Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 9 сентября 2005 г. Дело N 22-8402/2005

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                            Шубиной Н.П.,

    судей                                         Колмаковой Г.Е.,

                                                    Лебедевой Г.А.

 

рассмотрела в заседании 9 сентября 2005 года с использованием систем видеоконференц-связи дело по кассационному представлению государственного обвинителя Нефедовой Е.А., по кассационной жалобе осужденного М. на приговор Красноуральского городского суда Свердловской области от 20 июня 2005 года, которым М., ранее судимый, осужден по ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации за каждый из двух эпизодов к лишению свободы на 4 года, по ч. 2 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации - к лишению свободы на 1 год, по ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации - к лишению свободы на 1 год.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений назначено лишение свободы на 6 лет.

В силу ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации к назначенному наказанию частично, в виде лишения свободы на 6 месяцев, присоединено наказание, не отбытое по приговору суда от 20 февраля 2001 года, и окончательно по совокупности приговоров М. назначено лишение свободы на 6 лет 6 месяцев в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Шубиной Н.П., выступление осужденного М., поддержавшего доводы кассационной жалобы и просившего об отмене приговора, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

приговором суда М. признан виновным в том, что в первой декаде декабря и в период с 16 по 18 декабря 2004 года незаконно сбыл П. и Б. наркотическое средство - промедол путем введения внутримышечной инъекции. Кроме того, он признан виновным в том, что 10 февраля 2005 года угрожал убийством незнакомой ему ранее А., а также из хулиганских действий причинил ей побои.

В судебном заседании М. вину не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель Нефедова просит приговор в отношении М. в части признания в его действиях особо опасного рецидива и назначения режима исправительного учреждения изменить, признав рецидив преступлений опасным и назначив строгий режим исправительной колонии.

В кассационной жалобе осужденный М. просит приговор в отношении его по ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации отменить в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, поскольку на шприцах промедол значится как обезболивающее и противошоковое средство. Он их применил именно в этих целях. Считает квалификацию его действий по ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации излишней, его действия полностью охватываются ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации. С учетом того, что причина его действий установлена и она не является хулиганской, то его действия могли быть квалифицированы по ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации. Однако он считает, что доказательства его вины в этом преступлении отсутствуют.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалобы и представления, судебная коллегия считает приговор подлежащим изменению.

Выводы суда о доказанности вины М. основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

В судебном заседании М. в отношении сбыта наркотического средства промедола придерживался версии, аналогичной той, что изложена в кассационной жалобе, согласно которой он не отрицал факта сбыта промедола, однако ссылался на то, что ему не было известно, что это вещество является наркотиком.

Судом эта версия исследовалась, обсуждалась и обоснованно отвергнута.

В частности, из показаний самого М. на предварительном следствии следует, что он из общения с людьми, употребляющими наркотики, знал, что в результате употребления промедола можно почувствовать состояние эйфории ("кайф").

Из показаний свидетеля Б. следует, что, предлагая поставить укол промедола, М. описывал ей состояние одурманивания.

С учетом этих данных в совокупности с тем, что промедол (тримеперидин) включен в список наркотических средств, оборот которых ограничен, то есть в отношении его существуют строгие ограничения в порядке приобретения, хранения и совершения иных действий, утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2004 года, суд пришел к обоснованному выводу о наличии вины М. в совершении данного преступления.

Вместе с тем судебная коллегия считает возможным согласиться с доводами жалобы осужденного об отсутствии хулиганского мотива при применении насилия в отношении А.

В частности, судом установлено, что М. предъявил претензию и применил насилие к А. в связи с тем, что произошло заклинивание игрового автомата после того, как ему выпал выигрыш 700 пятаков.

Она работала оператором по обслуживанию игровых автоматов. В связи с этим нельзя признать, что причиной действий М. послужил хулиганский мотив. Его действия были направлены в отношении конкретного человека, призванного отвечать за нормальную работу автоматов, по конкретной причине, имеющей для него существенное значение.

В связи с этим действия М. в этой части следует переквалифицировать на ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В остальном в этой части доводы жалобы осужденного нельзя признать обоснованными.

Так, потерпевшая А. показала, что именно М. применил к ней насилие и угрожал убийством. Она видела его лицо и запомнила. Кроме того, она поцарапала его лицо, а при задержании М. лицо у него было поцарапанным именно в том месте.

Эти обстоятельства подтверждены в ходе освидетельствования М., а также заключением эксперта.

Наличие следов применения насилия к А. также подтверждено заключением судебно-медицинского эксперта.

Нельзя согласиться с доводами М. и в той части, что действия, квалифицированные ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации, охватываются ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации и дополнительной квалификации не требуют, поскольку объективные стороны этих преступлений разные, причем ни ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации не предусматривает ответственности за причинение побоев, ни ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации не предусматривает ответственности за угрозу убийством.

Вместе с тем доводы прокурора о неправильном определении вида рецидива преступлений и назначении режима исправительного учреждения являются обоснованными.

При определении особо опасного рецидива преступлений суд исходил из того, что ранее М. дважды судим за тяжкие преступления, вновь совершил тяжкое преступление (п. "а" ч. 3 ст. 18 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Однако одна из этих судимостей по приговору от 27 апреля 1994 года по ч. 3 ст. 144 Уголовного кодекса РСФСР неправильно признана судимостью за тяжкое преступление. Согласно ст. 7.1 Уголовного кодекса РСФСР, действовавшей во время совершения того преступления, ч. 3 ст. 144 Уголовного кодекса РСФСР не относилась к категории тяжких. Изменение тяжести данного преступления в сторону утяжеления в дальнейшем в силу ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации на М. не распространяется.

Таким образом, в действиях М. содержится опасный рецидив преступлений, в связи с чем изменению подлежит и режим исправительной колонии.

Однако изменение вида рецидива, по мнению судебной коллегии, не влияет на размер назначенного наказания, поскольку правила назначения наказания при всех видах рецидива, предусмотренные ч. 2 ст. 68 Уголовного кодекса Российской Федерации, одинаковы.

Наказание М. по ч. 1 ст. 228.1, ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступления, данных о личности, иных обстоятельств, предусмотренных законом. Оно является справедливым. По ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с переквалификацией деяния М. следует назначить наказание в пределах санкции этого закона.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 377, п. 4 ч. 1 ст. 378 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

приговор Красноуральского городского суда Свердловской области от 20 июня 2005 года в отношении М. изменить: его действия с ч. 2 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации переквалифицировать на ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой назначить 6 месяцев исправительных работ с ежемесячным удержанием в доход государства 20% заработка. В соответствии с ч. 3 ст. 69, п. "в" ч. 1 ст. 71 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (два эпизода), ст. 119, ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, назначить лишение свободы на 5 лет 8 месяцев. В силу ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации к назначенному наказанию частично, в виде лишения свободы на 6 месяцев, присоединить наказание, не отбытое по приговору суда от 20 февраля 2001 г., и окончательно по совокупности приговоров назначить лишение свободы на 6 лет 2 месяца; изменить вид рецидива преступлений с особо опасного на опасный; изменить режим исправительной колонии с особого на строгий. В остальном приговор оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ШУБИНА Н.П.

 

Судьи

КОЛМАКОВА Г.Е.

ЛЕБЕДЕВА Г.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь