Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ОКТЯБРЬ 2005 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Постановление судьи об отказе в удовлетворении ходатайства об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу признано законным и обоснованным.

Органами следствия не представлено данных, подтверждающих основания избрания такой меры пресечения (ст. 108 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Старооскольского городского суда отказано в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении К.

Органами предварительного следствия К. обвиняется в краже, совершенной группой лиц по предварительному сговору.

Постановлением от 5 сентября 2005 года следователь, с согласия прокурора, возбудил ходатайство перед Старооскольским городским судом об избрании обвиняемому К. меры пресечения в виде заключения под стражу.

В обоснование сослался на то, что он неоднократно вызывался к следователю на допрос, но не являлся. Был объявлен в розыск, а затем в результате оперативных мероприятий задержан. Поэтому, оставаясь на свободе, он может скрыться от следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью.

Судья в удовлетворении ходатайства отказал, указав, что его мотивы и основания не подтверждаются материалами дела.

В кассационном представлении прокурор просил отменить постановление как необоснованное.

Оставляя кассационное представление без удовлетворения, судебная коллегия областного суда указала следующее.

Из протокола судебного заседания видно, что следователь в качестве оснований для избрания меры пресечения - заключения под стражу К. - указал на его возможность скрыться от следствия и суда и продолжить заниматься преступной деятельностью.

Эти основания не подтверждены материалами дела, из которых следует, что следователь в один день передал повестки о явке К. на допрос на разное время в разные дни его сестре.

К. в суде пояснял, что он не скрывался от следствия, о его вызове и получении повесток ему никто не сообщал, мера пресечения в отношении его не избиралась, поэтому он на несколько дней выезжал в Москву на заработки.

Каких-либо данных, опровергающих показания К., в представленных материалах не имеется.

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу об отсутствии оснований для заключения К. под стражу.

 

Постановлением судьи Свердловского районного суда г. Белгорода ходатайство начальника отдела следственной части СУ при УВД Белгородской области об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Г. оставлено без удовлетворения

 

Г. избрана мера пресечения в виде залога в сумме 60000 рублей.

Он обвиняется в совершении ряда краж организованной группой из квартир граждан г. Белгорода.

Оставляя без удовлетворения ходатайство следователя об избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу, судья сослался в постановлении на то, что отсутствуют данные, свидетельствующие о намерении Г. скрыться от следствия и суда, оказать давление на потерпевших и свидетелей.

В кассационном представлении прокурор ставил вопрос об отмене постановления и направлении ходатайства на новое рассмотрение в связи с тем, что не принято во внимание, что Г. уехал из города Белгорода и тем самым скрылся от следствия, вид и размер залога не соответствует характеру, тяжести и общественной опасности инкриминируемых ему деяний.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда оставила постановление без изменения по следующим основаниям.

В постановлении правильно сделан вывод о том, что в суд не представлено данных, свидетельствующих о намерении Г. скрыться от следствия и суда и оказать давление на потерпевших и свидетелей.

Он проживал в г. Валуйки Белгородской области по адресу, известному органам следствия, сам предпринял меры для выяснения вопроса имеются ли в производстве органов следствия какие-либо дела в отношении него.

В материале нет данных об оказании Г. давления на потерпевших и свидетелей с целью воспрепятствовать производству по уголовному делу, а также о его намерении сделать это.

Залог определен в размере, который сможет обеспечить явку Г. по вызову в органы следствия и суд, надлежащее поведение обвиняемого в период производства предварительного следствия.

 

Ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подлежит рассмотрению по месту производства предварительного следствия либо по месту задержания подозреваемого (ст. 108 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Свердловского районного суда г. Белгорода в ходатайстве об избрании в отношении Г. меры пресечения в виде заключения под стражу отказано.

Г. обвиняется в контрабанде наркотических средств через таможенную границу РФ.

Следователь, с согласия прокурора, возбудил ходатайство перед судом об избрании Г. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Судья отказала в удовлетворении ходатайства по тем основаниям, что нарушены правила подсудности, поскольку преступление, в совершении которого Г. обвиняется, окончено при подъезде к станции Москва - Курская, где он фактически и задержан.

В кассационном представлении помощник Белгородского транспортного прокурора, не соглашаясь с постановлением, указывал, что местом совершения контрабанды является г. Белгород, где и было обнаружено наркотическое средство. В дальнейшем было произведено сопровождение обнаруженного наркотического средства, в результате чего был задержан Г. Просил отменить постановление и материал направить на новое рассмотрение.

Судебная коллегия нашла постановление законным и обоснованным по следующим основаниям.

Как видно из представленных материалов и указано в постановлении, при подъезде к станции Москва - Курская, у Г. было обнаружено и изъято наркотическое средство, и он фактически задержан в качестве подозреваемого. Затем он был доставлен из г. Москва в г. Белгород, где был задержан, и ему предъявлено обвинение.

Поскольку преступление окончено за пределами Белгородской области и Г. фактически был задержан на территории г. Москва, судья с учетом указанных обстоятельств обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об избрании Г. меры пресечения в виде заключения под стражу, в связи с нарушением правил подсудности.

 

Кассационная жалоба на постановление об отказе в признании лица гражданским истцом по уголовному делу оставлена без удовлетворения (ст. 44 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Волоконовского районного суда жалоба о признании незаконным постановления следователя об отказе в признании П. гражданским истцом по уголовному делу оставлена без удовлетворения.

Зайцев в интересах П. обратился в суд с жалобой, указывая, что следователь прокуратуры необоснованно отказал в ходатайстве о признании последнего гражданским истцом. П., являясь руководителем фермерского хозяйства, приобрел в г. Харькове запасные части, которые перевозил В. из города в с. Березник. В отношении В. возбуждено уголовное дело. Поскольку владельцем запасных частей является П., просил признать его гражданским истцом.

Судья, рассмотрев жалобу Зайцева, оставила ее без удовлетворения.

В кассационной жалобе адвокат Зайцев указывал, что П. является законным владельцем запасных частей, которые вывели из его обладания помимо его воли, поэтому имелись все основания для признания его гражданским истцом.

Судебная коллегия облсуда, оставляя постановление без изменения, указала следующее.

Как видно из представленных материалов, 25 мая 2005 года возбуждено уголовное дело в отношении В. по признакам преступления, предусмотренного ст. 188 ч. 1 УК РФ. Запасные части, которые В. перемещал контрабандным способом, являются предметом преступления, и признаны вещественными доказательствами.

Следователь, рассмотрев ходатайство о признании П. гражданским истцом по указанному делу, своим постановлением от 6 июля 2005 года отказал в его удовлетворении.

Данное решение постановлено с учетом обстоятельств дела, является законным и обоснованным, поскольку у следователя не имелось оснований для признания П. гражданским истцом.

Доводы жалобы адвоката, что у органов следствия имелись основания для признания П. гражданским истцом, поскольку запасные части принадлежат ему, и они выбыли из обладания помимо его воли, не убедительны.

Как правильно указано в постановлении судьи, запасные части В. перевозил по просьбе П., то есть они не выходили из его обладания.

Судья, исследовав представленные материалы, обсудив доводы адвоката Зайцева, и дав им оценку, пришла к выводу, что постановление следователя является законным и обоснованным, и отсутствуют основания для его отмены.

Судом при рассмотрении жалобы нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену постановления, не допущено.

 

Вывод суда по результатам рассмотрения жалобы должен быть основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, представленных в обоснование жалобы (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Вейделевского районного суда отказано в удовлетворении жалобы С. на постановление ст. УУМ Вейделевского РОВД.

С. обратился в Вейделевский РОВД с заявлением о привлечении к уголовной ответственности за клевету Х.

По результатам проведенной проверки ст. УУМ Вейделевского РОВД вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ст. 129 УК РФ в отношении Х. за отсутствием в деянии состава преступления.

С. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ о признании постановления ст. УУМ Вейделевского РОВД незаконным и необоснованным.

Постановлением судьи в удовлетворении жалобы С. отказано.

В кассационной жалобе С. просил постановление судьи изменить и признать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным и необоснованным. Ссылался на неполноту проведенной органом дознания проверки по его заявлению, несоответствие выводов органа дознания по результатам проверки, фактическим обстоятельствам произошедшего.

Судебная коллегия отменила постановление судьи по следующим основаниям.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ, постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Данные требования судьей нарушены.

Признавая жалобу С. на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не подлежащей удовлетворению, судья в постановлении сослался на отсутствие в действиях Х. состава преступления, предусмотренного ст. 129 УК РФ, и умысла на его совершение.

Однако, из протокола судебного заседания видно, что доказательства, на основании которых судья пришел к данному выводу, не исследовались, поскольку материал проверки в отношении Х. по заявлению С. в судебное заседание представлен не был.

При таких обстоятельствах постановление судьи отменено, а материал направлен на новое судебное разбирательство.

 

Решение суда об отказе в приеме жалобы на действия и решения прокурора и органа дознания отменено вследствие неправильного толкования закона (ст. 125 УПК РФ)

 

Определением Корочанского районного суда С. отказано в приеме жалобы на действия и решения прокурора Корочанского района и органа дознания.

В надзорной жалобе С. просила определение отменить ввиду нарушения норм процессуального права. Указывала, что она обжаловала в суд постановление прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела и ее жалоба подлежала рассмотрению в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом.

Президиум облсуда нашел надзорную жалобу подлежащей удовлетворению.

Изучив жалобу С., суд первой инстанции пришел к выводу, что она должна рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства. Основания, по которым суд пришел к этому выводу, в нарушение ст. 7 УПК РФ, в определении не приведены.

В соответствии со ст. 123 УПК РФ действия и решения органов дознания, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном УПК РФ порядке.

Судебный порядок рассмотрения жалоб на досудебных стадиях уголовного судопроизводства установлен ст. 125 УПК РФ.

Законом не предусмотрена возможность вынесения судом такого решения, как отказ в приеме жалобы.

При таких обстоятельствах определение отменено, а жалоба С. направлена на новое судебное рассмотрение по существу.

 

Судебное производство

 

Отсутствие в приговоре мотивов квалификации преступления признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Корочанского районного суда Г. и Ж. осуждены к лишению свободы.

Они признаны виновными в грабеже, то есть открытом хищении имущества у М., группой лиц по предварительному сговору между собой, а Г. и с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил исключить из приговора указание суда на совершение Г. преступления с угрозой применения насилия и наличие в его действиях рецидива преступлений.

Приговор отменен по следующим основаниям.

Как следует из описательной части приговора, Г. совершил грабеж группой лиц по предварительному сговору со Ж., с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой такого насилия, но далее, квалифицируя в приговоре действия подсудимого Г., суд не признал наличие в его действиях квалифицирующего признака - "угрозы применения насилия, опасного для жизни или здоровья" потерпевшего М.

Названные выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые могли повлиять на виновность или невиновность осужденного Г. по данному квалифицирующему признаку и на правильность применения уголовного закона и определение ему меры наказания. Указанные нарушения закона в соответствии со ст. 379 ч. 1 п. 1 и 380 ч. 4 УПК РФ явились основаниями к отмене приговора.

В приговоре не мотивированы выводы суда относительно квалификации действий как Г., так и Ж. по квалифицирующему признаку совершения грабежа "группой лиц по предварительному сговору", а Г. - и по признаку применения насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего.

Не мотивировано изменение обвинения судом в части момента возникновения умысла и предварительного сговора у Г. со Ж. на открытое хищение имущества у М.

Так, по приговору суда Ж. и Г. пришли на территорию интерната с целью обменять имеющийся у них плеер на сотовый телефон у детей интерната. Г. совершил обмен с Р., а Ж. забрал из кармана телефон у М. Согласно же обвинению, Г. в вину такие действия не вменялись, а у Ж., как указано в обвинительном заключении, возник умысел на открытое хищение сотового телефона после разговора с его знакомым М. в отсутствие Г.

О необходимости мотивировать в приговоре изменение обвинения, а также выводы суда относительно квалификации указывается в Постановлении Пленума Верховного Суда N 1 от 29 апреля 1996 года "О судебном приговоре".

Учитывая изложенное, судебная коллегия отменила приговор, а дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

Небрежность при постановлении приговора повлекла его отмену (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Красненского районного суда Д. осужден по ст. 218 ч. 3 п. п. "а, б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах.

Он также обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. п. "а, б" УК РФ.

В кассационном представлении государственный обвинитель ставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство. Мотивировал тем, что Д. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. "а, б" УК РФ, а признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 218 ч. 3 п. "а, б" УК РФ. Судом первой инстанции неправильно применен уголовный закон. Не согласен с решением суда относительно применения правил ст. 64 УК РФ.

Судебная коллегия облсуда, отменяя приговор, указала следующее.

Д. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч. 3 п. п. "а, б" УК РФ, а в резолютивной части приговора признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 218 ч. 3 п. п. "а, б" УК РФ. Следовательно, судом первой инстанции неправильно применен уголовный закон, что в соответствии со ст. ст. 379 ч. 1 п. 3, 382 ч. 1 п. 2 УПК РФ служит основанием для отмены приговора.

При новом рассмотрении уголовного дела, при наличии исключительных обстоятельств, суд 1 инстанции не лишен возможности применить правила ст. 64 УК РФ. Непризнание обвиняемым вины не может учитываться в качестве обстоятельства, отрицательно характеризующего его личность (п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 года N 1 "О судебном приговоре").

 

Приговор отменен вследствие невыполнения судом требований уголовно-процессуального закона, регламентирующего составление описательно-мотивировочной части обвинительного приговора (ст. 307 УПК РФ)

 

М. осужден приговором Свердловского районного суда г. Белгорода к лишению свободы за незаконный сбыт наркотических средств в г. Белгороде.

В кассационной жалобе адвокат просил приговор отменить, а уголовное дело прекратить производством. Считает, что судом не выполнены требования ст. 307 УПК РФ.

Отменяя приговор, судебная коллегия облсуда указала следующее.

Согласно ст. 307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, а также обоснование принятых решений по другим вопросам.

В соответствии с п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре" при разбирательстве уголовного дела в суде подлежат доказыванию, в частности, событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления и мотивы преступления. Описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, характера вины, мотивов и последствий преступления.

Указанные требования судом не выполнены.

Как видно из приговора, суд, не установив обстоятельства совершенного преступления и не изложив его объективную сторону, сослался на обвинение, которое было предъявлено М. в ходе предварительного следствия.

При таких обстоятельствах приговор признан незаконным, необоснованным и несправедливым.

 

Отсутствие в обвинительном акте достоверных данных о личности обвиняемого признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона, исключающим возможность постановления судом решения на основе данного акта (ст. 237 УПК РФ)

 

Уголовное дело в отношении Н., обвиняемого по ст. 327 ч. 1 УК РФ, возвращено Белгородскому транспортному прокурору для устранения нарушений уголовно-процессуального закона при составлении обвинительного акта на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Мера пресечения обвиняемому Н., обязательство о явке, оставлена без изменения.

Органом дознания Н. обвиняется в подделке иного официального документа (миграционной карты), представляющего права, в целях его использования.

На 14 час. 30 минут 20.07.2005 было назначено судебное заседание по указанному уголовному делу.

Обвиняемый Н. в судебное заседание не явился, в связи с чем дело слушанием отложено на 04.08.2005. В этот день Н. в суд также не явился, и дело отложено на 23.08.2005.

И в указанный день Н. в судебное заседание не явился.

В связи с изложенными обстоятельствами суд пришел к выводу, что при составлении обвинительного акта дознавателем были нарушены требования уголовно-процессуального закона и имеются основания для возвращения уголовного дела прокурору, согласно п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, для устранения указанных нарушения, а именно для установления личности обвиняемого.

Не согласившись с постановлением суда о возвращении уголовного дела прокурору, государственный обвинитель в кассационном представлении просил его отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение, утверждая, что в обвинительном заключении имеются все необходимые данные об обвиняемом и его местонахождении.

Судебная коллегия, отказывая в удовлетворении кассационного представления, указала следующее.

В соответствии со ст. 225 УПК РФ, в обвинительном акте дознаватель должен указать достоверные данные о личности обвиняемого.

Данные требования уголовно-процессуального закона дознавателем не выполнены.

Не учтены они и прокурором при утверждении обвинительного акта, в соответствии с требованиями ст. 222 УПК РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, в нем отсутствуют достоверные данные о личности обвиняемого, в частности, о его фактическом месте проживания.

Являясь гражданином республики Украины и имея там регистрацию, Н. длительное время проживал и работал на территории РФ в г. Москве.

В связи с неявкой его в судебное заседание, суд обоснованно пришел к выводу, что данные о его личности в обвинительном акте не соответствуют действительности.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона исключают возможность постановления судом решения на основании данного обвинительного акта, в связи с чем суд законно и обоснованно, в соответствии со ст. 237 ч. 1 п. 1 УПК РФ, возвратил уголовное дело прокурору для устранения препятствий в его рассмотрении.

 

Основанием отмены постановления суда послужило несоблюдение процедуры судопроизводства при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговоров (ст. 399 УПК РФ)

 

Постановлением Волоконовского районного суда З. окончательно к отбытию назначено наказание в виде лишения свободы на 1 год 3 месяца в ИК общего режима.

Приговором Красногвардейского районного суда З. осужден по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ к лишению свободы на 1 год колонии-поселении.

Он же, приговором Волоконовского районного суда от 17 мая 2005 года (в редакции определения судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 13 июля 2005 года) осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ к лишению свободы на 1 год в ИК общего режима.

Суд своим постановлением определил порядок исполнения приговоров.

В кассационной жалобе З. ссылался на раскаяние в содеянном, желание доказать исправление честным трудом и просил изменить постановление, определив отбывание наказания в колонии-поселении.

Постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 399 УПК РФ при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговоров, в судебное заседание вызывается представитель учреждения, исполняющего наказание. Судебное заседание начинается с доклада представителя учреждения, подавшего представление. Затем исследуются представленные материалы, выслушиваются объяснения лиц, явившихся в судебное заседание, мнение прокурора, после чего судья выносит постановление.

Этот порядок судом не соблюден.

В судебное заседание представитель учреждения, подавшего представление, не вызывался.

Материалы, в том числе копии приговоров, по которым принималось решение, не представлялись и не исследовались.

Кроме того, в резолютивной части постановления не указаны приговоры в отношении которых принималось решение об их исполнении, а также дата, с которой необходимо исчислять срок наказания З.

Вынесенное с такими нарушениями постановление признано незаконным и необоснованным.

 

Назначение более строгого наказания при повторном рассмотрении уголовного дела допускается только в случае, если приговор отменен вследствие его чрезвычайной мягкости по представлению прокурора или жалобе потерпевшего (ст. 383 УПК РФ)

 

Приговором Яковлевского районного суда Ж. осужден к лишению свободы.

Он признан виновным в покушении на кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение.

В кассационной жалобе адвокат в интересах осужденного Ж. просил об изменении приговора. В обосновании ссылался на то, что приговором от 31 мая 2005 года Ж. за это преступлении было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 6 месяцев. Причиной отмены приговора не являлось назначенное наказание Ж. вследствие мягкости. При постановлении нового приговора суд не вправе ухудшать положение осужденного. С учетом смягчающих обстоятельств: признания вины, раскаяния в содеянном, способствование раскрытию преступления, возмещение ущерба потерпевшему назначить более мягкое наказание.

Приговор изменен по следующим основаниям.

Приговором от 31.05.2005 Ж. по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. "а, б" УК РФ назначалось наказание в виде лишения свободы сроком на 6 месяцев.

Кассационной инстанцией приговор отменен не вследствие мягкости назначенного Ж. наказания, а по иным основаниям. При повторном рассмотрении дела, ухудшение положения осужденного не допустимо, поэтому суд не вправе был назначить Ж. более строгое наказание.

С учетом изложенного, назначенное Ж. наказание в виде лишения свободы подлежит сокращению до 6 месяцев.

Оснований для дальнейшего смягчения наказания Ж., не имеется.

 

Обязанность по возмещению вреда, причиненного работником в результате ДТП при исполнении трудовых обязанностей, законом возложена на собственника транспортного средства (ст. 309 УПК РФ)

 

М. приговором Грайворонского районного суда осужден по ст. 264 ч. 3 УК РФ к лишению свободы в колонии-поселении с лишением права управлять транспортным средством.

Приговором разрешен гражданский иск: в пользу К.Л. и К.Д. в возмещение морального вреда взыскано по 150000 рублей.

М. осужден за нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть трех лиц.

Преступление совершено 17 августа 2004 года на территории Грайворонского района Белгородской области.

В надзорной жалобе адвокат ссылался на недоказанность вины осужденного государственным обвинением и незаконность взыскания суммы морального вреда с осужденного.

Президиум нашел доводы жалобы в части неправильности взыскания суммы морального среда с М. убедительными по следующим основаниям.

Согласно приговору, М. является водителем ООО "Дорспецстрой". В момент совершения преступления находился на работе, перевозил щебень.

В соответствии со ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

С учетом изложенного, приговор Грайворонского районного суда Белгородской области от 13 апреля 2005 года в части взыскания с М. в пользу К.Л. и К.Д. в возмещение морального вреда по 150000 рублей, признан незаконным.

Приговор в этой части отменен, а дело направлено на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

 

Жалоба осужденного о нарушении его права на защиту при решении вопросов, связанных с исполнением приговора, оставлена без удовлетворения (ст. 399 УПК РФ)

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода от 10 марта 2004 года приговор от 23 июня 2003 года в отношении П. приведен в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменении и дополнений в УК РФ".

Постановлено считать П. осужденным к лишению свободы:

- по ст. 105 ч. 1 УК РФ с применением ст. 65 ч. 1 УК РФ на 7 лет 5 месяцев;

- по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ с применением ст. ст. 65 ч. 1, 64 УК РФ на 7 лет 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений к лишению свободы на 14 лет 11 месяцев.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к лишению свободы на 16 лет 6 месяцев в ИК строгого режима.

Из приговора суда исключено указание на наличие в действиях П. особо опасного рецидива.

В надзорной жалобе П. просил отменить состоявшиеся судебные постановления, поскольку считает, что Свердловский районный суд г. Белгорода не в полной мере привел приговор в соответствие с Федеральным законом от 08.12.2003. Ссылался на то, что судом кассационной инстанции были нарушены его права в связи с непредставлением возможности его участия в судебном заседании.

Доводы жалобы о нарушении права на участие в судебном разбирательстве президиум областного суда нашел несостоятельными.

В соответствии со ст. 399 ч. 3 УПК РФ при решении вопросов связанных с исполнением приговора, решение об участии осужденного в судебном заседании принимает суд.

Исходя из указанных положений закона судебная коллегия приняла решение о рассмотрении жалобы П. без его участия.

Данных о заключении П. соглашения с адвокатом на участие в судебном заседании кассационной коллегии в материалах дела не имеется, не представлены они и суду надзорной инстанции.

При таких данных надзорная жалоба оставлена без удовлетворения.

 

Назначая наказание осужденному по уголовному делу о преступлении против личности, суд обязан учитывать роль потерпевшего (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Алексеевского районного суда Б. осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к лишению свободы.

Приговором суда Б. признан виновным в убийстве В., то есть умышленном причинении смерти другому человеку.

В надзорной жалобе осужденный Б. просил изменить приговор Алексеевского районного суда и снизить срок назначенного ему наказания.

Президиум Белгородского областного суда, проверив доводы надзорной жалобы Б. в полном объеме, в соответствии с требованиями ст. 410 УПК РФ, нашел их подлежащими удовлетворению.

Как установлено приговором, 28.09.2003 около 18 часов в г. Алексеевка между Б., находившимся в состоянии алкогольного опьянения, и В. на почве личных неприязненных отношений возникла ссора, в ходе которой В. оскорблял Б. нецензурной бранью. Б. не вступал в словесную перепалку с В. и направился к себе домой. В. последовал за ним и на перекрестке ул. Станкевича и ул. Подгорная г. Алексеевка догнал Б. и вновь стал оскорблять его нецензурными словами, толкать его. После чего Б. достал имеющийся при нем нож и умышленно нанес В. 4 удара в грудь и левое предплечье, а затем, перетащив тело потерпевшего на обочину дороги, нанес еще один удар ножом в грудь. От полученных телесных повреждений В. скончался.

В соответствии со ст. 61 ч. 1 п. "з" УК РФ одним из смягчающих наказание обстоятельств, признается противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления.

В описательно-мотивировочной части приговора указано, что суд учитывает неправомерное поведение погибшего В., который явился инициатором конфликта с Б., но фактически судом данное обстоятельство не учтено, необоснованно не признано в качестве смягчающего наказание осужденного обстоятельства.

При таких обстоятельствах, президиум изменил приговор в отношении Б.

 

Вопросы применения норм материального права

 

Разбой не признан совершенным с незаконным проникновением в помещение поскольку лица, его совершившие, находились в торговом зале магазина, открытого для посещения граждан (ст. 162 УК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда М. и Л. осуждены к лишению свободы.

Приговором суда они осуждены за разбойное нападение, совершенное с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение.

В кассационном представлении прокурор и в кассационной жалобе М., указывали, что в действиях его и осужденного Л. отсутствует квалифицирующий признак "незаконное проникновение в помещение", просили его исключить из приговора.

М., ссылаясь на явку с повинной, чистосердечное раскаяние, полное возмещение ущерба, несовершеннолетний возраст, также просил смягчить наказание.

Судебная коллегия облсуда изменила приговор по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности М. и Л. в инкриминируемых преступлениях основан на показаниях самих осужденных, потерпевших, свидетелей, данных, содержащихся в протоколе осмотра места происшествия, заключениях судебных экспертиз и других доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Вместе с тем доводы жалобы и представления об отсутствии в действиях осужденных квалифицирующего признака "незаконное проникновение в помещение" являются обоснованными, поскольку в соответствии с п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12 2002 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", этот признак отсутствует, если лицо совершившее хищение, находилось в торговом зале магазина, открытого для посещения граждан.

Материалами дела установлено, что М. и Л. совершили преступление именно при таких обстоятельствах.

Действия осужденных подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

 

При назначении наказания за кражу чужого имущества должны учитываться размер похищенного и обстоятельства, связанные с возмещением ущерба (ст. 158 УК РФ)

 

Д. приговором Яковлевского районного суда осужден к лишению свободы за кражу, совершенную с незаконным проникновением в помещение.

Приговор постановлен в особом порядке.

Д., с целью кражи, незаконно проник в сарай домовладения Б., откуда похитил электрическую пилу стоимостью 1800 рублей.

В судебном заседании Д. виновным себя признал полностью.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор изменить и смягчить наказание. Ссылался на то, что о краже признался сотрудникам милиции, ущерб возмещен, при этом просил принять во внимание его возраст.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда, изменяя приговор, указала следующее.

В соответствии со ст. 60 ч. 3 УК РФ, при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Д. совершил преступление средней тяжести.

Обстоятельствами смягчающими наказание, суд признал раскаяние Д. в содеянном и признание им вины.

Отягчающих обстоятельств не установлено.

При назначении наказания суд не в полной мере учел тяжесть совершенного Д. преступления, обстоятельства, смягчающие наказание Д., размер похищенного и возмещение ущерба потерпевшей в полном объеме, данные о личности и другие обстоятельства дела, позволяющие смягчить назначенное осужденному наказание.

 

Вывод суда о неизгладимом обезображивании лица потерпевшего сделан без учета всех обстоятельств дела (ст. 111 УК РФ)

 

Приговором Борисовского районного суда П.А. осужден к лишению свободы: по ст. 111 ч. 2 п. "д" УК РФ сроком на 3 года, по ст. 115 ч. 2 УК РФ на 7 месяцев, по ст. 116 ч. 2 УК РФ на 3 месяца.

Осужденный признан виновным в умышленном причинении из хулиганских побуждений: П.С. тяжкого вреда здоровью, К. легкого вреда здоровью, Л. побоев.

В кассационном жалобе осужденный ссылался на то, что суд необоснованно признал в его действиях наличие квалифицирующего признака - неизгладимое обезображивание лица, так как рубцы на лице П.С. едва заметны.

Судебная коллегия областного суда изменила приговор по следующим основаниям.

Вина П.А., помимо его признания, доказана показаниями потерпевших, свидетелей, данными протокола осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинского эксперта, другими доказательствами, подробный анализ которых дан в приговоре.

Правильно установив обстоятельства дела, суд дал им неверную оценку по факту причинения телесных повреждений потерпевшему П.С.

Суд признал, что последнему был причинен тяжкий вред здоровью, выразившийся в неизгладимом обезображивании лица.

Лицо считается неизгладимо обезображенным, если повреждения являются неустранимыми обычным хирургическим путем и придают ему отталкивающий, уродливый, безобразный внешний вид.

По заключению судебно-медицинской экспертизы повреждения, имеющиеся у П.С., являются неизгладимыми.

При рассмотрении дела в кассационной инстанции установлено, что эти повреждения малозаметны и никоим образом не обезображивают лицо потерпевшего.

При таких обстоятельствах действия П.А. по преступлению в отношении П.С. необходимо квалифицировать по ст. 115 ч. 2 УК РФ, как умышленное причинение легкого вреда здоровью и хулиганских побуждений, поскольку, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, потерпевшему был причинен легкий вред здоровью.

 

Приговор признан несправедливым вследствие мягкости назначенного осужденному наказания (ст. 6 УК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда Б. осужден по совокупности преступлений ст. 160 ч. 3 УК РФ (15 преступлений) к лишению свободы на 1 год; по совокупности 2 преступлений, предусмотренных ст. 174.1 ч. 1 УК РФ к денежному штрафу в доход государства в размере 7000 рублей. В соответствии со ст. 71 ч 2 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Б. признан виновным в пятнадцати хищениях вверенного ему чужого имущества путем присвоения и растраты с причинением значительного ущерба гражданам, с использованием служебного положения, а также в легализации денежных средств, приобретенных в результате совершения преступлений.

В кассационной жалобе адвокат в интересах потерпевших ссылался на то, что не учтено мнение потерпевших о строгом наказании, необоснованно применена ст. 64 УК РФ. Указывал, что назначено явно несправедливое наказание вследствие его мягкости, поэтому просил отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила приговор по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Б. признан виновным в совершении пятнадцати тяжких преступлений, ущерб от которых составил более двух миллионов рублей, который не возмещен потерпевшим.

При таких обстоятельствах назначенное ему наказание в виде одного года лишения свободы является явно несправедливым вследствие мягкости.

 

Отсутствие в приговоре оценки всем представленным на исследование доказательствам обвинения повлекло за собой незаконное оправдание обвиняемого (ст. 286 УК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда К.А. оправдан по ст. 286 ч. 3 п. "а" УК РФ, ст. 286 ч. 3 п. "а" УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Органами следствия он обвинялся в том, что, являясь должностным лицом органов внутренних дел в должности оперативного уполномоченного ОМ - 1 УВД г. Белгорода, совершил два эпизода действий (в отношении потерпевших Ш.А. и М.А.), явно выходящих за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства, сопряженные с применением насилия и угроз его применения.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор в части оправдания К.А. отменить как незаконный и необоснованный.

Кассационное представление удовлетворено по следующим основаниям.

Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 1 от 29 апреля 1996 года "О судебном приговоре", при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд, в соответствии с требованиями закона, должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

Данные требования в части оправдания К.А. судом нарушены.

Оправдывая К.А. по двум эпизодам совершения действий (в отношении потерпевших), явно выходящих за предела его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества и государства, сопряженные с применением насилия и угроз его применения, суд сослался на показания оправданного, его отца - К.М., свидетелей Б.А., М.Б., Б.Б., Ш.Б., С., А. (все сотрудники милиции), подтверждающих алиби оправданного, находя их последовательными, непротиворечивыми, а вследствие этого допустимыми, достоверными и достаточными.

Показания же потерпевших, уличающих К.А. в совершении преступлений, судом признаны необъективными, противоречивыми и расценены как показания, данные лицами, заинтересованными в исходе дела.

Судебная коллегия посчитала данный вывод суда неубедительным и немотивированным.

Как следует из показаний потерпевших, данных ими в судебном заседании и на предварительном следствии, в служебном кабинете N 48 отделения милиции N 1 УВД г. Белгорода их в течение длительного времени, более 15 минут, поочередно избивали оперативные уполномоченные милиции Р. и К.А., нанося им множественные удары, склоняя при этом к признанию в совершении краж из автомобилей, которых они не совершали. При этом, К.А. был одет в кожаные брюки.

Свои показания потерпевшие подтверждали и на очных ставках с Р. и К.А., уличая их в избиении.

По заключению судебно-медицинских экспертиз у Ш.А. выявлены множественные повреждения в области головы, туловища, конечностей, у М.А. - кровоподтек на верхней трети левого плеча.

По свидетельству М.Т., ожидавшей потерпевших М.А. и Ш.А., последние, выйдя из отделения милиции сразу же сообщили ей о том, что двое сотрудников милиции избили их, принуждая сознаться в кражах их автомобилей, которых они не совершали. Один из избивавших был в кожаных штанах.

Согласно показаниям заместителя начальника отдела УСБ при УВД области, при производстве отождествления личности, проведенного в рамках п. 7 ст. 6 "Закона об оперативно-розыскной деятельности" потерпевшие Ш.А. и М.А. поочередно и уверенно указали на К.А. как на лицо, избивавшее их совместно с Р. При этом потерпевшим было предъявлено более 15 фотографий сотрудников ОМ-1 УВД г. Белгорода. Ранее был знаком с К.А., который был участником ДТП и видел на нем кожаные брюки.

Наличие у оправданного кожаных брюк подтвердил и оперативный дежурный ОМ-1 УВД г. Белгорода.

Из показаний оправданного К.А. следует, что у него действительно были кожаные брюки, которые он перестал носить с ноября 2003 года (за месяц до случившегося) и, которые он, якобы, отдал отцу за непригодностью носки.

Перечисленные доказательства в части осуждения Р. признаны судом допустимыми, достоверными и достаточными.

Показания отца оправданного - свидетеля К.М. о том, что сын отдал ему в ноябре 2003 года кожаные брюки и представленная им в судебное заседание справка (написанной от руки, без каких-либо реквизитов) о том, что в декабре 2003 года кожаные брюки находились в ремонте судом признаны достоверными доказательствами, несмотря на наличие между оправданным и свидетелем родственных отношений.

Таким образом, судебная коллегия пришла к выводу, что оправдательный приговор в отношении К.А. постановлен на противоречивых доказательствах и подлежит отмене, а дело - в этой части направлению на новое судебное разбирательство.

 

Наказание с применением ст. 64 УК РФ (ниже низшего предела) назначено судом без учета требований материального закона о справедливости приговора (ст. 6 УК РФ)

 

М. приговором Волоконовского районного суда осужден с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы.

Он признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

В кассационных жалобах потерпевшие, законный представитель потерпевшего и в кассационном представлении прокурор, ссылаясь на мягкость назначенного наказания, а прокурор и на нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, просили приговор отменить.

Причиной отмены приговора послужили следующие нарушения закона.

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

При этом надлежит исходить от установленных судом объекта посягательства, формы вины, категории преступления, способа его совершения, размера вреда и тяжести наступивших последствий.

Суд при назначении наказания М. в полной мере не учел этих обстоятельств, в том числе тяжких общественно опасных последствий и обстоятельств совершенного преступления.

Потерпевший Т. - несовершеннолетний, ему причинен тяжкий вред здоровью преступными действиями М., применившего огнестрельное оружие фактически без повода со стороны потерпевшего.

В настоящее время последнему требуется дополнительный курс лечения, он находится под наблюдением психотерапевта с диагнозом астено-депрессивный синдром, вызванный ситуационной психотравмой (нападение и ранение с применением огнестрельного оружия).

При таких обстоятельствах судебная коллегия посчитала, что суд определил осужденному явно несправедливое, вследствие мягкости, наказание применив ст. 64 УК РФ, назначив наказание, ниже низшего предела, предусмотренного санкцией ст. 111 ч. 1 УК РФ.

Кроме того, как следует из приговора, государственный обвинитель в судебном заседании отказался от обвинения М. по ст. 119 УК РФ, суд в нарушение ст. ст. 239 ч. 1 и 254 ч. 2 УК РФ не принял решение по данному вопросу и не вынес соответствующего решения в виде отдельного постановления.

В соответствии со ст. 379 ч. 1 п. п. 2 и 4 УПК РФ указанные обстоятельства явились основаниями для отмены приговора.

 

Лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению только в том случае, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания (ст. 79 УК РФ)

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода ходатайство осужденного В. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания оставлено без удовлетворения.

Приговором судебной коллегии по уголовным делам Белгородского областного суда от 9 ноября 2000 года В. осужден по ст. ст. 33 ч. 4, 30 ч. 1 и 105 ч. 2 п. п. "е, ж, з" УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет 6 месяцев.

После отбытия 2/3 срока наказания он обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Оставляя ходатайство без удовлетворения, суд сослался в постановлении на то, что осужденный В. упорно стремится встать на путь исправления, однако из-за противоречивости своих поступков за весь период отбывания наказания, существенной неровности поведения в настоящее время нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания.

В кассационной жалобе адвокат в интересах В. ссылался на то, что вывод суда не обоснован и противоречит материалам, исследованным в судебном заседании. Как видно из характеристики администрации учреждения цель перевоспитания осужденного В. достигнута. Последний не нарушал режим отбывания наказания, не состоял на спецучете, не имеет дисциплинарных взысканий. Поэтому просил отменить постановление и направить ходатайство на новое рассмотрение.

Оставляя кассационную жалобу без удовлетворения, судебная коллегия облсуда указала следующее.

В соответствии со ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Судом были исследованы и получили оценку в постановлении все данные, которые положительно характеризуют осужденного В., в том числе и те, на которые имеются ссылки в кассационной жалобе.

Также были исследованы и оценены данные, свидетельствующие о ненадлежащем поведении осужденного в период отбывания наказания.

С учетом этих данных суд пришел к правильному выводу о том, что В. упорно стремится встать на путь исправления, но в настоящее время для своего исправления еще нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания.

 

О наличии прямого умысла при покушении на убийство могут свидетельствовать способ и орудие совершения преступления - нанесение с большой силой ударов ножом в жизненно важные органы (ст. 30 УК РФ)

 

Приговором Корочанского районного суда П., осужден: по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ к лишению свободы.

Он признан виновным в покушении на умышленное убийство Ш. при следующих обстоятельствах. 16 февраля 2005 года в 23 часа 30 минут в с. Ивица Корочанского района у П. произошел конфликт с Р. и Ц., в процессе которого они его избили. Осужденный, желая отомстить им, взял дома нож и с целью убийства вернулся в дом Ш. Когда на его стук вышли, он, полагая, что это одно из лиц, с которым у него произошел конфликт, нанес 2 удара ножом, в связи с чем причинил тяжкий вред здоровью Ш.

В надзорной жалобе адвокат осужденного ставил вопрос об изменении приговора и определения судебной коллегии по уголовным делам Белгородского областного суда, просил переквалифицировать действия П. со ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 111 ч. 1 УК РФ и снизить наказание.

Полагал, что прямого умысла на убийство Ш. у осужденного не было, а покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом. П. не оспаривал, факт причинения потерпевшей телесных повреждений, признавал себя виновным частично во всех показаниях, которые давал, указывал, что не имел умысла на лишение жизни как ранее ему знакомой потерпевшей, так и кому-либо другому. Хотел лишь причинить телесные повреждения Р. или Ц., которые нанесли ему побои, то есть "сделать им также больно".

В своих объяснениях потерпевшая Ш. согласна с доводами надзорной жалобы, а также с постановлением о возбуждении надзорного производства и просила переквалифицировать действия осужденного на ст. 111 ч. 1 УК РФ.

Президиум оставляя жалобу без удовлетворения, указал следующее.

Вывод суда о доказанности вины П. в совершении преступления подтверждается совокупностью доказательств всесторонне, объективно и полно исследованных в суде первой и кассационной инстанций.

Вина П. подтверждается как его показаниями, так и показаниями потерпевшей, свидетелей, заключениями судебно-медицинской, судебно-биологической экспертиз, данными протокола осмотра места происшествия и другими доказательствами, подробный анализ которых дан в приговоре.

Суд правильно пришел к выводу о наличие прямого умысла у П., направленного на убийство. Это подтверждается способом и орудием, выбранным для совершения преступления, нанесением с большой силой ударов в жизненно важные органы - грудь, живот.

Мотивом преступления являлась месть П. Ошибка в объекте не влияет на квалификацию действий осужденного, поскольку жизнь Ш., а также жизнь Р. и Ц. являются юридически равноценными объектами.

Действия П. правильно квалифицированы судом по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ, как покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку. Наказание П. назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, а также смягчающих наказание обстоятельств дела.

 

Уголовным законом не предусмотрено назначение наказания в виде лишения свободы несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой и средней тяжести в возрасте до 16 лет (ст. 88 УК РФ)

 

Приговором Губкинского городского суда:

А.С. осужден по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ и ст. 158 ч. 2 п. п. "а, в" УК РФ к лишению свободы условно на 1 год.

А.А., судимый 24 сентября 2004 года к лишению свободы на 1 год 6 месяцев условно с испытательным сроком на 2 года, осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "а, в" УК РФ и ст. 158 ч. 2 п. п. "б, в" УК РФ к лишению свободы условно на 1 год.

Они признаны виновными в краже, совершенной с незаконным проникновением в помещение, по предварительному сговору, и в краже, совершенной с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба гражданину.

Как установлено приговором, в январе 2004 года А.С. проник в торговый дом "Бали", откуда похитил принадлежащие ООО "Абонент Связь Сервис" ценности на 1266 рублей.

27 июня 2004 года А.С., по предварительному сговору с А.А., из торгового отдела магазина "Дом торговли", похитили деньги и имущество Т. на общую сумму 5130 рублей.

Потерпевшей причинен значительный ущерб.

2 августа 2004 года А.А. в Центре занятости проник в кабинет N 13, откуда похитил кошелек и деньги У., причинив ей значительный ущерб на 9190 рублей.

В надзорном представлении прокурор ставил вопрос об изменении приговора, ввиду неправильного применения уголовного закона. Просил изменить вид наказания на исправительные работы. В обоснования надзорного представления прокурор ссылался на то, что А.С. и А.А. впервые совершили преступления средней тяжести и в соответствии со ст. 88 ч. 6 УК РФ им не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Президиум изменил приговор по следующим основаниям.

На момент совершения преступлений А.А. было 15 лет, А.С. - 15 лет во время совершения кражи имущества ООО "Абонент Связь Сервис" и 16 лет - во время хищения имущества у Т.

Ни А.А., ни А.С. не имели судимостей. Следовательно, они совершили преступление впервые.

В соответствии со ст. 88 ч. 6 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой и средней тяжести.

С учетом изложенного положения уголовного закона, наказание в виде лишения свободы не может быть назначено А.А. по обоим эпизодам преступлений, А.С. за кражу, совершенную в январе 2004 года.

При таких данных, осужденным за указанные преступления следует назначить наказание в виде исправительных работ.

С учетом всех обстоятельств дела, наличия смягчающих наказание обстоятельств и отсутствия отягчающих, данных о личности осужденных, президиум пришел к выводу о возможности исправления А.С. и А.А. без реального отбывания наказания, поэтому назначенное наказание надлежит считать условным.

 

Президиум областного суда исключил из приговора обстоятельство, отягчающее наказание осужденного - совершение преступления в отношении беспомощного потерпевшего, вследствие престарелого возраста, как неоснованное на материалах дела (ст. 63 УК РФ)

 

Приговором Белгородского районного суда В. осужден к лишению свободы.

В. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшему, опасного для жизни, совершенном группой лиц, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего при следующих обстоятельствах:

15 декабря 2000 года В. и З. распивали спиртные напитки. В это время из соседней квартиры М. стали доноситься крики и нецензурная брань. В. и З. зашли в квартиру. На их замечание М. ответил нецензурной бранью. В. нанес ему удар в лицо и совместно со З. вытащил М. на улицу, где нанесли потерпевшему удары руками и ногами по различным частям тела. От полученных повреждений М. скончался.

В надзорной жалобе осужденный просил изменить состоявшиеся по делу судебные решения. Исключить из приговора указание о наличии отягчающего наказание обстоятельства - совершение преступления в отношении беспомощного престарелого человека и с учетом смягчающих обстоятельств, на которые суд сослался в приговоре, смягчить ему наказание.

Президиум областного суда изменил приговор по следующим основаниям.

Из приговора следует, что суд признал в качестве отягчающего наказание В. обстоятельства - совершение преступления в отношении беспомощного М., вследствие престарелого возраста.

Как видно из показаний К. и других материалов дела, потерпевшему исполнилось 65 лет, он был здоров, самостоятельно выполнял домашнюю и иную работу.

При таких обстоятельствах считать, что потерпевший на момент совершения преступления находился в беспомощном состоянии, вследствие возраста, нет оснований.

Данное отягчающее обстоятельство исключено из приговора.

 

Апелляционное производство

 

Нарушение судом апелляционной инстанции требований закона, регламентирующих прекращение уголовных дел, повлекло за собой ограничение доступа потерпевшей к правосудию

 

Постановлением Яковлевского районного суда уголовное дело в отношении С. по ст. 116 ч. 2 УК РФ на основании ст. 25 УПК РФ прекращено за примирением сторон.

С. обвинялся в нанесении побоев Б.

В надзорной жалобе частный обвинитель просила постановление отменить и дело направить на новое рассмотрение. Указывала, что С. не компенсировал ей моральный вред.

Отменяя постановление, судебная коллегия облсуда указала следующее.

В соответствии с ч. 5 ст. 319 УПК РФ, в случаях поступления от сторон заявлений о примирении, производство по уголовному делу частного обвинения прекращается в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

В нарушение требований данной статьи, суд апелляционной инстанции прекратил уголовное дело на основании ст. 25 УПК РФ.

Кроме того, в материалах дела нет данных о том, что С. каким-либо образом загладил вред, причиненный потерпевшей Б., в то время, как в постановлении прямо указано, что причиненный вред заглажен.

Решение, принятое судом, существенным образом ограничивает доступ потерпевшей к правосудию, так как лишает ее возможности воспользоваться правом на предъявление гражданского иска.

При таких обстоятельствах, постановление не может быть признано законным и обоснованным.

 

 

Прекращение уголовного преследования за истечением срока давности не допускается, если обвиняемый против этого возражает (ст. 27 ч. 2 УПК РФ)

 

Приговор мирового судьи участка N 4 Западного округа г. Белгорода об оправдании В. по ст. 116 ч. 1 УК РФ (в ред. ФЗ 1996 года) отменен. Уголовное дело прекращено за истечением срока давности.

В. приговором мирового судьи оправдана по ст. 116 ч. 1 УК РФ за отсутствием в действиях состава преступления.

По апелляционной жалобе частного обвинителя Октябрьский районный суд отменил приговор мирового судьи и уголовное дело в отношении В. по ст. 116 УК РФ прекратил за истечением срока давности.

В кассационной жалобе В., ссылаясь на незаконность и необоснованность приговора, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также на то, что дело прекращено за истечением срока давности, без ее согласия, просила постановление районного суда отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда постановление отменила по следующим основаниям.

Суд уголовное дело в отношении В. по ст. 116 УК РФ прекратил за истечением срока давности.

Как следует из протокола судебного заседания, В. вину не признала и просила оправдательный приговор в отношении нее оставить без изменения.

В соответствии со ст. 27 ч. 2 УПК РФ прекращение уголовного преследования по указанному выше основанию не допускается, если обвиняемый против этого возражает.

Согласно ст. 302 ч. 8 УПК РФ, если истечение сроков давности уголовного преследования обнаружилось в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу, постанавливает обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

Суд требования этих норм уголовно-процессуального закона не выполнил, что признано существенным нарушением, влекущим отмену судебного решения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь