Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 августа 2005 г. по делу N 33-26841

 

Судья: Прокофьева Т.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Строгонова М.В.

и судей Григорьевой С.Ф., Дубинской В.К.

при секретаре Ю.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Григорьевой С.Ф. дело по кассационной жалобе М. на решение Тушинского районного суда г. Москвы от 12 января 2010 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований М. к Р. о признании недействительным договора дарения отказать,

 

установила:

 

25 апреля 2008 года между М. и Р. был заключен договор дарения квартиры, по которому М. подарил Р. принадлежащую ему на праве собственности квартиру, расположенную по адресу: ***************, а Р. приняла в дар данную квартиру.

М. обратился в суд с иском к Р. о признании недействительным указанного договора дарения. Ссылаясь на то, что в момент заключения договора он не понимал значения своих действий, полагал, что подписывает доверенность на приватизацию квартиры.

Впоследствии истец дополнил свои требования, просил признать договор дарения недействительным ссылаясь на то, что он ничтожен, т.к. он не соответствует закону, поскольку договор дарения был заключен по генеральной доверенности, в которой не назван одаряемый и не указан предмет дарения и ответчик Р., в нарушение ст. 182 ГК РФ не могла совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично.

Представитель истца Г., в судебном заседании поддержал заявленные требования в полном объеме.

Ответчик иск не признала, указав на то, что договор дарения подписывала лично сам истец, а по доверенности она лишь подавала документы в УФРС по г. Москве для регистрации договора дарения.

Третье лицо нотариус К. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещена надлежащим образом.

Представитель третьего лица УФРС по г. Москве в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом.

Суд постановил указанное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе М.

Проверив материалы дела, выслушав представителей истца Н.А., Н., действующих на основании доверенностей, ответчицу Р., ее представителя З., действующего на основании доверенности, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что решение суда подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии со ст. 39 ГПК РФ истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением.

В соответствии со ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены, и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Согласно ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался.

В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 г. Москва "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение суда по настоящему делу не соответствует вышеуказанным требованиям.

25 апреля 2008 года между М. и Р. был заключен договор дарения квартиры, по которому М. подарил Р. принадлежащую ему на праве собственности квартиру, расположенную по адресу: ***************, а Р. приняла в дар данную квартиру.

15 мая 2008 года Р. от своего имени, и действуя в интересах М., подала в УФРС по г. Москва заявления о регистрации перехода права собственности по выше указанному договору дарения (л.д. 60 - 72).

Разрешая данный спор, и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд руководствовался ст. 572, 574, 576, 182 ГК РФ и исходил из того, что М. сам лично подписал договор дарения 25 апреля 2008 года, Р. от имени М. договора дарения не совершала.

При этом суд в решении указал на то, что из оспариваемого договора дарения от 25 апреля 2008 года видно, что договор дарения подписан лично самим М. и удостоверен нотариусом г. Москвы К., содержание договора сторонам зачитано вслух, в связи с чем довод истца о том, что договор был заключен на основании генеральной доверенности, не нашел своего подтверждения.

В соответствии с п. 1, 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ основаниями для отмены решения суда в кассационном порядке являются неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; нарушение норм материального права или норм процессуального права.

При рассмотрении данного дела существенные нарушения норм процессуального права допущены судом первой инстанции.

Из материалов дела усматривается, что М. обратился в суд с иском о признании договора дарения недействительным по основаниям ст. 171, 177 ГК РФ, указав на то, что в момент совершения сделки он не понимал значение своих действий.

В последующем в процессе рассмотрения иска М. в порядке ст. 39 ГПК РФ дополнил свои исковые требования и просил признать договор дарения недействительным, указав на то, что он не соответствует закону, поскольку он был заключен по генеральной доверенности, в которой не назван одаряемый и не указан предмет дарения и ответчик Р., в нарушение ст. 182 ГК РФ не могла совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично.

Заявление М. от 30 июня 2009 года об уточнении исковых требований было принято судом первой инстанции в судебном заседании 30 июня 2009 года (л.д. 30 - 31, 34 - 36). По данным требованиям судом было постановлено обжалуемое решение.

Однако в нарушение ст. 39, 195, 196, 198 ГПК РФ судом первой инстанции не были разрешены первоначально заявленные М. требования о признании договора дарения недействительным по основаниям ст. 171, 177 ГК РФ.

Соответственно судом не были установлены обстоятельства, имеющие значение для дела применительно к данным требованиям.

Указанные нарушения являются существенными, поскольку привели к нарушению права М. на рассмотрение всех заявленных им требований.

Судебная коллегия лишена возможности в силу ст. 361 ГПК РФ вынести новое решение, поскольку отмеченные в кассационном определении обстоятельства, имеющие значение для дела не были предметом исследования суда первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, создать необходимые условия всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, проверив доводы лиц, участвующих в деле, и в соответствии с представленными доказательствами и требованиями закона разрешить спор.

Руководствуясь ст. ст. 360, 362 ГПК РФ, судебная коллегия -

 

определила:

 

Решение Тушинского районного суда г. Москвы от 12 января 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь