Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА ОКТЯБРЬ 2005 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Отказ в удовлетворении иска о признании права собственности на самовольную постройку может последовать в случаях, когда затрагиваются действительно важные интересы - сохранение постройки не должно создавать угрозу жизни и здоровью граждан, а также нарушать права и охраняемые законом интересы других граждан

 

Решением суда А. отказано в иске о признании права собственности на жилой дом с пристройкой под лит. а, гаражом под лит. Б, погребом под лит. Г, расположенный <...>.

Отменяя решение, суд кассационной инстанции указал следующее.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что жилой дом с пристройкой, погребом, гаражом возведен истицей с нарушением санитарных и бытовых условий, о которых указано в п. 5.3.4 СП 30-102-99, тем самым нарушены права М.

Указанный вывод суда не мотивирован и не основан на материалах дела.

В соответствии со ст. 222 ГК РФ, право собственности на самовольную постройку не может быть признано за лицом, ее осуществившим, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Исходя из содержания приведенной нормы отказ в удовлетворении иска о признании права собственности на самовольную постройку может последовать в случаях, когда затрагиваются действительно важные интересы. Сохранение постройки не должно создавать угрозу жизни и здоровью граждан, а также нарушать права и охраняемые законом интересы других граждан.

В обжалуемом решении не приведено, в чем заключается нарушение прав и законных интересов М., либо создается угроза ее здоровью и жизни. Доказательства в обоснование вывода суда о нарушении интересов третьего лица спорными постройками при разрешении спора не представлялись и в материалах дела не имеются. В соответствии со ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах. Обжалуемое решение приведенному положению закона не соответствует.

Из протокола судебного заседания видно, что М., возражая против удовлетворения иска, ссылалась на препятствия, чинимые ей спорными постройками в пользовании принадлежащим ей земельным участком. Право заявления самостоятельного требования в нарушение положений ст. 42 ГПК РФ ей не разъяснялось.

Оставлены без внимания и оценки суда доводы истицы о том, что жилой дом возведен ею на фундаменте, который был заложен на приобретенном ею в 2001 году земельном участке. Постройки третьего лица М. так же возведены без соблюдения СНиПов и с нарушением расстояния их расположения относительно границы земельных участков истицы и третьего лица. В нарушение ст. 56 ГПК РФ вопрос о представлении доказательств в этой части на обсуждение сторон не выносился.

 

Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела при его рассмотрении и допущенные нарушения норм материального права служат основаниями для отмены решения

 

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода взыскано с ФГУ УФСИН России по Белгородской области в пользу Н., З., К. по 17533 руб. 76 коп. каждому, госпошлина в доход государства.

Отменяя решение, суд кассационной инстанции указал следующее.

Разрешая спор, суд исходил из того, что все истцы на протяжении всего периода нахождения в служебной командировке в Чеченской Республике находились в горных районах, где их связь с внешним миром осуществлялась только с помощью вертолета, который привозил им продукты, воду. Высажены они были в горы на вертолете, поскольку иного подъезда в эти отдаленные горные районы нет. Что еще раз свидетельствует о том, что они участвовали в проведении контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского района Чеченской Республики.

Характер выполняемых ими задач в период времени, учтенный в приказах как участие в контртеррористических операциях, не отличался от их деятельности в те дни, которые не включены в приказы, не опровергнуты представителем ответчика в судебном заседании. Кроме того, ответчиком не представлено достоверных доказательств, подтверждающих, что истцы, получая денежные средства в 2002 году, могли узнать о нарушенном их праве на денежное вознаграждение. Ответчиком не опровергнуты доводы истцов о времени обнаружения им своего нарушенного права. Не представлено ни одного достоверного доказательства, подтверждающего пропуск срока исковой давности, который на правоотношения по выплате вознаграждения за период пребывания в служебных командировках в Чеченской Республике не распространяется.

Однако, такие выводы являются преждевременными.

В соответствии со ст. 195, ст. 198 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. В мотивировочной части решения должны быть отражены мотивы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Истцы указывали на факт своего ежедневного участия в контртеррористической операции. Одновременно по приказам руководителя Оперативной группы УИС Минюста России на Северном Кавказе и исполняющего обязанности начальника УИН такое участие установлено лишь в определенные дни за каждый месяц в период нахождения в командировках. Указанные противоречия при рассмотрении дела остались не устраненными, в связи с чем вывод суда в этой части не основан на материалах дела.

Нельзя согласиться и с правильностью выводов суда о невозможности применения срока исковой давности. Из материалов дела видно, что последний расчет с истцами произведен 20.09.2002, и с этого времени у них возникло право на обращение в суд. Однако, они обратились в суд за защитой своего права в сентябре 2004 года. Сами ведомости на выдачу денежного содержания при рассмотрении дела не исследовались.

При разрешении спора судом не установлены юридически значимые обстоятельства, имеющие значение для дела.

Постановлением Правительства РФ от 26.04.2001 N 315-22 предусмотрено денежное вознаграждение военнослужащим и сотрудникам из состава сил Объединенной группировки войск (сил) по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона РФ, привлекаемых по приказу руководителя Регионального оперативного штаба к участию в проведении контртеррористический операций, за участие в этих мероприятиях исходя из суммы 20000 рублей в месяц пропорционально количеству дней их участия в этих операциях.

Федеральным законом "О борьбе с терроризмом" от 25.07.1998 N 130-ФЗ дано определение понятию "контртеррористическая операция" и установлен порядок ее проведения. Руководство по проведению такой операции возложено на Региональный оперативный штаб, руководитель которого определяет силы и средства, привлекаемые для участия в операциях.

Таким образом, при рассмотрении дела были неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, а также допущены нарушения норм материального права, что является в соответствии со ст. 362 ч. 1 п. 1 и п. 4 ГПК РФ основанием для отмены решения суда в кассационном порядке.

 

Гражданам запрещено оставлять работающие газовые приборы без присмотра (кроме приборов, рассчитанных на непрерывную работу и имеющих для этого соответствующую автоматику)

 

Х. обратились в суд с иском к Л. о взыскании материального ущерба, компенсации морального вреда, причиненного пожаром, возникшим в жилом доме по вине ответчицы. Решением суда в иске отказано.

Отменяя решение, суд кассационной инстанции указал следующее.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме, лицом, причинившим вред. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда N 14 от 5 июня 2002 года "О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем", вред, причиненный пожарами личности и имуществу гражданина либо юридического лица, подлежит возмещению по правилам, изложенным в ст. 1064 ГК РФ, в полном объеме, лицом, причинившим вред. При этом необходимо исходить из того, что возмещению подлежит стоимость уничтоженного огнем имущества, расходы по восстановлению или исправлению поврежденного в результате пожара или при его тушении имущества, а также иные вызванные пожаром убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Приведенные нормы закона судом не учтены.

Отказ в иске мотивирован непредставлением "достаточных и неопровержимых доказательств того, что ущерб причинен в результате неправомерных действий ответчика".

Такой вывод не соответствует материалам дела. Как усматривается из дела, причиной пожара явилось неосторожное обращение с огнем Л., готовившей на газовой плите и оставившей ее без присмотра. Причем, условиям, способствующим развитию пожара признано позднее обнаружение возгорания. Эти обстоятельства подтверждаются пояснениями ответчицы о том, что она во время горения газовой плиты находилась в другом помещении. При этом, не учтено, что Правилами пользования газом в быту (утвержденными Приказом ВО "Росстройгазификация" при Совете Министров РСФСР от 26 апреля 1990 г. N 86-П, действующими в настоящее время, гражданам запрещено оставлять работающие газовые приборы без присмотра (кроме приборов, рассчитанных на непрерывную работу и имеющих для этого соответствующую автоматику).

Действительно, общие условия или основания возникновения обязательства включают в себя помимо факта неправомерного действия одного лица и наличия вреда у другого лица как следствие неправомерного действия. В данном случае судом признаны "правомерными" действия ответчицы по приготовлению пищи на газовой плите. Между тем, не дана оценка ее действиям по соблюдению правил пользования газом, в частности, небрежности и оставлению без присмотра работающего газового прибора. Доказательств того, что вред причинен не по ее вине, ответчица с учетом требований п. 2 ст. 1064 ГК РФ, не представила.

При таких обстоятельствах решение суда в части отказа во взыскании ущерба от пожара постановлено по неполно исследованным обстоятельствам и подлежит отмене. Поскольку ошибки, допущенные судом первой инстанции не могут быть исправлены судом кассационной инстанции, подлежит исследованию и доказыванию размер причиненного истцам имущественного ущерба, дело направлено на новое рассмотрение в отмененной части решения.

Что касается отказа в компенсации морального вреда, то положениями ст. 151 ГК РФ возможность такой компенсации предусмотрена лишь для случаев причинения морального вреда действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на иные нематериальные блага. По рассматриваемому делу вред причинен имущественным правам истцов и его компенсация ни нормами гражданского кодекса, ни иного федерального закона не предусмотрена. Решение в этой части подлежит оставлению без изменения.

 

Наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно в пределах стоимости перешедшего к каждому из них наследственного имущества

 

Решением мирового суда судебного участка N 3 Валуйского района и г. Валуйки взыскано в пользу акционерного коммерческого Сберегательного банка РФ солидарно: с Р., Н. и М. - 12487 руб. 72 коп. по кредитному договору и 484 руб. 63 коп. и судебные расходы.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Отменяя решение в части, президиум указал следующее.

22.01.2004 В. получила в акционерном коммерческом Сберегательном банке РФ кредит в сумме 20000 руб. на срок до 21.01.2009. В связи с неисполнением ею обязательств по возврату кредита Сберегательный банк РФ обратился в суд с иском о взыскании задолженности по договору к ней и поручителям Н. и А. 20 июля 2004 года В. умерла.

Разрешая спор, суд исходил из того, что наследство после смерти В. приняли ответчик Р. и несовершеннолетний С.

Взыскивая задолженность по кредитному договору солидарно с наследника и поручителей Н. и М., суд руководствовался положениями статей 361, 363, 1175 ГК РФ.

В соответствии со ст. 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно в пределах стоимости перешедшего к каждому из них наследственного имущества.

К участию в деле в качестве ответчика С. не привлечен. Его доля в наследстве при разрешении спора не учтена со ссылкой на то, что он является несовершеннолетним и не отвечает по долгам родителей. Какой нормой права при этом руководствовался суд, в решении не указано.

 

В случаях, предусмотренных законом, нормативный акт, не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающий права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, может быть признан судом недействительным

 

Решением суда постановлено в удовлетворении заявления межрайонного прокурора о признании противоречащим закону постановления главы Шебекинского района и г. Шебекино "О целевом инвестиционном взносе на проведение капитального ремонта жилищного фонда Шебекинского района и г. Шебекино" от 19 января 2005 года N 26 отказать.

Отменяя решение, суд кассационной инстанции указал следующее.

В соответствии со ст. 13 ГК РФ в случаях, предусмотренных законом, нормативный акт, не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающий права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, может быть признан судом недействительным.

В соответствии со ст. 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления. Установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или часть его противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Решение суда по делу об оспаривании правового акта выносится в порядке, установленном ст. 194 ГПК РФ и должно, отвечать всем требованиям, предъявляемым к решению суда ст. 195 - 199 ГПК РФ.

Из материалов дела видно, что 19 января 2005 года главой Шебекинского района и г. Шебекино было принято постановление N 26 "О целевом инвестиционном взносе на проведение капитального ремонта жилищного фонда Шебекинского района и г. Шебекино". В соответствии с указанным постановлением был утвержден для граждан, в собственности которых находится жилищный фонд, целевой инвестиционный взнос в размере 1 руб. 16 коп. за один квадратный метр площади в месяц на проведение капитального ремонта жилищного фонда.

Прокуратурой района 10 марта 2005 года это постановление главы администрации было опротестовано ввиду того, что оно принято в нарушение постановления правительства Белгородской области N 203-пп от 14.12.2004 "Об общих стандартах оплаты жилья и коммунальных услуг на 2005 год" без согласования с собственниками жилых помещений, без учета уровня доходов населения и мер по социальной поддержке малоимущих категорий граждан. Протест был рассмотрен главой Шебекинского района и г. Шебекино и оставлен без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, в решении суда указывается на то, что постановлением главы Шебекинского района и г. Шебекино N 784 от 31 марта 2005 г. внесены изменения в обжалуемое постановление N 26. Наименование постановления N 26 отменено и постановление изложено в новой редакции "О плате за капитальный ремонт собственниками жилых помещений в многоквартирных домах муниципального жилищного фонда Шебекинского района и г. Шебекино". Постановление N 784 опубликовано в газете "Красное знамя" 6 апреля 2005 года и с этого момента вступило в действие. На момент обращения Шебекинского межрайонного прокурора с заявлением в суд постановление N 267 не имело юридической силы.

Однако, такие выводы сделаны преждевременно.

Остались не опровергнутыми доводы прокуратуры о том, что отменено лишь наименование постановления. Структура и порядок оплаты за содержание и ремонт жилых помещений их собственниками не изменились и эти вопросы не были предметом исследования при рассмотрении дела. В результате указанному обстоятельству не дана надлежащая правовая оценка.

Кроме того, заслуживает внимания ссылка в кассационном представлении о том, что в решении суда не указаны нормы материального и процессуального права, на основании которых суд пришел к выводу, что оспариваемое постановление утратило юридическую силу.

 

Если работник, с которым заключен срочный трудовой договор, был незаконно уволен с работы до истечения срока договора, суд восстанавливает работника на прежней работе, а если на время рассмотрения дела судом срок трудового договора уже истек, - признает увольнение незаконным, изменяет дату увольнения и формулировку основания увольнения на увольнение по истечении срока трудового договора

 

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда Ч. восстановлен на работе кладовщиком оптового склада "Балатон" у ПБОЮЛ К. с 20 июля 2004 года. С ответчика в пользу Ч. взыскана заработная плата за время вынужденного прогула в сумме 17750 руб. и компенсация морального вреда в сумме 2000 руб. с возложением обязанности возвратить Ч. трудовую книжку.

Отменяя судебные определения в части, президиум указал следующее.

Разрешая спор, суд исходил из того, что истец работал у ПБОЮЛ К. согласно трудовому договору от 13.01.2004 и приказом от 20.07.2004 незаконно уволен по п. 7 ст. 81 ТК РФ.

Несмотря на наличие в материалах дела трудового договора, заключенного ПБОЮЛ К. и Ч. на срок с 13.01.2004 по 31.12.2004, в нарушение ч. 2 ст. 56 ГПК РФ юридически значимое обстоятельство о сроке трудового договора на обсуждение сторон не вынесено.

Согласно ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор расторгается с истечением срока его действия.

Как разъяснено Постановлением Пленума ВС РФ N 2 от 17.03.2004 "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ", если работник, с которым заключен срочный трудовой договор, был незаконно уволен с работы до истечения срока договора, суд восстанавливает работника на прежней работе, а если на время рассмотрения дела судом срок трудового договора уже истек, - признает увольнение незаконным, изменяет дату увольнения и формулировку основания увольнения на увольнение по истечении срока трудового договора (пункт 60).

При разрешении спора приведенные положения не учитывались.

Указанные обстоятельства оставлены без внимания и оценки судом кассацией и инстанции при ссылке на них ответчицы в кассационной жалобе.

 

В случае, когда участие выборного профсоюзного органа при рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя, является обязательным, работодателю надлежит, в частности, представить доказательства того, что в случае увольнения работника, являющегося членом профсоюза, по пункту 2 статьи 81 ТК РФ, проект приказа, а также копии документов, являющиеся основанием для принятия указанного решения, направлялись в соответствующий выборный профсоюзный орган данной организации; был соблюден месячный срок для расторжения трудового договора, исчисляемый со дня получения работодателем мотивированного мнения выборного профсоюзного органа

 

Решением суда Г., М., Ч. отказано в удовлетворении исковых требований к МУП "АТП Прохоровское" о восстановлении на работе, взыскании налога и компенсации морального вреда.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

В обоснование вывода об отказе истцам в иске о восстановлении на работе в решении приводится ссылка на соблюдение ответчиком положений Трудового кодекса РФ, регулирующих увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации (п. 2 ст. 81 ТК РФ).

Указанный вывод сделан без учета требований ст. 373 ТК РФ.

Из материалов дела видно, что профсоюзный комитет МУП "АТП Прохоровское" 15 декабря 2004 года выразил свое мотивированное мнение по вопросу сокращения штатных должностей организации и о прекращении трудовых отношений с истицами. Приказами от 12 апреля 2005 года эти работники были уволены с работы по п. 2 ст. 81 ТК РФ.

В соответствии со ст. 373 ТК РФ работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор не позднее одного месяца со дня получения мотивированного мнения выборного профсоюзного органа.

В п. 24 Постановления Пленума Верховного суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года указано, что в случае, когда участие выборного профсоюзного органа при рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя, является обязательным, работодателю надлежит, в частности, представить доказательства того, что в случае увольнения работника, являющегося членом профсоюза, по пункту 2 статьи 81 Кодекса, проект приказа, а также копии документов, являющиеся основанием для принятия указанного решения, направлялись в соответствующий выборный профсоюзный орган данной организации; был соблюден месячный срок для расторжения трудового договора, исчисляемый со дня получения работодателем мотивированного мнения выборного профсоюзного органа.

При рассмотрении дела эти указания Пленума Верховного Суда РФ оставлены без внимания. В нарушение положений ст. 56 ГПК РФ на обсуждение сторон вопрос о том, обращалась ли администрация ответчика в профсоюзный комитет за получением мотивированного мнения по вопросу расторжения трудового договора с истцами в течение месяца, предшествующего их увольнению, не выносился. Оценка тому обстоятельству, что согласие профсоюзного комитета на увольнение истцов получено работодателем до предупреждения истцов о предстоящем высвобождении по сокращению штата, а увольнение произведено спустя 4 месяца после получения мотивированного мнения профкома, в обжалуемом решении не дана.

 

Общая площадь жилого помещения состоит из суммы площади всех частей такого помещения, включая площадь помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в жилом помещении, за исключением балконов, лоджий, веранд, террас

 

Решением суда постановлено признать за М. и Е. право собственности на 10/100 долей дома <...>, общей площадью 94,3 кв. м, жилой - 61,4 кв. м за каждым, в собственности В. оставить 80/100 долей дома. Исключить из Государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись <...> о государственной регистрации права на указанный жилой дом за В.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

В обоснование удовлетворения исковых требований в решении приводится ссылка на то, что между сторонами в течение длительного времени сложился порядок пользования жилым домом, каждая из сторон имеет отдельный вход в свою часть жилых помещений. В 1993 году Г. приступил к возведению пристроек под лит. а-2 и а-3 к той части дома, которая находится в его пользовании. За свои средства он осуществил газификацию дома, провел водопровод, канализацию, оборудовал сливную яму, несет расходы по содержанию жилья. Ответчица не препятствовала строительству и дала свое письменное согласие на проведение водопровода и оборудование сливной ямы. Стороны создали общую собственность. В обоснование расчета долей в общей собственности в решении указано о том, что согласно техническому паспорту на домовладение общая площадь дома составляет 94,3 кв. м, жилая - 61,4 кв. м. Тамбуры в общую площадь квартир не включены. Площадь пристройки составляет 19,4 кв. м. Исходя из этого доля истцов составляет 20/100 долей (19,4:94,3 x 100).

В соответствии с п. 5 ст. 15 ЖК РФ, общая площадь жилого помещения состоит из суммы площади всех частей такого помещения, включая площадь помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в жилом помещении, за исключением балконов, лоджий, веранд, террас.

Приведенное положение закона не содержит понятия тамбур. Из технического паспорта на жилой дом видно, что в нем отсутствует описание такого строения, как тамбур. На основании каких правоустанавливающих документов суд пришел к выводу о том, что жилой дом имеет такую постройку, как тамбур, который не входит в общую площадь жилого дома, в решении не приведено. Вопрос о представлении доказательств в этой части на обсуждение сторон не выносился.

С учетом изложенного решение о признании за истцами права собственности на 10/100 доли жилого дома за каждым нельзя признать законным и обоснованным, и оно подлежит отмене.

 

Процессуальные вопросы

 

Спор, основанный на совершенном нотариальном действии подлежит рассмотрению по месту нахождения лица, уполномоченного на совершение нотариальных действий

 

Ш. обратился в суд с иском о признании недействительным заявления об отказе от обязательной доли завещания и о признании за ним доли в наследстве после смерти своей матери, с которой он проживал постоянно <...>. Сослался на то, что он является наследником обязательной доли в наследстве, а в соответствии со ст. 1158 ГК РФ отказ от обязательной доли в наследстве не допускается. Отказ оформлен нотариусом Ракитянского нотариального округа.

Определением судьи от 19 сентября 2005 года заявление возвращено заявителю со всеми приложенными документами и разъяснено, что с исковым заявлением о признании недействительным заявления об отказе от наследства он праве обратиться в федеральный районный суд по месту жительства ответчика.

Отменяя определение, суд кассационной инстанции указал следующее.

Основания возвращения искового заявления предусмотрены ст. 135 ГПК РФ.

В определении о возврате заявления указано о том, что данное дело подсудно по месту жительства ответчика К., проживающей по адресу: <...>. Оснований, предусмотренных ст. 29 и ст. 30 ГПК РФ для принятия иска по месту жительства истца не имеется.

Однако, из материалов дела видно, что Ш. является инвалидом 2 группы. Его требования связаны со спором о наследстве после смерти его матери Ш., с которой он проживал постоянно по адресу: <...>. В обоснование заявленных требований Ш. указывает на неправильно совершенное нотариальное действие.

В соответствии со ст. 310 ГПК РФ заинтересованное лицо, считающее неправильным совершенное нотариальное действие, вправе подать заявление об этом по месту нахождения лица, уполномоченного на совершение нотариальных действий. Возникший спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом в порядке искового производства.

Изложенные обстоятельства указывают, что спор основан на совершенном нотариальном действии и подлежит рассмотрению по месту нахождения лица, уполномоченного на совершение нотариальных действий.

Кроме того, данный спор связан и с жилищными правами истца, и в данном случае подсудность выбирается по выбору истца.

 

Перечень оснований для оставления искового заявления без движения, предусмотренный ст. 136 ГПК РФ, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит

 

Г. обратилась в суд с иском о снятии с регистрационного учета по месту жительства и расторжении договора поднайма жилого помещения к З.

Определением судьи исковое заявление оставлено без движения.

Отменяя определение, суд кассационной инстанции указал следующее.

Основания оставления искового заявления без движения предусмотрены ст. 136 ГПК РФ, в которой имеется ссылка на ст. 131, ст. 132 ГПК РФ.

В определение об оставлении заявления без движения указано о том, что в исковом заявлении не конкретизировано, в чем заключается нарушение, либо угроза нарушения прав и как они должны быть восстановлены; не указаны обстоятельства и доказательства, на которых истец основывает свои требования; не привлечена в качестве 3 лица ПВС Чернянского РОВД.

Однако, из материалов дела видно, что в обоснование заявленных требований Г. указывала на нарушение ее жилищных прав, предусмотренных ст. 288 ГК РФ и ст. 30 ЖК РФ; а также указала обстоятельства и доказательства в обоснование своих требований, представив копию домовой книги и копию паспорта и техпаспорта, ссылаясь на показания свидетелей.

Таким образом, указание в определении суда об оставлении заявления без движения о неконкретизации нарушения прав, неуказании обстоятельств и доказательств иска, не соответствует материалам дела.

 

Споры между мировым судьей и районным судом о подсудности не допускаются

 

Определением судьи Ч. и К. возвращено исковое заявление о восстановлении срока для принятия наследства и признании наследников принявшими наследство.

Отменяя определение, суд кассационной инстанции указал следующее.

В обоснование вывода о возвращении искового заявления в определении приводится ссылка на п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, в соответствии с которым мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления. Цена иска составляет 30709 руб. 68 коп. Дело неподсудно Старооскольскому городскому суду.

Указанный вывод сделан без учета положений ст. 23 ГПК РФ, в соответствии с которой споры между мировым судьей и районным судом о подсудности не допускаются. На л.д. 25 имеется определение мирового судьи судебного участка N 6 г. Старый Оскол от 20 июня 2005 года, в соответствии с которым истцам возвращено их заявление и разъяснено право на обращение с данным требованием в Старооскольский городской суд. Определение в установленном порядке не отменено и не изменено.

При таком положении определение Старооскольского городского суда о возвращении заявления нельзя признать законным и обоснованным, и оно подлежит отмене.

 

Определение суда подлежит отмене независимо от доводов кассационных жалобы, представления в случае, если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания

 

Определением суда принят заявленный отказ администрации Яблоневского с/о Корочанского района от заявленных требований по жалобе на неправомерные действия (бездействия) должностных лиц ПСП по Корочанскому району и производство по делу прекращено.

Отменяя определение, суд кассационной инстанции указал следующее.

В соответствии положениями ч. 2 ст. 113 ГПК РФ судебная повестка является одной из форм судебных извещений и вызовов. Лица, участвующие в деле, извещаются судебными повестками о времени и месте судебного заседания или совершения отдельных процессуальных действий.

Исходя из содержания п. 2 ч. 1 ст. 114 ГПК РФ в судебных повестках содержится указание о времени и месте судебного заседания.

Как видно из материалов дела, в рассматриваемом случае предварительное судебное заседание было назначено на 12 часов 12.07.2005.

Согласно протоколу судебного заседания судебное разбирательство проходило с 11 час. 30 мин. до 12 час., т.е. ранее указанного в определении о назначении предварительного судебного заседания и повестке времени.

Более того, в материалах дела отсутствуют сведения об извещении заинтересованных лиц о времени и месте судебного заседания.

В силу п. 2 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов кассационных жалобы, представления в случае, если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания.

Исходя из содержания ч. 2 ст. 173 ГПК РФ суд разъясняет истцу, ответчику или сторонам последствия отказа от иска, признания иска или заключения мирового соглашения.

Вопреки указанным требованиям закона суд рассмотрел заявление администрации Яблоневского с/о Корочанского района об отказе от жалобы в отсутствие заявителя.

 

Каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе просить суд назначение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; представить вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы; знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и сформулированными в нем вопросами; знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, комплексной, или комиссионной экспертизы.

Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом.

Отклонение предложенных вопросов суд обязан мотивировать

 

Ч. обратился в суд с заявлением о взыскании компенсации морального вреда, сославшись на то, что при отбывании наказания был заражен туберкулезом.

Решением суда постановлено в удовлетворении исковых требований к администрации ИЗ 26/1, администрации ЮС 321/5, управлению федерального казначейства по Белгородской области отказать.

Отменяя решение, суд кассационной инстанции указал следующее.

Для разрешения вопроса в части установления причинно-следственной связи между полученным заболеванием истца и ненадлежащими условиями его содержания, а также правильности последующего проводимого лечения со стороны данных учреждений, в которых он содержался до суда и отбывал наказание впоследствии, определением Октябрьского районного суда г. Белгорода от 17.06.2005 назначено проведение экспертизы.

Производство указанной экспертизы поручено Белгородскому областному туберкулезному диспансеру.

В соответствии с ч. 2 ст. 79 ГПК РФ каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе просить суд назначение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; представить вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы; знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и сформулированными в нем вопросами; знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, комплексной, или комиссионной экспертизы. Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом. Отклонение предложенных вопросов суд обязан мотивировать.

Как установлено, такие вопросы были получены перед назначением экспертизы от осужденного Ч.

Однако, в нарушение требований указанной статьи в определении суда не содержится мотивов в части отклонения предложенных им вопросов.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства, с достоверностью подтверждающие о том, что истцу было вручено определение суда и известно о том, кому поручалось проведение экспертизы, в связи с чем он был лишен возможности подать отвод и свои возражения. С ходатайством об этом он обращался. В материалах дела на л.д. 74 имеется лишь сообщение, что определение суда направлено в адрес истца 29.06.2005.

Фактически заключения по результатам экспертизы не имеется, а есть ответ на определение суда, который поступил с суд 01.08.2005. Сведений о том, направлялся ли он осужденному Ч., в материалах дела не имеется. В кассационной жалобе Ч. указывает о том, что ответ ему был вручен на руки 16.08.2005, в день вынесения решения суда, и это обстоятельство ничем не опровергнуто.

Хотя при рассмотрении дела и были допрошены врачи Белгородского областного туберкулезного диспансера М., А. и Е., которые изучали медицинскую документацию истца, проверяли правильность выставленного диагноза и проводимый курс лечения, но они пришли к выводу, что установить фактическую дату заражения истца и конкретные причины, послужившие этому, в настоящее время практически невозможно. Свои вопросы указанным специалистам Ч. задать не мог.

 

Постановление о назначении административного наказания не подлежит исполнению в случае, если это постановление не было приведено в исполнение в течение года со дня его вступления в законную силу

 

Решением суда Белгородской таможне отказано в удовлетворении заявления об оспаривании постановления судебного пристава исполнителя.

Отменяя решение, суд кассационной инстанции указал следующее.

Согласно п. п. 3 п. 2 ст. 31.10 КоАП РФ постановление о назначении административного наказания, по которому исполнение не производилось или произведено не полностью, возвращается органом, должностным лицом, приводившим постановление в исполнение, судье, органу, должностному лицу, вынесшим постановление, в случае, если истек срок давности исполнения постановления о назначении административного наказания, предусмотренный ст. 31.9 Кодекса.

Как видно из материалов дела, постановлением начальника Белгородского восточного таможенного поста <...> А. привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ в виде штрафа в размере 1/2 стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, в сумме 2688 руб.

Данный исполнительный документ поступил на исполнение судебному приставу-исполнителю межрайонного отдела N 1 УФССП по Белгородской области 01.06.2005.

В соответствии с постановлением судебного пристава-исполнителя от 03.06.2005 исполнительный документ возвращен Белгородской таможне в связи с истечением установленного п. п. 5 п. 1 ст. 14 ФЗ "Об исполнительном производстве" 3 месячного срока предъявления его к исполнению.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что Белгородской таможней нарушен срок направления постановления по делу об административном правонарушении в отношении Л. для исполнения, в постановлении не указана дата его вступления в законную силу.

С указанными выводами согласиться нельзя.

В соответствии со ст. 31.9 КоАП РФ, постановление о назначении административного наказания не подлежит исполнению в случае, если это постановление не было приведено в исполнение в течение года со дня его вступления в законную силу.

Давность связывается законодателем с началом исполнения, приведения, обращения к исполнению постановления, вступившего, в законную силу.

В ст. 7 Федерального закона "О введение в действие Кодекса РФ об административных правонарушениях" предложено Президенту РФ и поручено Правительству РФ привести до 1 июля 2002 года свои нормативные акты в соответствие с Кодексом РФ об административных правонарушениях.

Как видно из положений ст. 14 Федерального закона от 21.07.1997 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве", предусматривающей сроки предъявления исполнительных документов к исполнению, постановления органов (должностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях предъявляются к исполнению в течение трех месяцев.

Таким образом, Закон "Об исполнительном производстве" в соответствие с КоАП РФ не приведен.

При коллизии правовых норм используются принципы приоритетности - как приоритет позднее изданного акта, так и отраслевой приоритет. КоАП РФ был принят гораздо позже (введен в действие с 01.07.2002) Федерального закона "Об исполнительном производстве" (06.11.1997) Кроме того, нормами КоАП РФ предусмотрен специальный порядок исполнения постановлений по делам об административных правоотношениях.

Поэтому в данном случае ст. 31.9 КоАП РФ подлежит применению как специальная норма позднее принятого закона.

С учетом изложенного выводы суда о том, что постановление таможенных органов по делу об административном правонарушении должно быть предъявлено к исполнению в трехмесячный срок, противоречит положениям ст. 31.9 КоАП РФ.

П. 36 Постановления Пленума Верховного суда РФ N 5 от 24 марта 2005 года "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса РФ об административных правонарушениях", на который имеется ссылка в обжалуемом решении, не содержит указаний на применение положений ст. 14 Федерального закона "Об исполнительном производстве" при определении срока предъявления постановления по делу об административном правонарушении к исполнению.

Не основаны на законе и выводы решения о правильности действий судебного пристава-исполнителя по возвращении исполнительного документа в Белгородскую таможню по тем основаниям, что в нем отсутствуют сведения о вступлении в законную силу.

Из положений ст. 26 ФЗ "Об исполнительном производстве" следует, что основания, по которым исполнительные документы подлежат возвращению, носят исчерпывающих характер. В данной норме не предусмотрено такого основания для возвращения исполнительного документа как его несоответствие ст. 8 названного Закона. Более того, в соответствии со ст. 31.9 КоАП РФ срок предъявления исполнительного документа к исполнению начинает течь с момента вступления в законную силу постановления по делу об административном правонарушении.

Как видно из протокола судебного заседания вопрос о дате вступления в законную силу постановления в отношении Л. остался без исследования. При таком положении из решения не ясно, с учетом каких обстоятельств суд пришел к выводу об истечении срока предъявления постановления к исполнению.

 

С даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращается исполнение по исполнительным документам, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур банкротства, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом; исполнительные документы, исполнение по которым прекратилось в соответствии с настоящим Федеральным законом, подлежат передаче судебными приставами-исполнителями конкурсному управляющему в порядке, установленном федеральным законом

 

Решением суда удовлетворена жалоба И., признано незаконным и необоснованным бездействие судебного пристава-исполнителя Старооскольского районного отдела УФССП по Белгородской области С. по исполнению определения Старооскольского городского суда о наложении ареста на имущество ЗАО "Аванта".

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Как следует из материалов дела, 21.04.2005 в службу судебных приставов-исполнителей Старооскольского районного отдела УФССП по Белгородской области поступил на исполнение исполнительный лист N 2-535/05, выданный Старооскольским городским судом о наложении ареста на имущество ЗАО "Аванта" на сумму 750 тыс. руб.

22.04.2005 судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства.

27.04.2005 судебный пристав-исполнитель обратилась в суд с заявлением о разъяснении определения о наложении ареста на имущество.

Удовлетворяя жалобу И. суд первой инстанции исходил из того, что из постановления о возбуждении исполнительного производства, текста заявления С. усматривается, что судебному приставу-исполнителю вполне ясны и понятны требования, содержащиеся в исполнительном документе, фактически ею обжалуется судебный акт о наложении ареста на имущество ЗАО "Авайта", поэтому без законных оснований судебным приставом-исполнителем не исполняется исполнительный документ о наложении ареста на имущество.

При этом судом не учтены положения ст. 126 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", предусматривающей, что с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращается исполнение по исполнительным документам, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур банкротства, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом; исполнительные документы, исполнение по которым прекратилось в соответствии с настоящим Федеральным законом, подлежат передаче судебными приставами-исполнителями конкурсному управляющему в порядке, установленном федеральным законом; снимаются ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения распоряжения имуществом должника. Основанием для снятия ареста на имущество должника является решение суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Наложение новых арестов на имущество должника и иных ограничений распоряжения имуществом должника не допускается.

Судом также оставлено без внимания то обстоятельство, что исполнительный документ носит обеспечительный характер (наложение ареста), в силу чего не может быть направлен конкурсному управляющему, не обладающему полномочиями по наложению ареста на имущество. Согласно п. 2 ст. 129 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" конкурсный управляющий ведет реестр требований кредиторов и производит расчет с кредиторами на основании п. 1 ст. 122 названного закона.

Исходя из анализа приведенных норм суду первой инстанции надлежало установить существенные обстоятельства по делу - признана ли в установленном законом порядке И. кредитором ЗАО "Аванта", внесена ли она в реестр кредиторов.

В силу ст. 17 ФЗ "Об исполнительном производстве" в случае неясности требований, содержащихся в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, с заявлением о разъяснении соответствующего судебного акта или акта другого органа, на основании которого выдан этот исполнительный документ, а также документа, который в силу закона является исполнительным документом. Суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, рассматривает заявление судебного пристава-исполнителя в 10-дневный срок со дня его поступления и при необходимости дает разъяснение принятого им судебного акта или акта другого органа, на основании которого выдан исполнительный документ, а также документа, который в силу закона является исполнительным документом.

Аналогичные положения закреплены в ст. 433 ГПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 21 ФЗ "Об исполнительном производстве" и ст. 437 ГПК РФ судья может приостановить исполнительное производство в случае обращения судебного пристава-исполнителя в суд, выдавший исполнительный документ, с заявлением о разъяснении принятого им судебного постановления, подлежащего исполнению.

В соответствии с ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Вопреки названным требованиям закона решение суда не мотивировано, в обоснование вывода суда о незаконности бездействия судебного пристава-исполнителя по исполнению судебного акта не приведено никаких доказательств, не указано, в чем конкретно заключается незаконность бездействия судебного пристава-исполнителя в не наложении ареста на имущество либо в не передаче исполнительного документа конкурсному управляющему ЗАО "Аванта".

Кроме того, вопрос о необходимости разъяснения судебного определения либо отсутствия таковой подлежит разрешению только при рассмотрении заявления судебного пристава-исполнителя о разъяснении судебного акта. В данном же случае предметом рассмотрения является обжалование действий судебного пристава-исполнителя, но не его заявление.

В материалах дела отсутствуют сведения о рассмотрении судом по существу заявления судебного пристава-исполнителя о разъяснении судебного акта, подлежащего исполнению.

 

Административное производство

 

Субъектами административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 и ч. 2 ст. 12.30 КоАП РФ, являются только пешеходы и пассажиры

 

Постановлением инспектора по дознанию ГИБДД гражданин А. привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.30 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 100 рублей.

В действиях А. усмотрено нарушение п. 24.7. ПДД РФ.

Решением Валуйского районного суда Белгородской области постановление по делу об административном правонарушении отменено.

Решение отменено по следующим основаниям.

Суд исходил из тех обстоятельств, что должностным лицом не дана оценка действиям водителя М., который в данной дорожной ситуации должен был руководствоваться п. п. 10.1, 10.2 ПДД РФ, ввиду чего в действиях А. отсутствует состав правонарушения, предусмотренный ч. 1 ст. 12.30 КоАП РФ.

Решением суда установлено, что 19.07.2005 в 15 час. А. перегонял корову через проезжую часть дороги с. Пристень, Валуйского района, Белгородской области, на которую был совершен наезд автомобилем ВАЗ-21102 р/знак <...> под управлением М.

Часть первая ст. 12.30 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение Правил дорожного движения пешеходом, пассажиром транспортного средства или иным участником дорожного движения (за исключением водителя транспортного средства), повлекшее создание помех в движении транспортных средств.

В соответствии с п. 1.2 ПДД РФ участником дорожного движения является лицо, принимающее непосредственное участие в процессе движения в качестве водителя, пешехода, пассажирского транспортного средства.

Исходя из диспозиций ч. 1 и 2 ст. 12.30 КоАП РФ субъектами правонарушения являются пешеходы, пассажиры транспортного средства или иные участники дорожного движения. Следовательно, субъектами административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 и ч. 2 ст. 12.30 КоАП РФ, являются только пешеходы и пассажиры.

По ч. 1 и ч. 2 ст. 12.30 КоАП РФ нельзя квалифицировать нарушения ПДД возчиками.

Указанные нормы закона свидетельствуют о том, что А. не является субъектом вмененного ему правонарушения.

В соответствии с п. 2 ст. 24.5 КоАП РФ, производство по делу подлежит прекращению при отсутствии состава административного правонарушения, включающего в себя совокупность элементов (объект, объективная сторона, субъективная сторона, субъект).

С учетом изложенного решение по жалобе по делу об административном правонарушении подлежит отмене с прекращением производства по делу по п. 2 ст. 24.5. КоАП РФ за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.30. КоАП РФ.

 

Дело об административном правонарушении рассматривается с участием потерпевшего. В отсутствие потерпевшего дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении потерпевшего о месте и времени рассмотрения дела, и если от потерпевшего не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела, либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения

 

Постановлением по делу об административном правонарушении от 4 августа 2005 года Г. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ, подвергнута административному взысканию в виде штрафа в сумме 100 руб. по факту дорожно-транспортного происшествия, имевшего место 3 августа 2005 года около 19 час. 40 мин. на объездной дороге у горбольницы N 2.

Как указано в постановлении должностного лица от 4 августа 2005 года Г., управляя автомобилем "ВАЗ-21122" при перестроении в нарушение п. 8.4 Правил ДД РФ не уступила дорогу автомобилю ВАЗ-21099 под управлением М., движущемуся в попутном направлении без изменения направления движения, совершила столкновение с данным автомобилем, в результате чего автомобили получили механические повреждения.

Не согласившись с постановлением, Г. обратилась в районный суд с жалобой.

Решением судьи Старооскольского городского суда года жалоба Г. удовлетворена.

Удовлетворяя жалобу Г., судья пришел к выводу об отсутствии фактических данных, свидетельствующих о бесспорной вине заявителя в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ. М. (второй участник ДТП), обжаловала данное решение в вышестоящий суд.

Решение судьи городского суда отменено по следующим основаниям.

В силу ст. 25.2 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием потерпевшего. В отсутствие потерпевшего дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении потерпевшего о месте и времени рассмотрения дела, и если от потерпевшего не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела, либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

В материалах дела данных, свидетельствующих о надлежащем извещении М. (потерпевшей) о времени и месте судебного заседания, назначенного на 29 августа 2005 года, отсутствуют.

Неизвещение М. о времени и месте судебного заседания, состоявшегося 29 августа 2005 года, по окончании которого постановлено выше указанное решение, свидетельствует о нарушении прав последней, и в частности: давать объяснения, представлять доказательства и т.д. (ч. 2 ст. 25.2 КоАП РФ).

Вывод в решении районного суда о наличии оснований для удовлетворения жалобы Г., поданной на постановление по делу об административном правонарушении нельзя признать правильным, обоснованным.

В ходе судебного заседания М. указала о том, что сотрудники ГИБДД участвовали в осмотре места происшествия, составили схему ДТП, брали объяснения от нее и очевидцев данного ДТП.

При разрешении жалобы Г. мер к истребованию и исследованию материалов дела об административном правонарушении не принято, что не может свидетельствовать о полном, всестороннем, объективном исследовании обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела.

Кроме того, неизвещение лица, участвующего в деле об административном правонарушении, в том числе потерпевшего, является безусловным основанием для отмены судебного постановления, так как данное нарушение препятствует лицу защищать свои права в судебном заседании.

 

Апелляционное производство

 

Отменяя определение мирового суда, апелляционный суд не вправе принять решение по существу спора, поскольку ГПК РФ таких полномочий ему не предоставляет

 

Определением мирового суда судебного участка N 1 Восточного округа г. Белгорода прекращено производство по делу по иску Н. к В. о возмещении убытков, понесенных по оплате за содержание жилья, в связи с утверждением мирового соглашения, по условиям которого:

Н. отказывается от исковых требований к В. о взыскании денежных средств в счет возмещения убытков и обязуется 28 января 2005 года передать В. совместно нажитое имущество, а именно автомагнитолу "Панасоник", 2 микрофона и инструмент, которое стороны оценивают в 15000 рублей.

Н. обязуется не обращаться в суд с иском к В. о взыскании алиментов в ее пользу, как инвалида 2 группы.

В. в счет возмещения убытков обязуется не претендовать на все оставшееся имущество, приобретенное в период брака с Н., и в дальнейшем с иском о его разделе не обращаться.

Апелляционным решением Свердловского районного суда г. Белгорода определение мирового суда года отменено с вынесением нового решения. С В. в пользу Н. взысканы расходы по оплате и содержанию квартиры в сумме 5235 рублей 57 копеек, а также государственная пошлина в доход государства в сумме 209 рублей 42 копейки.

Отменяя апелляционное решение, президиум указал следующее.

В соответствии со статьей 39 ГПК РФ стороны могут окончить дело мировым соглашением. Суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Определение мирового суда о прекращении производства по делу в связи с утверждением мирового соглашения отменено судом апелляционной инстанции ввиду противоречий его условий закону - статьям 34, 38, 89 СК РФ, поскольку в нем содержатся условия об отказе сторон от принадлежащих им прав (взыскания алиментов, раздела общего имущества супругов).

При этом, отменяя определение мирового суда, апелляционный суд принял решение по существу спора, хотя ГПК РФ такая возможность не предусмотрена.

Статьей 334 ГПК РФ установлено, что суд апелляционной инстанции, рассмотрев частную жалобу, представление прокурора, вправе оставить определение мирового судьи без изменения, отменить определение мирового судьи полностью или в части и разрешить вопрос по существу.

Как видно из редакции этой нормы, по существу апелляционным судом разрешается тот вопрос, по которому вынесено определение мирового судьи.

Апелляционная инстанция, рассмотрев частную жалобу на определение мирового судьи об утверждении мирового соглашения, вправе отменить это определение и отказать сторонам в удовлетворении ходатайства об утверждении мирового соглашения и направить дело для дальнейшего рассмотрения мировому судье, так как в таком случае сохраняется возможность апелляционного обжалования судебного решения мирового судьи.

Рассмотрением дела по существу, но в порядке апелляционного производства, ограничивается право сторон на обжалование решения, то есть на судебную защиту (статья 3 ГПК РФ).

При таких обстоятельствах апелляционное решение Свердловского районного суда нельзя признать законным.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь