Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 октября 2005 г. по делу N 33-2380

 

Судья: Бобылева Е.С.

 

4 октября 2005 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего Мамоновой Т.И.

судей Моисеевой Л.Т. и Гордеевой Н.В.

заслушали в открытом судебном заседании по докладу Моисеевой Л.Т. дело по кассационной жалобе С.И. на решение Октябрьского районного суда г. Пензы от 9 августа 2005 года, которым постановлено:

Исковые требования Ф.О. удовлетворить, встречный иск С.И. оставить без удовлетворения в полном объеме.

Выселить несовершеннолетнего С.А. из квартиры <...> без предоставления другого жилого помещения и обязать ОПВС Октябрьского РОВД г. Пензы снять н/л С.А. с регистрационного учета из названной квартиры.

Взыскать со С.И. в пользу Ф.О. в возврат расходов по оплате госпошлины 100 рублей.

Взыскать со С.И. госпошлину в доход государства 100 рублей.

Заслушав доклад судьи Моисеевой Л.Т., заслушав объяснения С.И., просившей отменить решение суда по доводам кассационной жалобы, объяснения Ф.О., считающей решение суда законным, заключение прокурора Артамоновой С.А., полагавшей, что решение суда подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ф.О. является собственницей 2-комнатной квартиры <...> на основании договора на передачу квартиры в собственность от 10 февраля 1993 года.

На день спора в указанной квартире зарегистрированы: Ф.О. - собственница квартиры, а также ее правнук, С.А.

Ф.О. обратилась в суд с иском о прекращении права С.А. пользования спорным жилым помещение в виде проживания, а также о снятии его с регистрационного учета, ссылаясь на то, что она одна проживает в спорной квартире. Со дня рождения, а именно с 1998 года в этой же квартире проживал и правнук, С.А., со своими родителями: внуком, С.С., умершим 28 марта 2004 года, и его супругой, С.И., являющейся законным представителем С.А.

Как указала в исковом заявлении Ф.О., С.И. в 2001 году вместе с ребенком покинула квартиру и с указанного времени они проживают по месту регистрации С.И. по адресу: <...>, принадлежащим на праве собственности родителям С.И., однако С.А. сохраняет регистрацию в спорной квартире и добровольно его мать не хочет снимать сына с регистрационного учета в этой квартире.

Указывая на вышеизложенное и то, что семейных отношений между нею и правнуком, а также его матерью С.И., не имеется, нуждаемость в спорном жилом помещении у С.И. и ее сына отсутствует в виду наличия у них другого жилья, Ф.О. на основании и ст. ст. 8, 12 ГК РФ и ст. 31 ЖК РФ просила суд прекратить право пользования несовершеннолетним С.А. жилым помещением - квартирой <...> и снять его с регистрационного учета по данному адресу.

В судебном заседании истица Ф.О. исковые требования уточнила и, сославшись на приведенные выше обстоятельства, просила суд выселить несовершеннолетнего С.А. из квартиры <...>, обязав ОПВС Октябрьского РОВД г. Пензы снять его с регистрационного учета по данному адресу по изложенным выше основаниям. Дополнительно пояснила, что регистрация в ее квартире несовершеннолетнего правнука лишь формально сохраняется, он обеспечен другим жильем в доме родителей его матери в <...>, а она вынуждена оплачивать коммунальные услуги за непроживающего в квартире человека, что ухудшает ее имущественное положение, поскольку она является пенсионеркой, а С.И. за своего сына коммунальные услуги не оплачивает.

В судебном заседании Ф.О. свои требования поддержала в полном объеме, просила иск удовлетворить, указав также, что жилье у С.И. с ее сыном есть - большой дом ее родителей, кроме того, С.И. повторно вышла замуж.

С.И. как законный представитель несовершеннолетнего сына, С.А., привлеченная к участию в деле в качестве соответчицы, исковые требования Ф.О. не признала и в судебном заседании в интересах несовершеннолетнего С.А. предъявила встречный иск к Ф.О. о вселении и устранении препятствий в пользовании жилым помещением (л.д. 46).

В обоснование встречного иска С.И. указала на то, что она состояла с внуком Ф.О. - С.С. - в зарегистрированном браке, от которого у нее имеется несовершеннолетний сын, С.А., который с момента рождения был зарегистрирован в спорной квартире по адресу: <...>, где она также проживала с мужем, С.С., и его бабушкой - Ф.О.

Как указала С.И., в 2002 года она с ребенком вынуждена была уйти из квартиры из-за того, что ее супруг, С.С. неправильно себя вел, употреблял наркотические средства и в состоянии наркотического опьянения применял к ней физическую силу, а также к ребенку, что создавало опасность для жизни и здоровья как ее, так и ребенка. Уходя из спорной квартиры, она оставила часть своих вещей в ней, брак со С.С. не расторгнут, а 28 марта 2004 года он умер. Исходя из указанного обстоятельства, она считает, что отпала опасность в проживании в квартире и она намерена возвратиться в нее с ребенком для дальнейшего проживания, а поскольку Ф.О. чинит ей препятствий в этом, то она в соответствии со ст. 11 ГК и ст. 31 ЖК РФ просит суд обязать Ф.О. не чинить ребенку препятствий в пользовании данным жилым помещением.

Кроме того, С.И. пояснила в суде, что с внуком Ф.О. - С.С. она состоит в браке с 1997 года, а проживает фактически в спорной квартире с 1996 года и проживала в ней до осени 2002 года, когда из-за неправильного поведения мужа вынуждена была уйти из спорной квартиры, оставив в ней свои и ребенка вещи. Муж нигде не работал, привлекался к уголовной ответственности, в течение 6 месяцев находился под стражей, был осужден к условной мере наказания, и ранее был неоднократно судим. Уходя из спорной квартиры, она сначала жила в доме матери, однако имеющаяся у родителей жилая площадь невелика по размеру и она вынуждена с ребенком снимать другое жилье.

С.И. также увеличила свои требования и просила суд вселить ее в квартиру вместе с ребенком, обязав Ф.О. не чинить ей и ребенку препятствий в проживании.

Октябрьский районный суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе С.И. просит отменить решение суда как незаконное и необоснованное, ссылаясь на то, что суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, а также неправильно применил нормы материального права.

Обсудив доводы жалобы, проверив материалы дела, судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению решения суда.

Удовлетворяя требования Ф.О. и отказывая в иске С.И., суд признал установленным и исходил из того, что требования С.И. не основаны на нормах действующего ЖК РФ, в связи с чем требования первоначального истца Ф.О., являющейся собственницей спорной квартиры, подлежат удовлетворению, поскольку право пользования жилым помещением в соответствии со ст. 31 ЖК РФ может быть сохранено только за членом семьи собственника, каковым несовершеннолетний С.А. не является.

Данный вывод суда является правильным.

Судом установлено, что квартира <...>, состоящая из двух комнат общей площадью 43,35 кв. метров принадлежит на праве собственности Ф.О. по договору приватизации от 10 февраля 1993 года. На день приватизации квартиры Ф.О. проживала и была зарегистрирована в ней одна (л.д. 8).

Несовершеннолетний С.А. зарегистрирован в спорной квартире 30 июня 1998 года (л.д. 10, 57). Законный представитель несовершеннолетнего С.А. и истица по встречному иску - С.И. в спорной квартире не была зарегистрирована и проживала в ней с 1997 года по 2001 год после регистрации брака с внуком Ф.О. - С.С., умершим 28 марта 2004 года. Фактически же С.И. зарегистрирована в доме своих родителей по адресу: <...> (л.д. 64).

Из материалов дела видно, что С.И., вселившись в 1997 году в спорную квартиру в качестве члена семьи своего супруга, проживала в данной квартире без регистрации по месту жительства вместе со своей семьей - супругом С.С., а затем и с родившимся у них сыном, С.А., который был зарегистрирован в данной квартире как внук собственницы квартиры, при этом членом семьи собственницы квартиры ни она, ни ее несовершеннолетний сын С.А. не являлись, совместного хозяйства с Ф.О. они не вели, общего бюджета у них не было, в силу испортившихся отношений с супругом С.С., который злоупотреблял наркотическими средствами, становясь в таком состоянии агрессивным, С.И. с малолетним сыном ушла в 2001 году из спорной квартиры, забрав часть своих вещей, проживала сначала со своими родителями в их доме, а затем в снимаемом ею жилом помещении по адресу: <...>, с того времени в спорной квартире С.И. со своим сыном не проживала, с собственницей спорной квартиры Ф.О. ни она, ни ее ребенок отношения не поддерживают, ребенок формально сохраняет свою регистрацию в квартире, которая нарушает права Ф.О., как собственника квартиры, поскольку она вынуждена нести дополнительные расходы по оплате коммунальных услуг за непроживающего, но зарегистрированного ребенка.

Изложенные обстоятельства подтверждены как объяснениями сторон, так и показаниями свидетелей: Ф.Т., являющейся матерью С.И., С.Л., пояснившей, что действительно С.И. как квартирантка проживает с ребенком в ее квартире, показаниями Д.Н., являющейся дочерью Ф.О. и не отрицающей, что действительно ее сын, С.С., являлся мужем С.И. и их семья проживала в течение двух лет в квартире ее матери, Ф.О., но с 2002 года С.И. и ребенок С.А. в спорной квартире не живут, а С.С. в марте 2004 года умер (л.д. 9).

С учетом изложенных обстоятельств суд пришел к выводу о том, что ни мать, ни отец несовершеннолетнего С.А. в спорной квартире не проживают и данная квартира, исходя из положений ст. 20 ГК РФ, не является местом жительства родителей ребенка, в связи с чем оснований для сохранения за ребенком этой жилой площади у суда нет.

Поскольку требование о выселении несовершеннолетнего С.А. заявлено после вступления в действие нового ЖК РФ, то суд в данном случае для разрешения спора применил положения ЖК РФ.

Как предусмотрено ст. 31 ЖК РФ, указанная норма определяет права и обязанности тех лиц, которые являются членами семьи собственника жилого помещения и проживают вместе с ним. Данная норма также предусматривает, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещение за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Из материалов дела не следует, что между собственником квартиры Ф.О. и несовершеннолетним С.А. и его законным представителем С.И. заключалось какое-либо соглашение по вопросу пользования спорным жилым помещением в случае прекращения семейных отношений.

С учетом изложенных обстоятельств доводы кассационной жалобы С.И. о том, что суд неправильно определил обстоятельства имеющие значение для дела, не могут быть признаны обоснованными и служить основанием к отмене решения суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Октябрьского районного суда г. Пензы от 9 августа 2005 года по делу по иску Ф.О. к С.А. и С.И. о выселении и снятии с регистрационного учета, встречному иску С.И. к Ф.О. о вселении и устранении препятствий в пользовании жилым помещением оставить без изменения, кассационную жалобу С.И. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь