учебы и жительства характеризуется удовлетворительно; признанных судом первой инстанции смягчающих обстоятельств: раскаяние в содеянном, состояние здоровья П., а также возмещение потерпевшей материального ущерба; отсутствия отягчающих обстоятельств, судебная коллегия посчитала, что исправление П. возможно без изоляции от общества, назначенное ему наказание по ст. 158 ч. 2 п. "а, б" УК РФ в виде лишения свободы сроком на 1 год на основании ст. 73 ч. 3 УК РФ считать условным и установить ему новый испытательный срок - 6 месяцев.

 

Лицам, осужденным за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести и ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание наказания в исправительной колонии общего режима может быть назначено только с указанием в приговоре мотивов принятого решения (ст. 58 УК РФ)

 

Б. приговором Волоконовского районного суда осужден по ст. 158 ч. 2 п. "а, б" УК РФ к лишению свободы за кражу, совершенную по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в помещение.

В кассационной жалобе Б. просил изменить вид режима на колонию-поселение. Ссылался на тяжелое материальное положение семьи. Отбывая наказание в колонии поселении, где предоставляется работа, сможет оказывать помощь семье.

Приговор изменен по следующим основаниям.

Статьей ст. 58 ч. 1 п. "а" УК РФ предусмотрено, что отбывание лишения свободы назначается лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, - в колониях-поселениях. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного, суд может назначить указанным лицам отбывания наказания в исправительных колониях общего режима, с указанием мотивов принятого решения.

Это требование закона суд не выполнил.

Б. осужден за преступление, которое в соответствии со ст. 15 ч. 3 УК РФ отнесено к категории средней тяжести, поскольку максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы.

Как видно из описательно-мотивировочной части приговора, суд не обсудил вопрос об определении вида исправительного учреждения и не указал мотивы решения о назначении для отбывания наказания Б. в исправительной колонии общего режима.

Поскольку суд не указал мотивы назначения отбывания наказания Б. в исправительной колонии общего режима, следовательно, наказание он должен отбывать в колонии-поселении.

 

Не признавая то или иное обстоятельство в качестве смягчающего наказание, суд обязан привести в приговоре мотивы принятого решения.

Невыполнение этого требования закона повлекло изменение приговора (ст. 61 УК РФ)

 

Н. приговором Старооскольского городского суда осужден по ст. ст. 158 ч. 2 и 161 ч. 2 УК РФ к лишению свободы.

В кассационной жалобе осужденный ссылался на несправедливость приговора, просил признать исключительными смягчающие наказание обстоятельства: признание вины, явку с повинной, чистосердечное признание раскаяние, активное способствование раскрытию преступления, возмещения ущерба.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда изменила приговор, указав следующее.

Судом не в полной мере учтены все обстоятельства, смягчающие наказание осужденного.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, согласно приговору, признаны явки с повинной по двум эпизодам, раскаяние и полное признание вины.

Между тем, материалами дела установлено и признано органами следствия в обвинительном заключении, что Новиков активно способствовал раскрытию преступлений и розыску имущества, добытого в результате преступлений.

Указанные действия Н. позволили органам следствия возвратить потерпевшим похищенное имущество и существенно снизить характер и степень общественной опасности содеянного им.

С учетом изложенного судебная коллегия посчитала возможным применить к Н. правила ч. 3 ст. 68 УК РФ и назначить наказание менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкциями ст. ст. 158 ч. 2 и 161 ч. 2 УК РФ.

 

Преступность и наказуемость преступления определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния (ст. 9 УК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда С.В. осужден к лишению свободы по ст. 159 ч. 3 УК, ст. 159 ч. 3 УК РФ, по ст. 159 ч. 3 УК РФ.

Он признан виновным в том, что 26 - 27 августа 2003 года совершил мошенничество в отношении Д.Т., Ч.Н., С.Н. путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба потерпевшим.

В кассационном представлении государственный обвинитель указала, что осужденному назначено явно несправедливое наказание вследствие мягкости. Просила приговор по трем эпизодам, предусмотренным ст. 159 ч. 3 УК РФ отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

Причиной изменения приговора, кассационной инстанцией областного суда, послужили следующие нарушения закона.

Вывод суда о виновности С.В. в совершении преступления основан на показаниях потерпевших Д.Т., С.Н., Ч.Н., показаниях свидетелей Д.С., М.Е., С.А., Ю.М., Щ., Ч.Р., договорами между ООО "СВ тур+" и потерпевшими, и других доказательствах, полно и правильно изложенными в приговоре.

Вместе с тем приговор подлежит изменению, в связи с исключением из обвинения С.В. квалифицирующего признака - совершение мошенничества путем злоупотребления доверием, так как он не нашел своего подтверждения в судебном заседании, установлено, что С.В. совершил мошенничество путем обмана.

В соответствии со ст. ст. 9 и 10 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Уголовный закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Каждое из преступлений совершенных С.В. в августе 2003 года квалифицированы судом по ст. 159 ч. 3 УК РФ.

Статья 17 УК РФ в редакции 1996 года (действовавшая на момент совершения преступления) совершение двух и более преступлений, предусмотренных одной частью статьи УК РФ, совокупностью преступлений не признавала.

Поэтому наказание С.В. надлежит назначить за все преступления по одной статье 159 ч. 3 УК РФ.

 

Невнимательность и небрежность при назначении наказания по совокупности преступлений повлекли изменение приговора (ст. 69 УК РФ)

 

Приговором Вейделевского районного суда Л. осужден к лишению свободы:

- по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ с применением ст. 88 п. 6.1 УК РФ на 1 год;

- по п. "в", ч. 2 ст. 166 УК РФ на 6 месяцев.

Окончательное наказание Л. назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на один год и шесть месяцев.

Приговором суда Л. признан виновным в грабеже, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение и в угоне автомобиля, совершенном с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор изменить и назначить Л. наказание в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Указывал, что суд, указывая в приговоре о назначении Л. окончательного наказания по совокупности преступлений, путем частичного сложения, в то же время назначил наказание путем полного сложения.

Кассационная инстанция областного суда изменила приговор по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательно наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний.

Согласно приговору, суд при наказании Л. руководствовался ст. 69 ч. 3 УК РФ и обоснованно указал, что срок лишения свободы определяется по совокупности преступлений, путем частичного сложения, но ошибочно назначил его путем сложения наказаний по каждой статье.

 

Разбой в торговом зале магазина, открытого для посещения граждан, не может быть признан совершенным с незаконным проникновением в помещение (ст. 162 УК РФ)

 

Приговором Белгородского районного суда М. осужден по ст. ст. 163 ч. 2 п. "г", 162 ч. 3, 163 ч. 1 УК РФ; Л. осужден по ст. 162 ч. 3 УК РФ к лишению свободы.

Приговором суда они осуждены за разбойное нападение, совершенное с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение.

В кассационном представлении прокурор и в кассационной жалобе М., указывали, что в действиях его и осужденного Л. отсутствует квалифицирующий признак "незаконное проникновение в помещение", просили исключить его из приговора.

Основанием изменения приговора послужили следующие нарушения закона.

Вывод суда о виновности М. и Л. в инкриминируемых преступлениях основан на показаниях самих осужденных, потерпевших, свидетелей, данных, содержащихся в протоколе осмотра места происшествия, заключениях судебных экспертиз и других доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Доводы жалобы и представления об отсутствии в действиях осужденных квалифицирующего признака "незаконное проникновение в помещение" являются обоснованными, поскольку в соответствии с п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2002 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", этот признак отсутствует, если лицо, совершившее хищение, находилось в торговом зале магазина, открытого для посещения граждан.

Материалами дела установлено, что М. и Л. совершили преступление именно при таких обстоятельствах.

Действия осужденных подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

 

Апелляционное производство

 

Приговор, постановленный судом апелляционной инстанции по результатам рассмотрения уголовного дела, должен отвечать требованиям уголовно-процессуального закона (ст. 367 УПК РФ)

 

Приговор мирового судьи судебного участка N 2 Корочанского района в отношении Б. приговором Корочанского районного суда изменен, он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 ч. 1 УК РФ и назначено наказание в виде штрафа в размере 2500 рублей.

Приговором мирового судьи Б. признан виновным в том, что на почве личных неприязненных отношений умышленно нанес камнем два удара по голове К.Р. причинив ей ссадины на спинке носа, в лобной области слева, кровоподтек правого глаза, ушиб мягких тканей правового и левого плечевых суставов, не повлекших за собой вреда здоровью.

Указанный приговор изменен в апелляционном порядке при рассмотрении жалобы Б.

В кассационной жалобе Б., не соглашаясь с приговором и постановлением, указал, что выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Отменяя приговор, судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда указала следующее.

Суд апелляционной инстанции изменил приговор суда первой инстанции, и в соответствии с ч. 4 ст. 367 УПК РФ постановил новый приговор.

Согласно ст. 368 УПК РФ суд апелляционной инстанции постановляет новый приговор в соответствии с требованиями главы 39 и ст. 367 УПК РФ.

Однако приговор в отношении Б. не отвечает требованиям ст. 307 УПК РФ, в нем отсутствует описание преступного деяния признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Суд, изменяя приговор мирового судьи, не указал какие конкретно действия совершил Б.

В приговоре изложены обстоятельства совершения Б. преступления, установленные приговором мирового суда.

Как видно из заявления потерпевшей К.Р., ее показаний и показаний свидетеля К.Т., они заявляли, что Б. нанес 2 удара камнем по голове потерпевшей.

В совершении указанных действий Б. и был признан виновным приговором мирового суда.

Суд же апелляционной инстанции в нарушение ст. 252 УПК РФ, не только вышел за пределы обвинения предъявленного частным обвинителем, указав на нанесение Б. 3 ударов камнем по голове, но при этом исключил из приговора мирового суда нанесение Б. двух ударов по голове потерпевшей.

Приговор нельзя признать ясным и понятным, поскольку из его содержания не понятно в совершении каких конкретно действий, и нанесении какого количества ударов потерпевшей, Б. признан виновным судом апелляционной инстанции.

При таких обстоятельствах приговор нельзя признать законным и обоснованным, он подлежит отмене.

 

Суд апелляционной инстанции вправе сослаться на показания лиц, не вызывавшихся в судебное заседание, но допрошенных в суде первой инстанции, если эти показания не оспариваются сторонами.

В иных случаях лица, давшие показания, подлежат допросу (ст. 367 УПК РФ)

 

Приговором Новооскольского районного суда В. осужден по ст. 116 УК РФ к штрафу за нанесение побоев, иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Преступление совершено в г. Новый Оскол при следующих обстоятельствах:

Около 15 часов 30 минут В., на почве личных неприязненных отношений, в помещении дома культуры схватил Г. руками за предплечья рук и ударил о стенку не менее 5 раз.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор отменить. Ссылался на то, что преступление не совершал. Г., свидетели Ш.А. и Ш.Б., умышленно его оговаривают на почве неприязненных отношений.

Приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 367 УПК РФ при принятии решения суд апелляционной инстанции вправе ссылаться в обоснование своего решения на оглашенные в суде показания лиц, не вызывавшихся в судебное заседание суда апелляционной инстанции, но допрошенных в суде первой инстанции. Если эти показания оспариваются сторонами, то лица, давшие их, подлежат допросу.

Статьей 368 УПК РФ предусмотрено, что суд апелляционной инстанции постановляет новый приговор в соответствии с требованиями главы 39 и статьи 367 настоящего Кодекса.

Эти требования закона суд не выполнил.

Суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения уголовного дела принял решение об изменении приговора суда первой инстанции и постановил новый приговор.

Как видно из апелляционной жалобы и показаний В. в судебном заседании, он оспаривал показания свидетелей стороны обвинения - Ш.А. и Ш.Б., считая их оговором.

Суд апелляционной инстанции не допросил свидетелей Ш.А. и Ш.Б., а при постановлении приговора сослался в обоснование виновности В. на оглашенные показания свидетелей Ш.А. и Ш.Б.

В суде апелляционной инстанции потерпевшая Г. поддержала свои исковые требования в части взыскания денежных средств с В. в счет компенсации морального вреда и расходы на представителя.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об обоснованности исковых требований Г., однако в соответствии со ст. 309 УПК РФ в резулятивной части приговора решение по ним не принял.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и влекут отмену приговора в соответствии со ст. 381 УПК РФ.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь