Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА АВГУСТ 2005 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Страховщик имеет право предъявить к причинившему вред лицу (страхователю или иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования) регрессные требования в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, а также расходов, понесенных при рассмотрении страхового случая, если вред был причинен указанным лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного)

 

ООО "Рососстрах-Центр" Управление по Белгородской области обратился в суд с иском, сославшись на то, что 28.09.2004 в 00 час. 55 мин. на ул. Севастопольская в г. Губкин Белгородской области Б., управляя автомобилем ГАЗ-3110, принадлежащим на праве собственности О., повредил в результате ДТП принадлежащий П. на праве собственности автомобиль, причинив ему имущественный ущерб в размере 106780 руб. 83 коп. По страховому полису, выданному истцом, Б. является застрахованным лицом по договору обязательного страхования гражданской ответственности. В связи с этим П. было выплачено страховое возмещение в размере 106780 руб. 83 коп. на основании Постановления по делу об административном правонарушении от 28.07.2004, которым Б. признан виновным в совершении административного правонарушения. Так как в момент совершения ДТП Б. находился в состоянии алкогольного опьянения, что подтверждается Постановлением по делу об административном правонарушении от 04.08.2004, на основании ст. 14 ФЗ "Об обязательном страховании владельцев транспортных средств", просит взыскать в порядке регресса с виновного Б. сумму страховой выплаты 106780 руб. 83 коп., расходы на производство экспертизы в размере 1500 руб. и расходы по оплате госпошлины.

Решением суда в удовлетворении исковых требований Страхового отдела филиала ООО "Росгосстрах-Центр" Управление по Белгородской области к Б. о возмещении ущерба в порядке регресса в размере 108280 руб. 83 коп. отказано.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии со ст. 14 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности транспортных средств" страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования) в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, если вред был причинен указанным лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного).

В судебном заседании установлено, что 8 октября 2004 года по расходному кассовому ордеру <...> П. произведены выплаты по страховому событию по договору страхования в размере 108280 руб. 83 коп. на основании справки, выданной 30.07.2004 ГИБДД ОВД Губкинского района.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции сослался на то, что 28.07.2004 в отношении Б. составлен протокол об административном правонарушении, имевшем место 28.07.2004 в 0-55 час., согласно которому ответчик нарушил п. п. 9.10 Правил дорожного движения. При расследовании данного административного правонарушения не установлено, что Б. в момент совершения ДТП находился в состоянии алкогольного опьянения, более того, производство по делу было прекращено по ст. 24.5 п. 2 КоАП РФ, за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения. Данное постановление не обжаловано, вступило в законную силу.

Указанные выводы суда нельзя признать законными и обоснованными.

К материалам дела приобщены два дела об административном правонарушении в отношении Б. Согласно протоколу об административном правонарушении от 28.07.2004, составленному в 4 час. 30 мин. Б. 28.07.2004 в 00 час. 55 мин. на ул. Севастопольской управлял а/м ГАЗ-3110, находясь в состоянии алкогольного опьянения. Кроме того, в этом же административном материале имеется протокол об отстранении Б. от управления транспортным средством за то, что 28.07.2004 в 00 час. 55 мин. управлял автомобилем с подозрением на алкогольное опьянение.

Как видно из второго протокола об административном правонарушении от 28.07.2004, составленного в 5 час. 20 мин. - Б. 28.07.2004 в 00 час. 55 мин. на ул. Севастопольской, управляя а/м ГАЗ-3110, не соблюдал дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения, в результате чего произошло ДТП, чем нарушил п. 9.10 Правил дорожного движения.

Постановлением ОГАИ <...> Б. за управление т/с в состоянии алкогольного опьянения подвергнут штрафу 10 МРОТ - 1000 руб., который выплатил 18.08.2004.

Делая вывод, что вина в совершении ДТП Б. не доказана, т.к. Постановлением <...> производство по делу было прекращено по ст. 24.5 п. 2 КоАП РФ, за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения, суд первой инстанции не учел, что в мотивировочной части указанного постановления указано, что 28.07.2004 в 00 час. 55 мин., управляя а/м 3110, не соблюдал дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения, в результате чего произошло ДТП. Прекращено административное производство в отношении Б. за отсутствием состава административного правонарушения только по той причине, что за нарушение п. 9.10 ПДД административная ответственность не предусмотрена, но факт нарушения ПДД имел место.

В соответствии с п. п. "б" п. 76 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (утв. Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 263 - страховщик имеет право предъявить к причинившему вред лицу) страхователю или иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования (регрессные требования в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, а также расходов, понесенных при рассмотрении страхового случая, если вред был причинен указанным лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного).

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о необходимости отмены решения суда первой инстанции и вынесения нового решения об удовлетворении заявленных требований, т.к. все существенные обстоятельства по делу установлены.

 

Предусмотренное коллективным договором право работника на получение премии при увольнении не должно ущемляться в зависимости от достижения общего либо пониженного пенсионного возраста

 

Коллективным договором для рабочих, руководящих работников и специалистов ЗАО "Волоконовский молочно-консервный комбинат", достигших пенсионного возраста предусмотрено премирование из расчета 200 руб. за каждый год отработанного на комбинате времени в случаях полного расчета.

Истец обратился в суд с иском о взыскании указанной премии.

Решением мирового суда судебного участка N 1 Волоконовского района Белгородской области, оставленным без изменения апелляционным определением Волоконовского районного суда Белгородской области, Б. отказано в удовлетворении заявленных требований.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что истец не достиг 60 летнего возраста, необходимого для назначения пенсии по старости. Поскольку после назначения досрочной пенсии он не прекратил трудовые отношения с комбинатом, а продолжал трудиться, суд пришел к выводу о незаконности требований о взыскании премии, предусмотренной коллективным договором.

При этом решение обосновано положениями ст. 7 Закона "О трудовых пенсиях в РФ", в соответствии с которыми право на трудовую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет.

Однако, пенсионное законодательство содержит исключения из общего правила и предусматривает возможность назначения досрочной трудовой пенсии при определенных условиях, одним из которых является достижение возраста мужчинами 55 лет (п. п. 2 ч. 1 статьи 27 Закона "О трудовых пенсиях в РФ").

При этом пенсионное законодательство назначение досрочных трудовых пенсий связывает не только с родом выполняемой работы, но и с возрастным критерием, по достижении которого возможно назначение досрочной пенсии. Следовательно, в данном случае имеет место снижение пенсионного возраста.

Коллективный договор не содержит указаний о выплате премий только работникам, достигшим общего пенсионного возраста.

Не содержат положения коллективного договора обязательное одновременного достижения пенсионного возраста и прекращения трудовых отношений работника с предприятием.

Как усматривается из материалов дела, истец достиг пенсионного возраста для назначения досрочной трудовой пенсии и 25 июля 2003 года ему такая пенсия назначена.

25 декабря 2003 года он уволен с работы по сокращению штатов.

Изложенное свидетельствует о наличии оснований, предусмотренных коллективным договором, для выплаты премии истцу в размере 6600 рублей с учетом его стажа работы на ЗАО "Волоконовский молочно-консервный комбинат 33 года и 5 месяцев.

Таким образом, при разрешении спора дано неправильное толкование норм материального права, приведшие к вынесению незаконного решения.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ суд надзорной инстанции отменил судебные постановления и принял по делу новое решение, которым удовлетворил требование Б. о взыскании с ЗАО "Волоконовский молочно-консервный комбинат задолженности по выплате премии.

 

Постановлением Конституционного Суда РФ N 8-П положения ч. 1 ст. 60 ЖК РСФСР признаны противоречащими Конституции РФ и утратившими силу с момента провозглашения постановления, ст. 61, 89 ЖК РСФСР утратили силу с 1 марта 2005 года в связи с введением в действие Жилищного кодекса РФ

 

Решением мирового суда судебного участка N 1 Валуйского района на Л., Е., Ю. возложена обязанность не чинить препятствия П. в пользовании квартирой <...> и предоставить последней комплект ключей от входной двери квартиры.

Апелляционным решением Валуйского районного суда решение мирового суда отменено с вынесением нового решения. В удовлетворении требований П. отказано. Встречные исковые требования удовлетворены, П. признана утратившей право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: <...>.

Иск о признании П. утратившей право пользования жилым помещением предъявлен 2 марта 2005 года в апелляционной инстанции.

Апелляционное решение в части удовлетворения иска о признании П. утратившей право спорной квартирой мотивировано выездом ответчицей из спорной квартиры на другое постоянное место жительства и прекращением семейных, отношений с нанимателем квартиры.

При разрешении спора суд руководствовался статьями 60, 61, 89 ЖК РСФСР и новым ЖК РФ.

При этом не учтено, что Постановлением Конституционного Суда РФ N 8-П положения ч. 1 ст. 60 ЖК РСФСР признаны противоречащими Конституции РФ и утратившими силу с момента провозглашения постановления, ст. 61, 89 ЖК РСФСР утратили силу с 1 марта 2005 года в связи с введением в действие Жилищного кодекса РФ.

Согласно ст. 5 ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" N 189-ФЗ к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса РФ, Жилищный кодекс РФ применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением предусмотренных настоящим федеральным законом.

Жилищный кодекс РФ не содержит нормы права, позволяющей признать гражданина утратившим право пользования жилым помещением.

Требования о расторжении или прекращении договора найма заявлены и не были предметом судебного разбирательства, несмотря на указанием в исковом заявлении на то, что П. выехала на другое место жительства, в с чем договор найма считается расторгнутым со дня выезда.

Таким образом, при рассмотрении дела применены нормы права, не подлежащие применению, что является существенным нарушением норм материального права и основанием для отмены решения в порядке надзора.

Подсудность дел мировому суду определена статьей 23 ГПК РФ. Требования П. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением (муниципальной квартирой) и обязании ответчиков передать ключи от квартиры носят неимущественный характер. В соответствии со статьей 24 ГПК РФ дело по указанному иску подсудно районному суду.

Вопрос о передаче дела по подсудности в районный суд в нарушение ст. 33 ГПК РФ, ст. 47 Конституции РФ не разрешен как судом первой, так и апелляционной станции, дело рассмотрено мировым судом с нарушением правил подсудности.

 

Граждане Российской Федерации обязаны регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации. Регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, законами Российской Федерации, Конституциями и законами республик в составе Российской Федерации.

Местом жительства является место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), социального найма либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, - жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких и престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение

 

Решением суда постановлено Г. восстановить срок для обращения с заявлением в суд на действия паспортно-визовой службы УВД г. Белгорода.

Обязать паспортно-визовую службу УВД г. Белгорода произвести регистрацию Д. <...>, и И., 1991 года рождения, по адресу: <...>.

Жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В нарушение ст. 12 и 56 ГПК РФ суд не создал условий для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении дела, не определил, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать, не вынес обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Удовлетворяя требования Г., суд считал установленным и исходил из того, что отсутствие регистрации у несовершеннолетних Д. и И. является нарушением их прав, лишает их возможности получать необходимые документы - паспорт, приписное свидетельство, ущемляет их права на медицинское обслуживание, которое осуществляется по месту жительства при наличии регистрации и др.

Однако, с таким выводом согласиться нельзя, поскольку он сделан судом преждевременно, без учета требований закона и всех обстоятельств дела, заслуживающих внимания.

Как усматривается из положений ст. 3 Закона РФ от 25.06.1993 N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", граждане Российской Федерации обязаны регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации. Регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, законами Российской Федерации, Конституциями и законами республик в составе Российской Федерации.

Из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 02.02.1998 N 4-П вытекает, что регистрация в том смысле, в каком это не противоречит Конституции Российской Федерации, является лишь предусмотренным федеральным законом способом учета граждан в пределах Российской Федерации, носящим уведомительный характер и отражающим факт нахождения гражданина по месту пребывания или жительства.

Таким образом, несовершеннолетние Д. и И. должны быть зарегистрированы там, где они фактически проживают постоянно или преимущественно и их регистрацию в указанной выше квартире нельзя связывать с какими-либо правами и свободами, предоставленными этим детям.

Согласно ст. 1 Закона РФ от 27 апреля 1993 года N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" каждый гражданин вправе обратиться с жалобой в суд, если считает, что неправомерными действиями (решениями) государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных объединений или должностных лиц, государственных служащих нарушены его права и свободы.

В соответствии с требованиями ст. 6 названного Закона РФ на государственные органы, органы местного самоуправления, учреждения, предприятия и их объединения, общественные объединения, на должностных лиц, государственных служащих, действия (решения) которых обжалуются гражданином, возлагается процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (решений); гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (решений), но обязан доказать факт нарушения своих прав и свобод.

Между тем, Г. не представила суду бесспорные доказательства, свидетельствующие о нарушении конкретных прав и свобод, предусмотренных Конституцией, законами и другими правовыми актами Российской Федерации, не указала на обстоятельства, подтверждающие факт нарушения должностными лицами ПВС прав и свобод, принадлежащих несовершеннолетним Д. и И.

Неубедительна ссылка суда на невозможность получения детьми необходимых документов - паспорта, приписного свидетельства, а также медицинского обслуживания в связи с отсутствием их регистрации.

Суд не привел ссылок на нормы материального права, ставящие выдачу паспортов и приписных свидетельств, медицинское обслуживание в зависимость от регистрации граждан.

В абзаце втором п. 3 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 713, указано, что местом жительства является место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), социального найма либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, - жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких и престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение.

Суд не указал в решении, на каком основании, предусмотренном действующим законодательством, несовершеннолетние Д. и И. подлежат регистрации в названной выше квартире.

Материалами дела не подтверждается, что эта квартира является местом постоянного или преимущественного проживания детей.

Не проверено судом, вселялись ли несовершеннолетние Д. и И. в упомянутую квартиру в установленном законом порядке, приобрели ли она равное с другими лицами, проживающими в этой квартире, право пользования жилым помещением.

Не имеется данных о том, что суд разъяснял Г. право на обращение с иском к собственнику квартиры и совершеннолетним членам его семьи о признании за детьми права пользования жилым помещением, их вселении и устранении препятствий в проживании на спорной жилплощади.

Не обсудил суд с учетом положений ст. 20 ГК РФ, имеет ли Н. - один из родителей несовершеннолетних детей, право пользования квартирой, в которой были зарегистрированы дети, и вправе ли Г. считать данную квартиру местом их постоянного или преимущественного проживания.

 

При рассмотрении дел об обязывании заключить трудовой договор суд должен учитывать оптимальное согласование интересов работодателя и лица, желающего заключить трудовой договор.

 

Решением мирового суда судебного участка N 2 Алексеевского района и г. Алексеевка Белгородской области, оставленным без изменения определением Алексеевского районного суда Белгородской области, отказ в приеме на работу Ф. на должность заместителя начальника отдела материально технического снабжения и логистики признан необоснованным.

ЗАО "Алексеевский молочноконсервный комбинат" обязано заключить трудовой договор с Ф. на замещение должности заместителя начальника отдела материально-технического снабжения и логистики с 07.12.2004.

С ответчика взыскана госпошлина в доход государства в сумме 2000 руб.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Обязывая ЗАО "Алексеевский молочноконсервный комбинат" заключить трудовой договор с истцом, суд, ссылаясь на положения ст. 37 Конституции РФ, ст. 3 ТК РФ, исходил из права свободы на труд, невозможности ограничения трудовых прав и необоснованности отказа ответчика в приеме на работу истца на должность заместителя начальника отдела материально технического снабжения и логистики по возрастному цензу. Данные выводы обоснованы также тем, что истец имеет высшее образование по специальности государственное и муниципальное управление 1 квалификацию менеджера, а не деловые качества могли быть проверены путем бесед, тестирований, а также возможностью использования испытательного срока.

Между тем, п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ обязывает суды при рассмотрении дел данной категории учитывать оптимальное согласование интересов работодателя и лица, желающего заключить трудовой договор.

Основным критерием при решении вопроса о приеме на работу является выяснение деловых качеств работника.

Судебными постановлениями установлено, что деловые качества истца ответчиком не проверялись, тем не менее принято решение об обязании последнего заключить трудовой договор с Ф.

В нарушении требований ст. 56 ГПК РФ на обсуждение сторон не поставлен вопрос о возможности выполнения истцом трудовых обязанностей при замещении должности заместителя начальника отдела материально-технического снабжения и логистики. Имеет ли истец опыт работы по данной специальности и в данной отрасли, не выяснялось.

Таким образом, при разрешении спора не определены все юридически значимые обстоятельства по делу, что является существенным нарушением норм процессуального права.

 

В ч. 2 ст. 179 ТК РФ, предусматривающей преимущественное право на оставление на работе при сокращении численности или штата работников организации, более высокая производительность труда и квалификация являются приоритетным критерием в сравнении со всеми иными обстоятельствами

 

Истица Д. обратилась в суд с иском к ООО "Многопрофильное предприятие Сантехсервис" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что она работала мастером текущего ремонта в ООО МП "Сантехсервис".

Приказом N 14 К от 24.02.2005 во исполнение приказа N 183 П от 01.12.2004 и приказа N 192-Г от 22.12.2004 уволена с работы по ст. 81 п. 2 ТК РФ с 23.02.2005.

Считает увольнение незаконным, т.к. руководство ООО МП "Сантехсервис" негативно настроено по отношению к ней. С целью ее увольнения и было произведено сокращение штатов. Однако, даже при увольнении по сокращению штатов не было учтено работодателем, что она много лет проработала в РЭУ, а затем в ООО МП "Сантехсервис" и имеет преимущественное право на оставлении на работе.

Просила суд восстановить ее на работе в прежней должности, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

Решением суда истице отказано в удовлетворении исковых требований.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик по делу ООО МП "Сантехсервис" представил суду доказательства, подтверждающие соблюдение трудового законодательства (ст. 180, 179 ТК РФ) при сокращении штата и увольнении по данному основанию истицы, надлежащим образом выполнил возложенные на него обязанности по трудоустройству Д.

Статья 179 ТК РФ предусматривает преимущественное право на оставление на работе при сокращении численности или штата работников организации.

Как следует из ст. 179 ТК, более высокая производительность труда и квалификация являются приоритетным критерием в сравнении со всеми иными обстоятельствами, перечень которых дается в ч. 2 данной статьи.

Оценка более высокой производительности труда и квалификации работника и принятие решения о преимущественном праве на оставление на работе при сокращении численности или штата работников организации производится работодателем.

Выводы суда, о том, что работодателем выполнена ст. 179 ТК РФ сделаны на неполно исследованных материалах дела.

Из материалов дела не усматривается, когда и кем рассматривался вопрос о преимущественном праве на оставление на работе в отношении Д., кому было отдано предпочтение и по каким основаниям.

Оставлены без внимания и проверки доводы Д. о том, что сокращение на предприятии касалось только ее.

Согласно ст. 180 ТК РФ о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под расписку не менее чем за два месяца до увольнения.

Как следует из приказа <...> на предприятии сокращается численность и штат предприятия в количестве 1 единицы мастера текущего ремонт.

Этим же приказом о предстоящем увольнении предупреждена только мастер Д., несмотря на наличие на предприятии еще двух должностей мастеров.

В связи с изложенным, решение суда нельзя признать законным.

 

Процессуальные вопросы

 

Судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена его виновность в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта

 

Определением Яковлевского районного суда Б. отказано в принятии заявления на действия и бездействия мирового судьи судебного участка N 2 Яковлевского района.

Проверив материалы дела и обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия не нашла оснований для ее удовлетворения.

Согласно ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Как следует из заявления, Б. оспаривает действия (бездействие) мирового судьи судебного участка N 2 Яковлевского района, по вопросам о нарушении норм ГПК РФ И УПК РФ при рассмотрении его заявлений о привлечении к уголовной ответственности К. и ставит вопрос о вынесении частного определения в адрес судьи.

Согласно ст. 16 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

Таким образом, вопрос об ответственности судьи за действия, совершенные при осуществлении правосудия, в том числе по вопросам, определяющим не материально-правовое, а процессуально-правовое положение сторон, может быть рассмотрен только в установленном законом порядке.

Процессуальные действия судьи обжалуются в порядке, предусмотренном ГПК РФ, УПК РФ, в соответствии с которым лица, участвующие в деле, при обжаловании судебных решений, определений, постановлений вправе указывать на нарушения норм процессуального права как на основания для отмены судебных постановлений.

При таком положении вывод суда о том, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, правомерен.

 

При неизвестности места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего места жительства ответчика. Выводы суда не могут носить предположительный характер

 

На основании ордера от 12 июля 1980 года истцы и ответчик вселились в трехкомнатную квартиру по адресу: <...>. 21 декабря 1998 года с Г. (ответчиком) заключен договор социального найма указанного жилого помещения.

Решением Старооскольского городского суда договор найма жилого помещения с Г. расторгнут. МУП ОЖКХ обязано снять его с регистрационного учета по указанному адресу.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

Согласно ст. 119 ГПК РФ при неизвестности места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего места жительства ответчика.

Несмотря на отсутствие в материалах дела данных о поступлении таких сведений, дело рассмотрено в отсутствие Г. с назначением ему адвоката в порядке ст. 50 ГПК РФ.

В нарушение требований ст. ст. 131, 149, 150 ГПК РФ суд не предложил истцам представить доказательства неизвестности фактического места жительства ответчика, тем самым, лишив последнего самостоятельно защищать свои права и законные интересы.

Г. указывает об умышленном не указании в исковом заявлении его фактического места пребывания, которое истцам явно известно.

В нарушение ст. 12, 56 ГПК РФ суд не определил, какие обстоятельства имеют значение для дела и не вынес их на обсуждение.

Согласно ст. 89 ЖК РСФСР, на которую имеется ссылка в решении, в случае выезда нанимателя и членов его семьи на постоянное жительство в другое место договор найма считается расторгнутым со дня выезда.

В качестве оснований расторжения договора найма жилого помещения в решении указано длительное непроживание ответчика в спорной квартире, неоплата жилья и коммунальных услуг, наличие у него другого жилья.

При этом не учтены суждения, изложенные в Постановлении Конституционного Суда РФ в от 23.06.1995 N 8-П о том, что временное непроживание лица в жилом помещении само по себе не может свидетельствовать о ненадлежащем осуществлении нанимателем своих жилищных прав и обязанностей и служить самостоятельным основанием для лишения права пользования жилым помещением.

Кроме того, в нарушение требований ст. 198 ГПК РФ вывод в решении о наличии у ответчика другого жилья носит предположительный характер, не конкретизирован и ничем не подтвержден. Данные о наличии другого жилья у ответчика в материалах дела также отсутствуют.

 

Отсутствие подписи в протоколе судебного заседания лишает его силы и значимости как судебного документа.

 

Определением Старооскольского районного суда Белгородской области между истицей Б. и ответчиком Ш. утверждено мировое соглашение, согласно которому Б. полностью отказывается от своих исковых требований. Производство по делу прекращено.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

В соответствии со ст. 230 ГПК РФ, протокол судебного заседания должен быть подписан председательствующим и секретарем судебного заседания не позднее чем через три дня после окончания судебного заседания. По смыслу закона, отсутствие подписи в протоколе лишает его силы и значимости как судебного документа, приводит к его недействительности.

В силу п. 7 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ это влечет те же последствия, что и отсутствие протокола - отмену судебного решения.

Как видно из материалов гражданского дела, протокол судебного не подписан секретарем судебного заседания.

 

Возможность окончания производства по делу в стадии подготовки дела к судебному разбирательству без проведения предварительного судебного заседания законом не предусмотрена. До принятия отказа от иска суд должен был выяснить у стороны, отказавшейся от иска, добровольно ли она совершает это действие, понимает ли его содержание, значение и последствия

 

Определением мирового суда судебного участка N 8 г. Старый Оскол от г. производство по делу по иску З. к С. и П. об устранении препятствий в пользовании земельным участком и определении границ земельного участка прекращено в связи с отказом З. от иска.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

Прекращая производство по делу, суд исходил из заявления З. об отказе от иска.

В силу положений ч. 1 ст. 173 ГПК РФ, такое заявление может быть сделано в устной форме, с занесением в протокол судебного заседания, либо путем подачи письменного заявления, которое приобщается к материалам дела.

Имеющееся в деле заявление указанным требованиям закона не соответствует, поскольку не написано истицей, а состоит из заготовки, выполненной на компьютере, в которую затем внесены дополнительные сведения.

По смыслу п. 2 ст. 39, п. 2 ст. 173 ГПК РФ, до принятия отказа от иска суд должен был выяснить у стороны, отказавшейся от иска, добровольно ли она совершает это действие, понимает ли его содержание, значение и последствия.

Как усматривается из протокола судебного заседания, З. такие вопросы не задавались.

В определении суда имеется суждение о том, что отказ от иска совершен в связи с добровольным урегулированием спора. Однако ни в заявлении о прекращении производства по делу, ни в протоколе от 29.06.2004 таких сведений не содержится.

Из содержания гл. 14 ГПК РФ (ст. ст. 147 - 153), регулирующей отношения по подготовке дел к судебному разбирательству, следует, что при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 220 ГПК РФ, производство по делу на этой стадии процесса действительно может быть прекращено.

Однако по смыслу ст. 152 ГПК РФ определение о прекращении производства делу в стадии подготовки дела к судебному разбирательству может быть вынесено только в предварительном судебном заседании. Возможность окончания производства по делу в стадии подготовки дела к судебному разбирательству без проведения предварительного судебного заседания гл. 14 ГПК РФ не предусмотрена.

Из материалов дела усматривается, что производство было прекращено не в предварительном судебном заседании, а в день, назначенный судьей для беседы со сторонами в стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

 

Закон исходит из презумпции вины причинителя вреда, на которого и возложено бремя доказывания своей невиновности

 

Истица М. сослалась на то, что в ночь с 10 на 11 мая 2003 года произошло залитие ее квартиры <...> из вышерасположенной квартиры <...> собственником которой является Д. Указанное произошло в результате прорыва шланга, установленного в санузле.

Решением мирового суда судебного участка N 4 Западного округа г. Белгорода года требования М. удовлетворены частично. С ответчика взыскан имущественный ущерб в сумме 9012 руб. и расходы по государственной пошлине.

Апелляционным решением Октябрьского районного суда г. Белгорода марта решение мирового суда отменено, вынесено новое решение, которым М. в удовлетворении требований отказано.

Отменяя апелляционное решение, президиум указал следующее.

Отменяя решение мирового суда и отказывая в удовлетворении требований М., суд апелляционной инстанции сослался на неустановление юридически значимых для дела обстоятельств и отсутствие доказательств, подтверждающих виновность ответчика.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Приведенная норма закона исходит из презумпции вины причинителя вреда, на которого и возложено бремя доказывания своей невиновности.

Вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии доказательств, подтверждающих виновность ответчика сделан без учета вышеуказанных положений.

В соответствии со ст. ст. 327, 328 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции вправе отменить решение мирового суда и принять новое решение; рассмотрение дела судом апелляционной инстанции проводится по правилам производства в суде первой инстанции.

Статьями 196 и 198 ГПК РФ предусмотрено, что при принятии решения суд определяет какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены. В мотивировочной части должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства на которых обоснованы выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергнуты иные доказательства.

В нарушение вышеуказанных положений в мотивировочной части апелляционного решения не приведены доказательства, на основе которых суд апелляционной к пришел к выводу об отсутствии вины ответчицы в причинении ущерба.

В соответствии с Гражданским кодексом РФ, собственник несет бремя со принадлежащего ему имущества (ст. 210 ГК РФ). Вопрос о надлежащем исполнен Д. указанной обязанности не исследован, обжалуемое апелляционное решение каких-либо выводов в этой части не содержит.

 

Мировое соглашение не должно содержать условия по незаявленным в суд требованиям.

Суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

 

Б. обратилась в суд с требованием о взыскании с Г. 20000 рублей по договору займа от 15 февраля 2004 года.

Определением мирового суда судебного участка N 1 Восточного округа г. Белгорода утверждено мировое соглашение, заключенное между Б. и Г., по которому ответчик передает в собственность истице принадлежащий ему на праве личной собственности земельный участок в пределах земель бывшего ООО "Рассвет".

Истец принимает в собственность указанное имущество. При передаче земельного участка стоимостью 200000 рублей (согласно заключению экспертизы от 25.08.2004) Б. обязана уплатить ответчику Г. 140000 рублей. На момент подписания мирового соглашения денежные средства, а именно 140000 рублей, получены Г. в полном объеме.

Определением того же суда исправлена описка в определении от в части места расположения земельного участка.

Отменяя определения суда, президиум указал следующее.

Б. обратилась в суд с требованием о взыскании долга по договору займа. Согласно ст. 807 ГК РФ по договору займа заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Предметом договора займа между сторонами по делу является денежная сумма. Каких либо исковых требований о передаче земельного участка, в отношении которого стороны заключили мировое соглашение, не заявлено.

В нарушение ст. 196 ГПК РФ суд, утверждая мировое соглашение с условием о передаче истице земельного участка, явно вышел за пределы заявленных требований.

Судом не учтены положения ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, в соответствии с которыми суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Как указывается в надзорной жалобе, на момент утверждения мирового соглашения спорный земельный участок Постановлением главы администрации Белгородского района Белгородской области от 19 марта 2004 года N 173 изъят у Г. в связи с использованием не по целевому назначению. Постановлением главы администрации Белгородского района от 15 апреля 2005 года N 263 часть указанного земельного участка предоставлена ООО "Завод керамзитового гравия - ЖБК-1". Такие же сведения имеются и в материалах дела.

Утверждая мировое соглашение суд не учел, что его условиями могут быть нарушены права и законные интересы ООО "Завод керамзитового гравия - ЖБК-1" и администрации Белгородского района.

 

Лицам, участвующим в деле, но не присутствующим в судебном заседании, копии решения суда высылаются не позднее чем через пять дней со дня принятия решения суда в окончательной форме

 

Определением суда УВД Белгородской области отказано в удовлетворении заявления о восстановлении срока на кассационное обжалование решения Октябрьского районного суда г. Белгорода от 6 апреля 2005 года.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода от 6 апреля 2005 года разрешены иски К., Б., Ж. к УВД Белгородской области о взыскании денежных выплат. 6 апреля 2005 года в судебном заседании оглашена резолютивная часть решения.

В протоколе судебного заседания указано на право участников ознакомиться с решением в окончательной форме с 15 апреля 2005 года.

На указанное решение ответчиком 12 мая 2005 года подана кассационная жалоба с просьбой о восстановлении срока на кассационное обжалование, пропущенного ввиду ознакомления с решением суда в окончательной форме только 5 мая 2005 года.

Отказывая в восстановлении срока, суд сослался на отсутствие обстоятельств, препятствующих кассатору подать своевременно кассационную жалобу.

Согласно ст. 214 ГПК РФ лицам, участвующим в деле, но не присутствующим в судебном заседании, копии решения суда высылаются не позднее чем через пять дней со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Из материалов дела видно, что 21 апреля 2005 года копия решения направлена присутствующему в судебном заседании Б. и не присутствующим - К., Ж. и МВД РФ. Представителю истцов копия решения вручена 21 апреля 2005 года.

Такие действия по ознакомлению участников судебного разбирательства с составленным решением в окончательной форме свидетельствуют о несоблюдении принципа равенства сторон в гражданском процессе, предусмотренного ст. 12 ГПК РФ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия сочла возможным определение отменить и, поскольку юридически значимые обстоятельства установлены на основании имеющихся доказательств, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое определение о восстановлении УВД Белгородской области срока на кассационное обжалование.

 

В случае неясности решения суд, принявший его по заявлению лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя вправе разъяснить решение суда, не изменяя его содержания.

 

Определением суда разъяснено решение Вейделевского районного суда Белгородской области от 26.07.2004 по делу по жалобе К. о восстановлении срока обращения с жалобой на неправомерные действия и решения должностных лиц войсковой части 22305 (20641), связанные с увольнением с воинской службы в запас.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии со ст. 202 ГПК РФ в случае неясности решения суд, принявший его, по заявлению лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя вправе разъяснить решение суда, не изменяя его содержания. Разъяснение решения допускается, если оно не приведено в исполнение и не истек срок, в течение которого решение может быть принудительно исполнено. Вопрос о разъяснении решения рассматривается в судебном заседании с извещением лиц, участвующих в деле.

Из материалов дела видно, что судебная повестка о слушании дела от 04.04.2005 поступила в войсковую часть N 54229 от 06.04.2005, т.е. через 2 дня после судебного разбирательства, тогда как в соответствии со ст. 113 ГПК РФ лицам, участвующим в деле, судебные извещения должны быть вручены с таким расчетом, чтобы указанные лица имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд.

Рассмотрев заявление К. остались без внимания и оценки доводы Врио командира войсковой части о том, что оснований для разъяснения решения от 26.07.2004 не имеется В резолютивной части решения указано: в удовлетворении жалобы К. о восстановлении срока обращения с жалобой в суд и на неправомерные действия и решения должностных лиц войсковой части 22305 (20641), связанные с увольнением с воинской службы в запас отказать. При вынесении определения о разъяснении решения, по мнению Врио командира войсковой части, фактически изменена резолютивная часть решения от 26.07.2004, так как содержится указание на разъяснение решения, которым жалоба К. рассмотрена лишь в части восстановления срока обращения в суд с жалобой и только в этой части вынесено решение об отказе в восстановлении срока обращения с жалобой. Жалоба в части неправомерный действий и решений должностных лиц войсковой части 22305, связанные с увольнением с воинской службы в запас, как отражено в определении, не рассматривалась и решение по жалобе не выносилось.

 

Апелляционное производство

 

Апелляционное определение должно содержать ссылку на предусмотренные законом основания для отмены решения мирового судьи, а также в чем заключается его незаконность и необоснованность.

Перечень оснований прекращения производства по делу, предусмотренный ст. 220 ГПК РФ, носит исчерпывающий характер и расширительному толкованию не подлежит

 

Р. обратилась с требованиями к работодателю о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, судебных расходов и компенсации морального вреда в связи с длительным неисполнением ранее вынесенных судебных решений.

Решением мирового суда судебного участка N 2 Шебекинского района и г. Шебекино требования удовлетворены в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, в остальной части иска отказано.

Апелляционным определением Шебекинского районного суда решение отменено, производство по делу прекращено. Одновременно истице разъяснено право обратиться с заявлением в соответствующие суды об индексации взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда в соответствии со ст. 208 ГПК РФ.

Отменяя апелляционное определение, президиум указал следующее.

В соответствии с требованиями ст. 330 ГПК РФ решение мирового судьи может быть отменено или изменено в апелляционном порядке по основаниям, предусмотренным статьями 362 - 364 настоящего Кодекса.

Вопреки указанным требованиям апелляционное определение не содержит ссылок на предусмотренные законом основания для отмены решения, а также в чем заключается его незаконность и необоснованность. Имеется лишь общее суждение о неправильном применении норм процессуального права.

В нарушение ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части определения отсутствуют указания на обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; законы, которыми руководствовался суд.

Исчерпывающий перечень оснований прекращения производства по делу предусмотрен ст. 220 ГПК РФ. По какому из предусмотренных данной нормой оснований суд прекратил производство по заявленным требованиям, в определении не указано и из содержания его текста не усматривается. Ссылка на приведенную статью и ее пункт вообще отсутствует.

В нарушение требований ст. 148 ГПК РФ суд не уточнил требования истицы и их основания. В исковом заявлении и при рассмотрении дела мировым судом истица представила расчет истребуемых денежных сумм, ссылаясь на ст. ст. 15, 395 ГК РФ и ст. 208 ГПК РФ. Согласно положению ст. 208 ГПК РФ требования заявляются в суд, рассматривавший дело. Несмотря на то, что часть решений вынесена Шебекинским районным судом, вышеуказанные требования рассмотрены мировым судом. Согласно п. п. 5 п. 1 с ст. 23 ГПК РФ мировому суду подсудны дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 500 МРОТ. Размер заявленных имущественных требований составляет 175080 рублей 65 копеек и 15000 компенсация морального вреда, что значительно превышает цену иска, подсудного мировому судье. На эти обстоятельства имеются ссылки в апелляционной жалобе.

Почему суд апелляционной инстанции это не учел и не разрешил вопрос о подсудности заявленных требований, в определении не указано.

 

Суд оставляет заявление без рассмотрения, если истец, не просивший о разбирательстве дела в его отсутствие, не явился в суд по вторичному вызову, а ответчик не требует рассмотрения дела по существу.

Дела о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, включая требования о взыскании компенсации морального вреда к подсудности мировых судов законом не отнесены

 

В населенном пункте произошло ДТП - наезд автомобиля ВАЗ-2106, под управлением находящегося в алкогольном опьянении Л. на пешеходов - Д. и несовершеннолетнюю И. - дочь истицы Г.

Определением мирового суда судебного участка N 1 Красненского района исковое заявление оставлено без рассмотрения ввиду повторной неявки истицы в судебное заседание.

Определением Красненского районного суда жалоба Г. снята с апелляционного рассмотрения.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Согласно п. 8 ст. 222 ГПК РФ суд оставляет заявление без рассмотрения, если истец, не просивший о разбирательстве дела в его отсутствие, не явился в суд по вторичному вызову, а ответчик не требует рассмотрения дела по существу.

В определении мирового суда при оставлении искового заявления без рассмотрения имеется ссылка на неоднократную неявку истицы в судебное заседание.

При этом судом не учтена телефонограмма представителя истицы С. о невозможности явки последней в судебное заседание на 07.04.2005.

Не дана надлежащая оценка тому, что отправленное извещение Г. получила после проведения судебного заседания.

Утверждение истицы о невозможности явки в судебное заседание 16 мая 2005 года ввиду заболевания подтверждается медицинской справкой.

При таких обстоятельствах вывод суда о неявке истца по вторичному вызову не основан на материалах дела и требованиях закона.

Вопреки требованиям ст. ст. 225, 329 ГПК РФ из определения суда апелляционной инстанции, постановившего снять жалобу Г. с рассмотрения, не усматривается, на каком законном основании совершено данное процессуальное действие. Неясны сами мотивы, изложенные в определении.

Кроме того, ГПК РФ не предусматривает для суда апелляционной инстанции правомочия снимать апелляционную жалобу с рассмотрения.

Заслуживает внимания доводы относительно подсудности заявленных требований о возмещении вреда здоровью и компенсация морального вреда.

Дела о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, включая требования о взыскании компенсации морального вреда, правилами ст. 23 ГПК РФ к подсудности мировых судов не отнесены.

Исходя из смысла ст. 24 ГПК такие дела подсудны районному суду.

Вопреки указанным требованиям закона дело принято к производству мирового суда.

Допущенные нарушения норм процессуального права признаны существенными, повлекшими вынесение незаконных постановлений.

Ответчики проживают в Красненском районе. Как усматривается из искового заявления и надзорной жалобы, истица не возражает против рассмотрения требований по месту жительства ответчиков.

В этой связи, в целях своевременного рассмотрения дела, оно направлено для рассмотрение по существу в Красненский районный суд в соответствии с правилами подсудности.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь