Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 5 августа 2005 г. Дело N 22-7250/2005

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                         Банниковой И.Н.,

    судей                                           Шатохина В.Б.,

                                                       Кузина А.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании 5 августа 2005 года кассационные жалобы осужденных М., Л., адвоката Устинова И.А., кассационное представление прокурора Дзержинского района г. Нижнего Тагила Свердловской области Минеева И.В. на приговор Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 16 мая 2005 года, которым К., 1988 года рождения, ранее не судимый, осужден по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации к пяти годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации к пяти годам лишения свободы, по п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к трем годам лишения свободы, по п. "б", "д" ч. 2 ст. 131 Уголовного кодекса Российской Федерации к пяти годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний окончательно ему назначено семь лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии. Содержится под стражей.

Этим же приговором М., 1988 года рождения, ранее судимый 26 мая 2004 года по п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года; 20 сентября 2004 года по п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, с применением ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации, к двум годам шести месяцам лишения свободы, осужден по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации к пяти годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации к пяти годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний ему назначено шесть лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения назначенных наказаний настоящим приговором и приговором суда от 20 сентября 2004 года окончательно ему назначено семь лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии. Содержится под стражей.

Этим же приговором Л., 1988 года рождения, ранее судимый 30 марта 2004 года по ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к штрафу в размере 3000 руб.; 20 сентября 2004 года по п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к шести месяцам лишения свободы; 29 октября 2004 года по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, с применением ч. 5 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, к двум годам шести месяцам лишения свободы, осужден по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации к пяти годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации к пяти годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний ему назначено шесть лет лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний, назначенных настоящим приговором и приговором суда от 29 октября 2004 года, окончательно ему назначено семь лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии. Постановлено приговор суда от 30 марта 2004 года в отношении его исполнять самостоятельно. Содержится под стражей.

Заслушав доклад судьи Шатохина В.Б., выслушав мнение прокурора Белоусовой О.В., поддержавшей доводы представления в части необходимости исключить из квалификации действий осужденного К. квалифицирующий признак преступления - совершение изнасилования заведомо несовершеннолетней, предусмотренный п. "б" ч. 2 ст. 131 Уголовного кодекса Российской Федерации, и полагавшей необходимым в остальной части приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

приговором суда К., М. и Л. признаны виновными в нападениях на А. и Б., совершенных группой лиц по предварительному сговору соответственно 24 августа и 11 сентября 2004 года с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении А. и с угрозой применения такого насилия в отношении Б.; кроме того, К. - в открытом хищении имущества В., совершенном 5 октября 2004 года группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, а также в изнасиловании потерпевшей В., совершенном в тот же день группой лиц по предварительному сговору, в отношении заведомо несовершеннолетней.

В судебном заседании М. и Л. свою вину не признали, К. - признал частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный М. просит отменить приговор в отношении его, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство. Утверждает, что он не совершал преступления, за которые его осудили. Указывает, что в ходе предварительного следствия его опознание потерпевшим проведено с нарушениями уголовно-процессуального закона, поскольку было проведено дважды и по фотографии, хотя он уже был арестован и следователь должен был предъявить на опознание непосредственного его. В то же время указывает, что он не согласен с квалификацией его действий по первому эпизоду преступлений и считает, что его действия должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации, так как по показаниям самого потерпевшего осужденные в результате двух ударов причинили ему только перелом носа. Считает, что по второму эпизоду его вина не доказана, поскольку согласно показаниям потерпевшей во время нападения ей закрыли глаза, она лежала лицом вниз, нападавших и нож не видела;

- осужденный Л. просит изменить приговор в отношении его, снизить срок наказания. Указывает, что в ходе предварительного следствия потерпевшая Б. его не опознала, а опознание его потерпевшим А. проведено с нарушениями уголовно-процессуального закона, поскольку было проведено дважды и по фотографии, хотя он уже был арестован и следователь мог предъявить на опознание непосредственного его. Считает, что осужденный К. в ходе предварительного следствия его оговорил в результате оказания на него морального и физического воздействия со стороны сотрудника милиции. Однако суд не учел это обстоятельство;

- адвокат Устинов И.А. просит изменить приговор в отношении осужденного К., исключить из объема его обвинения п. "б", "д" ч. 2 ст. 131 и п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации. Указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре в этой части, не соответствуют фактическим обстоятельствам. Считает, что суду надлежало критически отнестись к показаниям потерпевшей В., которая, опознавая К. как лицо, совершившее изнасилование, добросовестно заблуждалась. Изъятая по делу куртка не является доказательством, а суд неправильно оценил показания свидетелей П. и С. как данные с целью помочь избежать наказания К., хотя они желали помочь суду установить истину по делу. Кроме того, при назначении наказания суд не учел, что именно благодаря показаниям К. были раскрыты два особо тяжких преступления, а именно разбойные нападения на А. и Б.

В кассационном представлении прокурор Минеев И.В. просит изменить приговор в отношении осужденного К. ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а также неправильного применения уголовного закона. Считает, что, поскольку материалами дела доказан предварительный сговор К. с другими осужденными на открытое хищение имущества А., удары он тому не наносил, то действия осужденного по этому эпизоду необходимо переквалифицировать на п. "а" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации. Указывает также, что по эпизоду изнасилования В. суд в приговоре не обосновал свой вывод о том, на каких показаниях он основывался при квалификации действий К. как совершенных в отношении заведомо несовершеннолетней. Из материалов дела следует, что сама потерпевшая не говорила о своем возрасте, поэтому К. и не установленное следствием лицо не знали и не могли знать, что на момент изнасилования ей было всего 15 лет, а по внешним данным В. выглядит старше своего возраста. В судебном заседании данные обстоятельства не установлены, потерпевшей вопросы по установлению указанных обстоятельств не задавались. С учетом изложенного просит по эпизодам хищения имущества А. и изнасилования В. действия К. переквалифицировать соответственно на п. "а" ч. 2 ст. 161 и п. "б" ч. 2 ст. 131 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении, судебная коллегия находит приговор в отношении М. и Л. законным и обоснованным, в отношении К. - подлежащим изменению по нижеследующим основаниям.

Коллегия находит, что виновность К., М. и Л. в совершении преступлений, за которые они осуждены, подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, полно и правильно изложенных в приговоре.

Так, по эпизоду нападения на А. осужденный К. в ходе предварительного следствия последовательно пояснял, что согласно предварительной договоренности о распределении ролей сам он преградил дорогу А., М. схватил того за руки, а Л. ударил потерпевшего в нос, после чего они совместно затащили потерпевшего в кусты, где М. сбил его с ног, а Л. продолжал наносить ему удары. Сам он в это время обыскал карманы его одежды и полиэтиленовый пакет, обнаруженные у потерпевшего деньги похитили. По эпизоду нападения на Б. осужденный К. пояснил, что это преступление также совершено им совместно с М. и Л., при этом указал, что Л. при совершении преступления угрожал потерпевшей ножом и требовал у нее золотые серьги, которые они затем похитили. Свои показания К. подтвердил в ходе судебного разбирательства.

Аналогичные показания об обстоятельствах совершения в отношении их преступлений дали потерпевшие Б. и А., последний в ходе предварительного следствия опознал К., а также по фотографиям - М. и Л.

Показания К. и М. объективно подтверждены заключением судебно-медицинской экспертизы потерпевшего, согласно выводам которой ему причинен легкий вред здоровью с кратковременным расстройством здоровья, механизм причинения телесных повреждений соответствует указанному в их показаниях.

У суда не было оснований не доверять показаниям осужденного К. и потерпевших А. и Б., поскольку их показания последовательны и согласуются между собой, а также с другими исследованными судом материалами дела.

Таким образом, исследованными судом материалами дела достоверно доказано, что умыслом К., М. и Л. охватывалось применение в отношении потерпевшего А. насилия, опасного для его жизни и здоровья, а также угрозы применения такого насилия к потерпевшей Б., при этом все трое действовали с единым умыслом и согласованно, а в отношении А. - и с распределением ролей.

При таких обстоятельствах вывод суда о виновности К., М. и Л. в разбое в отношении потерпевших А. и Б. соответствует установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам и основан на достаточной совокупности согласующихся между собой и надлежаще оцененных доказательств. Судом действия всех осужденных по этим эпизодам квалифицированы правильно по ч. 2 ст. 162, ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, и коллегия не находит оснований для переквалификации действий К. и М., а также для отмены приговора в отношении М. и Л.

Вина К. в открытом хищении имущества В. и в ее изнасиловании, несмотря на отрицание вины им самим, доказана исследованными судом материалами дела.

Так, потерпевшая В. в суде пояснила, что ей нанесли удар по голове сзади, отчего она упала, а четверо молодых парней открыто похитили у нее имущество и деньги, она сопротивлялась, и нападавшие нанесли еще несколько ударов. Затем один из нападавших, которого позднее она опознала - это был К., изнасиловал ее, а еще один из нападавших удерживал ее и наносил ей удары.

Суд обоснованно положил в основу приговора показания потерпевшей В., поскольку, как установлено материалами дела, ранее она с осужденным не была знакома, и у нее не было оснований оговаривать его. В ходе предварительного следствия она опознала К. как лицо, совершившее преступления в отношении ее, а у него была изъята куртка, в которую, по показаниям потерпевшей, он был одет во время их совершения.

Кроме того, показания В. объективно подтверждены выводами судебно-медицинской экспертизы, установившей у нее телесные повреждения, повлекшие легкий вред здоровью, которые могли быть причинены при указанных ею обстоятельствах.

Ее показания об обстоятельствах преступлений подтвердили также свидетели Ж. и З., которым эти обстоятельства стали известны от самой потерпевшей сразу же после совершения преступлений.

Суд исследовал и доводы осужденного К. о его непричастности к преступлениям в отношении В., однако они подтверждения не нашли и обоснованно признаны не соответствующими материалам дела.

Показания свидетелей П. и С. о том, что указанную потерпевшей В. куртку К. стал носить позднее времени совершения преступлений в отношении потерпевшей, суд оценил критически, обоснованно признав их показания необъективными и данными в целях помочь К. избежать уголовной ответственности.

Исследовав все версии по делу и дав оценку всем доказательствам в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о виновности К. в открытом хищении имущества потерпевшей В. и ее изнасиловании, совершенных с применением насилия, группой лиц по предварительному сговору, и правильно квалифицировал его действия по п. "а", "г" ч. 2 ст. 161, а также по п. "б" ч. 2 ст. 131 Уголовного кодекса Российской Федерации. Коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора в отношении К. в этой части.

В то же время коллегия находит обоснованным довод представления о необходимости исключения из приговора указания об осуждении К. по квалифицирующему признаку преступления - изнасилование заведомо несовершеннолетней.

В соответствии со ст. 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, в том числе, описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, а также доказательств, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого.

Органами предварительного следствия действия К. по эпизоду изнасилования В. были квалифицированы по п. "б", "д" ч. 2 ст. 131 Уголовного кодекса Российской Федерации как изнасилование, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в отношении заведомо несовершеннолетней, поскольку потерпевшей В. на момент совершения в отношении ее преступления исполнилось 15 лет.

Суд в приговоре, с учетом позиции государственного обвинителя, признал К. виновным в этом преступлении и согласился с указанной квалификацией его действий.

Однако, как следует из материалов дела, в ходе предварительного следствия вопрос об осведомленности осужденного о возрасте потерпевшей не разрешался. В судебном заседании данные обстоятельства также не исследовались, и самой потерпевшей В. вопросы по их установлению не задавались. В приговоре суд никак не мотивировал свой вывод о необходимости квалификации действий осужденного по признаку преступления - изнасилование заведомо несовершеннолетней.

Между тем, установленные в суде обстоятельства совершения этого преступления, в том числе время, место, способ его совершения, поведение самой В. во время совершения преступления, оказывавшей активное сопротивление преступникам, но в то же время и не говорившей им о своем возрасте, не дают достаточных оснований полагать, что К. знал достоверно или мог знать о несовершеннолетнем возрасте потерпевшей.

Коллегия находит, что при таких обстоятельствах из приговора в отношении К. по эпизоду изнасилования В. необходимо исключить указание об его осуждении по квалифицирующему признаку преступления - изнасилование заведомо несовершеннолетней, предусмотренному п. "д" ч. 2 ст. 131 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Наказание К., М. и Л. следует признать соразмерным содеянному, назначенным с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденных. С учетом этого коллегия не находит оснований для смягчения им наказания.

При этом коллегия считает, что предварительное и судебное следствие проведены без существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора, в связи с чем доводы жалоб осужденных в этой части являются несостоятельными.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

приговор Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 16 мая 2005 года в отношении К. изменить.

Исключить из приговора указание об осуждении К. по квалифицирующему признаку преступления - изнасилование заведомо несовершеннолетней, предусмотренному п. "д" ч. 2 ст. 131 Уголовного кодекса Российской Федерации; по эпизоду изнасилования В. считать его осужденным по п. "б" ч. 2 ст. 131 Уголовного кодекса Российской Федерации к пяти годам лишения свободы, и в силу ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162, ч. 2 ст. 162, п. "а", "г" ч. 2 ст. 161, п. "б" ч. 2 ст. 131 Уголовного кодекса Российской Федерации, - окончательно к семи годам лишения свободы, с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

В остальной части приговор в отношении К. и этот же приговор в отношении М. и Л. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Кассационное представление прокурора удовлетворить частично.

 

Председательствующий

БАННИКОВА И.Н.

 

Судьи

ШАТОХИН В.Б.

КУЗИН А.Н.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь