Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ АРХАНГЕЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

Дело N 44г-153 10 августа 2005 года

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

Президиум Архангельского областного суда в составе председательствующего Аверина М.Г., членов президиума Бурмагина С.В., Мартынова Е.А., Белоусовой Н.А., Сосновских И.А. по докладу судьи Архангельского областного суда Распопина В.Ф. рассмотрел по надзорной жалобе Р. дело по иску Р. к К., К., Главному управлению Федеральной регистрационной службы по Архангельской области и Ненецкому автономному округу о признании незаконным решения о приостановлении государственной регистрации, возложении обязанности зарегистрировать договор купли-продажи, о признании права собственности на имущество и исключении его из наследственной массы,

 

установил:

 

Р. обратился в суд с иском к К., К., 31 мая 1997 года рождения, подразделению Службы судебных приставов по г. Северодвинску, государственному учреждению юстиции "Архангельский областной центр государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" о признании незаконным постановления от 11 июня 2003 года судебного пристава-исполнителя подразделения Службы судебных приставов по г. Северодвинску о наложении ограничений на совершение любых действий, связанных с регистрацией, перерегистрацией и отчуждением 131/452 доли в праве общей собственности на квартиру, о признании незаконным решения от 19 июня 2003 года N 15/2003-074 регистратора прав Северодвинского филиала государственного учреждения юстиции "Архангельский областной центр государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" о приостановлении государственной регистрации договора купли-продажи доли в праве общей собственности на квартиру, заключенного 30 мая 2003 года Р. и К., о признании права собственности на указанное имущество и исключении его из наследственной массы, оставшейся после смерти 27 июня 2003 года К.

В обоснование иска указал, что 30 мая 2003 года заключил с К. договор купли-продажи 131/452 доли в праве общей собственности на квартиру. Указанный договор нотариально удостоверен, фактически исполнен сторонами. 30 мая 2003 года Р. обратился в государственное учреждение юстиции "Архангельский областной центр государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" с заявлением о регистрации указанного договора и соответствующими документами.

Решением от 19 июня 2003 года N 15/2003-074 регистратора прав Северодвинского филиала государственного учреждения юстиции "Архангельский областной центр государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" регистрация названного договора была приостановлена в связи с поступлением в учреждение постановления от 11 июня 2003 года судебного пристава-исполнителя подразделения Службы судебных приставов по г. Северодвинску Архангельской области, которым запрещалось совершать любые действия, связанные с регистрацией, перерегистрацией и отчуждением права на долю в праве собственности на указанную квартиру. 27 июня 2003 года К. умер.

Полагал, что действия, совершенные со стороны К.: принятие наследства по закону - спорного жилого помещения, заключение нотариально удостоверенного договора купли-продажи этого имущества и получение от истца денег в момент подписания договора, свидетельствуют о том, что К. намеревался распорядиться принадлежавшим ему жилым помещением. Указанное имущество является предметом исполненного обязательства, в связи с чем оно подлежит исключению из наследственной массы, оставшейся после смерти К.

Ссылался на несоответствие постановления судебного пристава-исполнителя от 11 июня 2003 года статьям 45, 46, 51, 52 Федерального закона от 21.07.1997 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве". Полагал также незаконным решение государственного регистратора прав от 19 июня 2003 года, так как оно, по мнению истца, не соответствовало п. 4 ст. 19 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (в редакции от 11.04.2002).

В ходе рассмотрения дела представитель Р., наделенный соответствующими полномочиями, исковые требования уточнил и просил: а) признать не соответствующим Федеральному закону от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" решение от 19 июня 2003 года N 15/2003-074 регистратора прав Северодвинского филиала государственного учреждения юстиции "Архангельский областной центр государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" о приостановлении государственной регистрации договора купли-продажи доли в праве общей собственности на квартиру, совершенного 30 мая 2003 года Р. и К., и отменить это решение; б) признать за Р. право собственности на 131/452 доли в праве общей собственности на квартиру и исключить это имущество из наследственной массы, оставшейся после смерти 27 июня 2003 года К.; в) в соответствии со ст. 165 Гражданского кодекса РФ вынести решение о регистрации договора купли-продажи 131/452 доли в праве общей собственности на квартиру, подписанного 30 мая 2003 года Р. и К., и возложить на Северодвинский филиал государственного учреждения юстиции "Архангельский областной центр государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" обязанность зарегистрировать указанный договор.

Представитель Р., наделенный соответствующими полномочиями, также отказался от требований к подразделению Службы судебных приставов по г. Северодвинску о признании незаконным постановления от 11 июня 2003 года судебного пристава-исполнителя подразделения Службы судебных приставов по г. Северодвинску о наложении ограничений на совершение любых действий, связанных с регистрацией, перерегистрацией и отчуждением 131/452 доли в праве общей собственности на квартиру.

Определением мирового судьи судебного участка N 3 г. Северодвинска Архангельской области от 5 июля 2004 года принят отказ Р. от иска, производство по делу в данной части прекращено.

Решением мирового судьи судебного участка N 3 г. Северодвинска Архангельской области от 5 июля 2004 года исковые требования Р. удовлетворены частично: за Р. признано право собственности на 131/452 доли в праве общей собственности на квартиру, указанное имущество исключено из наследственной массы, оставшейся после смерти 27 июня 2003 года К. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Апелляционным решением Северодвинского городского суда от 23 марта 2005 года данное решение отменено, постановлено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Р. отказано в полном объеме.

В надзорной жалобе Р. просит апелляционное определение отменить как незаконное, указывая на то, что судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального права.

Определением судьи Архангельского областного суда Кокуновой В.П. от 1 августа 2005 года дело передано в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу.

Заслушав доклад судьи областного суда Распопина В.Ф., обсудив доводы надзорной жалобы, проверив материалы дела, президиум находит апелляционное решение Северодвинского городского суда от 23 марта 2005 года подлежащим отмене.

Удовлетворяя требования Р. о признании права на долю в праве общей собственности на жилое помещение и исключении данного имущества из наследственной массы, оставшейся после смерти 27 июня 2003 года К., мировой судья исходил из того, что договор купли-продажи от 30 мая 2003 года фактически был заключен, исполнен сторонами, никем не оспорен, в связи с чем у Р. возникло право собственности на 131/452 доли в праве общей собственности на квартиру.

Отменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции указал на следующие обстоятельства. Договор купли-продажи от 30 мая 2003 года, совершенный Р. и К. 30 мая 2003 года, в силу п. 2 ст. 558 Гражданского кодекса РФ является незаключенным, а обстоятельства, на которые сослался мировой судья (фактическое исполнение данного договора сторонами), не относятся к числу установленных ст. 218 Гражданского кодекса РФ оснований приобретения права собственности на имущество. В настоящее время регистрация данного договора невозможна в связи с утратой правоспособности стороны по договору (смерть К.).

Выводы суда апелляционной инстанции в части отсутствия оснований для удовлетворения требований о признании за Р. права собственности на спорное имущество являются правильными и Р. в надзорной жалобе не оспариваются.

Вместе с тем, указывая на невозможность регистрации договора купли-продажи от 30 мая 2003 года в связи со смертью продавца, суд апелляционной инстанции не учел следующие обстоятельства.

По делу установлено, что государственная регистрация договора купли-продажи доли в спорном жилом помещении, подписанного Р. и К. и нотариально удостоверенного 30 мая 2003 года, не была произведена в связи с поступлением в учреждение юстиции постановления судебного пристава-исполнителя от 11 июня 2003 года, которым запрещалось совершать любые действия, связанные с регистрацией, перерегистрацией и отчуждением принадлежащей К. доли в праве общей собственности на спорное жилое помещение. Названное постановление отменено постановлением судебного пристава-исполнителя подразделения Службы судебных приставов по г. Северодвинску от 5 июля 2004 года.

27 июня 2003 года К. умер. Как следует из имеющегося в деле сообщения нотариуса г. Северодвинска Н. (л.д. 69), наследниками К. являются его супруга К. и дочь К., 31 мая 1997 года рождения, которые в установленный законом срок обратились к нотариусу с заявлением о принятии наследства.

Согласно статьям 454, 549 Гражданского кодекса РФ по договору купли-продажи недвижимого имущества продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество (статья 130 Кодекса), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

В силу п. 2 ст. 558 Гражданского кодекса РФ договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.

Если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации такой сделки (ч. 3 ст. 165 ГК РФ).

В связи с изложенным при разрешении вопроса по заявленному истцом требованию о регистрации сделки купли-продажи суду необходимо было установить: соблюдена ли письменная форма договора купли-продажи, не противоречит ли сам договор купли-продажи закону, была ли направлена воля стороны, надлежащим образом исполнившей обязательство, на государственную регистрацию сделки. Необходимо также учитывать и причину невозможности проведения такой регистрации сделки.

Между тем по делу установлено, что препятствием для регистрации сделки после снятия ограничения судебным приставом-исполнителем является смерть продавца.

Применительно к положениям п. 1 ст. 418 Гражданского кодекса РФ прекращенным по причине смерти должника может быть признано только обязательство, исполнение которого не может быть произведено без личного участия должника либо иным образом неразрывно связанное с личностью должника.

Обязанность в установленном порядке зарегистрировать договор купли-продажи жилого помещения нельзя отнести к числу обязательств, перечисленных в ст. 418 Гражданского кодекса РФ.

Таким образом, в силу статей 1110, 1112 Гражданского кодекса РФ К. и К. в порядке универсального правопреемства заменили выбывшую сторону (продавца) по договору купли-продажи от 30 мая 2003 года и за ними сохраняется установленная ст. 558 Гражданского кодекса РФ и ст. 16 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" обязанность осуществить государственную регистрацию указанного договора.

Из пояснений К., данных в ходе состоявшихся по делу судебных заседаний, следует, что она не согласна с притязаниями Р. на спорное имущество и не намерена производить действия, направленные на его отчуждение Р. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что имеет место уклонение ответчицы от исполнения обязанности по регистрации названного договора.

При таких обстоятельствах суду следовало обсудить, могут ли действия К., являющейся в силу закона также представителем несовершеннолетней К., свидетельствовать об уклонении от исполнения обязанности продавца по регистрации исполненного сторонами договора купли-продажи от 30 мая 2003 года и о наличии установленных ст. 165 Гражданского кодекса РФ оснований для принятия судом решения о регистрации данного договора.

В соответствии с п. 1 ст. 364 ГПК РФ решение суда подлежит отмене независимо от доводов жалобы, если дело рассмотрено незаконным составом суда. Как следует из материалов дела, Р. заявлено несколько требований, часть из которых в соответствии со ст. 23 ГПК РФ мировому судье неподсудны. В связи с чем суду апелляционной инстанции необходимо было обсудить вопрос о законности судебного решения с позиций подсудности данного дела мировому судье.

Указанные нарушения норм материального права являются существенными, в связи с чем решение суда апелляционной инстанции подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в тот же суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении следует учесть изложенное, устранить указанные недостатки, правильно применить нормы материального и процессуального права, спор разрешить в соответствии с законом.

На основании вышеизложенного, руководствуясь п. 2 ст. 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, президиум

 

постановил:

 

Апелляционное решение Северодвинского городского суда Архангельской области от 23 марта 2005 года отменить, дело передать на новое рассмотрение в тот же суд апелляционной инстанции.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь