Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АЛТАЙСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 19 сентября 2005 г. по делу N 3-89/2005

 

Алтайский краевой суд в составе:

председательствующего Е.Э.,

при секретаре Т.Т.,

с участием прокурора С.Т.

рассмотрев в закрытом судебном заседании гражданское дело по заявлению прокурора Алтайского края, обратившегося в защиту интересов Российской Федерации и неопределенного круга лиц, о признании недействующим постановления администрации Алтайского края от 3 марта 2005 года N 115 "Об утверждении квот на организацию лицензионного рыболовства",

 

установил:

 

постановлением администрации Алтайского края от 3 марта 2005 года N 115 со ссылками на статью 31 Федерального закона от 20 декабря 2004 года N 166-ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" и согласование с федеральным государственным учреждением "В" Федерального агентства по рыболовству были утверждены квоты добычи водных биологических ресурсов на 2005 год для организации любительского и спортивного рыболовства в водоемах Алтайского края:

озера (рыба) - 100 тонн;

озера (рак речной) - 5 тонн;

река Обь с притоками (рыба) - 15 тонн;

Правдинское водохранилище (рыба) - 2 тонны;

Гилевское водохранилище (рыба) - 20 тонн. (л.д. 7)

Прокурор Алтайского края обратился в суд в защиту интересов Российской Федерации и неопределенного круга лиц с заявлением о признании недействующим вышеуказанного постановления, мотивируя свои требования тем, что постановление касается вопросов охраны окружающей среды и изъятия объектов животного мира, его реализация может привести к негативному воздействию на окружающую природную среду, а потому в силу статьи 3 Федерального закона "Об охране окружающей среды", статьи 20 Федерального закона "О животном мире" и статьи 12 Федерального закона "Об экологической экспертизе" оно должно было стать объектом обязательной государственной экологической экспертизы, проводимой на уровне субъекта Российской Федерации.

Однако по сообщению начальника Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Алтайскому краю, т.е. органа, организующего и проводящего в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, государственную экологическую экспертизу, проект оспариваемого постановления на государственную экологическую экспертизу не поступал.

В ходе подготовки дела к судебному разбирательству в качестве заинтересованных лиц были привлечены администрация Алтайского края, представитель которой представил письменный отзыв на заявление прокурора, Верхнеобское бассейновое управление по охране водных биологических ресурсов и регулированию рыболовства Федерального агентства по рыболовству (ФГУ "В") и Алтайский филиал ФГУ "В".

В судебном заседании прокурор вышеуказанные требования, а также доводы, изложенные в заявлении, поддержал, пояснив, что возражение представителя администрации Алтайского края о том, что оспариваемый акт не является нормативным несостоятельно, поскольку отношения в области рыболовства могут регулироваться только нормативными актами. В силу нормативного характера этого постановления его проект, а также материалы, обосновывающие принятие, должны были предварительно пройти государственную экологическую экспертизу. В постановлении не конкретизированы виды объектов, добыча которых разрешена, и оно противоречит приказу Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 18 мая 2005 года N 85, где перечислены виды водных биоресурсов, разрешенных к добыче. Общий объем добычи речного рака (35 тонн) был определен только для рыбодобывающих предприятий, в связи с чем 5 тонн вылова рака для любительского рыболовства нанесут вред экологической обстановке в крае.

Представитель администрации Алтайского края С.Ю., а также С.С., представляющий интересы ФГУ "В" и Алтайского филиала ФГУ "В", возражали против удовлетворения заявления прокурора, указывая, что постановление администрации края от 3 марта 2005 года N 115 не является нормативным правовым актом, поскольку его действие ограничено определенным периодом (2005 годом), и оно не устанавливает обязательные правила поведения. Проведение обязательной экологической экспертизы в отношении ненормативных актов законом не предусмотрено. Постановление вынесено на основании материалов, прошедших государственную экологическую экспертизу, а потому не является самостоятельным объектом последней. До принятия оспариваемого акта были утверждены общие допустимые уловы водных биоресурсов по Верхнеобскому бассейну, а затем ФГУ "В" на основании предложений научно-промыслового совета по Алтайскому краю утвердило квоты вылова (добычи) по рыбохозяйственным водоемам края. Те объемы вылова, которые были распределены постановлением от 3 марта 2005 года N 115, полностью соответствовали ранее направленным предложениям ФГУ "В", касающимся квот для организации любительского и спортивного рыболовства, а предложения ФГУ "В" были основаны на заключении государственной экологической экспертизы по общим допустимым уловам.

Представитель Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Алтайскому краю, привлеченного к участию в деле в качестве заинтересованного лица, в судебное заседание не явился и просил дело рассмотреть без своего участия.

Выслушав пояснения прокурора и представителей заинтересованных лиц, исследовав материалы дела и оценив в совокупности имеющиеся доказательства, суд не находит оснований для удовлетворения заявления.

Согласно ч. 1 ст. 251 ГПК РФ гражданин, организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, а также прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.

В соответствии с ч. 5 ст. 3 Федерального закона от 20 декабря 2004 года N 166-ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" (далее по тексту - Федеральный закон N 166-ФЗ) на основании и во исполнение настоящего федерального закона, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также законов субъектов Российской Федерации органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в пределах своих полномочий могут издавать нормативные правовые акты, регулирующие отношения в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов.

Оспариваемое постановление было принято администрацией Алтайского края в порядке, установленном ч. 5 ст. 31 Федерального закона N 166-ФЗ, с соблюдением предусмотренных данной нормой полномочий, предоставленных органу исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Оно регулирует распределение квот добычи водных биологических ресурсов для организации любительского и спортивного рыболовства в 2005 году во всех водоемах Алтайского края, т.е. рассчитано на неоднократное применение в течение данного периода, имеет обязательный характер для неопределенного круга пользователей водными биологическими ресурсами и действует независимо от того возникли или прекратились конкретные правоотношения, связанные с добычей водных биологических ресурсов.

Текст постановления был опубликован в газете "Алтайская правда" от 12 марта 2005 года N 66, что в силу п. 1 ст. 33 Закона Алтайского края от 24 августа 1995 года N 8-ЗС "О правотворческой деятельности" является официальным опубликованием нормативных правовых актов Алтайского края.

Учитывая данные обстоятельства, суд соглашается с доводами прокурора о том, что оспариваемый акт имеет признаки нормативного акта.

Обоснованна позиция прокурора также и в той части, в которой он ссылается на правовой режим охраны окружающей природной среды и изъятия объектов животного мира.

Статьей 3 Федерального закона от 10 января 2002 года N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" в качестве основных принципов охраны окружающей среды предусмотрены презумпция экологической опасности, планируемой хозяйственной и иной деятельности, а также обязательность проведения государственной экологической экспертизы проектов и иной документации, обосновывающих хозяйственную и иную деятельность, которая может оказать негативное воздействие на окружающую среду, создать угрозу жизни, здоровью и имуществу граждан.

В соответствии со ст. 20 Федерального закона от 24 апреля 1995 года N 52-ФЗ "О животном мире" обязательной мерой охраны животного мира является государственная экологическая экспертиза, осуществляемая в соответствии с законодательством Российской Федерации и предшествующая принятию органами исполнительной власти Российской Федерации и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации хозяйственного решения, способного повлиять на объекты животного мира и среду их обитания.

В силу абз. 2 ст. 12 Федерального закона от 23 ноября 1995 года N 174-ФЗ "Об экологической экспертизе" (в ред. Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ) обязательной государственной экологической экспертизе объектов регионального уровня, проводимой федеральным органом исполнительной власти и его территориальными органами в области экологической экспертизы в порядке, установленном настоящим Федеральным законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, подлежат проекты нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, реализация которых может привести к негативному воздействию на окружающую природную среду, нормативно-технических и инструктивно-методических документов, утверждаемых органами государственной власти субъектов Российской Федерации и регламентирующих хозяйственную деятельность, в том числе использование природных ресурсов и охрану окружающей природной среды, и иную деятельность, за исключением проектов индивидуальных правовых актов, принимаемых на основании документов территориального планирования и документации по планировке территории, лесоустроительной и землеустроительной документации, прошедших государственную экологическую экспертизу.

Между тем, прокурором не приняты во внимание особенности правового регулирования добычи (вылова) водных биологических ресурсов, установленные подлежащим применению специальным законодательством - Федеральным законом N 166-ФЗ и подзаконными актами, регулирующими аналогичные правоотношения.

Квота добычи (вылова) водных биоресурсов представляет собой часть общего допустимого улова водных биоресурсов (п. 13 ст. 1 Федерального закона N 166-ФЗ).

В свою очередь общие допустимые уловы водных биоресурсов - это научно обоснованные величины годовой добычи (вылова) водных биоресурсов конкретных видов в рыбохозяйственном бассейне или районе промысла (п. 12 ст. 1 Федерального закона N 166-ФЗ).

Согласно ч.ч. 1, 2 ст. 28 Федерального закона N 166-ФЗ общие допустимые уловы водных биоресурсов определяются для рыбохозяйственных бассейнов и районов промысла во внутренних водах Российской Федерации, в том числе внутренних морских водах Российской Федерации, а также в территориальном море Российской Федерации, на континентальном шельфе Российской Федерации и в исключительной экономической зоне Российской Федерации, в Азовском и Каспийском морях.

Ежегодно общие допустимые уловы водных биоресурсов определяются федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства и утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим нормативно-правовое регулирование в области рыболовства и сохранения биоресурсов.

Пунктом 6 Положения об определении общих допустимых уловов водных биологических ресурсов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 мая 2001 года N 390 (в ред. постановления Правительства Российской Федерации от 12 апреля 2005 года N 209) предусмотрено, что общие допустимые уловы во внутренних пресноводных водоемах (озерах, реках и водохранилищах), а также объемы товарного выращивания рыб и других водных животных в прудах, озерах и садковых хозяйствах ежегодно определяются по бассейнам озерно-речных и озерных систем Федеральным агентством по рыболовству с учетом заключения государственной экологической экспертизы и утверждаются Министерством сельского хозяйства Российской Федерации по согласованию с Министерством природных ресурсов Российской Федерации.

Что касается порядка распределения общих допустимых уловов и их утверждения, то данная процедура происходит применительно к различным видам квот, в число которых входят квоты добычи (вылова) водных биоресурсов для организации любительского и спортивного рыболовства. (п. 6 ч. 1 ст. 30 Федерального закона N 166-ФЗ)

Распределение общих допустимых уловов водных биоресурсов применительно к видам квот входит в компетенцию Федерального агентства по рыболовству (подп. "б" п. 2 постановления Правительства Российской Федерации от 20 мая 2005 года "О возложении на федеральные органы исполнительной власти осуществления некоторых функций в области рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов").

В силу ч. 5 ст. 31 Федерального закона N 166-ФЗ квоты добычи (вылова) водных биоресурсов для организации любительского и спортивного рыболовства распределяются между пользователями водными биоресурсами органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Из приказа Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 26 января 2005 года N 9 следует, что в соответствии с Положением об определении общих допустимых уловов водных биоресурсов, на основании материалов, обосновывающих прогнозы общих допустимых уловов во внутренних пресноводных водоемах Российской Федерации в 2005 году, и с учетом заключений экспертных комиссий государственной экологической экспертизы утвержден объем общих допустимых уловов водных биологических ресурсов во внутренних пресноводных водоемах Российской Федерации в 2005 году по бассейнам озерно-речных и озерных систем согласно приложениям NN 1 - 19. (л.д. 45)

В приложении N 13 к данному приказу зафиксированы объемы общих допустимых уловов водных биологических ресурсов в озерно-речных и озерных системах Обь-Иртышского бассейна, подконтрольных ФГУ "В", в 2005 году отдельно по видам водных биологических ресурсов, что соответствует п. 4 Положения об определении общих допустимых уловов водных биологических ресурсов. (л.д. 46)

Приказом ФГУ "Верхнеобьрыбвод", являющегося бассейновым управлением Федерального агентства по рыболовству, от 8 февраля 2005 года N 18-П с учетом предложений рыбохозяйственных советов и рабочих групп НПС Верхнеобского бассейна распределены квоты на вылов водных биологических ресурсов, в том числе - на водоемах Алтайского края. (л.д. 47)

Основой утвержденных квот и лимитов вылова водных биоресурсов на водоемах Алтайского края явились предложения Научно-промыслового совета (НПС) по Алтайскому краю, оформленные в виде приложения N 1 к протоколу НПС по Алтайскому краю, согласно которым лимиты вылова рыбы по речной системе (река Обь) составили 175 тонн, по водохранилищам (Новосибирскому, Гилевскому и другим - 125 тонн), по озерам - 810 тонн. Установленная квота по речному раку определена в 35 тонн. (л.д. 48 - 49, 50 - 61)

Согласно ч. 1 ст. 33 Федерального закона N 166-ФЗ бассейновые научно-промысловые советы формируются для каждого рыбохозяйственного бассейна в целях подготовки предложений о сохранении водных биоресурсов, в том числе предложений о распределении добычи (вылова) водных биоресурсов.

В письме начальника ФГУ "В" на имя заместителя главы администрации Алтайского края от 19 января 2005 года N 03-2/147 была изложена просьба ФГУ "В" выделить для организации любительского лицензионного рыболовства квоты на следующих рыбохозяйственных водоемах Алтайского края: озера (рыба) - 100 тонн; озера (рак) - 5 тонн; река Обь с притоками - 15 тонн; Правдинское водохранилище - 2 тонны; Гилевское водохранилище - 20 тонн. (л.д. 20)

Предложения по квотам Научно-промыслового совета по Алтайскому краю также касались рыбохозяйственных водоемов и учитывали распределение резерва квот по рыбодобывающим предприятиям, в связи с чем суд не принимает во внимание доводы прокурора о том, что квоты определялись исключительно для промышленного рыболовства.

Каких-либо доказательств, опровергающих соответствие объема распределенных оспариваемым постановлением квот пределам общих допустимых уловов, которые, как указано выше, определяются с учетом всех возможных видов квот, суду представлено не было.

По пояснениям представителя ФГУ "В" в судебном заседании, при разработке вышеуказанных предложений Научно-промыслового совета было учтено заключение государственной экологической экспертизы от 23 августа 2004 года N 629 по объекту "Материалы прогноза ОДУ (общих допустимых уловов) водных промысловых животных из водных объектов Алтайского края на 2005 год".

Данное заключение, утвержденное приказом Главного управления природных ресурсов и охраны окружающей среды Министерства природных ресурсов Российской Федерации по Алтайскому краю от 23 августа 2004 года N 1222, представлено суду Управлением Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора) по Алтайскому краю. (л.д. 32, 33 - 39)

Экспертной комиссией государственной экологической экспертизы было установлено, что прогноз общих допустимых уловов и производства товарной рыбы в водоемах Алтайского края на 2005 год отвечает экологическим требованиям сохранения сырьевой базы промысловых рыб и может быть рекомендован для организации промысла с общим объемом вылова рыбы в 1390 тонн (речная система - 175 тонн, водохранилища - 125 тонн, озера - 810 тонн, пруды - 280 тонн). Предварительный прогноз допустимой добычи речного рака в объеме 35 тонн является ориентировочным. (л.д 39)

В исследовательской части заключения констатировано, что заявленные объемы изъятия (в том числе и речного рака в объеме 35 тонн) не приведут к негативным последствиям для водных объектов, и величины общих допустимых уловов можно считать достаточно обоснованными. (л.д. 38)

В установленном законом порядке заключение государственной экологической экспертизы оспорено не было.

Внештатный эксперт государственной экологической экспертизы Ж.В., допрошенный судом в качестве специалиста, подтвердил вышеуказанные выводы и пояснил, что квоты добычи водных биологических ресурсов на 2005 год для организации любительского и спортивного рыболовства в водоемах Алтайского края, указанные в постановлении администрации края от 3 марта 2005 года, находятся в пределах проанализированного в заключении государственной экологической экспертизы объема общих допустимых уловов водных биоресурсов, т.е. отвечают требованиям экологической безопасности.

Таким образом, нормативный правовой акт органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, касающийся распределения квот добычи (вылова) водных биоресурсов для организации любительского и спортивного рыболовства в порядке, установленном ч. 5 ст. 31 Федерального закона N 166-ФЗ, является составной частью общего правового механизма, регулирующего изъятие водных биоресурсов из среды обитания. Этот механизм включает в себя прежде всего утверждение и распределение научно обоснованных величин годовой добычи водных биоресурсов в рыбохозяйственном бассейне или районе промысла (общих допустимых уловов), что предполагает обязательное предварительное проведение государственной экологической экспертизы. Квота добычи (вылова) того или иного вида, являясь частью общего допустимого улова, при условии, если она находится в пределах объема общего допустимого улова, отвечающего требованиям экологической безопасности, не требует отдельного проведения государственной экологической экспертизы.

Несмотря на то, что оспариваемое постановление содержало указание на утверждение квот, его следует рассматривать применительно к праву администрации края как исполнительного органа субъекта Российской Федерации, распределить между пользователями водных биоресурсов те квоты, которые ранее были определены на основе общих допустимых уловов уполномоченными федеральными органами (Министерством сельского хозяйства и бассейновым управлением Федерального агентства по рыболовству).

Объемы квот, зафиксированные в постановлении администрации края, тождественны тем объемам, которые были предложены для распределения в письме начальника ФГУ "В" от 19 января 2005 года N 03-2/147.

По существу администрация Алтайского края, удовлетворяя предложение ФГУ "В", сделанное на основе утвержденных общих допустимых уловов, не утвердила, а распределила квоты добычи водных биоресурсов.

Следовательно, оспариваемый нормативный правовой акт не имеет самостоятельного значения в организации и регулировании любительского и спортивного рыболовства, которое органы государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствии со ст. 6 Федерального закона от 24 апреля 1995 года N 52-ФЗ "О животном мире" вправе осуществлять за счет субвенций из федерального бюджета за исключением ресурсов внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации, а также водных биологических ресурсов внутренних вод, занесенных в Красную книгу Российской Федерации, анадромных и катадромных видов рыб, трансграничных видов рыб и других водных животных, перечни которых утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере агропромышленного комплекса и рыболовства.

По этой причине суд не усматривает противоречий между анализируемым постановлением администрации края и Перечнем водных биологических ресурсов, организация и регулирование промышленного, любительского и спортивного рыболовства, а также охрана которых органами государственной власти субъектов Российской Федерации не осуществляется, утвержденным приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 18 мая 2005 года N 85, на что ссылался прокурор в обоснование заявленных требований.

В своей совокупности вышеперечисленные доказательства позволяют прийти к выводу о том, что квоты добычи водных биоресурсов на 2005 год для организации любительского и спортивного рыболовства в водоемах Алтайского края были распределены органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации в пределах общих допустимых уловов водных биоресурсов в водоемах того же региона на тот же период времени, ставших объектом государственной экологической экспертизы и соответствующих требованиям экологической безопасности, в силу чего постановление от 3 марта 2005 года N 115 также не противоречило этим требованиям, а его проект не нуждался в проведении отдельной (дополнительной) государственной экологической экспертизы.

Оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

При указанных обстоятельствах заявление прокурора Алтайского края удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст.ст. 194 - 199, 253 ГПК РФ, суд

 

решил:

 

в удовлетворении заявления прокурора Алтайского края, обратившегося в защиту интересов Российской Федерации и неопределенного круга лиц, о признании недействующим постановления администрации Алтайского края от 3 марта 2005 года N 115 "Об утверждении квот на организацию лицензионного рыболовства" отказать.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке путем подачи кассационных жалобы и представления в Верховный Суд Российской Федерации через Алтайский краевой суд в течение десяти дней со дня его принятия в окончательной форме.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь