Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 августа 2005 г. по делу N 33-2126

 

Судья: Прудентова Е.В.

 

30 августа 2005 года, судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                 Уткиной И.В.

    и судей                             Мамоновой Т.И., Гордеевой Н.В.

 

заслушали в открытом судебном заседании по докладу судьи Гордеевой Н.В. дело по кассационной жалобе И. на решение Первомайского районного суда г. Пензы от 12 июля 2005 года, которым постановлено:

И. в иске к Б., П. о признании недействительными договора ипотеки о залоге нежилого помещения, расположенного по адресу: <...>, от 18.04.2003 г., зарегистрированного 18.06.2003 г, N 58-01/29-1/2003-2108, дополнительного соглашения к договору ипотеки от 01.08.2003 г., зарегистрированного 18.08.2003 N 58-01/29-14/2003-1026, отказать.

Проверив материалы дела, заслушав представителя П. по доверенности Н., поддержавшую доводы кассационной жалобы, представителей Б. по доверенности - Ф., Б., представителя Г. по доверенности адвоката Мамедова В.Г., просивших решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

И. обратилась в суд с иском к Б., П., указав, что 03.12.2002 г. она выдала своему родственнику П. доверенность на право распоряжаться принадлежащими ей акциями ОАО "Белинский комбикормовый завод", а также на право распоряжаться принадлежащим ей другим имуществом, в том числе и недвижимым. В апреле 2005 г. она получила исковое заявление Б. из Ленинского суда г. Пензы, в котором он просит взыскать с П. в его пользу два миллиона рублей путем обращения взыскания на заложенное имущество: нежилое помещение литер А площадью 390,6 кв. м по адресу: <...>, принадлежащее ей на праве собственности. Из документов, приложенных к исковому заявлению, она узнала, что 18.04.2003 г. П. заключил с Б. договор ипотеки и заложил в счет обеспечения своего долга принадлежащее ей имущество, а в дальнейшем, 01.08.2003 г. к указанному договору ипотеки заключил дополнительное соглашение, обеспечив другое свое обязательство ее имуществом. Считает, что П., заключая договор ипотеки дополнительное соглашение к нему, действовал вопреки ее интересам, воспользовавшись имеющейся у него доверенностью, обеспечил свои личные обязательства не принадлежащим ему имуществом.

В связи с чем, просила признать недействительным договор ипотеки от 18.04.2003 г. и дополнительное соглашение к нему от 01.08.2003 г. между Б. и П.

Впоследствии, в ходе судебного разбирательства истицей были дополнены основания иска, И. ссылалась на то, что заложенное нежилое помещение в литере А площадью 390,6 кв. м по адресу: <...>, находится на части земельного участка площадью 1511 кв. м, принадлежащем П. на праве бессрочного (постоянного) пользования от 28.01.1999 г. В соответствии со ст. 1 договора ипотеки предметом залога является принадлежащий залогодателю на праве собственности объект недвижимости: нежилое помещение в литере А площадью 390,6 кв. м по адресу: <...>. Ипотека части земельного участка, на котором располагается это здание, настоящим договором не предусмотрена, что является недопустимым и противоречит п. 3 ст. 340 ГК РФ.

Первомайский районный суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе И. ставится вопрос об отмене судебного решения по тем основаниям, что суд не опроверг ее доводы о нарушении П. требований ч. 3 ст. 182 ГК РФ, а именно, что представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично. Из самого договора ипотеки от 18.04.03 г. видно, что стороной по договору является не она, в чьих интересах действует П., а сам П. Именно он указан в договоре в качестве "залогодателя". В договоре нет ссылки на то, что закладываемое имущество принадлежит И. Из текста договора следует, что имущество принадлежит самому П. Помимо этого, она не дала бы согласия на залог своего имущества по долгам П., такое право он бы имел, если бы деньги была должна она сама.

Обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Отказывая в удовлетворении иска И., суд признал установленным и исходил из того, что П. имел право в пределах данных ему истицей полномочий, заключать договор залога недвижимого имущества даже при отсутствии обязательств со стороны И. перед Б. При заключении договора ипотеки и дополнительного соглашения к нему он действовал в пределах наделенных истцом полномочий, не превышая их. Следовательно, сделки заключены в соответствии с требованиями законодательства.

Данный вывод суда, по мнению судебной коллегии, является правильным, основанным на собранных по делу и правильно оцененных доказательствах соответствует нормам действующего законодательства.

Материалами дела установлено, что во исполнение обязательств П., возникших на основании договора займа, удостоверенного нотариусом г. Пензы Г. 18.04.2003 г. в реестре за N 1-1628 (л.д. 8) и договора займа, удостоверенного нотариусом г. Пензы А. исполняющей обязанности нотариуса Г. 01.08.2003 г. в реестре за N 1-2684 (л.д. 7) были заключены договор ипотеки от 18.04.2003 г. и дополнительное соглашение к нему от 01.08.2003 г., сторонами по которым выступили Б. (залогодержатель) и И. (залогодатель) в лице П., действовавшего от имени И. на основании доверенности, удостоверенной нотариусом г. Пензы Г. 03.12.2002 г. в реестре за N 5517 (л.д. 5, 6). Договор, дополнительное соглашение к нему нотариально удостоверены, зарегистрированы Учреждением юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Пензенской области.

В соответствии с п. 1 ст. 182 ГК РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Согласно п. 1 ст. 334 ГК РФ сторонами договора залога являются залогодержатель и залогодатель.

В соответствии со ст. 335 ГК РФ залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо.

Согласно п. 1 ст. 1 ФЗ от 16.07.1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" залогодателем может быть сам должник по обязательству, обеспеченному ипотекой, или лицо, не участвующее в этом обязательстве (третье лицо).

Установлено, что при выдаче П. доверенности от 03.12.2002 г. И. уполномочила его на управление и распоряжение всем движимым и недвижимым имуществом, в чем бы оно не заключалось и где бы оно не находилось, в соответствии с чем заключать все разрешенные законом сделки и договоры, возмездные и безвозмездные, с любыми физическими лицами по его усмотрению, в том числе залога (л.д. 4).

Таким образом, П. имел право в пределах данных ему истицей полномочий заключать договор залога недвижимого имущества даже при отсутствии обязательств со стороны И. перед Б.

В связи с этим суд пришел к правильному выводу о том, что сделки заключены в соответствии с требованиями закона и не могут быть признаны недействительными.

Довод кассатора о том, что суд принял решение без учета требования ч. 3 ст. 182 ГК РФ о том, что представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично не обоснован, поскольку требования закона были соблюдены.

Пункт 3 ст. 182 ГК РФ предусматривает, что представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично. Он не может также совершать такие сделки в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства.

Как следует из оспариваемых договора ипотеки и дополнительного соглашения к нему с третьим лицом (Б.), П. являлся лишь представителем истицы (залогодателя) и не являлся одновременно другой стороной сделки - залогодержателем, как и не являлся его представителем. Следовательно, он не совершал эти сделки ни в отношении себя лично, ни в отношении другого лица, представителем которого он одновременно являлся.

Возможность совершения сделок с третьими лицами представителем лица на основании выданной доверенности предусмотрено действующим законодательством РФ: п. 1 ст. 182 ГК РФ, п. п. 1, 2 ст. 185 ГК РФ.

Никаких ограничений относительно возможности заключения договора об ипотеке нежилого помещения не лично залогодателем, а его представителем в силу полномочия, основанного на доверенности, не содержит и ФЗ от 16.07.1998 года "Об ипотеке (залоге недвижимости)".

Статьей 8 данного Закона предусмотрено, что договор об ипотеке заключается с соблюдением общих правил Гражданского кодекса РФ о заключении договоров, а также положений настоящего Федерального закона.

Кроме того, законом прямо предусмотрено, что залогодателем может быть как сам должник по обязательству, обеспеченному ипотекой, так и третье лицо (п. 1 ст. 385 ГК РФ, п. 1 ст. 1 ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)").

Следовательно, И. могла быть залогодателем, не будучи должником по обязательству, обеспеченному ипотекой.

Утверждение кассатора о том, что П. должен был получить от нее дополнительное согласие на заключение договора ипотеки, также не соответствует закону.

Выводы суда основаны на всесторонне и полно исследованных материалах дела, оценка доказательств произведена в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, материальный закон применен и истолкован судом правильно, нормы процессуального права соблюдены.

При таких обстоятельствах решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360 - 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Первомайского районного суда г. Пензы от 12 июля 2005 г. - оставить без изменения, кассационную жалобу И. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь