Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

Дело N 44-Г-189/2005г.

 

ПРЕЗИДИУМ КАЛИНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 октября 2005 года

 

Президиум Калининградского областного суда в составе:

председательствующего    Фалеева В.И.,

членов президиума        Башкиревой Н.Н., Голышева Ю.И.,

                         Костикова С.И., Крамаренко О.А.,

                         Кузнецовой О.Д.

рассмотрел истребованное по надзорной жалобе руководителя Территориального учреждения Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Калининградской области дело по иску муниципального образовательного учреждения - Зеленоградского детского дома, заявленному в интересах несовершеннолетних К.Н.П. и К.Т.П., о признании права собственности на долю жилого дома и земельного участка.

Заслушав доклад судьи Калининградского областного суда Крамаренко О.А., президиум Калининградского областного суда

 

УСТАНОВИЛ:

 

Зеленоградский детский дом обратился в суд с иском о признании права собственности на долю жилого дома и земельного участка, расположенного в Зеленоградском городском округе в пос. Лесное по ул. Центральной, за несовершеннолетними К.Н.П. и К.Т.П., находящимися в детском доме. Истец указал, что родители детей были лишены родительских прав, в связи с чем несовершеннолетние проживали с дедушкой, который после смерти завещал долю земельного участка и жилого дома К.Т.П., а К.Н.П. имеет право на обязательную долю в наследственном имуществе. С учетом изложенного просили признать право собственности за К.Н.П. 16/100 доли жилого дома и земельного участка, а за К.Т.П. - 48/100 доли указанного имущества.

Решением мирового судьи Зеленоградского района Калининградской области от 14 января 2005 года иск удовлетворен. За К.Н.П. признано право собственности на 16/100 доли жилого дома, расположенного по адресу: пос. Лесное Зеленоградского района Калининградской области, ул. Центральная, и на 150 кв. м земельного участка, расположенного по этому же адресу, за К.Т.П. признано право собственности на 48/100 доли указанного выше жилого дома и 450 кв. м земельного участка.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе, поступившей в Калининградский областной суд 5 августа 2005 года, заявитель просит решение мирового судьи отменить и направить дело на новое рассмотрение, указывая, что предметом спора является в том числе земельный участок, расположенный на территории национального парка, земли которого относятся к федеральной собственности и изъяты из оборота, в связи с чем не могут предоставляться в собственность граждан, а следовательно, не могут и наследоваться.

Определением судьи Калининградского областного суда от 15 августа 2005 года дело истребовано в Калининградский областной суд и определением от 17 октября 2005 года передано для рассмотрения по существу в президиум Калининградского областного суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, президиум находит решение мирового судьи подлежащим отмене.

Согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из того, что дедушка несовершеннолетних К.Н.П. и К.Т.П. - К.А.С., умерший 4 декабря 2001 года, являлся собственником 64/100 доли жилого дома и земельного участка в пос. Лесное Зеленоградского района, ул. Центральная. И поскольку К.Н.П. на момент открытия наследства находилась на иждивении дедушки, она в соответствии со ст. 1149 ГК РФ имеет право на обязательную долю в наследстве, определив размер этой доли в размере 1/2 от той доли, которая ей причиталась бы при наследовании по закону.

При этом суд признал причины пропуска срока принятия наследства уважительными и восстановил их на основании ст. 1155 ГК РФ.

Однако такие выводы суда противоречат нормам материального права и в нарушение ст. 149, 150 ГПК РФ сделаны без установления и оценки всех юридически значимых для дела обстоятельств.

Как следует из материалов дела, наследодатель К.А.С. умер 4 декабря 2001 года, тогда как часть III ГК РФ введена в действие с 1 марта 2002 года и в силу ст. 5 Федерального закона "О введении в действие части III ГК РФ" от 26.11.2001 N 147-ФЗ применяется к гражданским правоотношениям, возникшим после введения ее в действие. По гражданским правоотношениям, возникшим до введения в действие части третьей Кодекса, раздел V "Наследственное право" применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие. Статьей 8 названного Федерального закона установлено также, что правила об обязательной доле в наследстве, установленные частью третьей Кодекса, применяются к завещаниям, совершенным после 1 марта 2002 года.

Приведенные нормы материального права при разрешении спора судом учтены не были, в нарушение указанных положений дело разрешено с применением норм части третьей ГК РФ, тогда как, в частности, вопрос размера обязательной доли в наследстве ст. 1149 ГК РФ урегулирован по-иному в сравнении с соответствующими нормами ГПК РСФСР, которые подлежали применению при разрешении спора.

Досудебная подготовка по делу судом не проведена. Данные о том, заводилось ли наследственное дело к имуществу умершего, у нотариуса не истребованы, и сведения о том, обращались ли наследники К.А.С. с заявлением о принятии наследства, в деле отсутствуют, тогда как из материалов дела видно, что на момент открытия наследства у К.А.С. был сын, умерший 25 апреля 2003 года. У К.П.А. помимо дочерей К.Н.П. и К.Т.П. имеются еще двое детей, которые находятся в настоящее время в Мамоновском детском доме.

Между тем установление данных обстоятельств является обязательным, поскольку в случае принятия наследства другими наследниками указанные лица подлежали привлечению к участию в деле, а в случае их смерти - их наследники, принявшие наследство.

Более того, в деле отсутствует даже свидетельство о смерти наследодателя, тогда как в исковом заявлении содержится ходатайство об его истребовании из органа ЗАГСа, все другие документы представлены в ксерокопиях, подлинность которых не удостоверена.

Удовлетворяя требования, заявленные в интересах К.Н.П., и признавая за ней право на обязательную долю в наследстве, суд такой вывод фактически ничем не мотивировал, ограничившись лишь указанием о ее нахождении на иждивении дедушки на момент его смерти, тогда как в соответствии со ст. 532 ГК РСФСР, действовавшей на день открытия наследства, несовершеннолетняя внучка может быть отнесена к числу таких лиц только при доказанности факта нахождения ее на иждивении дедушки не менее 1 года до его смерти. При необходимости суду следовало оказать истцу помощь в истребовании соответствующих доказательств по этому вопросу.

Размер обязательной доли в наследстве в нарушение вышеприведенных положений Федерального закона от 26.11.2003 N 147-ФЗ определен в размере 1/2 доли от причитающейся по закону, тогда как согласно ст. 535 ГК РСФСР размер такой доли должен быть не менее 2/3 от причитающейся ей по закону доли.

Признавая за наследниками право собственности на придомовой земельный участок, суд не учел, что документов о принадлежности этого участка на праве собственности наследодателю истцом не представлено, а имеющаяся в деле ксерокопия свидетельства, выданного К.А.С. Рыбачьей поселковой администрацией 10 декабря 1992 года, таковым не является.

Из содержания свидетельства следует, что приусадебный участок размером 600 кв. м предоставлен К.А.С. не на праве собственности, а в пожизненное наследуемое владение. С учетом того, что закон допускает переход такого права к наследникам, суду следовало установить, являлся ли наследодатель владельцем спорного земельного участка на день его смерти, на каких условиях, определены ли границы такого участка.

Кроме того, с учетом того, что земельный участок расположен на территории национального парка "Куршская коса", земли которого находятся в ограниченном обороте, и учитывая характер заявленных требований, суду следовало обсудить вопрос о привлечении к участию в деле представителя собственника федерального имущества в лице территориального управления Минимущества РФ в Калининградской области.

Кроме того, суд настоящим решением не только признал право, но фактически произвел раздел земельного участка, признав право собственности на 150 и 450 кв. м, что недопустимо и противоречит правилам ст. 1182 ГК РФ.

Указав в мотивировочной части решения на уважительность причин пропуска срока для принятия наследства и восстановление этого срока, в нарушение ст. 198 ГПК РФ в резолютивной части решения эти выводы судом не изложены.

При изложенных обстоятельствах, поскольку допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, решение суда в силу ст. 387 ГПК РФ подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, президиум Калининградского областного суда

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

Решение мирового судьи Зеленоградского района Калининградской области от 14 января 2005 года отменить, дело направить в тот же суд на новое рассмотрение.

 

Председательствующий

В.И. Фалеев

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь