Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

АРХАНГЕЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА ТРЕТИЙ КВАРТАЛ 2005 ГОДА

 

I. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

 

1. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

 

1.1. Договоры

 

Договор бытового подряда

 

               Договор  бытового  подряда   должен  быть  заключен

               в простой письменной форме. В отсутствие письменной

               формы договора бытового подряда между сторонами суд

               в нарушение  ст. 162  ГК РФ,  ст. 60 ГПК РФ  принял

               в    качестве    доказательств    его    заключения

               свидетельские показания

 

Организация обратилась в суд с иском к Х. и Л. о взыскании денежных средств за проведенные электромонтажные работы, стоимости материалов и проектных работ, ссылаясь в обоснование иска на то, что работниками организации - истца были выполнены строительно-монтажные работы в коттедже, принадлежащем Х. Договор на производство работ был заключен в устной форме с Л., братом Х.

Работы по договору выполнены, однако ответчики от их принятия и оплаты уклоняются.

Решением городского суда с Л. в пользу истца взысканы денежные суммы пропорционально объему исполненных работ и судебные расходы.

В кассационном порядке данное решение не обжаловалось.

Президиум решение суда отменил по следующим основаниям.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что Л. и истец заключили устный договор бытового подряда, в соответствии с которым общество должно было выполнить электромонтажные работы в коттедже, а Л. - принять и оплатить их. Данный договор истцом частично исполнен, в связи с чем Л. обязан оплатить стоимость предоставленных обществом материалов и выполненных работ.

Разрешая вопрос о соблюдении сторонами формы договора бытового подряда, суд указал, что нормы гражданского законодательства, регулирующие спорные отношения, не требуют заключения договора в письменной форме.

Однако указанные выводы суда сделаны без учета следующего.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 161 Гражданского кодекса РФ юридические лица обязаны совершать сделки с гражданами в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения.

Заключение договора бытового подряда в простой письменной форме предусмотрено и Правилами бытового обслуживания населения в РФ, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 15.08.1997 N 1025 (далее по тексту - Правила), действие которых в соответствии с пунктом 3 статьи 730 Гражданского кодекса РФ, статьей 38 Закона от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" и абзацем 4 пункта 1 названных Правил распространяется на отношения, вытекающие из договора бытового подряда.

Более того, пункт 4 Правил определяет перечень сведений, который должен содержать договор бытового подряда.

С учетом приведенных обстоятельств суду для признания договора бытового подряда заключенным следовало предложить сторонам представить доказательства, свидетельствующие о том, что между сторонами по делу в установленной законом форме было достигнуто соглашение об условиях, которые применительно к положениям статей 730 - 739 Гражданского кодекса РФ и Правил бытового обслуживания населения в РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15.08.1997 N 1025, являются существенными для договора бытового подряда.

При этом необходимо было исходить из положений статьи 162 Гражданского кодекса РФ, согласно которым несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

В то же время свой вывод о том, что между сторонами по делу заключен договор бытового подряда, суд обосновал свидетельскими показаниями работников общества, что применительно к положениям статьи 60 Гражданского процессуального кодекса РФ не может быть признано правомерным.

Указанные существенные нарушения закона послужили основанием к отмене постановленного решения суда.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-165)

 

Договор банковского вклада

 

               При  разрешении  споров   по  договору  банковского

               вклада  судом  не  учтены   положения  Гражданского

               кодекса  РФ  и  специфические  особенности  условий

               договора  применительно  к вкладу  в Сберегательном

               банке  России,  а также  то обстоятельство, что при

               отсутствии отдельной договоренности с работодателем

               гражданин-вкладчик  принимает  на себя  обязанности

               по  несению  расходов,   связанных   с  банковскими

               операциями по вкладу

 

М. обратился в суд с иском к территориальному отделению Сберегательного банка России о взыскании сумм комиссионного сбора, неправомерно удержанного при выдаче денежных средств со вклада, и денежной компенсации морального вреда.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, требования истца удовлетворены в части взыскания удержанного комиссионного сбора.

Удовлетворяя требования истца, мировой судья свой вывод мотивировал тем, что с истцом при открытии счета письменный договор не заключался и в ином порядке с ним не оговаривалось взимание комиссионного сбора за услуги банка в размере 1% с денежных средств, поступающих на счет. Следовательно, банк изменил условия договора в одностороннем порядке, что является недопустимым.

Оставляя решение мирового судьи без изменения, суд апелляционной инстанции согласился с указанным выводом, кроме этого, указал на незаконность действий банка по изменению в одностороннем порядке условий договора, при этом руководствовался документами Центрального банка Российской Федерации, которые не предусматривают взимание комиссионного сбора с перечисляемой на счета клиентов денежных средств в виде заработной платы.

Президиум областного суда указанные судебные постановления отменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 836 ГК РФ договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме. Письменная форма договора банковского вклада считается соблюденной, если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом.

Вывод суда первой инстанции об отсутствии письменного договора между М. и банком противоречит указанному положению закона.

В соответствии с п. 3 ст. 834 ГК РФ к отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о договоре банковского счета, если иное не предусмотрено законом.

Как следует из ст. 851 ГК РФ, в случаях, предусмотренных договором банковского счета, клиент оплачивает услуги банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете.

Статьей 29 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (с учетом последующих изменений и дополнений) предусмотрено, что процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено Федеральным законом.

Сберегательный банк России является самостоятельным кредитным учреждением, действует на основании устава, зарегистрированного Банком России от 20 июня 1991 года, в систему учреждений Банка России, действующего на основании Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" от 10.07.2002 N 86-ФЗ, не входит.

Указанное свидетельствует о том, что коммерческие банки, включая Сберегательный банк России, имеют право самостоятельно устанавливать тарифы (расценки) за оказание платных услуг юридическим и физическим лицам.

Положение Центрального банка Российской Федерации N 198-п от 07.10.2002 "О порядке расчета и взимания платы за расчетные услуги Банка России" и Тарифы на услуги Банка, установленные распоряжением Центрального банка России N Р-548 от 27.12.2000, которыми руководствовался суд апелляционной инстанции при принятии решения по делу, устанавливают порядок расчетов и взимания платы за расчетные услуги и тарифы, предоставляемые только учреждениями Банка России, и не распространяются на учреждения Сберегательного банка России.

Следовательно, при рассмотрении дела суду следовало проверить законность установления тарифов на взимание комиссионного сбора за перечисление на счет вкладчика денежных средств третьими лицами в системе Сберегательного банка России, и в частности, предоставлено ли такое право непосредственно ответчику - территориальному отделению Сберегательного банка России.

В соответствии со ст. 834 ГК РФ договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, признается публичным договором (ст. 426 ГК РФ). Пункт 2 ст. 426 ГК РФ предусматривает, что цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.

Тарифы на услуги Сбербанка установлены едиными для всех вкладчиков, законом и иными правовыми актами предоставление каких-либо льгот в данной части истцу не предусмотрено.

В соответствии со ст. 841 ГК РФ, если договором банковского вклада не предусмотрено иное, на счет по вкладу зачисляются денежные средства, поступающие в банк на имя вкладчика от третьих лиц с указанием необходимых данных о его счете по вкладу. При этом предполагается, что вкладчик выразил свое согласие на получение денежных средств от таких лиц, предоставив им необходимые данные о счете по вкладу.

Как следует из содержания ст. 136 ТК РФ, заработная плата выплачивается работнику, как правило, в месте выполнения им работы либо перечисляется на указанный работником счет в банке на условиях, определенных коллективным договором или трудовым договором. Между тем в материалах дела отсутствуют сведения о том, на каком основании заработная плата перечислялась истцу на счет в банке.

В то же время от выяснения данного обстоятельства зависит решение вопроса о том, кто должен оплачивать услуги банка по перечислению денег на счет истца, поскольку оплата услуг банка по перечислению и выплате сумм заработной платы является правом, а не обязанностью работодателя и осуществляется за счет работодателя, если условие об этом будет предусмотрено в коллективном либо трудовом договоре.

Если работодатель не согласен оплачивать банковские услуги, работник может попросить работодателя перечислять его заработную плату на расчетный счет в банке при условии, что работник сам будет оплачивать услуги банка по перечислению и выплате сумм его заработной платы.

Таким образом, написав заявление о перечислении заработной платы на счет в банке и сообщив реквизиты банковского счета, истец при отсутствии между ним и работодателем договоренности о распределении расходов за услуги банка фактически принял условия банка в части несения расходов по перечислению на его счет денежных средств.

При указанных обстоятельствах судебные постановления, принятые по делу, не могут быть признаны законными и подлежат отмене с направлением дела для рассмотрения в тот же суд первой инстанции.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-174)

 

Договор займа

 

               При неисполнении заемщиком решения суда о взыскании

               суммы займа и процентов  по нему, а также процентов

               по  ст. 395  ГК  РФ   заимодавец  вправе  требовать

               взыскания  процентов  по договору займа и процентов

               по  ст. 395  ГК  РФ  и  за  дальнейший   период  до

               фактического   исполнения   заемщиком  обязательств

               по погашению долга

 

С. обратилась в суд с иском к П. о взыскании процентов по договору займа и судебных расходов в связи с отказом заемщика уплатить долг в добровольном порядке в установленные сроки.

Заочным решением мирового судьи от 30 декабря 2003 года в пользу истца с ответчика взыскана сумма долга, проценты по договору и проценты за пользование чужими денежными средствами по 15 октября 2003 года включительно.

Данное решение не исполнено, в связи с чем истец просила взыскать с П. проценты по договору, проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 15 октября 2003 года по 15 февраля 2005 года.

Мировой судья решением от 11 февраля 2005 года взыскал с П. в пользу С. проценты по договору, проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 16 октября 2003 года по 11 февраля 2005 года и судебные расходы.

Указанное решение от 11 февраля 2005 года отменено судом апелляционной инстанции и вынесено новое решение об отказе в иске.

Президиум областного суда апелляционное решение отменил по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, между сторонами был заключен договор займа. Сумма и проценты по договору займа за период с 15 ноября 2001 года по 15 октября 2003 года, а также проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 11 июля 2003 года по 15 октября 2003 года были взысканы с ответчицы заочным решением мирового судьи от 30 декабря 2003 года.

Однако решение от 30 декабря 2003 года ответчик не исполнил, и истец обратилась в суд с требованием о взыскании процентов по договору и процентов за пользование чужими денежными средствами начиная с 16 октября 2003 года. Именно эти требования являлись предметом рассмотрения в мировом суде и были удовлетворены.

Вместе с тем, отменяя решение мирового судьи, принятое по поводу указанных требований, суд апелляционной инстанции, руководствуясь статьей 208 ГПК РФ, пришел к выводу, что истец не имела права предъявить иск о взыскании процентов по статьям 809, 395 ГК РФ, а могла лишь заявить требование об индексации денежных сумм, взысканных по заочному решению суда от 30.12.2003, причем рассмотреть требование об индексации суд был вправе лишь после исполнения заочного решения суда от 30.12.2003.

Такой вывод суда апелляционной инстанции был признан неправомерным в силу следующего.

Согласно ст. 39 ГПК РФ право определять предмет и основания иска принадлежит истцу. Суд, в том числе суд второй инстанции, не вправе по своему усмотрению изменить заявленные истцом предмет и основания иска, а должен был проверить законность и обоснованность решения суда первой инстанции, применив нормы материального права, регулирующие возникший спор.

При этом следует иметь в виду, что взыскание судом суммы долга по договору займа и процентов по нему, а также процентов за пользование чужими денежными средствами не может явиться основанием к прекращению обязательств должника по возврату суммы займа и соответствующих процентов. Надлежащим образом обязательство будет исполнено в момент полного погашения долга.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 809 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ), если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии иного соглашения проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа.

Согласно пункту 1 статьи 811 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 ГК РФ.

Суд апелляционной инстанции положения указанных статей не учел, вышел за пределы заявленных истицей и рассмотренных судом первой инстанции требований и постановил незаконное решение.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-140)

 

1.2. Право собственности

 

               При отсутствии государственной регистрации перехода

               права  собственности  судом  неправомерно  признано

               право   собственности   на  объекты   недвижимости,

               приобретенные на основании договора купли-продажи

 

З. обратился в суд с иском к организации о признании права собственности на ряд объектов недвижимости, приобретенных у ответчика на основании договора купли-продажи от 26 ноября 2004 года. Оплата цены договора произведена, имущество передано ему по акту передачи от 31 января 2005 года, однако осуществить государственную регистрацию права собственности на указанные объекты не представляется возможным, поскольку ответчиком не были представлены регистрирующему органу необходимые документы и в последующем заявление о проведении регистрации было отозвано.

В судебном заседании представитель ответчика признал исковые требования.

Решением районного суда иск удовлетворен. В кассационном порядке законность данного решения не проверялась.

На указанное решение была подана надзорная жалоба С., ранее к участию в деле не привлекавшегося.

Президиум Архангельского областного суда надзорную жалобу удовлетворил, решение суда отменил по следующим основаниям.

Удовлетворяя требования истца, суд первой инстанции исходил из того, что признание иска ответчиком по рассматриваемому делу не противоречит закону и не нарушает прав и законных интересов других лиц, поскольку в соответствии со ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственник, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи. Сторонами по делу был заключен соответствующий договор купли-продажи, составлен передаточный акт и произведены расчеты по договору.

В то же время судом не учтено следующее.

Податель надзорной жалобы утверждает, что ранее по договору купли-продажи от 15 октября 2003 года, заключенному от имени организации - ответчика конкурсным управляющим, он уже приобрел один из спорных объектов недвижимости - здание гаража, которое ему было передано по передаточному акту, покупная цена им продавцу уплачена. Указывает, что оспариваемым решением суда нарушаются его права, в то время как к участию в деле он не привлекался.

Суд надзорной инстанции признал данные обстоятельства заслуживающими внимания и проверки.

Согласно пункту 1 статьи 433 Гражданского кодекса Российской Федерации договор купли-продажи здания следует считать заключенным с момента его подписания. Закон не предусматривает обязательной государственной регистрации сделок купли-продажи таких объектов.

В соответствии со статьей 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

Таким образом, продавец после заключения договора купли-продажи утрачивает право на вторичную продажу того же объекта.

В то же время в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 223 ГК РФ).

В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом, что предусмотрено пунктом 2 статьи 223 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статьей 551 ГК РФ установлено, что переход права собственности на недвижимость по договору купли-продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.

Государственная регистрация перехода права собственности проводится на основании заявления обеих сторон, участвующих в договоре купли-продажи недвижимости, или уполномоченного ими на то лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, если иное не установлено Федеральным законом (п. 1 ст. 16 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним").

В деле нет данных о государственной регистрации перехода права собственности на спорные объекты к истцу.

В случае, когда одна из сторон договора уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, основанием для регистрации перехода права собственности может быть только решение суда, вынесенное по требованию другой стороны по договору (п. 3 ст. 165, п. 3 ст. 551 ГК РФ, абз. 3 п. 1 ст. 16 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним").

Однако такого требования истцом по настоящему делу не заявлялось.

Указанные обстоятельства свидетельствует о незаконности решения суда и выводов, касающихся всех спорных объектов недвижимости, в связи с чем оно было отменено в полном объеме.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-136)

 

               При  утверждении  мирового  соглашения, по которому

               ответчиком    передается    истцам   квартира   для

               оформления  в  собственность,   суд   необоснованно

               не проверил  правомочия  ответчика  по распоряжению

               указанным имуществом

 

Д. и Г. обратились в суд с иском к областному государственному учреждению "Управление капитального строительства "Инвестсельстрой" о понуждении к исполнению договора о совместной деятельности по участию в строительстве жилья для физических лиц, взыскании неустойки, компенсации морального вреда и сумм в счет уменьшения стоимости квартиры.

В обоснование своих требований указали, что с ответчиком заключен указанный договор, согласно которому ответчик обязан в течение месяца с момента выхода распоряжения администрации г. Гатчина об утверждении акта государственной комиссии по приемке в эксплуатацию жилого дома во втором квартале 2003 года передать истцам для оформления в собственность двухкомнатную квартиру с оговоренными параметрами.

Истцами свои обязательства по оплате стоимости квартиры выполнены, в то же время ответчиком квартира им не передана, несмотря на то что указанный дом в эксплуатацию сдан во втором квартале 2003 года.

Определением городского суда между сторонами утверждено мировое соглашение, по которому ответчик в срок до 11 апреля 2005 года передает истцам двухкомнатную квартиру по определенному адресу в г. Коммунар Ленинградской области с определенными жилищными параметрами вместе с документацией, необходимой для оформления истцами права собственности на квартиру, а истцы принимают квартиру, несут ответственность за ее сохранность, оплачивают расходы, связанные с оформлением права собственности на данную квартиру, и расходы, связанные с передачей квартиры, расположенной в г. Северодвинске, отказываются от иска в части требований о взыскании неустойки, компенсации морального вреда и сумм в счет уменьшения стоимости квартиры.

Производство по делу прекращено.

В кассационном порядке законность указанного определения не проверялась.

Президиум областного суда указанное определение отменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 39 ГПК РФ суду предоставлено право не утверждать мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

В соответствии со ст. 209 ГК РФ права владения, пользования и распоряжения своим имуществом принадлежат собственнику. Исходя из этого, утверждая мировое соглашение по предложенному ответчиком варианту, суду надлежало проверить правомочность ответчика по распоряжению предложенной им истцам квартирой.

Между тем как истцы в надзорной жалобе указали, что определенная в мировом соглашении квартира принадлежит на праве собственности иным лицам, а не ответчику, который не имеет прав на распоряжение ею. Из этого следует, что утвержденное судом мировое соглашение противоречит закону, поскольку ответчик не вправе распоряжаться имуществом, ему не принадлежащим, и, кроме этого, данным соглашением нарушается право собственности третьих лиц.

При указанных обстоятельствах определение суда об утверждении мирового соглашения не может быть признано законным и подлежит отмене с направлением дела для рассмотрения в тот же суд первой инстанции.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-173)

 

1.3. Защита прав потребителей

 

               При   разрешении   спора    по   иску   потребителя

               о расторжении договора  купли-продажи  обязательный

               предварительный  досудебный  претензионный  порядок

               законом не установлен

 

Б. обратился в суд с иском к организации о расторжении договора купли-продажи дверного комплекта и договора на выполнение работ по установке двери, взыскании стоимости товара и работ, неустойки и компенсации морального вреда.

Определением мирового судьи данный иск оставлен без рассмотрения на основании абз. 2 ст. 222 ГПК РФ, в связи с тем что истец не обращался с претензией о расторжении договора купли-продажи к ответчику, что свидетельствует о несоблюдении установленного федеральным законом для данной категории дел или предусмотренного договором сторон досудебного порядка урегулирования спора.

В апелляционном порядке определение суда не обжаловалось.

Данное определение было отменено президиумом областного суда по следующим основаниям.

В соответствии с абзацем 2 статьи 222 ГПК РФ заявление подлежит оставлению без рассмотрения, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел или предусмотренный договором досудебный порядок урегулирования спора.

Однако правовая норма, устанавливающая досудебный порядок урегулирования возникшего спора применительно к характеру заявленных истцом требований, в определении судом не приведена.

Вместе с тем ни Гражданским кодексом РФ, регулирующим обязательства, возникающие из договора купли-продажи и подряда, ни Законом РФ "О защите прав потребителей" не установлен предварительный внесудебный порядок предъявления потребителем требований, в том числе претензионный.

Аналогичная позиция изложена в разъяснениях Верховного Суда РФ, содержащихся в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (с изменениями и дополнениями).

Изложенные обстоятельства послужили основанием к отмене постановленного определения мирового судьи.

(постановление президиума N 44г-128)

 

                Суд   ошибочно   посчитал   равнозначными  понятия

                гарантийного  ремонта   и  бесплатного  сервисного

                обслуживания   и   их   правовые  последствия  для

                покупателя  товара,  в связи  с  чем  неправомерно

                отказал   потребителю   в  удовлетворении  исковых

                требований   о   понуждении   продавца   устранить

                недостатки    товара    в   рамках    гарантийного

                обязательства

 

С. обратился в суд с иском к организации - авторизированному сервисному центру, магазину компьютерной техники и индивидуальному предпринимателю П. о понуждении устранения недостатков товара и взыскании денежных сумм.

В обоснование иска указал, что в магазине продавца - индивидуального предпринимателя П. приобрел ноутбук. В процессе эксплуатации истцом был выявлен недостаток - ноутбук без подключения к электросети не работал, аккумуляторная батарея не заряжалась. В дальнейшем истец был вынужден сдать ноутбук в гарантийный отдел продавца с целью проведения ремонта, а затем направил претензию с требованием ускорить ремонт, возместить моральный вред и выплатить пени за задержку удовлетворения его требований.

В проведении гарантийного ремонта аккумуляторной батареи истцу было отказано, в связи с чем С. и обратился в суд с заявленным иском.

Решением мирового судьи в иске С. было отказано. В апелляционном порядке законность решения мирового судьи не проверялась.

Президиум областного суда указанное решение отменил по следующим основаниям.

Отказывая истцу в удовлетворении его требований, мировой судья пришел к выводу об отсутствии оснований для проведения бесплатного гарантийного ремонта ноутбука, сославшись на указание в гарантийном талоне о том, что бесплатное сервисное обслуживание не распространяется на аккумуляторные батареи.

Однако такой вывод суда является неправомерным в силу следующих обстоятельств.

В соответствии со ст. 470 ГК РФ товар, который продавец обязан передать покупателю, должен соответствовать требованиям о качестве товара, предусмотренным ст. 469 ГК РФ, в момент передачи товара покупателю, если иной момент определения соответствия товара этим требованиям не предусмотрен договором купли-продажи, и в пределах разумного срока должен быть пригодным для целей, для которых товары такого рода обычно используются.

В случае, когда договором купли-продажи предусмотрено предоставление продавцом гарантии качества товара, продавец обязан передать покупателю товар, который должен соответствовать требованиям о качестве товара, предусмотренным статьей 469 ГК РФ, в течение определенного времени установленного договором (гарантийного срока).

Последствия продажи товара ненадлежащего качества изложены в статьях 475 ГК РФ и 18 Федерального закона "О защите прав потребителей" от 07.02.1992 N 2300-1 (далее - Закон), согласно которым потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, если оно не было оговорено продавцом, вправе по своему выбору потребовать в том числе и безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом.

Согласно пункту 1 статьи 19 Закона такие требования потребитель вправе предъявить к продавцу в отношении недостатков товара, если они обнаружены в течение гарантийного срока или срока годности.

Как установлено в судебном заседании, и данное обстоятельство ответчиком не оспаривается, наличие указанной потребителем неисправности аккумуляторной батареи ноутбука имело место.

Таким образом, качество проданного истцу товару не соответствовало требованиям, предъявляемым к данному виду товара, поскольку данная неисправность препятствовала потребителю использовать ноутбук по его прямому назначению - без подключения его к электрической сети.

Данный недостаток товара потребителем обнаружен в пределах гарантийного срока. В пределах этого же срока потребитель обратился к продавцу с требованием об устранении данного недостатка и передал компьютер в гарантийный отдел продавца.

Таким образом, требования истца вытекали из обязанности продавца по продаже качественного товара, в связи с чем истец просил произвести гарантийный ремонт проданного ему некачественного товара, а не оказать бесплатное сервисное обслуживание. Каких-либо доказательств установления изготовителем (продавцом) ограничений по поводу гарантийного ремонта батареи суду представлено не было.

Ограничения, содержащиеся в гарантийном талоне, на что сослался суд при разрешении спора, касаются лишь вопросов оказания бесплатного сервисного обслуживания. При этом, как следует из гарантийного талона, на аккумуляторные батареи не распространяется бесплатное сервисное обслуживание и не содержится ограничений по их гарантийному ремонту.

Кроме этого, делая вывод о том, что аккумуляторная батарея не подлежит гарантийному ремонту, суд ошибочно посчитал равнозначными понятия гарантийного ремонта и бесплатного сервисного обслуживания и их правовые последствия для покупателя товара. Неправильно установив юридически значимые обстоятельства по делу, суд неправильно применил к спорным правоотношениям материальный закон.

Указанные обстоятельства послужили основанием к отмене постановленного решения суда.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-147)

 

1.4. Компенсация морального вреда

 

               Положения  части 3 статьи 1083  ГК РФ об уменьшении

               размера причиненного вреда  с учетом имущественного

               положения причинителя вреда  не подлежат применению

               при  разрешении  вопроса  о компенсации  морального

               вреда

 

Судом первой инстанции с А. в пользу П. взысканы расходы на погребение в размере 24610 руб. и компенсация морального вреда, причиненного в связи со смертью мужа, погибшего в результате наезда автомобиля, которым управлял ответчик, в сумме 50000 рублей.

Указанное решение обжаловал в кассационном порядке ответчик и просил суд снизить размер взысканной компенсации морального вреда с учетом его имущественного положения.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения, исключив из мотивировочной части решения ссылку на положения пункта 3 статьи 1083 ГК РФ по следующим основаниям.

Как установлено судом первой инстанции, ответчик, управляя по доверенности автомобилем, совершил наезд на лежащего на проезжей части мужа истицы. Смерть данного гражданина наступила в результате переезда колесами движущегося автомобиля через тело пострадавшего и удара о выступающие части автомобиля. Потерпевший находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. В сложившейся ситуации техническая возможность избежать наезда отсутствовала.

Суд первой инстанции, обоснованно приняв во внимание то, что истец, являясь супругой погибшего в результате ДТП гражданина, с которым она проживала совместно более 30 лет, несомненно испытывает нравственные переживания в связи с утратой близкого человека, и правомерно руководствуясь ст. 151, абз. 2 ст. 1100 ГК РФ, установил наличие оснований для возложения на ответчика обязанности по компенсации морального вреда независимо от его вины.

Судебная коллегия также согласилась с размером взысканной судом компенсации морального вреда в 50000 рублей, поскольку в данном случае имел место факт смерти, что само по себе влечет тяжелые нравственные страдания, однако при определении размеров компенсации суд правомерно принял во внимание как степень вины потерпевшего, наличие грубой неосмотрительности со стороны самой истицы, так и степень нравственных и физических переживаний истицы в связи со смертью мужа, что повлекло расстройство здоровья и подтверждается медицинской справкой.

Вместе с тем при разрешении вопроса о размере компенсации морального вреда суд первой инстанции также сослался и на положения п. 3 ст. 1083 ГК РФ, предусматривающие возможность уменьшения размера причиненного вреда с учетом имущественного положения причинителя вреда.

Несмотря на то что суд первой инстанции указал, что оснований для уменьшения размера причиненного вреда в соответствии с указанной нормой не имеется, ссылка суда на положения указанной нормы в данном случае сама по себе является неправомерной.

Судом не учтено, что указанная норма является общей нормой, регулирующей процедуру возмещения вреда.

При определении размера компенсации морального вреда и обстоятельств, подлежащих учету при разрешении данного вопроса, подлежат применению специальные нормы, закрепленные в статье 151 и § 4 главы 59 ГК РФ. Указанные нормы не предусматривают уменьшения размера компенсации морального вреда в зависимости от имущественного положения причинителя вреда.

В связи с изложенным ссылка суда первой инстанции на положения абз. 3 ст. 1083 ГК РФ является неправомерной, и суд кассационной инстанции исключил ее из мотивировочной части решения, которое было оставлено без изменения, поскольку указанное обстоятельство не изменяет правильного по существу решения.

(кассационное определение N 33-1929)

 

2. ТРУДОВОЕ ПРАВО

 

               При  разрешении  споров  о взыскании  материального

               ущерба   с  работника,   возникшего   в  результате

               недостачи материальных ценностей, обязанность истца

               состоит  в предоставлении  доказательств  о наличии

               ущерба, а ответчик обязан доказать отсутствие своей

               вины  в причинении ущерба.  В подтверждение факта и

               размера  недостачи  могут быть  представлены  любые

               доказательства  с учетом  требований  статей 59, 60

               ГПК РФ

 

Военный комиссариат Архангельской области обратился в суд с иском к Ш. о возмещении материального ущерба, причиненного в результате недостачи на вещевом складе выдачи имущества, произошедшей в период нахождения ответчика в должности начальника данного склада, в обязанности которого входили получение вещевого имущества на складе и выдача его призывникам.

Объяснить причину недостачи ответчик не смог.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, требования военного комиссариата оставлены без удовлетворения.

Президиум областного суда отменил постановленные по делу судебные акты по следующим основаниям.

Статьей 238 ТК РФ предусмотрена обязанность работника возместить работодателю причиненный по его вине прямой действительный ущерб.

За причиненный материальный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего заработка, если иное не предусмотрено Трудовым кодексом РФ или иными федеральными законами (ст. 241 ТК РФ). Случаи, когда работник обязан возместить ущерб в полном объеме причиненного ущерба, закреплены в ст. 243 ТК РФ.

Истец ставил вопрос о возмещении материального ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей, за переданные ему под отчет материальные ценности по разовым документам, по которым у него установлена недостача, то есть в соответствии с п. 2 ст. 243 ТК РФ о привлечении ответчика к полной материальной ответственности.

Отказывая в удовлетворении иска, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что полная материальная ответственность на работника может быть возложена лишь на основании специальных договоров, заключаемых между работником и работодателем, которого между ответчиком и истцом заключено не было. Факт причинения материального ущерба именно ответчиком не установлен. Истцом не представлено доказательств наличия материального ущерба, поскольку инвентаризация имущества истцом не проводилась, а проведение такой инвентаризации является обязательным для установления факта недостачи.

Однако данные выводы судов нижестоящих инстанций сделаны без учета следующего.

Материалами дела установлено, что ответчик назначен начальником вещевого склада выдачи имущества призывникам. По накладным (разовым документам) им получены под отчет материальные ценности, количество которых он не оспаривает. При передаче материальных ценностей другому материально ответственному лицу установлена недостача, наличие и размер которой он также признает.

Кроме того, в рамках проводившейся проверки по уголовному делу в отношении ответчика факт недостачи имущества, находящегося в подотчете у ответчика, установлен, в действиях ответчика установлены признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность), но в возбуждении уголовного дела отказано по тому основанию, что ответчик признал недостачу, а вопрос о возмещении ущерба будет решен в гражданском порядке.

Изложенное подтверждает наличие материального ущерба для военного комиссариата.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать.

Принимая материальные ценности под отчет, ответчик принял на себя обязанности по их сохранности. Исходя из этого, предъявляя иск в суд, обязанность истца состоит в предоставлении доказательств о наличии ущерба. Отсутствие своей вины в причинении материального ущерба в указанном случае должен доказать ответчик. Между тем таких доказательств, которые бы свидетельствовали об отсутствии его вины в недостаче переданных ему под отчет материальных ценностей, ответчик суду не представил.

Суды же обеих нижестоящих инстанций обязанность по доказыванию вины ответчика в причинении материального ущерба фактически возложили на истца, что является неправомерным.

Отказ в возбуждении уголовного дела в отношении ответчика также не свидетельствует об отсутствии его вины в причинении ущерба, поскольку причиной отказа послужило то обстоятельство, что вред будет возмещен в гражданском порядке.

Как следует из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, факт недостачи имущества, находящегося в подотчете у ответчика, установлен, в действиях его установлены признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность), но в возбуждении уголовного дела отказано по тому основанию, что ответчик признал недостачу, а вопрос о возмещении ущерба будет решен в гражданском порядке.

С нарушением ст. 60 ГПК РФ сделан судом и вывод, что инвентаризация является единственным доказательством причинения ущерба в результате недостачи материальных ценностей. Действующее законодательство не содержит указания на то, что недостача материальных ценностей может быть подтверждена только результатами инвентаризации материальных ценностей. В связи с этим акт инвентаризации является только одним из видов письменных доказательств причинения материального ущерба, но не единственным, поскольку законом допускаются и иные виды доказательств.

Истцом в качестве такого доказательства предоставлен акт передачи вещевого имущества, находящегося на складе, составленный комиссией. Ответчик с результатами пересчета материальных ценностей указанной комиссией согласился, проведения повторного пересчета либо инвентаризации не требовал. По результатам выявленной недостачи работодателем проведено служебное расследование, в ходе которого ответчик также признал результаты пересчета материальных ценностей указанной комиссией.

Неправильное применение норм материального и процессуального права судами первой и апелляционной инстанций привело к принятию незаконного решения, в связи с чем принятые по делу судебные постановления подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-168)

 

3. НАЛОГОВОЕ ПРАВО

 

Транспортный налог

 

               Передача  налогоплательщиком  на основании договора

               безвозмездного  пользования  транспортным средством

               обязанности  по уплате  транспортного налога  лицу,

               не являющемуся  налогоплательщиком  в  соответствии

               с требованиями закона, не допускается.

               В случае  уплаты  таким лицом  транспортного налога

               за себя обязательство надлежащего налогоплательщика

               по уплате налога не считается исполненным

 

Инспекция по налогам и сборам обратилась в суд с иском к М. о взыскании задолженности по транспортному налогу и пени за его несвоевременную уплату.

Ответчик иск не признал, сослался на уплату за него транспортного налога юридическим лицом, которое пользуется его автомобилем по договору безвозмездного пользования.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения в суде апелляционной инстанции, в иске отказано.

Указанные судебные акты были отменены президиумом областного суда по следующим основаниям.

Отказывая в иске, суд пришел к выводу, что транспортный налог за 2003 год ответчиком уплачен, так как последний представил суду платежное поручение об уплате за него юридическим лицом транспортного налога в отношении автомобиля истца.

Однако данный вывод суда не основан на нормах материального права.

В соответствии со ст. 357 Налогового кодекса РФ налогоплательщиками транспортного налога признаются лица, на которых в соответствии с законодательством Российской Федерации зарегистрированы транспортные средства, признаваемые объектом налогообложения.

Из материалов дела следует, что автомобиль был зарегистрирован в налогооблагаемый период на ответчика, то есть именно ответчик являлся налогоплательщиком транспортного налога.

Доводы ответчика о том, что согласно договору безвозмездного пользования автомобилем, заключенному им с юридическим лицом, именно оно взяло на себя обязанность по уплате транспортного налога, неверно были отнесены судом к обстоятельствам, имеющим правовое значение для дела и освобождающим ответчика от уплаты транспортного налога.

Указанное юридическое лицо не является налогоплательщиком транспортного налога на автомобиль, находящийся в пользовании на основании договора.

Из представленных ответчиком платежных поручений усматривается, что транспортный налог уплачен именно указанным юридическим лицом как налогоплательщиком за самого себя, в то время как оно налогоплательщиком в соответствии с законом не является.

В то же время надлежащим налогоплательщиком - лицом, на которое зарегистрирован автомобиль, то есть ответчиком, налог не уплачен.

Поэтому уплаченный юридическим лицом транспортный налог на автомобиль, принадлежащий ответчику, мог быть отнесен к излишне уплаченным с наступлением последствий, предусмотренных ст. 78 НК РФ.

Изложенные обстоятельства послужили основанием к отмене постановленных по делу судебных актов.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-148)

 

Государственная пошлина

 

               В  соответствии  с п. 4 ч. 1 ст. 333.36 НК РФ истец

               при подаче  иска  о взыскании  вреда,  причиненного

               преступлением,      освобождается     от     уплаты

               государственной пошлины,  в связи с чем  вывод суда

               о необходимости  уплаты истцом госпошлины по такому

               иску   был   признан   преждевременным,   поскольку

               обоснован   обстоятельствами,    которые   касаются

               существа  спора  и  не  могут быть  установлены  на

               стадии принятия искового заявления к производству

 

Оставляя исковое заявление о взыскании ущерба, причиненного преступлением, без движения, суд первой инстанции предложил истцу представить документ, подтверждающий уплату госпошлины, полагая, что на истца не распространяется льгота об освобождении от уплаты государственной пошлины, предусмотренная п. 4 ч. 1 ст. 333.36 НК РФ.

Суд обосновал свой вывод тем, что, исходя из материалов, приложенных к исковому заявлению, следует, что ущерб от действий ответчика причинен не истцу, а другим лицам.

Однако данный вывод судебная коллегия признала необоснованным, исключив его из определения суда, по следующим основаниям.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ от уплаты государственной пошлины освобождаются истцы - по искам о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением.

Истец, сформулировав заявленные исковые требования, полагает, что ему ущерб причинен преступными действиями ответчика, в подтверждение чего представил судебный акт, которым установлена вина ответчика в совершении преступления.

Вывод судьи о том, что ущерб от действий ответчика причинен не истцу, а другим лицам, которые признаны потерпевшими по уголовному делу, является преждевременным, касается существа спора и не может быть сделан на стадии принятия искового заявления к производству суда.

(кассационное определение N 33-1986)

 

               Судом правомерно указано, что  обращение гражданина

               в   суд   с  заявлением   об   оспаривании   отказа

               Министерства финансов РФ в исполнении постановления

               следователя прокуратуры  о возмещении ему сумм  как

               реабилитированному   от  уголовного   преследования

               является  обращением  в порядке  главы 25 ГПК РФ  и

               подлежит     оплате     государственной    пошлиной

               в  соответствии  с  пп. 7  п. 1  ст. 333.19  НК  РФ

               в размере 100 рублей

 

В. обратился в суд с ходатайством о возврате государственной пошлины, уплаченной при подаче его заявления об оспаривании действий (бездействия) Министерства финансов РФ.

Ходатайство обосновал тем, что полагает, он освобожден от уплаты государственной пошлины, так как им в суд подано заявление по вопросу восстановления его права на выплату имущественного вреда, причиненного в результате уголовного преследования. Просил возвратить ему уплаченную им государственную пошлину в размере 100 рублей.

Судья постановил определение, которым отказал в удовлетворении заявленного ходатайства.

Судебная коллегия указанное определение оставила без изменения на основании нижеследующих обстоятельств.

Действительно, в соответствии с пп. 10 п. 1 ст. 333.36 НК РФ от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, освобождаются истцы по искам о возмещении имущественного и (или) морального вреда, причиненного в результате уголовного преследования, в том числе по вопросам восстановления прав и свобод.

Однако, как следует из материалов дела, В. обжаловал бездействие Министерства финансов РФ, отказавшего ему исполнить постановления следователя прокуратуры по возмещению ему сумм как реабилитированному от уголовного преследования.

Ни заявителем, ни Министерством не оспаривается сумма, подлежащая возмещению В., ни его право на реабилитацию, ни его права реабилитированного от уголовного преследования, а оспариваются лишь действия Министерства финансов РФ по процедурному вопросу о выплате сумм, на которые за В. признано право на возмещение.

В связи с изложенным, на что правильно указано судом первой инстанции при отказе в удовлетворении ходатайства, обращение В. в суд с заявлением в отношении действий Министерства финансов не является обращением с иском о возмещении вреда, причиненного в результате уголовного преследования, либо восстановлении прав или свобод, утраченных им в результате такого преследования. Им заявлены требования, предусмотренные главой 25 ГПК РФ об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, а по данной категории дел в соответствии с пп. 7 п. 1 ст. 333.19 НК РФ уплачивается государственная пошлина в размере 100 рублей.

(кассационное определение N 33-2003)

 

4. ЖИЛИЩНОЕ ПРАВО

 

Перепланировка жилого помещения

 

               Судом    правомерно    признан     недействительным

               ненормативный   акт   -   решение   о  согласовании

               перепланировки    жилого    помещения,     принятое

               в   нарушение   действующего   законодательства   и

               нарушающее   права  истца   по  пользованию   общим

               имуществом  жилого  дома   в  связи  с  устройством

               в месте общего пользования - на лестничной площадке

               деревянного тамбура

 

С. обратился в суд с иском к мэрии г. Архангельска и просил признать недействительным решение отдела городского архитектурно-строительного контроля мэрии (далее - отдел ГАСК) о согласовании перепланировки жилого помещения, расположенного в г. Архангельске, на основании которого соседкой истца - гр-кой Б. установлена конструкция с перегородкой и дверью на лестничной клетке, являющейся местом общего пользования и общим имуществом в многоквартирном доме, чем нарушены его права.

Суд постановил решение, которым удовлетворил исковые требования.

Судебная коллегия указанное решение оставила без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 13 ГК РФ ненормативный акт органа местного самоуправления, не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающий гражданские права и охраняемые интересы гражданина, может быть признан судом недействительным.

Как установлено судом, на основании заявления Б. о перепланировке квартиры отделом ГАСК мэрии г. Архангельска принято решение о согласовании перепланировки жилого помещения в соответствии с разработанным проектом.

Согласно этому проекту и документам на перепланировку квартиры, на втором этаже двухэтажного деревянного жилого дома, а именно на лестничной клетке - площадке, устраивается деревянный тамбур, устанавливается дверной блок.

Признавая оспариваемое решение недействительным, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что решение о согласовании такой перепланировки жилого помещения принято в нарушение действующего законодательства и нарушает права истца по пользованию общим имуществом в связи с устройством в месте общего пользования - на лестничной площадке деревянного тамбура.

В соответствии с ч. 2 ст. 25 ЖК РФ перепланировка жилого помещения представляет собой изменение его конфигурации, требующее внесения изменения в технический паспорт жилого помещения.

Согласно п. 1.7.1 перепланировка жилых помещений может включать: перенос и разборку перегородок, перенос и устройство дверных проемов, разукрупнение или укрепление многокомнатных квартир, устройство дополнительных кухонь и санузлов, расширение жилой площади за счет вспомогательных помещений, ликвидацию темных кухонь и входов в кухни через квартиры или жилые помещения, устройство или переоборудование существующих тамбуров.

Поскольку отделом ГАСК мэрии г. Архангельска принято решение о согласовании перепланировки с устройством несуществующего ранее тамбура на лестничной площадке, что не предусмотрено действующим жилищным законодательством, то суд обоснованно признал такое решение недействительным.

Суд правильно в решении указал, что применительно к настоящему делу в силу вышеупомянутых норм и ст. 16 ЖК РФ перепланировка жилого помещения Б. могла быть осуществлена только за счет находящихся в квартире жилых помещений и помещений вспомогательного назначения, так как ни коридора, ни секции, ни тамбура у входа в квартиру не имеется, а лестничная клетка (площадка) не может быть отнесена к жилому помещению, перепланировка которого возможна в соответствии с жилищным законодательством.

Принятым решением отдела ГАСК мэрии г. Архангельска были нарушены права истца, который лишен возможности пользоваться общим имуществом дома, а именно лестничной клеткой в полном объеме.

Доказательств того, что истец злоупотребляет своим правом, а установление перегородки является способом самозащиты своих прав Б., ни в суд первой инстанции, ни в кассационную инстанцию не представлено.

В случае конфликта и причинения ей вреда С.Б. не лишена возможности защитить свои права в установленном законом порядке, в частности путем обращения с заявлением в правоохранительные органы или с иском в суд.

(кассационное определение N 33-2124)

 

Обмен жилыми помещениями

 

               Соглашения    об   обмене    жилыми    помещениями,

               заключенные   между   нанимателями,    проживающими

               в разных  жилых помещениях,  сами по себе  не могут

               служить  основанием для осуществления такого обмена

               без согласия наймодателя

 

С. и С. обратились в суд с иском к С., С. и ряду других граждан о понуждении к производству обмена жилыми помещениями, ссылаясь на неисполнение ответчиками заключенного между ними соглашения об обратном обмене жилыми помещениями.

Суд первой инстанции постановил решение от 9 августа 2005 года, оставленное без изменения судебной коллегией по гражданским делам областного суда, которым в иске отказал.

Согласно ст. 72 ЖК РФ наниматель жилого помещения по договору социального найма с согласия в письменной форме наймодателя и проживающих совместно с ним членов его семьи, в том числе временно отсутствующих членов его семьи, вправе осуществить обмен занимаемого ими жилого помещения на жилое помещение, предоставленное по договору социального найма другому нанимателю.

В соответствии с п. 1 ст. 74 ЖК РФ обмен жилыми помещениями между нанимателями данных помещений по договорам социального найма осуществляется с согласия соответствующих наймодателей на основании заключенного между указанными нанимателями договора об обмене жилыми помещениями.

Как следует из материалов дела, на основании постановления мэра г. Северодвинска был произведен обмен жилыми помещениями между сторонами спора. Жилые помещения находятся в разных домах.

Ранее, до получения разрешения на обмен, стороны спора составили соглашение, по которому договорились произвести обмен на условиях, что ответчики принимают на себя обязательство к установленной сторонами дате переехать на прежнее место жительства.

В дальнейшем истцы обжаловали указанный обмен, однако решением суда от 24 декабря 2003 года, постановленным ранее рассмотрения настоящего спора и вступившим в законную силу, данный обмен был признан законным - истцам отказано в иске о признании его недействительным.

При рассмотрении же настоящего спора суд пришел к верному выводу, что указанные выше соглашения об обратном обмене не могут расцениваться как обязательства, на основе которых у сторон возникают права и обязанности и возможно произвести принудительный обмен жилыми помещениями.

В подтверждение данного вывода суд правильно сослался на положения ст. 71 ЖК РСФСР, действовавшего в тот период, согласно которым соглашение об обмене жилыми помещениями вступало в силу с момента получения ордеров.

Таких ордеров сторонам получено не было, поэтому соглашение об обратном обмене не обрело юридической силы.

Данное соглашение также является ничтожным в силу статей 166, 168 ГК РФ, поскольку оно не соответствует требованиям закона, в связи с чем и не порождает юридических последствий.

Так, согласно ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Однако, как следует из содержания соглашения, ответчики договорились совершить обратный обмен к согласованной только между ними дате, то есть фактически установили друг для друга определенные временные рамки.

Вместе с тем жилые помещения, занимаемые сторонами, являются муниципальной собственностью и стороны в них проживают по договорам социального найма.

В силу указанных выше положений Жилищного кодекса РФ и Жилищного кодекса РСФСР для осуществления обмена жильем необходимо согласие наймодателя. В соответствии с Временным положением о порядке оформления обмена жилыми помещениями в г. Северодвинске, занимаемыми гражданами по договорам социального найма, утвержденным постановлением администрации г. Северодвинска от 9 июня 2005 года N 66, такое оформляет в письменной форме отдел учета и распределения жилья администрации г. Северодвинска, однако оно сторонами по делу получено не было.

При таких обстоятельствах соглашение об обратном обмене, заключенное сторонами по делу, не содержит законных обязательств по осуществлению обмена жилыми помещениями, в связи с чем требования истцов, основанные на них, не содержат правовых оснований и в удовлетворении таких требований истцам было отказано правомерно.

(кассационное определение N 33-2042)

 

5. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О СОЦИАЛЬНЫХ ГАРАНТИЯХ

 

               Министерство  финансов  РФ  не  несет  субсидиарной

               ответственности   по  отношению   к  обязательствам

               департамента      Архангельской      области      и

               соответствующих  муниципальных  образований  на  ее

               территории   по  возмещению   расходов,   связанных

               с  переездом   из  территорий   Крайнего  Севера  и

               приравненных к ним местностей

 

И. обратилась в суд с иском к департаменту финансов Архангельской области и Министерству финансов РФ о взыскании расходов по перевозке багажа, связанных с выездом в мае 2004 года из Устьянского района Архангельской области - района, приравненного к району Крайнего Севера, в г. Великий Устюг Вологодской области.

Заочным решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, иск удовлетворен: в пользу истца с департамента финансов администрации Архангельской области взысканы транспортные расходы. Указано, что при недостаточности денежных средств взыскание следует произвести с Министерства финансов Российской Федерации в субсидиарном порядке.

Суд надзорной инстанции постановленные по делу судебные акты изменил, исключив из резолютивной части решения мирового судьи указание о привлечении к субсидиарной ответственности Министерства финансов Российской Федерации, на основании следующих обстоятельств.

Удовлетворяя требования истицы, суды и первой, и апелляционной инстанций пришли к выводу, что Министерство финансов Российской Федерации может быть привлечено к субсидиарной ответственности по расходам, понесенным истицей в связи с переездом из района, приравненного к районам Крайнего Севера.

В соответствии со ст. 399 ГК РФ субсидиарная ответственность наступает при определенных условиях. К ней может быть привлечено лицо, которое в соответствии с законами, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником.

Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрена субсидиарная ответственность Министерства финансов Российской Федерации по расходам, связанным с переездом из территорий Крайнего Севера и приравненных к ним местностей.

Согласно пункту 1 Постановления Правительства Российской Федерации N 572 от 11 августа 1992 года (в редакции от 2 ноября 1992 года) пенсионерам, переселяющимся из районов Крайнего Севера и приравненных местностей, компенсируются расходы, связанные с выездом из указанных мест, в размере 100 процентов произведенных транспортных расходов.

Определено данным Постановлением, что финансирование этих расходов осуществляется за счет средств республиканских бюджетов республик в составе Российской Федерации и бюджетов национально-государственных и административно-территориальных образований, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Министерству финансов РФ предложено предусматривать на эти цели субвенции из республиканского бюджета в случае отсутствия в бюджетах административно-территориальных образований достаточных средств для финансирования этих расходов.

Согласно ст. 6 Бюджетного кодекса РФ под субвенцией понимаются бюджетные средства, предоставляемые бюджету другого уровня бюджетной системы Российской Федерации на безвозмездной и безвозвратной основах на осуществление определенных целевых расходов.

В статье 4 Закона Российской Федерации "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера" (в редакции от 10 января 2003 года) указано, что расходы, связанные с выездом из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, компенсируются за счет консолидированного бюджета Российской Федерации, то есть свода бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации на соответствующей территории (ст. 6 БК РФ).

Согласно Порядку выплаты компенсации расходов, связанных с выездом из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, подготовленному во исполнение Постановлений Правительства РФ от 11 августа 1992 года N 572 "О компенсации расходов, связанных с выездом из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей" и от 2 ноября 1992 года N 840 "О дополнении Постановления Правительства РФ от 11 августа 1992 года N 572", выплата расходов пенсионерам производится центральными бухгалтериями администраций городских, районных, сельских и поселковых Советов по документам органов социальной защиты населения по последнему месту проживания, подтверждающим факт получения пенсии.

Порядком предоставления и расходования средств, выделяемых на компенсацию расходов, связанных с выездом из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей", утвержденным главой администрации области 21 июня 2004 года N 87, предусмотрено, что оплата расходов производится финансовыми органами муниципальных образований, которые представляют в департамент финансов администрации области ежеквартальные отчеты. Финансирование из областного бюджета осуществляется департаментом финансов администрации области в соответствии со сводной бюджетной росписью областного бюджета на текущий год и утвержденными лимитами бюджетных обязательств согласно областному закону об областном бюджете на текущий финансовый год.

Таким образом, вышеуказанными правовыми нормами определено, что расходы пенсионеров на выезд из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей возмещаются (выплачиваются) финансовыми органами муниципальных образований и департаментом финансов области. В случае же отсутствия этих средств в областном бюджете могут быть предусмотрены Министерством финансов на эти цели субвенции из республиканского бюджета.

Изложенное свидетельствует о том, что Министерство финансов РФ привлечено к ответственности незаконно и принятые в этой части судебные постановления не могут быть признаны законными.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-133)

 

6. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

 

               При         малозначительности         совершенного

               административного   правонарушения   судья,  орган,

               должностное  лицо,  уполномоченные решить  дело  об

               административном правонарушении,  могут  освободить

               лицо,  совершившее административное правонарушение,

               от административной ответственности  и ограничиться

               устным замечанием

 

Решением районного суда оставлено без изменения постановление заместителя начальника РОВД по делу об административном правонарушении в отношении Л., которым она привлечена к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.15 КоАП РФ, - за проживание по месту жительства по недействительному удостоверению личности гражданина (паспорту), за что ей назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере пятнадцати минимальных размеров оплаты труда в сумме 1500 рублей.

Указанное решение районного суда и постановление заместителя начальника РОВД отменены судьей областного суда на основании следующих обстоятельств.

В судебном заседании установлено, что 6 мая 2005 года старший инспектор ПВО составил протокол об административном правонарушении в отношении Л. по тем основаниям, что она проживала по недействительному паспорту в связи с достижением 45-летнего возраста.

В этот же день вынесено постановление заместителя начальника РОВД о признании Л. виновной в совершении административного правонарушения и назначено ей указанное выше административное взыскание.

Как следует из буквального толкования ч. 1 ст. 19.15 КоАП РФ (в редакции Федерального закона от 25.10.2004 N 126-ФЗ), проживание по месту жительства или по месту пребывания гражданина Российской Федерации, обязанного иметь удостоверение личности гражданина (паспорт), без удостоверения личности гражданина (паспорта) или по недействительному удостоверению личности гражданина (паспорту) либо без регистрации по месту пребывания или по месту жительства - влечет наложение административного штрафа в размере от пятнадцати до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда.

Согласно п. 7 Инструкции о порядке выдачи, замены, учета и хранения паспортов гражданина Российской Федерации, утвержденной Приказом МВД РФ от 15 сентября 1997 года N 605, срок действия паспорта установлен с 20 лет до достижения 45-летнего возраста; от 45 лет - бессрочно. По достижении гражданином 45-летнего возраста паспорт подлежит замене.

При этом в соответствии с п. 16 указанной Инструкции документы для замены паспорта должны быть сданы гражданами не позднее 30 дней после наступления обстоятельств, указанных в пунктах 2, 7 и 8 Инструкции.

Таким образом, в отношении Л. этот срок ограничен 30 днями с момента наступления 45-летнего возраста - с <...>.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно сделал вывод об обоснованности привлечения Л. к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.15 КоАП РФ за проживание по месту жительства по недействительному удостоверению личности (паспорту) гражданина РФ.

Протокол об административном правонарушении согласно ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ составлен надлежащим должностным лицом, содержание протокола соответствует требованиям ст. 28.2 КоАП РФ, дело об административном правонарушении рассмотрено также в соответствии с ч. 2 ст. 23.3 КоАП РФ.

Вместе с тем, приняв во внимание, что совершенное административное правонарушение не содержит в себе каких-либо опасных угроз для личности, общества, государства, с учетом имущественного положения правонарушителя, наличия на ее иждивении 4 детей, судья счел возможным применить положения статьи 2.9 КоАП РФ, предусматривающей в связи с малозначительностью правонарушения возможность освобождения лица, совершившего административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

С учетом изложенного вынесенные по настоящему делу решение суда и постановление заместителя начальника РОВД были отменены, а производство по делу об административном правонарушении прекращено.

(решение N 7-32/адм.)

 

               Суд правомерно на основании ст. 134 ГПК РФ  отказал

               за неподведомственностью  разрешения  в гражданском

               порядке   в  принятии   заявления   об  оспаривании

               действий   государственного  органа,   составившего

               в порядке  ст. 27.10  КоАП РФ  протокол  об изъятии

               транспортного средства, в связи с наличием в данном

               случае административно-правового спора

 

М. обратилась в суд в порядке ст. 254 ГПК РФ с заявлением к милиции общественной безопасности РОВД об обязании возвратить арестованный автомобиль, ссылаясь на то, что принадлежащая ей автомашина была арестована и поставлена на пост ГИБДД. При этом составлен протокол изъятия автомобиля, однако никаких оснований для изъятия в протоколе не имеется, в связи с чем и просит обязать МОБ РОВД возвратить ей арестованное имущество.

Районный суд в принятии заявления отказал в связи с неподведомственностью разрешения спора по поводу административных отношений в порядке гражданского судопроизводства.

Судебная коллегия признала такой вывод суда правомерным.

Судом установлено, что старшим инспектором службы МОБ РОВД в порядке ст. 27.10 КоАП РФ "Изъятие вещей и документов" составлен протокол об изъятии спорной автомашины, то есть в соответствии с нормами административно-процессуального законодательства, в связи с чем обжалование и проверка таких действий должна производиться также в соответствии с правилами и нормами административно-процессуального законодательства - Кодекса об административных правонарушениях РФ.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно на основании ст. 134 ГПК РФ отказал в принятии заявления М. в связи с неподведомственностью разрешения спора в порядке гражданского судопроизводства.

Доводы М. о том, что в отношении ее протокол не составлялся, судом правомерно отклонены, поскольку протокол составлен в отношении спорного имущества, принадлежность которого она не отрицает.

(кассационное определение N 33-2039)

 

II. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

 

1.1. Подведомственность. Подсудность

 

               Дела   по  спорам   о  создании,   реорганизации  и

               ликвидации  общественных  организаций,  не  имеющих

               в  качестве   основной  цели   своей   деятельности

               извлечение  прибыли,  подлежат  рассмотрению в суде

               общей юрисдикции

 

Главное управление Федеральной регистрационной службы по Архангельской области и Ненецкому автономному округу обратилось в суд с иском к Архангельской городской общественной организации "Шашечный клуб "Баюнок" о признании этого общественного объединения прекратившим свою деятельность в качестве юридического лица и исключении его из единого государственного реестра юридических лиц в порядке ст. 29 Федерального закона "Об общественных объединениях".

Суд первой инстанции постановил определение, которым отказал в принятии заявления в связи с неподведомственностью спора суду общей юрисдикции, поскольку пришел к выводу о том, что заявленный спор относится к подведомственности арбитражного суда.

Судебная коллегия отменила определение суда по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Исходя из общей компетенции арбитражных судов по рассмотрению дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, им подведомственны споры о создании, реорганизации и ликвидации, об отказе в государственной регистрации, уклонении от госрегистрации коммерческих организаций, а также иных организаций, деятельность которых связана с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно ст. 1 Федерального закона РФ от 19.05.1995 N 82-ФЗ "Об общественных объединениях" (в ред. ФЗ от 02.11.2004 N 127-ФЗ) предметом регулирования настоящего Федерального закона являются общественные отношения, возникающие в связи с реализацией гражданами права на объединение, созданием, деятельностью, реорганизацией и (или) ликвидацией общественных объединений.

В соответствии со ст. 5 вышеупомянутого Закона под общественным объединением понимается добровольное самоуправляемое некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения. Право граждан на создание общественных объединений реализуется как непосредственно путем объединения физических лиц, так и через юридические лица - общественные объединения.

Из устава Архангельской городской общественной организации "Шашечный клуб "Баюнок" данная общественная организация граждан является некоммерческой организацией, объединяющей в своих рядах любителей шашечного спорта и ведущих здоровый образ жизни. Основной целью деятельности данной организации является не извлечение прибыли, а пропаганда шашечного спорта как самого доступного и легкого вида физической активности.

В соответствии с п. 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 09.12.2002 N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" арбитражным судам подведомственны дела по спорам о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации коммерческих организаций, а также иных организаций, деятельность которых связана с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Дела по спорам о создании, реорганизации и ликвидации, а также по спорам об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации других организаций (некоммерческих организаций, в том числе общественных объединений и организаций, политических партий, общественных фондов, религиозных объединений и др.), не имеющих в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли, не подлежат рассмотрению арбитражными судами.

Изложенные обстоятельства послужили основанием к отмене постановленного определения суда.

(кассационное определение N 33-2229)

 

               Иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным

               повреждением  здоровья   или  в  результате  смерти

               кормильца,   могут   предъявляться   истцом  в  суд

               по месту  его жительства  или  по месту  причинения

               вреда

 

Определением Северодвинского городского суда Архангельской области дело по иску М. к Г. о возмещении морального вреда передано по подсудности по месту нахождения ответчика в Одинцовский городской суд Московской области.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда указанное определение отменила в связи с нарушением норм процессуального права о территориальной подсудности.

При вынесении определения суд руководствовался положениями ст. 28 ГПК РФ о предъявлении иска по месту нахождения ответчика.

Однако судом не учтено, что согласно п. 5 ст. 29 ГПК РФ иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, могут предъявляться истцом в суд по месту его жительства или по месту причинения вреда.

С учетом характера заявленных требований и в соответствии с указанной нормой истец вправе был предъявить иск в Северодвинский городской суд по месту своего жительства.

(кассационное определение N 33-2041)

 

               Спор    о    признании     возмездного     договора

               с  определенной  ценой  недействительным   является

               имущественным, подлежит оценке. Родовая подсудность

               такого  спора  определяется  в зависимости  от  его

               цены.  Основание, по которому оспаривается договор,

               правового значения не имеет

 

А. обратился с иском к Е. и С. о признании недействительным договора на оказание юридических услуг.

Районный суд определением возвратил истцу поданное заявление в связи с нарушением правил о родовой подсудности, разъяснив истцу его права обратиться с таким заявлением к мировому судье.

Судебная коллегия оставила указанное определение без изменения по следующим основаниям.

Как следует из искового заявления, истец настаивает на признании недействительным договора на оказание юридических услуг. Данный договор является возмездным, его цена которого составляет 2000 рублей.

Данный спор является имущественным, подлежит оценке и с учетом его цены разрешение такого спора отнесено к подсудности мирового судьи в соответствии с подп. 5 п. 1 ст. 23 ГПК РФ.

Основание, по которому оспаривается договор, правового значения не имеет.

(кассационное определение N 33-2196)

 

1.2. Исчисление процессуальных сроков

 

               Суд правомерно  на основании пп. 2 п. 1 ст. 342 ГПК

               РФ  возвратил   кассационную  жалобу   ее  подателю

               в связи с пропуском 10-дневного срока обжалования и

               при отсутствии заявления о его восстановлении

 

Судебная коллегия оставила без изменения определение суда первой инстанции о возвращении кассационной жалобы в связи с пропуском срока на ее подачу.

В соответствии со ст. 199 ГПК РФ решение суда принимается немедленно после разбирательства дела. Составление мотивированного решения может быть отложено на срок не более чем 5 дней со дня окончания разбирательства дела, но резолютивную часть решения суд должен объявить в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела.

Согласно ст. 338 ГПК РФ кассационная жалоба может быть подана в течение 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

В соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 342 ГПК РФ кассационная жалоба возвращается лицу, подавшему жалобу, если в жалобе не содержится просьба о восстановлении срока или в его восстановлении отказано.

Как следует из представленных материалов, оспариваемое решение суда принято 23 июня 2005 года. В судебном заседании объявлена резолютивная часть решения. Составление мотивированного решения отложено на 5 дней до 28 июня 2005 года.

Начало и окончание срока подачи жалобы определяется по правилам ст. 107 ГПК РФ.

В соответствии с п. 3 ст. 107 ГПК РФ течение процессуального срока, исчисляемого годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которыми определено его начало.

Течение процессуального срока на обжалование решения исчисляется днями. Начало процессуального срока обжалования решения от 23 июня 2005 года определяется датой 28 июня 2005 года, то есть днем изготовления мотивированного решения.

Следовательно, десятидневный процессуальный срок на обжалование решения начинает течь со следующего дня, то есть с 29 июня 2005 года, и истекает 8 июля 2005 года.

Кассационная жалоба подана 11 июля 2005 года, то есть с пропуском срока. Просьба о восстановлении срока в жалобе не содержится.

При таких обстоятельствах судья правомерно возвратил кассационную жалобу ее подателю.

(кассационное определение N 33-1991)

 

1.3. Утверждение мирового соглашения

 

               Условия    мирового    соглашения    должны    быть

               сформулированы таким образом,  чтобы исключалось их

               двоякое  толкование. Мировое соглашение должно быть

               исполнимо,  то есть все  его  существенные  условия

               должны  быть   согласованы   лицами,   участвующими

               в деле, и соответствовать закону

 

К. обратилась к К. с иском о разделе совместно нажитого в период брака имущества.

Определением суда первой инстанции утверждено мировое соглашение, заключенное между сторонами, производство по делу прекращено.

Согласно условиям мирового соглашения в пользование истцу переходит квартира, расположенная в ЖСК "Северянка", и гаражный бокс, а в пользование ответчика переходит доля другой квартиры, расположенной в этом же доме, и автомашина. Истец отказывается от заявленных требований к ответчику и все понесенные по делу судебные расходы берет на себя.

В апелляционном порядке определение суда не обжаловалось.

Президиум указанное определение суда отменил по нижеследующим основаниям.

В соответствии со ст. 13 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

На основании мирового соглашения, утвержденного судом, выдается исполнительный лист (п. 1 ст. 428 ГПК РФ), который может быть предъявлен к принудительному исполнению.

В случае противоречия мирового соглашения положениям закона суд, руководствуясь ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, не утверждает мировое соглашение и продолжает рассмотрение дела по существу.

Следовательно, условия мирового соглашения должны быть сформулированы таким образом, чтобы исключалось их двоякое толкование. Мировое соглашение должно быть исполнимо, то есть все его существенные условия должны быть согласованы лицами, участвующими в деле, и соответствовать закону.

Утвердив мировое соглашение, предусматривающее только переход в пользование сторонам определенного имущества, а также пользование долей в праве собственности на квартиру, суд не учел, что пользование является лишь одним из правомочий собственника, заключающимся в праве потребления вещи.

Таким образом, спор о разделе совместно нажитого во время брака имущества остался неразрешенным, режим общей совместной собственности не прекращен.

В то же время в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья должен отказать в принятии искового заявления, если имеется определение суда о прекращении производства по делу по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям в связи с утверждением судом мирового соглашения сторон.

На указанное требование гражданско-процессуального законодательства, как препятствующее в будущем разрешению существующего спора, обоснованно указывает податель надзорной жалобы.

При таких обстоятельствах в связи с существенным нарушением судом норм процессуального права определение суда было отменено.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-163)

 

1.4. Процессуальное правопреемство

 

               Суд  неправомерно  прекратил  производство  по делу

               в связи со смертью истца  при наличии оснований для

               процессуального правопреемства

 

П. обратился в суд с иском к К. о возмещении материального ущерба, причиненного 26 января 2003 года повреждением принадлежащего ему автомобиля в дорожно-транспортном происшествии, которое имело место быть по вине ответчицы.

В процессе судебного производства истец умер.

Супруга умершего истца обратилась в суд с заявлением о признании ее правопреемником истца для участия в рассмотрении дела.

Определением мирового судьи данное гражданское дело было прекращено на основании ст. 220 ГПК РФ в связи со смертью истца.

Президиум областного суда указанное определение отменил в связи с существенным нарушением судом норм процессуального права.

Прекращая производство по делу, суд руководствовался ст. 220 ГПК РФ.

Однако в соответствии с данной правовой нормой суд прекращает производство по делу, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемства.

В то же время заявленные истцом требования касались возмещения имущественного ущерба, причиненного повреждением в дорожно-транспортном происшествии принадлежащего ему автомобиля, то есть спорное правоотношение допускало правопреемство.

При таких обстоятельствах прекращение производства по делу произведено в нарушение норм процессуального права, так как согласно ст. 215 ГПК РФ в случае смерти гражданина, если спорное правоотношение допускает правопреемство, суд обязан приостановить производство по делу, которое может быть возобновлено после определения правопреемника лица, участвующего в деле (ст. 217 ГПК РФ).

Суд данные требования закона не выполнил, поэтому вынесенное определение не может быть признано законным и оно подлежит отмене.

Кроме того, президиум указал, что при новом рассмотрении дела суду следует учесть, что наследники истца в порядке универсального правопреемства могут быть допущены судом к участию в деле на стороне истца.

В связи с изложенным следует обратить внимание на доводы заявителя о том, что на момент смерти истца она являлась его супругой, то есть по закону наследником первой очереди, проживала совместно с ним, продолжая после его смерти пользоваться имуществом, являющимся совместной собственностью супругов, имея в виду, что согласно ст. 1153 ГК РФ признается, что наследник принял наследство не только в случае подачи заявления нотариусу о выдаче свидетельства о праве на наследство, но и если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-157)

 

1.5. Проведение экспертизы по делу

 

               При   разрешении   вопроса    о   вине    водителей

               в     причинении      вреда      при     совершении

               дорожно-транспортного    происшествия    необходимы

               специальные познания  и  проведение автотехнической

               экспертизы является обязательным, в связи с чем суд

               необоснованно  отказал  ответчику  в удовлетворении

               ходатайства  о  проведении   экспертизы   по  делу,

               неправомерно ограничив доказательственную базу

 

П. обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании стоимости восстановительного ремонта автомашины и расходов, связанных с предъявлением иска.

Свои требования мотивировал тем, что в результате ДТП, возникшего по вине Г., управлявшего своим автомобилем, автомобилю истца причинены технические повреждения. Гражданская ответственность причинителя вреда застрахована в страховой компании - ответчике по делу. В добровольном порядке ответчик удовлетворить требования отказался, в связи с чем истец и обратился в суд с указанными требованиями.

Решением районного суда, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, с ответчика в пользу истца взысканы денежные суммы в возмещение ущерба, причиненного в результате ДТП, в том числе расходы на оплату стоимости услуг по составлению экспертного заключения по определению затрат на восстановление поврежденного транспортного средства, расходы на оплату стоимости проведения экспертиз и иные расходы, связанные с рассмотрением дела в суде.

Президиум областного суда постановленные по делу судебные акты отменил по следующим основаниям.

Наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности процесса (статья 123, часть 3 Конституции Российской Федерации) стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений (часть первая статьи 56 ГПК РФ), принимая на себя все последствия совершения или несовершения процессуальных действий.

При этом суд обязан создавать сторонам такие условия, которые обеспечили бы возможность реализации ими процессуальных прав и обязанностей, что вытекает из статьи 12 ГПК РФ.

Суд первой инстанции отклонил ходатайство ответчика о назначении судебной автотехнической экспертизы по делу, чем необоснованно лишил одну из сторон процесса прав, предусмотренных статьями 35, 79 ГПК РФ.

Отказывая в удовлетворении ходатайства о назначении судебной автотехнической экспертизы, суд указал, что при наличии экспертных заключений, полученных в рамках административного расследования по факту дорожно-транспортного происшествия, у суда не возникает вопросов, требующих специальных познаний.

В то же время, как это видно из судебного решения, суд давал оценку действиям водителей по соблюдению Правил дорожного движения, анализируя техническую возможность предотвращения столкновения автомобилей, чем фактически признал юридическую значимость данных вопросов для правильного разрешения спора.

Для разрешения вопроса о вине водителей транспортных средств в совершении дорожно-транспортного происшествия необходимы специальные познания, которые судом без назначения экспертизы разрешены быть не могут. В связи с чем в данном случае назначение судебной автотехнической экспертизы является обязательным. Не назначив проведение судебной автотехнической экспертизы, суд ограничил себя в оценке доказательства по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности, придав заранее предпочтение отдельным доказательствам, что является недопустимым в силу ст. 67 ГПК РФ.

Оставляя решение суда без изменения, кассационная инстанция указала, что ответчик не представил доказательства, опровергающие доводы истца, не обратив при этом внимания на то, что ответчик был ограничен в предоставлении доказательств.

Указанные нарушения норм права послужили основанием для отмены постановленных по делу судебных актов.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-149)

 

1.6. Иные аспекты применения общих норм гражданского процессуального законодательства

 

               Постановив  заочное  решение,  суд первой инстанции

               оставил без внимания,  что  в силу ч. 4 ст. 233 ГПК

               РФ  при изменении  истцом  предмета  или  основания

               иска, увеличении исковых требований  суд  не вправе

               рассматривать дело  в порядке заочного производства

               в данном  судебном заседании.  В нарушение  ст. 210

               ГПК РФ  суд  обязал  ответчика  предоставить  истцу

               отпуск  на  следующий  день  после вынесения  судом

               решения,   не   разрешив   вопрос   о   немедленном

               исполнении    судебного    решения    в    порядке,

               предусмотренном ст. 212 ГПК РФ

 

О. обратился в суд с иском об обязании начальника управления по борьбе с организованной преступностью криминальной милиции управления внутренних дел Архангельской области предоставить ему отпуск с 24 апреля 2005 года, выдать отпускное удостоверение и взыскать в счет компенсации морального вреда 1000 рублей. В обоснование заявленных требований указал, что является ветераном боевых действий и имеет право на ежегодный отпуск в любое удобное для него время, однако ответчик на неоднократные рапорты о предоставлении отпуска в отпуске отказывает.

В судебном заседании истец и его представитель на удовлетворении исковых требований по изложенным в исковом заявлении основаниям настаивали, однако О. уточнил исковые требования и просил обязать ответчика предоставить ему отпуск количеством 30 суток со дня вынесения судебного решения.

Суд вынес заочное решение от 29 июня 2005 года, которым иск удовлетворил, обязав ответчика предоставить истцу отпуск за 2005 год в размере 30 суток со дня, следующего за днем вынесения решения судом, с 30 июня 2005 года, а также взыскал компенсацию морального вреда в размере 100 рублей.

Указанное решение судебная коллегия отменила по следующим основаниям.

Как следует из содержания искового заявления, истец обратился в суд с иском о возложении на ответчика обязанности предоставить ему очередной трудовой отпуск с 24.04.2005 и взыскании денежной компенсации морального вреда за нарушение его трудовых прав.

В ходе рассмотрения дела истец неоднократно менял свои исковые требования в части предоставления отпуска с конкретной даты.

В судебном заседании 29 июня 2005 года, в котором суд ввиду неявки представителя ответчика постановил обжалуемое решение в порядке заочного производства, он снова изменил исковые требования в этой части и просил предоставить ему отпуск с момента вынесения судебного решения.

Постановив заочное решение, суд первой инстанции оставил без внимания, что в силу ч. 4 ст. 233 ГПК РФ при изменении истцом предмета или основания иска, увеличении исковых требований суд не вправе рассматривать дело в порядке заочного производства в данном судебном заседании.

Кроме того, согласно ст. 210 ГПК РФ решение суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу.

Указав в резолютивной части решения на то, что ответчик обязан предоставить истцу отпуск с 30 июня 2005 года, то есть на следующий день после вынесения судом решения, без разрешения вопроса о немедленном исполнении судебного решения в порядке, предусмотренном ст. 212 ГПК РФ, суд фактически постановил неисполнимое решение, поскольку истец, как следует из кассационной жалобы и объяснений представителя ответчика и истца в суде кассационной инстанции, уволен со службы, ему выплачена денежная компенсация за неиспользованный отпуск, с размером которой он не согласен ввиду неправильного определения ответчиком, по его мнению, количества дней отпуска, что, в свою очередь, указывает на наличие между сторонами спора о периоде отпуска.

С учетом изложенного постановленное судом решение не может быть признано законным и подлежит отмене ввиду допущенных нарушений процессуального законодательства.

(кассационное определение N 33-2075)

 

2. ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ, ВОЗНИКАЮЩИМ

ИЗ ПУБЛИЧНО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

 

               Факт    приобретения    права    собственности   на

               транспортное  средство  сам  по себе  не  порождает

               безусловной обязанности органов ГИБДД допустить его

               к участию в  дорожном движении. В связи с указанным

               при  обращении  гражданина  с заявлением  в порядке

               главы 25  ГПК  РФ  об оспаривании  действий органов

               ГИБДД  суд  проверяет  только  законность  действий

               органов ГИБДД  согласно соответствующим нормативным

               актам,  не  входя  в  обсуждение  вопроса  о  праве

               собственности

 

К. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий управления ГИБДД УВД Архангельской области, отказавшего в постановке на регистрационный учет принадлежащего ему автомобиля. В обоснование заявления указывал на то, что приобрел автомобиль на законных основаниях, о поддельности паспорта транспортного средства на автомобиль, об изменении маркировочных обозначений его идентификационного номера и номера двигателя при приобретении автомобиля не знал. Полагал отказ в регистрации незаконным и нарушающим его права собственника и просил суд обязать управление ГИБДД УВД Архангельской области произвести регистрационные действия в отношении указанного автомобиля и выдать изъятые документы.

Решением районного суда, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, на управление ГИБДД УВД Архангельской области возложена обязанность вернуть заявителю паспорт транспортного средства, номерной знак, справку-счет на автомобиль, а также произвести регистрационные действия по постановке на регистрационный учет данного автомобиля.

Президиум Архангельского областного суда отменил указанные судебные постановления на основании следующего.

Как следует из материалов дела, в сентябре 2003 года К. в г. Москве приобрел автомобиль и обратился в управление ГИБДД УВД Архангельской области (по месту своего жительства) с целью постановки автомобиля на регистрационный учет.

В ходе проведенного специалистами ЭКУ УВД Архангельской области исследования данного автомобиля было установлено, что первоначальное содержание маркировочных обозначений идентификационного номера автомобиля и номера его двигателя было изменено с нарушением технологических норм предприятия-изготовителя: фрагмент рамы автомобиля с первоначальной маркировкой идентификационного номера удален и на его место "вварен" новый фрагмент с имеющейся маркировкой, а первоначальная маркировка номера двигателя удалена механическим способом с последующим нанесением новой маркировки.

Кроме того, при осуществлении проверки были выявлены признаки подделки представленного К. паспорта транспортного средства на данный автомобиль, по данному факту возбуждено уголовное дело.

Удовлетворяя требования К. и возлагая на управление ГИБДД УВД Архангельской области обязанность совершить регистрационные действия по постановке на учет приобретенного К. автомобиля, суд в решении указал, что К. является добросовестным приобретателем данного автомобиля, при его покупке он не знал и не мог знать об изменении первоначального содержания маркировочных обозначений идентификационного номера и номера двигателя автомобиля, а также о поддельности паспорта транспортного средства на него. Суд в решении сослался также на то, что уголовного дела в отношении заявителя не возбуждалось, договор купли-продажи автомобиля никто не оспорил, прав на указанную автомашину никто не предъявляет, в связи с чем отказ ГИБДД в регистрации автомобиля является неправомерным.

С такими выводами согласился суд кассационной инстанции.

Между тем судами не учтено следующее.

В силу ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Разрешая настоящее дело, суды не учли, что К. обращался в суд не с исковым заявлением, в котором просил признать за ним право на автомобиль, а с заявлением в порядке главы 25 ГПК РФ, в котором ставил перед судом вопрос о проверке правомерности действий управления ГИБДД УВД Архангельской области, отказавшего ему в постановке указанного автомобиля на регистрационный учет.

Таким образом, в силу положений статей 254, 258 ГПК РФ предметом судебного исследования по настоящему делу является соответствие такого отказа требованиям действующего законодательства.

На основании изложенного тот факт, что право собственности К. на автомобиль никем не оспаривается и прав на автомашину никто не предъявляет, правового значения для правильного разрешения настоящего дела не имеет.

Не могут быть применены к спорным правоотношениям и положения действующего законодательства о добросовестном приобретателе (ст. 302 ГК РФ), поскольку в силу ст. 302 ГК РФ признание добросовестным приобретателем представляет собой форму защиты прав такого приобретателя от притязаний собственника вещи при рассмотрении исковых требований собственника об изъятии данной вещи из чужого незаконного владения, в то время как по настоящему делу такие требования никем не заявлялись.

При этом в силу ч. 3 ст. 15 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, за исключением транспортных средств, участвующих в международном движении или ввозимых на территорию Российской Федерации на срок не более шести месяцев, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов. Регистрация транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается.

Таким образом, собственно факт приобретения права собственности на транспортное средство не порождает безусловной обязанности органов ГИБДД допустить его к участию в дорожном движении.

Порядок регистрации автомототранспортных средств в органах ГИБДД установлен Правилами регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ, утвержденными Приказом МВД РФ от 27 января 2003 года N 59.

Пунктом 17 данных Правил предусмотрено, что в случае обнаружения признаков скрытия, изменения, уничтожения маркировки, нанесенной на транспортных средствах организациями-изготовителями, регистрационные действия не производятся; документы и регистрационные знаки, содержащие подобные признаки, задерживаются, с документов снимаются копии, а их оригиналы (регистрационные знаки) вместе с сообщением об обнаружении признаков преступления передаются в орган внутренних дел по месту их обнаружения для проведения необходимых действий и принятия решения в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Решением Верховного Суда РФ от 24 сентября 2004 года N ГКПИ04-1204 названное выше положение Правил было признано не противоречащим Федеральному закону "О безопасности дорожного движения" и утвержденным Постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 года Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, пункт 11 которых также запрещает эксплуатацию транспортных средств, имеющих скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов или регистрационные знаки.

Полномочия ГИБДД по отказу в регистрации и выдаче документов на автомототранспортные средства, имеющие скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов, установлены и Указом Президента РФ от 15 июня 1998 года N 711 "О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения", утвердившим Положение о Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ (пп. "з" п. 12 Положения).

Таким образом, сотрудники ГИБДД действовали в соответствии с законом и в пределах предоставленных полномочий, поэтому заявление К. об оспаривании действий управления ГИБДД УВД Архангельской области по отказу в совершении регистрации транспортного средства и выдачи документов не подлежит удовлетворению.

Поскольку судами допущена ошибка в применении и толковании норм материального права, решение суда и определение кассационной инстанции подлежат отмене без передачи дела для нового рассмотрения, с принятием нового решения - об отказе в удовлетворении заявления.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-162)

 

3. ОСОБОЕ ПРОИЗВОДСТВО

 

               Суд  принял   правильное  решение  о принудительной

               госпитализации     для    обязательного     лечения

               гражданина,  страдающего  эпидемиологически опасным

               для    окружающих    заболеванием,    отказавшегося

               проходить лечение в добровольном порядке

 

Решением городского суда удовлетворено заявление главного врача медицинского учреждения о принудительной госпитализации В. для обязательного обследования и лечения.

Судебная коллегия оставила указанное решение без изменения, руководствуясь следующим.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что В. страдает активной формой туберкулеза легких в форме распада, имеет множественную лекарственную устойчивость.

Врачебной контрольной комиссией рекомендована госпитализация В. в Архангельскую туберкулезную больницу для оказания специализированной медицинской помощи, требующей специальных методов диагностики и использования сложных медицинских технологий. Кроме того, необходима изоляция В., поскольку его заболевание эпидемиологически опасно для окружающих.

В. отказался от госпитализации и лечения в условиях указанной больницы в добровольном порядке.

При таких обстоятельствах суд правильно с учетом положений ст. 10 Закон РФ "О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации", ст. 5 областного закона "О предупреждении распространения туберкулеза в Архангельской области" принял решение о госпитализации В. в специализированную медицинскую противотуберкулезную организация для обязательного лечения.

(кассационное определение N 33-2142)

 

4. ПРОИЗВОДСТВО, СВЯЗАННОЕ С ИСПОЛНЕНИЕМ

СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ

 

Поворот исполнения решения суда

 

               Сделав  вывод  о необходимости  поворота исполнения

               отмененного апелляционного решения, постановленного

               по делу  о перерасчете пенсии,  и  взыскав  обратно

               ранее  взысканные  и  полученные гражданином  суммы

               пенсии,  суд необоснованно  не учел  положения п. 3

               ст. 1109  ГК  РФ  и  не  проверил   возможность  их

               применения с учетом обстоятельств дела

 

Управление Пенсионного фонда РФ в г. Северодвинске (далее - УПФ) обратилось в суд с заявлением о повороте исполнения апелляционного решения городского суда, на основании которого с УПФ были взысканы суммы пенсии в пользу С. и государственная пошлина в доход государства.

Постановлением президиума Архангельского областного суда данное апелляционное решение было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела судом апелляционной инстанции было вынесено определение об оставлении без изменения ранее постановленного решения мирового судьи, которым С. в иске к УПФ было отказано.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения УПФ с указанным выше заявлением о повороте исполнения апелляционного решения суда.

Рассмотрев данное заявление, городской суд вынес определение, которым удовлетворил заявление в части взыскания с С. в пользу УПФ сумм пенсии, ранее взысканных и полученных С. на основании отмененного апелляционного решения городского суда.

Данное определение президиум отменил в силу следующих обстоятельств.

Сделав вывод о необходимости поворота исполнения отмененного апелляционного решения, суд руководствовался положениями пункта 3 статьи 445 ГПК РФ и пришел к выводу, что дела о взыскании денежных сумм, связанных с перерасчетом пенсии, не включены в перечень категорий дел, предусмотренных указанной статьей.

Такой вывод сам по себе является верным, однако судом не учтено следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ.

Вместе с тем, как следует из положений пункта 3 статьи 1109 ГК РФ, пенсии и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибке.

В такой ситуации суду следовало поставить на обсуждение вопрос о добросовестности С. при предоставлении доказательств в обоснование своих требований о перерасчете размера пенсии, проверить факт наличия счетной ошибки.

Судом данные обстоятельства не проверены, что и послужило основанием для отмены определения суда и направления дела на новое рассмотрения.

(постановление суда надзорной инстанции N 44г-150)

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Архангельского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь