Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРИМОРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 29 августа 2005 года

 

Приморский краевой суд в составе:

    председательствующего судьи                    Ельницкой Н.Н.,

    с участием прокурора                             Ровенко П.А.,

    при секретаре                                Портянкиной Е.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению первого заместителя прокурора Приморского края к Законодательному Собранию Приморского края о признании противоречащими закону и недействующими со дня вступления решения в законную силу пункты 3, 4 статьи 2 (в части положения о том, что ботанические сады и дендрологические парки являются научно-исследовательскими и культурно-просветительными учреждениями), пункта 6 части 1 статьи 4, а также абзаца 1 части 2 статьи 6 (в части обязательного согласования органами местного самоуправления решений о создании особо охраняемых территорий местного значения с Администрацией Приморского края) Закона Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края" от 11 мая 2005 года N 245-КЗ,

 

установил:

 

Первый заместитель прокурора Приморского края обратился в суд с заявлением о признании противоречащими закону и недействующими со дня вступления решения в законную силу пункты 3, 4 статьи 2 (части положения о том, что ботанические сады и дендрологические парки являются научно-исследовательскими и культурно-просветительными учреждениями), подпункта 6 пункта 1 статьи 4, а также пункта 2 статьи 6 (в части обязательного согласования органами местного самоуправления решений о создании особо охраняемых территорий местного значения с Администрацией Приморского края) Закона Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края" от 11 мая 2005 года N 245-КЗ.

В судебном заседании прокурор уточнил наименование пунктов и частей оспариваемого Закона Приморского края, просил признать противоречащими закону и недействующими со дня вступления решения суда в законную силу пункты 3, 4 статьи 2 (в части положения о том, что ботанические сады и дендрологические парки являются научно-исследовательскими и культурно-просветительными учреждениями), пункта 6 части 1 статьи 4, а также абзац 1 части 2 статьи 6 (в части обязательного согласования органами местного самоуправления решений о создании особо охраняемых территорий местного значения с Администрацией Приморского края) Закона Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края" от 11 мая 2005 года N 245-КЗ, указав, что 27 апреля 2005 года Законодательным Собранием Приморского края был принят Закон Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края", отдельные положения которого противоречат действующему федеральному законодательству.

Так, пунктами 3, 4 статьи 2 вышеуказанного Закона Приморского края было определено, что ботанические сады и дендрологические парки являются научно-исследовательскими и культурно-просветительными учреждениями.

Вместе с тем, согласно пункта 1 статьи 28 Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях" от 14 марта 1995 года N 33-ФЗ (редакции Федерального закона от 29 декабря 2004 года N 199-ФЗ), дендрологические парки и ботанические сады являются природоохранными учреждениями, в задачи которых входит создание специальных коллекций растений в целях сохранения разнообразия и обогащения растительного мира, а также осуществления научной, учебной и просветительской деятельности. Указанный пункт статьи 28 Федерального закона также предусматривает, что земельные участки дендрологических парков и ботанических садов могут передаваться также научно-исследовательским или образовательным учреждениям, в ведении которых находятся дендрологические парки и ботанические сады.

Таким образом, императивное содержание пунктов 3, 4 статьи 2 Закона Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края", в соответствии с которыми ботанические сады и дендрологические парки на территории Приморского края являются только научно-исследовательскими и культурно-просветительными учреждениями, противоречит требованиям пункта 1 статьи 28 Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях".

Также противоречит действующему федеральному законодательству пункт 6 части 1 статьи 4 Закона Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края" от 11 мая 2005 года N 245-КЗ, в соответствии с которым одной из разновидностей категорий особо охраняемых природных территорий являются территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Перечень категорий особо охраняемых природных территорий содержится в пункте 1 статьи 2 Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях" от 14 марта 1995 года N 33-ФЗ и в нем отсутствует такая категория особо охраняемых природных территорий как территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. В соответствии с указанным пунктом данной статьи Федерального закона критериями отнесения особо охраняемых природных территорий к различным категориям являются особенности режима особо охраняемой природной территории и особенности статуса находящихся на них природных учреждений.

При этом согласно статей 33 - 35 Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях", охрана государственных природных заповедников национальных парков, природных парков, государственных природных заказников, памятников природы, дендрологических парков, ботанических садов, лечебно-оздоровительных местностей осуществляется соответствующими органами государственной власти и местного самоуправления через специально созданные для этой цели структурные подразделения (в т.ч. природоохранные учреждения). В то же время, согласно статьи 1 Федерального закона "О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации" от 7 мая 2001 года N 49-ФЗ территории традиционного природопользования являются особо охраняемыми природными территориями, образованными для ведения исторически сложившихся способов использования объектов животного и растительного мира, других природных ресурсов коренными малочисленными народами Севера, Сибири и Дальнего Востока. В соответствии со статьей 15 данного Федерального закона охрана окружающей среды в пределах границ территорий традиционного природопользования обеспечивается, в том числе лицами, относящимися к малочисленным народам, а также общинами малочисленных народов, при этом какие-либо природоохранные учреждения на территории традиционного природопользования могут вообще не образовываться.

Согласно пункта 2 статьи 2 указанного Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях", правом устанавливать иные категории особо охраняемых природных территорий (с учетом режима особо охраняемой природной территории и особенностей статуса находящихся на них природоохранных учреждений), не перечисленных в пункте 1 указанной статьи, наделены Правительство Российской Федерации, соответствующие органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также органы местного самоуправления. В то время, Законодательное Собрание Приморского края (орган законодательной власти Приморского края) не обладает полномочиями для осуществления правового регулирования указанного вопроса.

Помимо этого противоречит действующему федеральному законодательству положение абзаца 1 части 2 статьи 6 Закона Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края", в соответствии с которым особо охраняемые территории местного значения на территории Приморского края образуются решением органов местного самоуправления по согласованию с администрацией Приморского края.

В соответствии с пунктом 6 статьи 2 Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях" особо охраняемые территории местного значения являются собственностью муниципальных образований и находятся в ведении органов местного самоуправления. Действующее федеральное законодательство не предусматривает обязанности для органов местного самоуправления согласовывать решения об образовании особо охраняемых территорий с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Так, согласно статье 8 Федерального закона "О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации", образование территорий традиционного природопользования местного значения осуществляется решением органов местного самоуправления на основании обращения лиц, относящихся к малочисленным народам и общин малочисленных народов или их уполномоченных представителей, без какого-либо согласования с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Федерального закона Российской Федерации "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения.

В связи с изложенным, пункты 3, 4 статьи 2, пункт 6 части 4, а также абзац 1 части 2 статьи 6 Закона Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края" от 11 мая 2005 года N 245-КЗ противоречит действующему федеральному законодательству.

17 июня 2005 года прокуратурой Приморского края в Законодательное Собрание Приморского края был принесен протест на указанное положение Закона Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края", который в установленный Федеральным законом "О прокуратуре Приморского края" срок Законодательным Собранием Приморского края рассмотрен не был.

В судебном заседании прокурор поддержал заявленные требования и просил признать оспариваемые положения Закона недействующими со дня вступления решения суда в законную силу. Обязать Законодательное Собрание Приморского края опубликовать сообщение о решении Приморского краевого суда в газете "Утро России".

Законодательное Собрание Приморского края заявленные требования признало частично. Согласилось с доводами, изложенными в заявлении о том, что пункт 3 и 4 статьи 2 оспариваемого Закона Приморского края, которым определено, что ботанические сады и дендрологические парки являются научно-исследовательскими и культурно-просветительскими учреждениями, противоречит Федеральному закону "Об особо охраняемых природных территориях" от 14 марта 1995 года, статьей 28 которого определено, что дендрологические парки и ботанические сады являются природоохранными учреждениями.

В остальной части заявленные требование Законодательное Собрание Приморского края не признало.

Представитель Законодательного Собрания Приморского края в судебном заседании пояснил, что в Законе Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края" указаны территории традиционного природопользования как категория особо охраняемых природных территорий, установленная на федеральном уровне.

Федеральным законом от 7 мая 2001 года N 49-ФЗ "О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации", территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации определены как особо охраняемые природные территории, образованные для ведения традиционного природопользования и традиционного образа жизни коренными малочисленными народами Севера, Сибири и Дальнего Востока. В соответствии с пунктом 1 статьи 95 Земельного кодекса Российской Федерации в составе земель особо охраняемых природных территорий Российской Федерации, указаны земли территорий традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Федеральным законом "Об охране окружающей среды" от 10 января 2002 года к объектам окружающей среды относятся наряду с другими объектами (категориями) особо охраняемых природных территорий, места традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации.

Кроме того, не согласны с доводом прокурора в части того, что какие-либо природоохранные учреждения на территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации могут вообще не создаваться, поскольку критериями отнесения особо охраняемых природных территорий к различным категориям являются особенности режима особо охраняемых природных территорий и статуса находящихся на них природоохранных учреждений (часть 1 статьи 2 Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях").

Статьей 15 Федерального закона "О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации" обеспечение охраны отнесено к полномочиям органов государственной власти и органов местного самоуправления, которые могут осуществлять данные полномочия, в том числе путем создания природоохранных учреждений.

Частью 2 статьи 6 Закона Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края" установлено, особо охраняемые природные территории местного значения образуются решением органов местного самоуправления по согласованию с администрацией Приморского края.

Доводы прокурора в части того, что данная норма противоречит федеральному законодательству, считают необоснованными. Статьей 2 Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях" прямо предусмотрено, что особо охраняемые природные территории местного значения определяются в порядке, установленном законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

Указанный порядок был определен законом субъекта Российской Федерации (Приморского края).

Поскольку в отношении территорий традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации принят специальный Федеральный закон, порядок образования таких территорий регулируется федеральным законодательством.

Представитель Законодательного Собрания Приморского края в удовлетворении заявленных требований первого заместителя прокурора Приморского края в части признания противоречащими закону и не действующими со дня вступления решения суда в силу пункт 6 части 1 статьи 4, абзаца 1 части 2 статьи 6 (в части обязательного согласования органами местного самоуправления решений о создании особо охраняемых территорий местного значения с Администрацией Приморского края) Закона Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края" от 11 мая 2005 года N 245-КЗ, просил отказать.

Суд, выслушав прокурора, участвующего в деле, представителя Законодательного Собрания Приморского края, считает, что предъявленные требования первого заместителя прокурора Приморского края подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно пункта "д" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации природопользование, охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности, особо охраняемые природные территории, охрана памятников истории и культуры находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В силу пунктов 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации; законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам.

Указанные конституционные принципы закреплены и в пункте 1 статьи 3 Федерального закона N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 6 октября 1999 года.

В подпункте "б" пункта 1 статьи 5 данного Закона указано, что законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации осуществляет законодательное регулирование по предметам ведения субъекта Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации в пределах полномочий субъекта Российской Федерации. Установлено, что 27 апреля 2005 года Законодательным Собранием Приморского края был принят Закон Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края", пунктами 3, 4 статьи 2 которого определено, что ботанические сады и дендрологические парки являются научно-исследовательскими и культурно-просветительскими учреждениями.

В соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 4 указанного Закона Приморского края одной из разновидностей категорий особо охраняемых природных территорий являются территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Абзацем 1 части 2 статьи 6 указанного Закона Приморского края установлено, что особо охраняемые территории местного значения на территории Приморского края образуются решением органов местного самоуправления по согласованию с администрацией Приморского края.

Суд считает, что указанные положения названного Закона Приморского края противоречат действующему федеральному законодательству.

Суд учитывает, что Законодательное Собрание Приморского края признало заявленные требования прокурора Приморского края в части признании противоречащими закону пунктов 3, 4 статьи 2 оспариваемого Закона Приморского края, которым ботанические сады и дендрологические парки являются научно-исследовательскими и культурно-просветительскими учреждениями.

Федеральным законом "Об особо охраняемых природных территориях" от 14 марта 1995 года в пункте 1 статьи 28 дендрологические парки и ботанические сады отнесены к природоохранным учреждениям, в задачи которых входит создание специальных коллекций растений в целях сохранения разнообразия и обогащения растительного мира, а также осуществления научной, учебной и просветительской деятельности.

Согласно части 2 статьи 68 ГПК РФ признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств.

Пунктом 6 части 1 оспариваемого Закона Приморского края к категориям особо охраняемых природных территорий отнесены территории традиционного природопользования коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Между тем, перечень категорий особо охраняемых природных территорий содержится в пункте 1 статьи 2 Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях" от 14 марта 1995 года N 33-ФЗ, и в нем отсутствует такая категория особо охраняемых природных территорий как территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

В соответствии с указанным пунктом данной статьи Федерального закона критериями отнесения особо охраняемых природных территорий к различным категориям являются особенности режима особо охраняемой природной территории и особенности статуса находящихся на них природоохранных учреждений. Согласно статей 33 - 35 Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях" охрана государственных природных заповедников, национальных парков, природных парков, государственных природных заказников, памятников природы, дендрологических парков, ботанических садов, лечебно-оздоровительных местностей осуществляется соответствующими органами государственной власти и местного самоуправления через специально созданные для этой цели структурные подразделения (в том числе природоохранные учреждения).

Тогда как, согласно статьи 1 Федерального закона "О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации" от 7 мая 2001 года N 49-ФЗ, территории традиционного природопользования являются особо охраняемыми природными территориями, образованными для ведения исторически сложившихся способов использования объектов животного и растительного мира, других природных ресурсов коренными малочисленными народами Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

В соответствии со статьей 15 указанного Федерального закона охрана окружающей среды в пределах границ территорий традиционного природопользования обеспечивается органами исполнительной власти Российской Федерации, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, а также лицами, относящимися к малочисленным народам и общинами малочисленных народов.

Суд учитывает, что в соответствии с данной статьей указанного Закона и статьей 35 Федерального закона от 14 марта 1995 года N 33-ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях" какие-либо природоохранные учреждения на территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации могут вообще не образовываться.

Кроме того, согласно пункта 2 статьи 2 Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях" правом устанавливать иные категории особо охраняемых природных территорий (с учетом режима особо охраняемой природной территории и особенностей статуса находящихся на них природоохранных учреждений), не перечисленных в пункте 1 указанной статьи, наделены лишь Правительство Российской Федерации, соответствующие органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также органы местного самоуправления. Законодательное Собрание Приморского края как орган законодательной власти Приморского края не обладает полномочиями для осуществления правового регулирования указанного вопроса.

Суд приходит к выводу, что пункт 6 части 1 статьи 4 оспариваемого Закона Приморского края вводит дополнительную, не предусмотренную федеральным законодательством категорию особо охраняемых природных территорий - территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Суд не может согласиться с доводами Законодательного Собрания Приморского края о том, что такая категория особо охраняемых природных территорий, как территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, установлена на федеральном уровне.

Федеральный закон от 7 мая 2001 года N 49-ФЗ "О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации" определяя территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, как особо охраняемые природные территории, не указал их как категории, отнеся их к разновидностям особо охраняемых природных территорий.

Земельным кодексом Российской Федерации указаны территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации в составе земель особо охраняемых природных территорий. Данным кодексом, как и Федеральным законом от 10 января 2002 года N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", которым определены объекты охраны окружающей среды, категории особо охраняемых природных территорий не установлены. Перечень категорий особо охраняемых природных территорий содержится в пункте 1 статьи 2 Федерального закона "Об особо охраняемых территориях", в котором отсутствует такая категория особо охраняемых природных территорий, как территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Противоречит действующему федеральному законодательству положение абзаца 1 части 2 статьи 6 оспариваемого Закона Приморского края, в соответствии с которым особо охраняемые территории местного значения на территории Приморского края образуются решением органов местного самоуправления по согласованию с администрацией Приморского края.

В соответствии с пунктом 6 статьи 2 Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях" особо охраняемые территории местного значения являются собственностью муниципальных образований и находятся в ведении органов местного самоуправления.

Согласно статьи 3 части 3 названного Федерального закона управление и контроль в области организации и функционирования особо охраняемых природных территорий местного значения осуществляются органами местного самоуправления.

Федеральное законодательство не закрепляет обязанности для органов местного самоуправления согласовывать решения об образовании особо охраняемых природных территорий местного значения с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Более того, статьей 8 Федерального закона "О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации" прямо предусмотрено, что образование территорий традиционного природопользования местного значения осуществляется решением органов местного самоуправления на основании обращения лиц, относящихся к малочисленным народам, и общин малочисленных народов или уполномоченных представителей.

Данное положение оспариваемого Закона Приморского края в нарушении вышеуказанных статей Федеральных законов вводит для органов местного самоуправления обязанность согласовывать с администрацией Приморского края образование любых особо охраняемых природных территорий (в том числе и территорий традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации местного значения.

Абзац 1 пункта 2 статьи 6 (в части обязательного согласования органами местного самоуправления с Администрацией Приморского края решений о создании особо охраняемых территорий местного значения) оспариваемого Закона противоречит требованиям федерального законодательства, поскольку ограничивает полномочия органов местного самоуправления Приморского края.

Доводы Законодательного Собрания Приморского края о том, что указанный порядок особо охраняемых природных территорий местного значения Законом Приморского края установлен и определен в соответствии со статьей 2 Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях", не могут быть приняты во внимание.

Согласно указанной статьи названного Федерального закона особо охраняемые природные территории местного значения определяются в порядке, установленном законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации. Однако порядок создания особо охраняемых природных территорий местного значения не должен противоречить федеральному законодательству и не нарушать компетенцию органа местного самоуправления.

При указанных обстоятельствах, с учетом анализа положений федерального законодательства, суд находит несостоятельными доводы Законодательного Собрания Приморского края об отсутствии противоречия оспариваемых положений Закона Приморского края от 11 мая 2005 года N 245-КЗ "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края" федеральному законодательству и приходит к выводу об удовлетворении заявленных требований.

В соответствии с пунктом 2 статьи 253 ГПК РФ суд считает необходимым признать оспариваемые положения Закона недействующими со дня вступления решения суда в законную силу.

В соответствии с пунктом 3 статьи 253 ГПК РФ суд возлагает на Законодательное Собрание Приморского края обязанность опубликовать сообщение о настоящем решении суда в официальном издании Законодательного Собрания Приморского края в газете "Утро России".

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194 - 198 ГПК РФ, ст. 253 ГПК РФ, суд

 

решил:

 

Заявление первого заместителя прокурора Приморского края удовлетворить.

Признать пункты 3, 4 статьи 2 (в части положения о том, что ботанические сады и дендрологические парки являются научно-исследовательскими и культурно-просветительскими учреждения), пункт 6 части 1 статьи 4, а также абзац 1 части 2 статьи 6 (в части обязательного согласования органами местного самоуправления решений о создании особо охраняемых территорий местного значения с Администрацией Приморского края) Закона Приморского края "Об особо охраняемых природных территориях Приморского края" от 11 мая 2005 года N 245-КЗ - противоречащими закону и недействующими со дня вступления решения суда в законную силу.

Обязать Законодательное Собрание Приморского края опубликовать сообщение о решении Приморского краевого суда в газете "Утро России".

Решение может быть обжаловано в Верховный суд Российской Федерации путем принесения кассационной жалобы или представления в Приморский краевой суд в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь