Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 августа 2005 г. по делу N 33-2195

 

Судья: Лукьянова О.В.

 

23 августа 2005 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

 

    председательствующего                 Сериковой Т.Н.

    и судей                Фроловой Т.А., Гордеевой Н.В.

 

заслушала в открытом судебном заседании по докладу Фроловой Т.А. дело по кассационной жалобе К.Т.В.В. на решение Октябрьского районного суда г. Пензы от 22 июля 2005 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований К.Т.В. к Центральной городской больнице N 6 им. Г.А. Захарьина о понуждении к выдаче справки о надомном обучении и взыскании компенсации морального вреда отказать.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения К.Т.В., представителя ЦРБ N 6 им. Г.А. Захарьина - по доверенности Л.О.А., судебная коллегия

 

установила:

 

К.Т.В., действуя в интересах несовершеннолетней К.Н.Д., обратилась в суд с иском к Центральной городской больнице N 6 г. Пензы о понуждении к выдаче справки о надомном обучении и взыскании компенсации морального вреда, указав, что ее дочь К.Н.Д., 30 ноября 2000 года получила травму позвоночника на уроке физкультуры в школе N 36, после чего постоянно находилась на надомном обучении.

19.08.2004 она обратилась к заведующей детской поликлиники N 6 Х.О.В. с просьбой немедленно провести КЭК по месту жительства ребенка с целью выдачи справки о надомном обучении дочери. К заявлению было приложено множество медицинских документов, подтверждающих тяжелейшие последствия компрессионного перелома позвоночника. Ребенку был поставлен диагноз - кривошея, ишемия головного мозга, синдром позвоночной артерии, гидроцефалия, остеохондропатия грудного отдела позвоночника. В настоящее время дочь с трудом принимает пищу и воду. У ребенка постоянные головные боли, бессонница, она не в силах сидеть, стоять, долго ходить ввиду сильной боли в месте полученной травмы. В связи с посттравматическими нарушениями венозного оттока была выявлена киста черепа.

28.01.2005 было проведено заседание КЭК, однако врачи отказали в выдаче справки о надомном обучении дочери, несмотря на выявленное у К.Н.Д. заболевание церебральная недостаточность, которое фигурирует в Перечне заболеваний, дающих право на индивидуальные занятия на дому. По вине врачей нарушено право ребенка на обучение. Ребенок перенес физические и нравственные страдания в связи с отказом в выдаче справки о надомном обучении.

В связи с этим К.Т.В., в интересах несовершеннолетней К.Н.Д., просила суд обязать ответчика выдать справку о надомном обучении К.Н.Д. и взыскать с ответчика компенсацию морального вреда, причиненного К.Н.Д., в сумме 1 миллиона рублей.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе К.Т.В. просит решение суда отменить, указывая, что суд необъективно подошел к рассмотрению данного дела, суд не принял во внимание ее доводы и доказательства. Она в суде поясняла, что у дочери имеются серьезные нарушения кровотока, что может приводить к головным болям и потерям сознания. Она не согласна на осмотр К.Н.Д. врачом-психиатром, т.к. считает, что ребенок болен физически, а психически здоров, данный осмотр, по ее мнению, направлен лишь на принудительное признание дочери и ее самой недееспособными. Считает, что суд необоснованно отказал ей в назначении экспертизы в г. Москве. Обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии со ст. 5 ФЗ "Об образовании" гражданам Российской Федерации гарантируется возможность получения образования независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным организациям (объединениям), возраста, состояния здоровья, социального, имущественного и должностного положения, наличия судимости.

Государство обеспечивает гражданам право на образование путем создания системы образования и соответствующих социально-экономических условий для получения образования.

Государство создает гражданам с отклонениями в развитии условия для получения ими образования, коррекции нарушений развития и социальной адаптации на основе специальных педагогических подходов.

Статьями 10, 52 названного Закона предусмотрено, что с учетом потребностей и возможностей личности образовательные программы осваиваются в следующих формах: в образовательном учреждении - в форме очной, очно-заочной (вечерней), заочной; в форме семейного образования, самообразования, экстерната. Допускается сочетание различных форм получения образования.

Родители (законные представители) несовершеннолетних детей до получения последними основного общего образования имеют право выбирать формы обучения, образовательные учреждения, защищать законные права и интересы ребенка.

Родители (законные представители) обучающихся, воспитанников обязаны обеспечить получение детьми основного общего образования и несут ответственность за их воспитание и получение ими основного общего образования.

Согласно ст. 51 ФЗ "Об образовании" учебные занятия для детей, нуждающихся в длительном лечении, могут проводиться образовательными учреждениями на дому или в лечебных учреждениях.

В соответствии с пунктами 1, 2 "Порядка воспитания и обучения детей-инвалидов на дому и в негосударственных образовательных учреждениях", утвержденного Постановлением Правительства РФ от 18 июля 1996 года N 861, для детей-инвалидов, которые по состоянию здоровья временно или постоянно не могут посещать общеобразовательные учреждения, органы управления образования и образовательные учреждения, реализующие общеобразовательные программы, с согласия родителей (законных представителей) обеспечивают обучение этих детей на дому. Основанием для организации обучения на дому ребенка-инвалида является заключение лечебно-профилактического учреждения. Перечень заболеваний, наличие которых дает право на обучение на дому, утверждается Министерством здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации.

28.07.1980 письмом Министерства просвещения РСФСР и Министерством здравоохранения РСФСР разработан Перечень заболеваний детей школьного возраста, при которых необходима организация их индивидуального обучения на дому.

Отказывая в удовлетворении исковых требований К.Т.В., суд посчитал установленным, что 30 ноября 2000 г. на уроке физкультуры К.Н.Д., получила травму, в связи с чем с 1 по 22 декабря 2000 г. находилась на стационарном лечении в Пензенской областной детской больнице с диагнозом: закрытый компрессионный перелом тела 3 грудного позвонка 1 степени.

После проведения курса лечения, включающего наряду с другими методами физиотерапию, ЛФК и массаж, девочка была выписана из больницы, продолжила амбулаторное лечение и наблюдение в травматологическом пункте областной детской больницы. Кроме того, после получения травмы она осматривалась различными врачами, комиссиями и консилиумами врачей, проходила обследования, ей выставлялись диагнозы: ожирение 3 степени, мочесолевой диатез, последствия компрессионного перелома тела 3 грудного позвонка, дегенеративно-дистрофические изменения шейного и грудного отдела позвоночника, церебральная ангеодистония, гиподинамический синдром, подвывих малоберцовых костей, вегетососудистая дистония по смешанному типу, артралгия коленных суставов обменного характера и другие. С 10.01.2001 по 10.02.2001 ей была оформлена справка, предоставляющая право обучения на дому, данная справка была продлена до 30.05.2001.

В 2002 - 2003 учебном году К.Н.Д. по медицинским показаниям также обучалась на дому. Впоследствии врачами в выдаче справке К.Т.В. о надомном обучении К.Н.Д. было отказано.

В 2004 году К.Т.В. обращалась в Ленинский районный суд г. Пензы с аналогичным иском к областной детской больнице. Решением Ленинского районного суда г. Пензы от 17 мая 2004 года в удовлетворении исковых требований К.Т.В. было отказано.

Как видно из материалов дела, указанным решением установлено, что в 2001 г. К.Т.В. обращалась в ГС МСЭ с заявлением по поводу освидетельствования дочери на предмет установления ей группы инвалидности, в связи с чем учреждением здравоохранения Пензенской областной детской больницей (поликлиническим отделением N 6) были подготовлены необходимые для рассмотрения этого заявления документы.

В сентябре 2001 г. К.Н.Д. была освидетельствована в бюро МСЭ N 2 ГУ "Государственная служба медико-социальной экспертизы Пензенской области", где комиссия пришла к выводу, что данных для установления ей группы инвалидности не имеется. Поскольку истица оспаривала выводы комиссии, К.Н.Д. была направлена на консультацию в главное бюро МСЭ N 4. При освидетельствовании в этом бюро у К.Н.Д. нарушений статодинамических функций, а также нарушений основных категорий жизнедеятельности (способности к самообслуживанию, к самостоятельному передвижению, к обучению, к ориентации, к общению, контролю за своим поведением) выявлено не было.

Не согласившись с выводами МСЭ, К.Т.В. обратилась в суд с иском к ГУ "Государственная служба медико-социальной экспертизы Пензенской области" о признании дочери инвалидом и компенсации морального вреда. В ходе рассмотрения дела судом назначалась экспертиза, проведение которой поручалось Федеральному научно-практическому центру медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов (ФГУП ФЦЭРИ) г. Москвы. Из заключения экспертизы от 17 ноября 2003 г. N 0157 следовало, что за период с 25 декабря 2000 г. по 10 августа 2001 г. четких данных за связь частоты обращений с травмой позвоночника от 30 ноября 2000 г. не имеется, а имеющиеся у ребенка легкие нарушения функций опорно-двигательного аппарата не приводили к ограничению жизнедеятельности. На основании указанного заключения экспертизы и совокупности других, собранных по делу доказательств, решением Ленинского районного суда г. Пензы от 19 декабря 2003 г. в удовлетворении иска К.Т.В. было отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 20 января 2004 г. данное решение Ленинского районного суда г. Пензы было оставлено без изменений.

В связи с полученной травмой, на основании справки КЭК с учетом психоэмоционального состояния ребенка и просьбы педагогического коллектива школы К.Н.Д. с 1 января 2001 г. по 1 июля 2001 г. было оформлено обучение на дому.

В 2002 - 2003 учебном году К.Н.Д. на основании справки КЭК продолжила обучение на дому.

Как усматривается из материалов дела, в начале 2003 - 2004 учебного года К.Н.Д. в школу не явилась, а 2 сентября 2003 г. ее мать обратилась к заведующей поликлиническим отделением N 6 Х.О.В. с письменным заявлением о выдаче справки о надомном обучении дочери, со ссылкой на ухудшение состояния здоровья ребенка. 24 декабря 2003 г. К.Н.Д. для обследования была помещена в областную детскую больницу. Через два дня после осмотра ребенка ревматологом, эндокринологом и неврологом К.Т.В. без разрешения врачей забрала дочь из больницы и не явилась на консилиум врачей, назначенный на 29 декабря 2003 г. Впоследствии К.Н.Д. была направлена на Высший консультационный центр (ВКЦ), сформированный специально для этой цели из врачей следующих специальностей: ортопеда, окулиста, аллерголога, невролога, ЛОР, ревматолога, а также врачей, занимающих следующие должности: заведующей поликлиническим отделением N 6, заведующей педиатрическим отделом данного поликлинического отделения, участкового врача, начальника медотдела областной детской больницы, специалиста отдела по охране здоровья матери и ребенка. На заседании, состоявшемся 14 января 2004 г., ВКЦ пришел к выводу об отсутствии у К.Н.Д. соматических противопоказаний к обучению в школе, рекомендовал консультацию психиатра.

В 2004 году Ленинским районным судом г. Пензы для разрешения вопроса о наличии медицинских показаний для надомного обучения К.Н.Д. назначалась экспертиза, производство которой было поручено клинико-экспертной комиссии при Министерстве здравоохранения и социального развития Пензенской области, при этом экспертам была представлена медицинская документация К.Н.Д., которая ранее не имелась в распоряжении ВКЦ. Согласно заключению КЭК, проведенной 22 апреля 2004 года, имеющиеся у К.Н.Д. соматические отклонения в состоянии здоровья не имеют показаний к обучению на дому, решение данного вопроса необходимо с участием психиатра.

Наряду с исследованием медицинской документации Ленинским районным судом допрашивались 19 врачей, которые принимали участие в проведении экспертизы, назначенной по данному делу, были членами ВКЦ, проводили диагностические исследования или лечили ребенка как в поликлинике по месту жительства, так и в частном порядке, и ни один из допрошенных врачей не нашел соматических показаний к надомному обучению К.Н.Д.

По делу установлено, что после рассмотрения Ленинским судом аналогичного иска по заявлению К.Т.В. ее дочь вновь была осмотрена специалистами в 2005 году. Из заключения контрольно-экспертной комиссии от 28.01.2005 (л.д.) видно, что К.Н.Д. была осмотрена комиссией в составе главного специалиста городского управления здравоохранения главного педиатра города Д.Е.В., заместителем главного врача МУЗ ЦГБ N 6 по детскому поликлиническому разделу работы Х.О.В., заведующей педиатрическим отделением детской поликлиники N 6 В.И.С., неврологом К.И.В., кардионеврологом Ф.Т.Ф., хирургом Ф.Е.В., ЛОР С.Л.Н., дерматологом П.В.Ф., окулистом М.Г.Р., эндокринологом С.В.Ф., ортопедом Г.Т.А. Комиссия пришла к выводу о том, что соматических противопоказаний к обучению в школе у К.Н.Д. нет.

От осмотра ребенка психоневрологом К.Т.В. категорически отказалась, чего не отрицала в коллегии и К.Т.В.

Допрошенные в качестве специалистов К.И.В., М.Г.Р. подтвердили свои выводы в судебном заседании.

Из пояснений Х.О.В. усматривается, что о названных истицей "ухудшениях" состояния здоровья дочери К.Т.В. заявляла еще в 2001 году. Каких-либо объективных данных об ухудшениях состояния здоровья К.Н.Д. не имеется, за последний год обращений К.Н.Д. к специалистам медикам в амбулаторной карте ребенка не зафиксировано.

Отказывая в удовлетворении заявления К.Т.В., суд, тщательно проверив доводы обеих сторон, исследовал доказательства по делу в их совокупности и обоснованно принял во внимание, что ответчиком в судебное заседание был представлен Перечень заболеваний, по поводу которых дети нуждаются в индивидуальных занятиях на дому и освобождаются от посещений массовой школы, утвержденный Министерством просвещения РСФСР 08.07.1980 N 281-М и Министерством здравоохранения РСФСР 28.07.1980 N 17-13-186, однако данный перечень не содержит заболевания, указанного истицей в исковом заявлении, церебральная недостаточность, которое является, по мнению истицы, основанием для выдачи справки о надомном обучении.

Кроме того, из материалов дела видно, что назначалась экспертиза в связи с тем, что К.Т.В. заявлялось, что с 2004 года произошли ухудшения в состоянии здоровья дочери (с весны 2005 года усилились головные боли, с лета 2005 года появилось онемение конечностей, в течение 10 минут у дочери "колет сердце", появилась рябь в глазах, шум в ушах, пропала чувствительность ушей и кожи век, кроме того, была обнаружена киста пазухи черепа).

Согласно заключения контрольно-экспертной комиссии Министерства здравоохранения и социального развития по Пензенской области от 18.06.2005 у К.Н.Д. нет медицинских показаний к надомному обучению, у нее отсутствуют заболевания, перечисленные в Перечне заболеваний, по поводу которых дети нуждаются в индивидуальных занятиях на дому и освобождаются от посещения массовой школы (письмо Министерства здравоохранения РСФСР от 28.07.1980 N 17-13-187). Выявленная на компьютерной томографии черепа киста основной пазухи может иметь врожденный характер и ее связь с травмой грудного отдела позвоночника, шейным остеохондрозом, вегетососудистой дистонией и другой имеющейся патологией не установлена.

Довод истицы о том, что она не была приглашена на заседание экспертной комиссии, опровергается представленным ею же вызовом 17.06.2005 в 13.00 час. в областную детскую больницу, из которого видно, что по времени и дате совпадает со временем проведения экспертизы, отраженном в заключении. Указание в сообщении о том, что К.Т.В. приглашается на консультацию к С.В.И., а не на заседание экспертизы, суд правильно указал, что существенного значения для разрешения поставленных судом в определении от 11.04.2005 вопросов не имеет значения, поскольку, как пояснила в судебном заседании К.Т.В., у нее на руках не имелось никаких медицинских документов, кроме рентгеновских снимков грудного отдела позвоночника К.Н.Д., выполненных сразу же после травмы позвоночника, которые неоднократно исследовались специалистами и не могли повлиять на выводы комиссии от 18.06.2005.

На основании изложенного решение суда является законным и обоснованным и оснований к его отмене не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 360 - 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Октябрьского районного суда г. Пензы от 22 июля 2005 года оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь