Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР

НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ПРЕЗИДИУМА САМАРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА МАЙ - СЕНТЯБРЬ 2005 ГОДА

 

1. В соответствии со ст. 17 и 18 ГК РФ правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается со смертью.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 07-06/372 от 26.05.2005)

 

П. обратилась в суд с иском к администрации Центрального района г. Тольятти о включении в состав наследственного имущества, оставшегося после смерти ее сына Д., части жилого помещения. В судебном заседании П. иск дополнила требованиями о признании за Д. на день его смерти права на комнату площадью 11,0 кв. м, расположенную в квартире. В обоснование иска она указала, что является матерью Д., который 23.03.2003, получив в МУП "Инвентаризатор" пакет необходимых документов, обратился в администрацию Центрального района г. Тольятти с заявлением о передаче ему в собственность указанной комнаты. Данное заявление и все необходимые документы были переданы в ЖЭУ МЖРЭП N 13 в этот же день, но договор приватизации не был зарегистрирован в регистрационной палате, так как 09.04.2003 Д. умер.

Решением Центрального районного суда от 25.02.2004 иск П. удовлетворен. За Д., умершим 09.04.2003, на день его смерти признано право собственности на комнату площадью 11,0 кв. м, жилое помещение включено в состав наследственного имущества.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

Удовлетворяя требования П., суд признал, что Д., подписав заявление на имя главы администрации Центрального района о передаче ему комнаты в собственность и передав заявление со всеми необходимыми документами в ЖЭУ МЖРЭП N 13, выразил свою волю на приватизацию занимаемого им жилья, но в связи со смертью, по не зависящим от него причинам, не смог завершить оформление договора приватизации.

Между тем в представленной в суд ксерокопии заявления Д. отсутствует его подпись и дата составления им этого заявления, на ксерокопии справки с места жительства нет даты составления справки, подлинники указанных документов в деле отсутствуют, нет сведений о том, что они обозревались в судебном заседании.

В надзорной жалобе также указывается на то, что в МУП "Инвентаризатор" приватизационное дело на Д. не заводилось, т. к. Д. с заявлением в установленном законом порядке не обращался, услуги МУП не оплачивал, квитанций об оплате не получал.

Указанные доводы с учетом того, что в деле отсутствуют достоверные сведения о поступлении заявления Д. в жилищное управление, имеют значение для правильного разрешения дела и нуждаются в проверке.

Кроме того, вывод суда о признании за Д. на день его смерти права собственности на спорную комнату противоречит ст. 17 и ст. 18 ГК РФ, в соответствии с которыми правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается со смертью.

Учитывая, что на момент рассмотрения дела Д. умер, у суда не было оснований для признания за ним права собственности на спорное имущество, в том числе и на момент его смерти.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

2. Регистрационные действия не регулируют отношения по возникновению права собственности на транспортное средство, а имею целью упорядочение контроля по пользованию транспортными средствами.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/354 от 19.05.2005)

 

С. обратился в суд с заявлением на неправомерные действия МРЭО ГИБДД УВД г. Самары, указав, что в сентябре 2004 года он обратился в МРЭО ГИБДД УВД г. Самары с заявлением о снятии с регистрационного учета принадлежащего ему на праве собственности автомобиля "Ауди". Однако ему было отказано в указанном требовании, поскольку выявлено, что идентификационная маркировка кузова подвергалась изменению и при этом не было принято во внимание, что в ходе проведенной проверки в возбуждении уголовного дела в отношении С. отказано.

Решением Промышленного районного суда г. Самары от 12.11.2004 заявление С. было удовлетворено. На МРЭО ГИБДД была возложена обязанность снять с регистрационного учета принадлежащий ему автомобиль.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

Обязывая МРЭО ГИБДД УВД г. Самары снять автомобиль с регистрационного учета, суд исходил из того, что С. является добросовестным приобретателем и отказ в снятии с учета автомобиля ограничивает истца в реализации его права собственника.

При этом судом не было принято во внимание, что регистрация транспортных средств не является государственной регистрацией в том смысле, которая в силу закона порождает переход права собственности.

Регистрационные действия не регулируют отношения по возникновению права собственности, имеют целью только упорядочение контроля по пользованию транспортными средствами. Отказ в регистрации не прекращает права собственности на транспортное средство, приобретенное в установленном порядке. Согласно ст. 1 и 15 Федерального закона от 10.12.1995 "О безопасности дорожного движения" регистрация транспортных средств введена в качестве механизма доступа технически исправного транспортного средства для участия в дорожном движении.

Кроме того, вывод суда о добросовестном приобретении С. автомобиля обоснован только постановлением инспектора по розыску ОГАИ Кировского РУВД от 25.04.2001 об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении С. При этом судом не учтено, что данное постановление не имело для суда преюдициального значения.

Также судом не исследовались обстоятельства нахождения указанного автомобиля на территории РФ, т.к. транспортные средства данной марки на территории РФ не производятся.

Таким образом, решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

3. В соответствии с Правилами пользования газом в быту, утвержденными приказом ВО "Росстройгазификация" при Совмине РСФСР от 26.04.1990 N 86-п, гражданам запрещается использовать газ и газовые приборы не по назначению.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/487 от 07.07.2005)

 

К. обратился к мировому судье с иском к ООО "Средневолжская газовая компания" филиал "Кинельгоргаз" о восстановлении газоснабжения дома и взыскании убытков и материального вреда, вызванных односторонним отказом от исполнения договора на поставку газа. В исковом заявлении указано, что 01.12.1998 он заключил с ответчиком договор на поставку газа в жилой дом. Однако в феврале 2004 года ответчик в одностороннем порядке отказался от исполнения принятых по договору обязательств и произвел отключение газопровода, чем причинил истцу нравственные и моральные страдания, вызванные отсутствием в связи с отключением газа надлежащих санитарно-гигиенических условий в доме.

Решением мирового судьи судебного участка N 1 Кинельского района Самарской области от 07.10.2004 на ООО "Средневолжская газовая компания" филиал "Кинельгоргаз" возложена обязанность возобновить подачу газа в дом истца, кроме того, в его пользу взыскана компенсация морального вреда в размере 1500 рублей.

Апелляционным решением Кинельского районного суда Самарской области обязанность по возобновлению подачи газа в дом истца возложена на ОАО "Кинельгоргаз", с ОАО "Кинельгоргаз" в пользу истца взыскана компенсация морального вреда в размере 500 руб.

Президиум Самарского областного суда апелляционное решение отменил, указав следующее.

В соответствии со ст. 327 ГПК РФ рассмотрение дела судом апелляционной инстанции проводится по правилам производства в суде первой инстанции, суд вправе устанавливать новые факты и исследовать новые доказательства.

Удовлетворяя требования К. и обязывая ОАО "Кинельгоргаз" возобновить подачу газа в дом истца, суд апелляционной инстанции исходил из того, что ответчиком не представлено доказательств нарушения истцом правил безопасности использования газа и действительной причиной отключения газа явилось нежелание истца изменить технические условия газоснабжения дома.

Между тем с данным выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя, поскольку в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ суд апелляционной инстанции не определил все обстоятельства, имеющие значение для дела.

Из материалов дела следует, и это не оспаривалось в судебных заседаниях, что в его жилом доме находится нежилое помещение, используемое под магазин.

Магазин, согласно СниП 2.89.02-89 "Общественные здания и сооружения", относится к зданию предприятий розничной торговли. В соответствии с исполнительно-технической документацией на газоснабжение дома истца, отопительные котлы расположены в цокольном этаже непосредственно под магазином, что запрещено СниП 11-35-76 "Котельные установки", которые не допускают размещать встроенные котельные под помещениями общественного назначения, в т.ч. торговыми.

Согласно п. 3.13 СниП 2.08-01-89 "Жилые здания" на предприятиях общественного питания, торговли и др., которые расположены в жилых зданиях, запрещается установка газового оборудования.

К газовому оборудованию общественных и жилых зданий в соответствии с приложением 1 к Правилам безопасности в газовом хозяйстве ПБ 12-368-00, утвержденным постановлением Гостехнадзора РФ от 26.05.2000 N 27, относятся газопроводы, газовые приборы и аппараты.

Судом же указанные обстоятельства, как имеющие значение для дела и оценки действий истца по использованию газового оборудования, размещенного в цокольном этаже дома непосредственно под магазином, не были приняты во внимание.

Не учтено судом и то обстоятельство, что п. 4 договора, заключенного между сторонами на поставку газа, предусмотрено право поставщика без дополнительного предупреждения прекратить газоснабжение в случае нарушения правил безопасности при использовании газа, а именно: Правил пользования газом в быту, утвержденных приказом ВО "Росстройгазификация" при Совмине РСФСР от 26.04.1990 N 86-п, запрещающих гражданам использовать газ и газовые приборы не по назначению.

Поскольку в силу ст. 210 ГК РФ бремя содержания имущества несет его собственник, с учетом норм законодательства, регулирующих отношения в сфере газоснабжения (ст. 539 ГК РФ), ответственность за обеспечение безопасности эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования лежит на собственнике.

Таким образом, решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

Апелляционное решение суда отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд.

 

4. В соответствии со ст. 167 ГПК РФ в случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении, разбирательство дела откладывается.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/605 от 15.09.2005)

 

Определением Автозаводского районного суда г. Тольятти от 07.09.2004 исковое заявление П. о расторжении договора купли-продажи, возврате стоимости автомобиля, взыскании неустойки, судебных расходов и компенсации морального вреда было оставлено без рассмотрения.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

Как следует из материалов дела, П. обратился в суд с иском, указав, что им 16.08.2001 в ООО "Пурпе-авто" был приобретен автомобиль ВАЗ-21103. При покупке автомобиля ему был выдан гарантийный талон, согласно которому ОАО "АвтоВАЗ" подтверждало надлежащее качество данного автомобиля. Однако в период эксплуатации автомобиля были выявлены многочисленные дефекты производственного характера. Оставляя исковое заявление П. без рассмотрения, суд, руководствуясь ст. 222 ГПК РФ, сослался на то, что истец и его представитель дважды не явились в судебное заседание.

В соответствии со статьей 113 ГПК РФ лица, участвующие в деле, а также свидетели эксперты, специалисты, переводчики извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручения адресату.

Как следует из материалов дела, оно назначалось судом к слушанию на 26.04.2004 и на 07.05.2004 и ни в одно из этих судебных заседаний ни истец, ни его представитель не явились.

В материалах дела имеется расписка в получении повестки на имя П. о вызове его в суд на 26.04.2004.

Однако доказательств извещения П. о назначении дела на 07.05.2004 в материалах дела нет.

В силу ст. 167 ГПК РФ в случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении, разбирательство дела откладывается.

В нарушение указанных положений закона, доказательств извещения истца о времени и месте судебного разбирательства в материалах дела нет. Суд, не располагая сведениями о надлежащем извещении истца, рассмотрел дело в его отсутствие, лишив его возможности дать суду свои объяснения по существу спора и представить имеющиеся у него доказательства.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

5. В соответствии с Федеральным законом "О защите прав потребителей", потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/607 от 15.09.2005)

 

Я. обратился к мировому судье с иском к ООО "Энергия" о замене некачественного товара или взыскании его стоимости, компенсации морального вреда, возмещении расходов на проведение экспертизы. В исковом заявлении указано, что 18.08.2003 она приобрела у ответчика машинку для стрижки волос. В гарантийный период эксплуатации у машинки обломился зубчик нижнего рабочего полотна, в связи с чем она обратилась к продавцу с письменной претензией, однако ответа не получила.

Решением мирового судьи судебного участка N 23 Ленинского района г. Самары от 18.08.2003 договор купли-продажи машинки для стрижки волос расторгнут, в пользу Я. взыскано в счет возмещения материального ущерба 2 680 руб., а также компенсация морального вреда в размере 1000 рублей.

Апелляционным решением Ленинского районного суда г. Самары решение мирового судьи изменено в части определения размера компенсации морального вреда, в остальной части решение оставлено без изменения.

Президиум Самарского областного суда апелляционное решение отменил, указав следующее.

Факт приобретения Я. у ответчика машинки для стрижки волос и некачественность данного товара вследствие наличия в нем производственного дефекта подтверждался материалами дела и никем по делу не оспаривался.

В соответствии с нормами Федерального закона "О защите прав потребителей", потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Между тем объяснения Я. о том, что машинку она купила для того, чтобы использовать ее на работе, так как она работает парикмахером, судом второй инстанции были оставлены без внимания и оценки.

При таких обстоятельствах апелляционное решение Ленинского суда от 30.11.2004 нельзя признать законным и обоснованным.

Апелляционное решение суда отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд.

 

6. В силу ст. 55 ГК РФ представительство не является юридическим лицом и согласно п. 1 ст. 48 ГК РФ не может быть ответчиком в суде.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/491 от 07.07.2005)

 

Решением мирового судьи судебного участка N 23 Ленинского района г. Самары от 18.02.2005 с Представительства ОАО "Аэрофлот" в г. Самаре в пользу супругов С. взысканы расходы на приобретение билетов, компенсация морального вреда.

Из материалов дела следует, что супруги С. приобрели авиабилеты, по которым 19.04.2004 они должны были вылететь к дочери в Германию. 31.03.2004 С. получил тяжелую травму, что не позволило им осуществить вылет. 02.04.2004 С. обратилась в Представительство ОАО "Аэрофлот" в г. Самаре с просьбой расторгнуть договор воздушной перевозки. Однако ей было отказано, со ссылкой на то, что ими куплены билеты по льготному тарифу, согласно которому возврат денег в случае отказа от полета не производится. С., сославшись на то, что она таком условии тарифа он не была предупреждена и что данное условие не соответствует ст. 108 Воздушного кодекса РФ, просила возвратить ей стоимость билетов.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

Представительство ОАО "Аэрофлот" в г. Самаре, с которого судом взысканы денежные суммы, не может являться надлежащим ответчиком.

Из п.п. 1.1, 2.1 Положения о представительстве ОАО "Аэрофлот - Российские авиалинии" в г. Самаре следует, что оно является структурным подразделением ОАО "Аэрофлот", представляет интересы ОАО "Аэрофлот" в г. Самаре и осуществляет их защиту.

В силу ст. 55 ГК РФ представительство не является юридическим лицом и согласно п. 1 ст. 48 ГК РФ не может быть ответчиком в суде. Согласно имеющейся в материалах дела доверенности участвовавший в деле в качестве представителя ответчика Л. представлял интересы ОАО "Аэрофлот - Российские авиалинии", т.е. представительства ОАО "Аэрофлот" в г. Самаре.

При таких обстоятельствах решение мирового судьи судебного участка N 23 нельзя признать законным и обоснованным.

Решение мирового судьи судебного участка N 23 отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд.

 

7. В соответствии с ч. 2 ст. 89 СК РФ жена имеет право требовать предоставления алиментов в судебном порядке от другого супруга, обладающего необходимыми для этого средствами, в период беременности и в течение трех лет со дня рождения ребенка.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/439-05 от 16.06.2005)

 

Решением мирового судьи судебного участка N 3 г. Новокуйбышевска Самарской области от 04.10.2004 с З. взысканы алименты на содержание ее сына, начиная с 25.11.2004 и до 25.11.2007., т.е. до окончания декретного отпуска.

Из материалов дела следует, что истица обратилась в суд с иском к З. о взыскании алиментов на свое содержание, указав, что брак между нею и З. был зарегистрирован 04.10.2002. 30.03.2004 у них родился сын. В настоящее время истица находится в отпуске по уходу за ребенком. Ссылаясь на то, что ответчик не оказывает семье материальной помощи, других источников к существованию она не имеет, истица просила взыскать с З. алименты на свое содержание.

Президиум Самарского областного суда посчитал, что решение мирового судьи подлежит уточнению в части определения судом срока взыскания алиментов на содержание истицы.

В соответствии с ч. 2 ст. 89 СК РФ право требовать предоставления алиментов в судебном порядке от другого супруга, обладающего необходимыми для этого средствами, имеет жена в период беременности и в течение трех лет со дня рождения ребенка.

Согласно ч. 2 ст. 107 СК РФ алименты присуждаются с момента обращения в суд.

Удовлетворяя требования З. о взыскании алиментов на ее содержание, суд определил срок их взыскания с 25.11.2004 по 25.11.2007, т.е. до окончания декретного отпуска.

Судом правомерно удовлетворен иск о взыскании алиментов на содержание З., однако неверно определены начало и окончание срока их взыскания.

Как видно из материалов гражданского дела, З. обратилась в суд с иском о взыскании алиментов на ее содержание 16.11.2004, поэтому начало срока взыскания должно исчисляться с указанной даты, а не с 25.11.2004, как определено судом. Ребенок родился 30.03.2004, следовательно, срок окончания взыскания алиментов на содержание З. истекает 30.03.2007, в момент исполнения ребенку трех лет.

При таких обстоятельствах решение мирового судьи судебного участка N 3 г. Новокуйбышевска в части определения срока взыскания алиментов подлежит уточнению.

Решение мирового судьи судебного участка N 3 г. Новокуйбышевска от 25.11.2004 в части определения судом срока взыскания алиментов уточнены, срок взыскания определен с 16.11.2004 по 30.03.2007. В остальной части решение оставлено без изменения.

 

8. Согласно п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении", исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, суд должен был разрешить все вопросы, указанные в законе, с тем чтобы оно не вызывало затруднений при исполнении.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/423 от 09.06.2005)

 

Б. и В. обратились в суд с иском к военному санаторию "Волга" об устранении препятствий в пользовании земельными участками в СНТ "Клен". В исковом заявлении указали, что, для того чтобы попасть на их участки, истцам необходимо проехать через ворота санатория, однако ответчик всячески препятствует свободному доступу на их участки: ворота часто бывают закрыты, забор и прилегающая территория опутаны колючей проволокой, охране предписано не допускать их к земельным участкам. Кроме того, по территории их участков ездит тяжелая техника ответчика, в результате чего образовалась колея. Ссылаясь на данные обстоятельства, истцы просили суд обязать ответчика снести забор, огораживающий их участки, и не чинить препятствий в пользовании участками.

Решением Промышленного районного суда г. Самары от 12.11.2004 на военный санаторий "Волга" возложена обязанность не препятствовать пользованию истцами своими земельными участками, кроме того, ответчик обязан демонтировать металлические ворота пожарного выезда, расположенного рядом с СНТ "Клен".

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

В соответствии со ст. 194 ГПК РФ решением является постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу.

Согласно п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении", исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, суд должен был разрешить все вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при его исполнении.

Удовлетворяя требования истцов об устранении препятствий в пользовании земельными участками и возлагая на санаторий "Волга" обязанность демонтировать металлические ворота пожарного выезда, суд исходил из положений ст. 304 ГК РФ.

В надзорной жалобе военный санаторий "Волга" ссылается на то, что исполнение данного решения суда приведет к необходимости реконструкции и переносу сооружений и объектов санатория - забора, электрических, водопроводных и телефонных сетей, что повлечет расходование значительных денежных средств государства.

Данные обстоятельства заслуживают внимания, поскольку в случае исполнения решения будут нарушены гарантированные законом (ст. 209 ГК РФ) права другого собственника - санатория "Волга".

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать правильным.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

9. Согласно с п. 4 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов жалобы в случае, если суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/408 от 02.06.2005)

 

Определением Кировского районного суда г. Самары от 01.12.2003 было утверждено мировое соглашение между ГОУ НПО "Профессиональный лицей N 21" и В., по условиям которого истец отказывается от иска о признании утратившей право жилой площади и выселении, истица В. обязуется в соответствии с выданным ордером переселиться на другую жилую площадь общежития.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

Как следует из материалов дела, ГОУ НПО "Профессиональный лицей N 21" обратилось в суд с иском к В. о признании утратившей ею право на жилую площадь и выселении из комнаты общежития, в связи с увольнением из лицея по собственному желанию. В ходе рассмотрения дела истец уточнил свои исковые требования, просил выселить В. в другую комнату общежития.

Согласно п. 4 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов жалобы, в случае если суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

Утвердив мировое соглашение, по которому В. должна вселиться в комнату общежития, где в настоящее время проживает К., суд в нарушение действующего гражданско-процессуального закона не привлек ее к участию в деле, разрешив вопрос о жилищных правах и обязанностях К., не привлекая ее к участию в деле.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

10. В соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не с момента прекращения брака, а со дня, когда разведенный супруг знал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/391 от 26.05.2005)

 

Н. обратилась к мировому судье с иском к своему бывшему мужу о разделе совместно нажитого имущества, указав, что состояла с ответчиком в зарегистрированном браке, который расторгнут 01.11.1996. Однако, несмотря на это, они продолжают проживать совместно. Ссылаясь на то, что соглашения о добровольном разделе совместно нажитого имущества между нею и ответчиком не достигнуто, Н. просила разделить указанное имущество, выделив ей дачный участок площадью 8 соток с кирпичным домом, гаражом, погребом и баней, расположенный в районе АГЛОС, а ответчику машину ВАЗ-21099, 1997 года выпуска, и металлический гараж.

Решением мирового судьи судебного участка N 42 Промышленного района г. Самары от 04.02.2004 в иске отказано.

Определением Промышленного районного суда г. Самары от 14.02.2004 решение мирового судьи оставлено в силе.

Президиум Самарского областного суда апелляционное определение отменил, указав следующее.

Отказывая в удовлетворении иска, мировой судья исходил из того, что земельный участок с находящимся на нем домом и другими строениями и металлический гараж не подлежат разделу, поскольку правоустанавливающих документов на указанное имущество не имеется. Также мировой судья сослался на истечение срока исковой давности для обращения Н. в суд. С такими выводами мирового судьи согласился и суд апелляционной инстанции.

Между тем в материалах дела имеется ксерокопия свидетельства на право собственности на спорный земельный участок на имя ее бывшего супруга, подлинник которого, по утверждению Н., находится у нее.

Кроме того, отсутствие правоустанавливающих документов не является достаточным основанием для исключения спорного имущества из состава имущества, подлежащего разделу.

Закон допускает раздел незаконченного строительства дома, если, учитывая степень его готовности, можно определить подлежащие выделу части с последующей технической возможностью доведения строительства дома до конца. При невозможности выдела доли в натуре из общего имущества суд присуждает одному из супругов денежную компенсацию.

Также суд не обсудил вопрос о возможности включения в раздел денежных средств, затраченных сторонами по делу на строительство дома и других строений на земельном участке, на приобретение гаража. Суд апелляционной инстанции данное противоречие не устранил.

Делая вывод об истечении срока исковой давности, мировой судья и суд апелляционной инстанции правильно руководствовались разъяснениями, содержащимися в п. 19 Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.98 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрения дел о расторжении брака", однако неправильно их истолковали.

В соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрения дел о расторжении брака" течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не с момента прекращения брака, а со дня, когда разведенный супруг знал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество.

Мировой судья и суд апелляционной инстанции начало течения срока исковой давности связали с моментом прекращения брака, оставив без внимания и оценки доводы Н. о том, что, несмотря на расторжение брака в ноябре 1996 года, между нею и ответчиком сохранялись фактически семейные отношения до октября 2002 года. Именно с октября 2002 года ответчик стал препятствовать ей в пользовании спорным имуществом.

При таких обстоятельствах определение судьи апелляционной инстанции нельзя признать законным и обоснованным.

Апелляционное определение суда отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь