Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 сентября 2005 г. по делу N 33-2411

 

Судья: Копылова Н.В.

 

27 сентября 2005 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего Сериковой Т.И.

и судей Фроловой Т.А., Смирновой Л.А.

заслушали в открытом судебном заседании по докладу Фроловой Т.А. дело по кассационной жалобе Адвокатской палаты Пензенской области на решение Ленинского районного суда г. Пензы от 15 августа 2005 года, которым постановлено:

Исковые требования Д.В. удовлетворить.

Признать незаконным решение Совета Адвокатской палаты Пензенской области N 9(ППД) от 10.06.2005 о прекращении статуса адвоката ЮК N 33 КА "Статус" Д.В.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителя Адвокатской палаты Пензенской области по доверенности - П.П., объяснения третьего лица - К.В. объяснения представителей Д.В. - Т.С. Л.А.,

судебная коллегия

 

установила:

 

Д.В. обратилась в суд с иском к Адвокатской палате Пензенской области о признании незаконным решения Совета адвокатской палаты Пензенской области о прекращении статуса адвоката.

В обоснование своих исковых требований указала, что она является адвокатом с 19.10.2004 и осуществляет профессиональную адвокатскую деятельность в Межрегиональной коллегии адвокатов г. Москва (филиал N 33 "Статус" г. Пенза).

Решением по дисциплинарному производству N 9/ППД1 от 10.06.2005 Советом адвокатской палаты Пензенской области ее статус адвоката прекращен на основании пп. 2 п. 2 ст. 17 ФЗ РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" со ссылкой на грубые нарушения норм кодекса профессиональной этики адвоката.

В основу решения N 9/ППД1 от 10.06.2005 положено заключение квалификационной комиссии при адвокатской палате Пензенской области от 27.05.2005 по жалобе К.А. на ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей и грубое нарушение норм Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно ст. ст. 4, 5, 8, 9, 16 Кодекса, которые выразились в том, что она могла распоряжаться принятой от К.А. денежной суммой исключительно в целях возмещения вреда потерпевшему, впоследствии должна была полностью отчитаться перед К.А., не имела полномочий получать из этой суммы что-либо в качестве гонорара по другому уголовному делу сына К.А. и заключать с ним какие-либо иные соглашения по другим делам, и, заключив с сыном доверителя К.А. К.П. соглашение от 21.04.2005 и получив в качестве гонорара 23000 руб., которые К.П. нарушений норм Кодекса, за которые может быть прекращен статус. Поэтому указанная мера дисциплинарной ответственности может быть П.А. не принадлежали, действовала вопреки воле и интересам доверителя К.А., распорядившись его денежными средствами по своему усмотрению и руководствуясь соображениями собственной выгоды.

Нарушение состоит в том, что она 1) не оформила письменного поручения К.А. на получение 30000 руб. и распоряжение ими в соответствующих целях по возмещению ущерба потерпевшему по делу М.И., 2) по собственному усмотрению распорядилась 23000 рублей, обратив их в гонорар по другому делу сына доверителя, не получив на это его согласия, 3) отказалась возвратить денежные средства К.А.

Таким образом, по мнению комиссии, она своими действиями злоупотребила доверием клиента, что несовместимо со званием адвоката.

Решение N 9/ППД1 от 10.06.2005 воспроизводит тезисы заключения от 27.05.2005, ссылаясь на то, что она при осуществлении защиты интересов обвиняемого К.П. грубо нарушила ст. ст. 4, 5, 8, 9, п. 6 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката следующими действиями: 1) получив от К.А. 30000 руб. на "непредвиденные расходы", не имея полномочий от доверителя на получение из указанной суммы на оплату труда в качестве гонорара по другому уголовному делу, оприходовала 23000 руб. в кассе коллегии, распорядившись тем самым денежными средствами вопреки воле и интересам доверителя; 2) на законное требование К.А. о возврате 30000 руб. длительное время не реагировала и только в ходе проводимой проверки возвратила указанную сумму денег по принадлежности.

Заключение квалификационной комиссии при Адвокатской палате Пензенской области от 27.05.2005 и данные, положенные в основу решения по дисциплинарному производству в отношении адвоката ЮК N 33 "Статус" Д.В. N 89/ППД1 от 10.06.2005, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а их выводы - нормам Кодекса профессиональной этики адвоката, в частности, ст. ст. 4, 5, 8, 9, 16 Кодекса.

В действительности каких-либо нарушений норм Кодекса профессиональной этики она не допускала, добросовестно исполняя принятые поручения в защиту интересов К.П.

Кроме того, п. 6 ст. 16 Кодекса, нарушение которого ей вменяется, в редакции опубликованной и доступной для всеобщего сведения отсутствует. Более того, и в заключении и в решении не указывается, в чем конкретно состоит нарушение той или иной нормы (статьи).

Считает, что поскольку с ее стороны никаких нарушений норм Кодекса профессиональной этики адвоката допущено не было, Решение Совета Палаты адвокатов Пензенской области по дисциплинарному производству N 9/ППД1 от 10.06.2005 не соответствует закону, в связи с чем, просила признать его незаконным.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе Адвокатская палата Пензенской области просит решение Ленинского районного суда г. Пензы отменить, поскольку суд не применил закон, подлежащий применению.

По мнению суда, такая мера дисциплинарной ответственности как прекращение статуса адвоката может применяться только в случае грубейшего нарушения адвокатом Кодекса либо при неоднократном нарушении адвокатом Кодекса.

Данный вывод суда противоречит п. 2 ст. 17 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Согласно указанной норме закона статус адвокат может быть прекращен по решению Совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об адвокате, на основании заключения квалификационной комиссии при нарушении адвокатом норм Кодекса профессиональной этики адвоката.

То есть, закон не ограничивает круг нарушений норм Кодекса, за которые может быть прекращен статус адвоката. Поэтому указанная мера дисциплинарной ответственности может быть применена при любом нарушении норм Кодекса.

В соответствии с п. 5 ст. 17 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" решение Совета адвокатской палаты, принятое по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 настоящей статьи, может быть обжаловано в суд.

По смыслу данной нормы суд может проверять лишь наличие оснований о привлечении к дисциплинарной ответственности, но никак не соразмерность наказания нарушению, суд согласился с заключением квалификационной комиссии и Совета адвокатской палаты о нарушении адвокатом Д.В. ст. ст. 4, 5, 8, 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в злоупотреблении доверием клиента.

Согласно п. 3 ст. 5 Кодекса злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката. Таким образом, Кодекс предопределяет наказание за данный вид нарушения. Однако с учетом ст. 18 Кодекса пришел к выводу, что в данной конкретной ситуации исключается применение самой строгой меры дисциплинарной ответственности. Оценка тяжести совершенного проступка, формы вины, иных обстоятельств дела относится к прерогативе членов Совета адвокатской палаты - опытнейших адвокатов Пензенской области.

Обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Тщательно проверив доводы сторон, исследуя доказательства по делу в их совокупности, с учетом требований действующего законодательства, пришел к правильному и обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований Д.В.

При этом суд посчитал установленным, что Д.В. являлась адвокатом Пензенского филиала "Статус" Межрегиональной коллегии адвокатов г. Москвы с 19.10.2004.

Решением Совета адвокатской палаты Пензенской области N 9/ППД 1 от 10.06.2005 статус адвоката Д.В. прекращен на основании пп. 2 п. 2 ст. 17 ФЗ РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" в связи с допущенными грубыми нарушениями норм Кодекса профессиональной этики адвоката.

Согласно п. 5 ст. 17 вышеназванного Закона решение Совета адвокатской палаты, принятое по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 настоящей статьи, может быть обжаловано в суд.

Как усматривается из оспариваемого решения Совета адвокатской палаты (далее Совет), последний пришел к выводу о нарушении адвокатом Д.В. при осуществлении защиты интересов обвиняемого К.П. ст. 4, 5, 8, 9, п. 6 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката (далее - Кодекс). В частности, нарушение названных норм Кодекса заключается в том, что получив от К.А. 30000 руб. на "непредвиденные расходы", не имея полномочий от доверителя на получение из указанной суммы на оплату труда в качестве гонорара по другому уголовному делу, оприходовав 23 тыс. руб. в кассе коллегии, Д.В. тем самым распорядилась денежными средствами вопреки воле и интересам доверителя. На законное требование К.А. о возврате 30 тыс. руб. длительное время не реагировала и только в ходе проводимой проверки возвратила указанную сумму денег по принадлежности.

В соответствии с требованиями ст. 4 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре основывается на Конституции РФ и состоит из настоящего Федерального закона, других федеральных законов, принимаемых в соответствии с федеральными законами нормативных правовых актов Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти, регулирующих указанную деятельность, а также принимаемых в пределах полномочий, установленных настоящим Федеральным законом, законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ.

Принятый в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности.

Согласно ст. 18 Кодекса нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных Законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" и настоящим Кодексом.

Процедурные основы дисциплинарного производства установлены разделом 2 Кодекса.

Согласно п. 3 ст. 19 Кодекса целями дисциплинарного производства является своевременное, объективное и справедливое рассмотрение жалоб, представлений, сообщений в отношении адвоката, их разрешение в соответствии с законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом.

Согласно ст. 4, 5, 8, 9 Кодекса, положенных в основу принятого Советом адвокатской палаты решения, адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии.

Адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката.

При осуществлении профессиональной деятельности адвокат уважает права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег, честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией РФ, законом и настоящим Кодексом.

В силу ст. 7 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" соблюдение Кодекса профессиональной этики адвоката является прямой обязанностью адвоката.

Согласно дисциплинарному производству в отношении адвоката Д.В. поводом для его возбуждения явилась жалоба К.А., в которой он просил принять к ней меры дисциплинарного характера и обязать вернуть неправомерно удерживаемые денежные средства в сумме 30 тыс. руб., переданные им по просьбе адвоката на непредвиденные расходы без уточнения целей этих расходов в рамках осуществления защиты его сына К.П. по уголовному делу в Первомайском РОВД г. Пензы.

В своей жалобе К.А. пояснил, что 18.04.2005 им было заключено соглашение с адвокатом Д.В. на защиту его сына, в рамках которого он уплатил ей 10 тыс. руб. Поскольку его не устраивала работа адвоката, 26.04.2005 он заключил соглашение с адвокатом Никифоровой Н.А., а Д.В. попросил вернуть 30 тыс. руб., переданные на непредвиденные расходы, но последняя категорически сделать отказалась, мотивируя тем, что отработала их, отдав эту сумму за то, чтобы его сына не арестовали. В своей жалобе К.А. также указал, что Д.В. в адрес его сына высказывались угрозы в плане того, что если им будут предприняты какие-то действия по поводу ее незаконных действий, то она сделает все возможное, чтобы усугубить положение сына.

Из материалов дела видно, что по данной жалобе членом квалификационной комиссии адвокатской палаты Пензенской области проводилась проверка, по результатам которой комиссия пришла к заключению о нарушении адвокатом Д.В. ст. 4, 5, 8, 9 Кодекса, выразившемся в злоупотреблении доверием клиента Так, согласно выводам комиссии Д.В., заключив с сыном доверителя К.П. соглашение от 21.04.2005 и получив в качестве гонорара 23 тыс. руб., которые принадлежали его отцу, действовала вопреки воле и интересам доверителя К.А., распорядившись его денежными средствами по своему усмотрению и руководствуясь соображениями собственной выгоды.

Как видно из объяснений Д.В. от 06.05.2005, данных в рамках дисциплинарного производства, денежные средства в сумме 30 тыс. руб. были полусмены от К.А., из которых 7 тыс. руб. она отдала потерпевшему М.И., а на оставшиеся 23 тыс. руб. заключила договор с К.П. на оказание ему юридической помощи по уголовным делам.

Согласно протоколу заседания квалификационной комиссии от 27.05.2005, на котором присутствовала Д.В., последняя поясняла, что разрешение у К.А. на использование 23 тыс. руб. по другому делу не спрашивала. При этом из ее объяснений, данных в письменном виде 06.05.2005, а также на заседаниях квалификационной комиссии и Совета адвокатской палаты следует, что денежные средства в сумме 30 тыс. руб. были переданы ей К.А. для возмещения ущерба потерпевшему.

При таких обстоятельствах, суд правильно посчитал, что имея от доверителя К.А. поручение на использование переданных ей денежных средств в определенных целях, Д.В. не имела права использовать их в других целях без согласия доверителя.

При этом суд исходил из того, что в данном случае, поскольку отношениям между клиентом и адвокатом являются отношения, вытекающие из договора поручения, к возникшим правоотношениям и оценке действий адвоката подлежат применению нормы ГК РФ, регулирующие указанные правоотношения.

В соответствии со ст. 973 ГК РФ поверенный обязан исполнить данное ему поручение в соответствии с указаниями доверителя. Поверенный вправе отступить от указаний доверителя, если по обстоятельствам дела это необходимо в интересах доверителя и поверенный не мог предварительно запросить доверителя либо не получил в разумный срок ответа на свой запрос. Поверенный обязан уведомить доверителя о допущенных отступлениях, как только уведомление стало возможно.

Как видно из материалов дела, получив от К.А. денежные средства для расчета с потерпевшим, Д.В. при решении вопроса о заключении с К.П. договора на оказание юридических услуг и обращении оставшейся суммы в счет гонорара по заключенному с К.П. договору обязана была поставить в известность К.А. и только с его согласия использовать их в иных целях.

При таких обстоятельствах, суд правильно согласился с заключением квалификационной комиссии и Совета адвокатской палаты о нарушении адвокатом Д.В. ст. 4, 5, 8, 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в злоупотреблении доверием клиента.

Вместе с тем суд пришел также к обоснованному выводу о том, что касается выводов Совета адвокатской палаты о нарушении Д.В. п. 6 ст. 16 Кодекса, то в этой части суд не согласился с решением Совета, поскольку указанный пункт, регулирующий порядок распоряжения денежными средствами доверителя, был принят вторым Всероссийским съездом адвокатов 08.04.2005, однако опубликованы данные изменения исходя из представленных суду доказательств, были только в июне 2005 года. Доказательств того, что с данными изменениями истица была ознакомлена, а также доказательств того, что такие изменения были опубликованы на момент совершенного ею проступка и принятия Советом оспариваемого решения и истица могла с ними ознакомиться представителем ответчика не представлено, в связи с чем истице не может ставиться в вину нарушение названной нормы исходя из общих принципов привлечения лица к ответственности.

Удовлетворяя требования Д.В., суд исходил из того, что при принятии оспариваемого решения Советом, не были в полной мере учтены положения ст. 18 Кодекса, согласно которой при определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства, при которых он совершен, форма вины, а также иные обстоятельства, которые могут быть признаны существенными.

Как следует из вышеназванной нормы, прекращение статуса адвоката является крайней мерой дисциплинарной ответственности, и, по мнению суда, такая мера может применяться только в случае грубейшего нарушения адвокатом Кодекса либо при неоднократном нарушении адвокатом Кодекса.

Суд обоснованно принял во внимание, что Д.В. имеет небольшой стаж работы адвокатом - 6 мес. и в силу своей неопытности могла заблуждаться относительно возможности распоряжения денежными средствами отца в интересах его сына. Данные денежные средства ею присвоены не были, их поступление отражено в отчетах, имеющихся в дисциплинарном производстве, они были оприходованы в кассу юридической консультации.

Указанные обстоятельства, а также то, что ранее Д.В. к дисциплинарной ответственности не привлекалась, правильно суд расценил как исключающие применение в данной конкретной ситуации самой строгой меры дисциплинарной ответственности, и Совет адвокатской палаты мог ограничиться предупреждением.

При таких обстоятельствах, учитывая, что в полной мере положения ст. 18 Кодекса Советом адвокатской палаты при принятии оспариваемого решения учтены не были, суд обоснованно признал его незаконным.

Доводы жалобы не могут служить основанием к отмене решения суда, поскольку они не основаны на законе.

Судом правильно определены юридически значимые обстоятельства по делу, им дана правильная оценка, в соответствии с материалами дела и требованиями действующего законодательства.

Руководствуясь ст. ст. 360 - 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Пензы от 15 августа 2005 года оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь