Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА НОЯБРЬ 2005 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Вручение копии обвинительного заключения не самому обвиняемому, а его законному представителю признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим возвращение уголовного дела прокурору (ст. 237 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Белгородского районного суда уголовное дело по обвинению В.А. и К. в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 УК РФ, возвращено прокурору Белгородского района для вручения копии обвинительного заключения обвиняемому В.А.

Основанием для возвращения уголовного дела прокурору, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, послужило нарушение требований ст. 222 ч. 2 УПК РФ (вручение копии обвинительного заключения производилось техническим работником, а не прокурором и не обвиняемому, а его законному представителю).

В кассационном представлении государственный обвинитель просил постановление отменить. Указывал, что при проведении предварительного слушания обвиняемый В.А., его законный представитель В.В., адвокат не настаивали на возвращении уголовного дела прокурору, считая, что нарушений прав обвиняемого не наступило.

Полагал, что суд не указал норму закона, запрещающую вручать копию обвинительного заключения техническим работником.

Кассационное представление оставлено без удовлетворения по следующим основаниям.

Из уголовного дела видно, что после утверждения обвинительного заключения, при направлении уголовного дела в суд, копия обвинительного заключения вручалась техническим работником не обвиняемому, а его законному представителю.

В соответствии со ст. 222 ч. 2 УПК РФ обязанность вручения копии обвинительного заключения возложена на прокурора.

Вместе с тем, указанное нарушение закона самостоятельно не может служить основанием для возвращения уголовного дела прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ.

Что касается доводов о том, что вручением копии обвинительного заключения законному представителю обвиняемого, а не самому обвиняемому не нарушены права обвиняемого, то судебная коллегия нашла их не соответствующими требованиям закона.

Как правильно указано в постановлении, законный представитель имеет самостоятельный процессуальный статус, в соответствии с правами, предусмотренными частью первой ст. ст. 426 и 428 УПК РФ. Законом не предусмотрено право законного представителя заменять обвиняемого при реализации предоставленных ст. 47 УПК РФ прав, так же и на получение копии обвинительного заключения.

Согласие на проведение судебного заседания обвиняемым, его законным представителем и защитником при нарушении требований ст. 222 ч. 2 УПК РФ не является основанием для признания этого нарушения несущественным, поскольку такое нарушение является безусловным условием для возвращения уголовного дела прокурору в соответствии со ст. 237 ч. 1 п. 2 УПК РФ.

 

Законодателем в порядке ст. 125 УПК РФ предусмотрено обжалование не всех постановлений дознавателя, следователя, прокурора, их решений и действий (бездействия), а лишь тех из них, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию

 

Постановление заместителя прокурора города о возвращении уголовного дела для производства предварительного расследования не относится к числу постановлений, которые подлежат обжалованию в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ.

Представителю потерпевшего ОАО "ВОСТОКТОРГ" постановлением судьи Свердловского районного суда г. Белгорода отказано в удовлетворении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление заместителя прокурора г. Белгорода о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования.

Заместитель прокурора г. Белгорода возвратил уголовное дело по обвинению К.А. и К.Б. для производства дополнительного расследования.

Представитель потерпевшего ОАО "ВОСТОКТОРГ" обжаловал указанное постановление в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, полагая его необоснованным и, сославшись на нарушения его конституционных прав и затруднение доступа к правосудию, принятым решением.

Суд отказал в удовлетворении жалобы.

В кассационной жалобе представитель просил об отмене постановления судьи, указывая, что суд не правильно установил юридически значимые обстоятельства.

Считает, что постановление прокурора о возвращении уголовного дела на доследование не мотивировано. Полагает, что проведенное по делу расследование является полным и в деле имеются все доказательства, изобличающие обвиняемых К.Б. и К.А. в инкриминируемых им деяниях.

Постановление отменено по следующим основаниям.

Вывод суда об отсутствии нарушений конституционных прав и свобод заявителя принятым прокурором решением о возвращении уголовного дела на дополнительное расследование соответствует требованиям закона.

Вместе с тем, суд не обоснованно принял жалобу к производству, поскольку в соответствии с частью 1 ст. 125 УПК РФ судебному обжалованию подлежат не любые решения, принимаемые при производстве предварительного расследования, а только те, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, либо затруднить доступ граждан к правосудию.

При таких обстоятельствах решение суда об отказе в удовлетворении жалобы не соответствует требованиям УПК РФ, поскольку жалоба не могла быть рассмотрена по существу.

Поэтому постановление суда отменено, а производство по жалобе - прекращено.

 

Постановление судьи по результатам рассмотрения жалобы на отказ следователя в возбуждении уголовного дела признано незаконным и необоснованным вследствие нарушения предусмотренного уголовно-процессуальным законом порядка рассмотрения жалоб (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Старооскольского городского суда в удовлетворении жалобы Ш. на постановление старшего следователя Старооскольской городской прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела от 25 июля 2005 года было отказано.

4 июля 2005 года Ш. обратился в Старооскольскую городскую прокуратуру с заявлением о привлечении к уголовной ответственности сотрудников газет "Зори" и "Оскольские новости", где по мнению заявителя были опубликованы сведения о его частной жизни.

Постановлением следователя от 25 июля 2005 года в возбуждении уголовного дела по заявлению Ш. отказано за отсутствием в деянии состава преступления.

Ш. обратился в суд с жалобой, в которой просил признать постановление следователя Старооскольской городской прокуратуры незаконным и необоснованным.

Постановлением судьи в удовлетворении жалобы отказано.

В кассационной жалобе Ш. просил постановление судьи отменить как незаконное и необоснованное. Ссылался на то, что проверка по его заявлению прокуратурой проведена неполно.

Постановление судьи отменено судебной коллегией по уголовным делам облсуда по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении жалобы Ш., суд в постановлении сослался на то, что следователем по результатам проверки принято соответствующее мотивированное решение.

Вместе с тем, из протокола судебного заседания следует, что сам материал проверки по заявлению Ш. в судебном заседании не исследовался. Его доводам в постановлении судьи оценки не дано.

Таким образом, жалоба Ш. на постановление следователя была рассмотрена формально.

С учетом изложенного постановление судьи отменено.

 

Вступившее в законную силу постановление судьи об оставлении жалобы на постановление следователя о прекращении уголовного дела без удовлетворения препятствует дальнейшему производству по тому же основанию (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением Старооскольского городского суда от 8 сентября 2003 года удовлетворена жалоба А. на постановление старшего следователя СУ при УВД г. Старый Оскол и Старооскольского района Белгородской области от 6 мая 2002 года о прекращении уголовного дела по обвинению А. по ст. 264 ч. 1 УК РФ по основаниям, предусмотренным ст. 76 УК РФ. Постановление отменено как незаконное и необоснованное.

Постановлением Старооскольского городского суда Белгородской области от 19 ноября 2004 года удовлетворена жалоба А. на постановление старшего следователя СУ при УВД г. Старый Оскол и Старооскольского района Белгородской области от 9 апреля 2004 года о прекращении уголовного дела по обвинению А. по ст. 264 ч. 1 УК РФ в связи с внесением в уголовный закон изменений (ФЗ N 162-ФЗ от 08.12.2003), устранивших уголовную ответственность за данное преступление. Постановление признано незаконным и необоснованным.

В надзорном представлении прокурор области ставил вопрос об отмене вступивших в законную силу судебных постановлений ввиду существенного нарушения УПК РФ.

Президиум Белгородского областного суда отменил постановления по следующим основаниям.

Уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 1 УК РФ, возбуждено 6 февраля 2002 года, а постановлением следователя от 6 мая 2002 года дело прекращено производством по основаниям ст. 76 УК РФ, то есть за примирением с потерпевшими.

Владелец источника повышенной опасности ОАО "Оскольский электрометаллургический комбинат" обжаловал указанное постановление следователя в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

Постановлением Старооскольского городского суда Белгородской области от 30 сентября 2002 года в удовлетворении жалобы заявителю отказано, постановление следователя о прекращении уголовного дела признано законным и обоснованным.

Согласно требованиям ст. 127 УПК РФ, судебные решения, принимаемые в ходе досудебного производства по уголовному делу, могут быть обжалованы в кассационном и надзорном порядке.

Постановление Старооскольского городского суда Белгородской области от 30 сентября 2002 года не было обжаловано заинтересованными сторонами ни в кассационном, ни в надзорном порядке и соответствующими судебными инстанциями не отменялось.

Несмотря на то, что указанное судебное постановление не отменено, Старооскольский городской суд дважды принимал к производству и рассматривал по существу жалобы А. на постановления органа следствия о прекращении производства по тому же уголовному делу.

Так, постановлением суда от 8 сентября 2003 года повторно была проверена законность постановления следователя от 6 мая 2002 года, в результате чего производство по уголовному делу в отношении А. было незаконно возобновлено.

Постановлением суда от 19 ноября 2004 года была проверена законность вновь принятого органом следствия 9 апреля 2004 года решения о прекращении уголовного дела в отношении А., то есть судом были произведены процессуальные действия в рамках незаконного производства по делу.

Учитывая изложенное, постановления Старооскольского городского суда Белгородской области от 8 сентября 2003 и от 19 ноября 2004 года отменены, поскольку вынесены с существенным нарушением УПК РФ.

 

Отсутствие в обвинительном заключении полных данных по личности обвиняемого признано обстоятельством, исключающим вынесение судебного решения на основе данного заключения, и повлекло за собой возвращение уголовного дела прокурору (ст. 237 УПК РФ)

 

Постановлением Чернянского районного суда уголовное дело по обвинению М. по ст. 286 ч. 3 УК РФ возвращено прокурору Чернянской районной прокуратуры для устранения нарушений, допущенных при составлении обвинительного заключения, исключающих возможность постановления судом приговора

Основанием для возвращения уголовного дела прокурору, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, послужили нарушения УПК РФ, допущенные при составлении обвинительного заключения, исключающие возможность постановления судом приговора: не указание полных данных по личности обвиняемого; отсутствие требования ГИЦ МВД о судимостях М.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил постановление отменить. Указывал, что выводы суда о существенных нарушениях при составлении обвинительного заключения не обоснованы, а обвинительное заключение соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда удовлетворила кассационное представление частично, указав следующее.

Доводы о том, что отсутствие в деле требований ГИЦ МВД РФ о судимостях М. и других данных о его личности не могут препятствовать вынесению законного, обоснованного и справедливого приговора, судебная коллегия нашла не соответствующими требованиям закона.

В соответствии с требованиями ст. 220 ч. 1 УПК РФ обвинительное заключение должно содержать данные о личности обвиняемого.

По смыслу закона к данным о личности обвиняемого, которые в обязательном порядке указываются в обвинительном заключении, относятся характеризующий материал, а также сведения о судимости, подтвержденные имеющимися в деле доказательствами.

В судебном заседании установлено, что в материалах дела имеется требование о судимости М. ИЦ УВД Белгородской области, согласно которому он не судим.

В то же время в деле имеется копия приговора в отношении М. от 26.01.2004.

Таким образом, в обвинительном заключении указаны данные о личности обвиняемого лишь на основании копии приговора.

Достоверные данные о наличии (отсутствии) судимостей у М. в материалах дела отсутствуют. При составлении обвинительного заключения органы предварительного расследования не выполнили требования ст. 220 УПК РФ, не указав полные и подтвержденные материалами дела сведения о личности М.

Поскольку данные о личности обвиняемого должны учитываться судом при определении вида и размера наказания, указанные выше нарушения являются существенными, поэтому суд обоснованно посчитал, что органы следствия допустили нарушения при составлении обвинительного заключения, которые исключают возможность постановления судом законного, обоснованного и справедливого приговора.

 

Судебное производство

 

К неясностям и сомнениям, подлежащим рассмотрению судом при исполнении приговора, относятся не все неясности и сомнения, а только те, которые возникли в результате недостатков приговора, решение которых не затрагивает существа приговора и не влечет ухудшения положения осужденного (ст. 397 УПК РФ)

 

Постановлением Свердловского районного суда М., осужденному по приговору Свердловского районного суда по ст. 111 УК РФ к лишению свободы, отказано в удовлетворении ходатайства о разъяснении сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора.

Из материалов дела видно, что производство в суде первой инстанции и постановление приговора проводилось в общем порядке. В протоколе судебного заседания при разъяснении сторонам права на обжалование приговора ошибочно указано, что сторонам разъяснено право обжалования приговора, постановленного без проведения судебного разбирательства.

Осужденный М. обратился в суд с ходатайством о разъяснении ему права на обжалование приговора, поскольку не знает, в каком порядке судом рассматривалось уголовное дело по его обвинению.

12 июля 2005 года суд, рассматривая ходатайство осужденного в соответствии со ст. ст. 397, 399 УПК РФ, постановил ходатайство М. о разъяснении сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора, оставить без удовлетворения.

В кассационной жалобе М. просил отменить постановление суда от 12.07.2005 и разъяснить ему неясности, возникшие при исполнении приговора.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила судебное постановление по следующим основаниям.

В соответствии со ст. ст. 396, 397 УПК РФ суд, постановивший приговор, решает вопросы о разъяснении сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора.

Допущенная ошибка в протоколе судебного заседания о разъяснении сторонам обжалования приговора, постановленного в особом порядке, не связана с исполнением приговора и не должна рассматриваться в порядке ст. 399 УПК РФ.

При таких обстоятельствах, постановление суда отменено, а производство по кассационной жалобе - прекращено.

 

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях (ст. 302 УПК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда Ш. осужден по ст. 109 УК РФ к лишению свободы за причинение по неосторожности смерти К.

Преступление совершено 20.09.2003 в гаражно-строительном кооперативе "Заря" г. Старый Оскол Белгородской области.

В судебном заседании Ш. вину в совершенном преступлении не признал.

В кассационной жалобе адвокат и осужденный просили приговор отменить, дело производством прекратить. Считают, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, нарушены требования уголовно-процессуального закона. Утверждали, что приговор постановлен на предположениях и на противоречивых показаниях. Полагали, что судом нарушен принцип состязательности сторон.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда отменила приговор по следующим основаниям.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями Уголовно процессуального кодекса РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре" от 29 апреля 1996 г. N 1 при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

Из материалов уголовного дела видно, что судом в приговоре не дана оценка доказательствам представленным, стороной защиты, показаниям свидетелей Н., Е., И. из которых следует, что баллон был пуст, газ из него был выпущен и слит конденсат.

Суд полагал, что взрыв и последующий пожар произошли вследствие испарения остаточного количества газа из баллона, находившегося в гараже. Вместе с тем в судебном заседании не установлено, какое конкретно вещество и какое его количество могло остаться в газовом баллоне при снятии с него мультиклапана и сливании жидкости.

Из показаний допрошенного в судебном заседании эксперта В. следует, что в расчетах в заключении им была допущена арифметическая ошибка и для создания по всему объему надземной части гаража <...> нижнего концентрированного предела воспламенения взрывоопасной смеси пропана с воздухом необходимо поступление не менее 0,174 кг пропана, а не 1,57 кг.

Указанным обстоятельствам в приговоре оценка не дана. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы, при этом должны получить оценку все доказательства как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.

 

Постановляя приговор, суд обязан дать оценку всем представленным сторонами на исследование в судебном заседании доказательствам. Оправдательный приговор отменен в результате нарушения предусмотренных уголовно-процессуальным законом правил оценки доказательств (ст. 88 УПК РФ)

 

Приговором Яковлевского районного суда В. оправдан по обвинению в том, что, являясь должностным лицом органа внутренних дел и состоя в должности оперативного уполномоченного ОВД Яковлевского района Белгородской области, при проведении проверки по заявлению И. о краже газовой водонагревательной колонки стоимостью 3800 рублей из личной заинтересованности злоупотребил должностными полномочиями и вынес заведомо незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, для чего совершил служебный подлог, умышленно использовав полученную справку, в которой стоимость похищенного была очевидно занижена;

при проведении проверки, по заявлению Г., о краже из сумки кошелька с деньгами в сумме 9193 рубля, двумя золотыми цепочками и крестиком из личной заинтересованности злоупотребил должностными полномочиями и вынес заведомо незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, где, как основание для принятого решения указал утерю потерпевшей кошелька;

при проведении проверки по заявлению М.О. о краже из автомобиля автомагнитолы стоимостью 1500 рублей из личной заинтересованности злоупотребил должностными полномочиями и вынес заведомо незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, для чего совершил служебный подлог, ввел потерпевшего в заблуждение, убедив написать расписку о меньшей стоимости похищенного, зная о реальной цене автомагнитолы;

при проведении проверки, по заявлению К.И., о краже из автомобиля автомагнитолы стоимостью 1200 рублей, из личной заинтересованности злоупотребил должностными полномочиями и вынес заведомо незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, для чего совершил служебный подлог, ввел потерпевшего в заблуждение, убедив написать расписку о меньшей стоимости похищенного, зная о реальной цене автомагнитолы.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

Ссылался на то, что судом дана неверная оценка показаниям потерпевших И., Г., М.О., К.И., свидетелей М.А. Утверждал о необоснованности оправдания В. по всем эпизодам обвинения.

Приговор отменен по следующим основаниям.

Согласно ст. 305 УПК РФ описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора должна содержать основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, а также мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения.

Из материалов уголовного дела следует, что органом предварительного расследования В. вменялось, что при проведении проверок по заявлениям граждан И., Г., К.И. и М.О. о хищениях принадлежащего им имущества в период января - июня 2004 года он злоупотребил должностными полномочиями, что выразилось в укрывательстве преступлений и служебном подлоге, результатом чего явилось вынесение им заведомо незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления (ч. 1 ст. 24 УПК РФ) по данным фактам.

Из приговора следует, что основанием оправдания В. явилось непредоставление государственным обвинителем доказательств личной заинтересованности при принятии решений об отказе в возбуждении уголовных дел, отсутствие существенного ущерба охраняемым законом правам и интересам граждан и государства.

Вместе с тем, данные выводы противоречат материалам уголовного дела и доказательствам, исследованным в судебном заседании.

Согласно показаниям потерпевшей И. на предварительном следствии и подтвержденных в судебном заседании, 02.01.2004, обнаружив хищение из жилого дома газовой водонагревательной колонки, стоимостью 3800 рублей, приобретенной весной 2003 года, новой, находящейся в упаковке, она обратилась в милицию. Сотрудникам милиции поясняла, что колонка была новой и что ее стоимость - 3800 рублей. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не получала. Была возмущена принятым решением. Считает, что данным решением были существенно нарушены ее права и законные интересы. Справку о том, что стоимость водонагревательной колонки 550 рублей на рынке не получала. Ущерб от преступления для нее значителен, так как она пенсионерка, вдова.

По свидетельству директора ООО "Городской рынок" г. Строителя М.А., по сложившейся практике, при выдачи справок об оценке имущества сотрудники милиции приносили уже заполненные справки, где ему оставалось лишь поставить подпись и печать. В судебном заседании свидетель утверждал, что именно оправданный В. приходил к нему, представился и сказал, что похищена колонка, бывшая в употреблении, и нужна справка о ее стоимости.

Кроме того, из материала проверки, по заявлению И. следует, что хищение газовой водонагревательной колонки совершено из жилого дома, что является квалифицирующим признаком ч. 2 или ч. 3 ст. 158 УК РФ и для состава которых стоимость похищенного имущества значения не имеет.

Из показаний потерпевшей Г. на предварительном следствии и в судебном заседании видно, что в результате кражи 02.04.2004 из ее сумки кошелька с деньгами в сумме 9193 рубля, двумя золотыми цепочками и крестиком и последовавшего далее отказа в возбуждении уголовного дела были существенно нарушены ее права. Утверждает, что не могла утерять кошелек.

Тем не менее, согласно постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела от 12.04.2004, вынесенного В., оправданный без достаточных оснований вынес суждение об утере заявительницей кошелька с деньгами.

Согласно показанию потерпевшего К.И., в ходе проведения проверки по факту кражи из принадлежащего ему автомобиля автомагнитолы и бара, оправданный, заверив отыскать похищенное, попросил написать его заявление о том, что стоимость автомагнитолы он оценивает в 500 рублей и просит не возбуждать уголовное дело. Свою просьбу оправданный мотивировал тем, чтобы дело не числилось нераскрытым и начальство не наказывало его.

По свидетельству начальника криминальной милиции Яковлевского РОВД К.В., именно наличие в материалах проверок по заявлениям потерпевших И. и К.И. справок о стоимости похищенного имущества, не образующей состава уголовно наказуемого деяния, дало ему основание утвердить постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Таким образом, вопреки требованиям закона, суд не дал оценки вышеуказанным доказательствам как каждому в отдельности, так и в их совокупности с другими доказательствами.

Придя к выводу, что в судебном заседании не нашли своего подтверждения доводы государственного обвинителя о причинении В. своими действиями существенного вреда государственным интересам и вызова чувства недоверия со стороны граждан к деятельности правоохранительных органов, суд не принял во внимание содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебными положением, превышением власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" разъяснения о том, что вред может выражаться не только в отрицательном влиянии на нормальную работу организации, характере и размере понесенного ущерба, но и в подрыве авторитета органов власти, каковым является милиция.

Не выполнив требования закона, не дав должной оценки всем представленным по делу доказательствам и не устранив имеющихся противоречий, суд поспешно сделал вывод об отсутствии в действиях В. составов преступлений и незаконно постановил оправдательный приговор.

С учетом изложенного, приговор отменен, а дело направлено на новое судебное разбирательство.

 

Непризнание явки с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказания, должно быть мотивировано в приговоре (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда К.А. осужден к лишению свободы.

Он признан виновными в краже имущества своей матери К.Е. на сумму 70563 руб. 50 коп., с причинением значительного ущерба потерпевшей.

В кассационной жалобе осужденный просил смягчить назначенное ему наказание до не связанного с лишением свободы, при этом учесть, что он вину признал, в содеянном раскаялся, написал явку с повинной, по месту жительства характеризуется положительно, мать его простила и претензий к нему не имеет, он намерен зарегистрировать брак с женщиной, которая беременна.

Приговор изменен по следующим основаниям.

Назначая наказание К.А., суд учел степень и характер общественной опасности совершенного им преступления, данные, характеризующие личность виновного, отягчающие и смягчающие наказание обстоятельства, в том числе те, на которые ссылался осужденный в своей жалобе.

Вместе с тем, органом следствия в обвинительном заключении признавалась смягчающим наказание обстоятельством явка с повинной К.А., которая имеется в деле, и защитник в прениях просил ее признать таковой в приговоре и учесть при назначении наказания.

В соответствии со ст. 61 ч. 1 п. "и" УК РФ явка с повинной признается смягчающим наказание обстоятельством, однако суд не признал ее смягчающим наказание обстоятельством и не мотивировал это в приговоре.

При таких обстоятельствах явку с повинной К.А. признана смягчающим наказание обстоятельством и наказание ему снижено.

 

Лицо, выданное иностранным государством, не может быть осуждено за преступление, не указанное в запросе о выдаче (ст. 461 УПК РФ)

 

Приговором Шебекинского районного суда К. осужден к лишению свободы по ст. ст. 158 ч. 2 п. "в", 162 ч. 2 п. п. "а, в, г" УК РФ.

Он признан виновным в краже, т.е. тайном хищении чужого имущества, совершенном с причинением значительного ущерба гражданину и в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище и с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступления совершены 22.02.2003 и 24.02.2003 в г. Шебекино Белгородской области.

В надзорном представлении прокурор области ставил вопрос об изменении приговора в отношении К. в части квалификации и наказания в связи с неправильным применением уголовного закона.

Удовлетворяя надзорное представление, президиум областного суда указал следующее.

В представлении указано, что К. постановлением Генерального прокурора Республики Грузия выдан правоохранительным органам РФ для осуществления уголовного преследования за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158, ч. 3 ст. 158, п. п. "а, б, в" ч. 2 ст. 162, п. "б" ч. 2 ст. 213 УК РФ.

В постановлении Генерального прокурора Республики Грузия указано, что законодательством Грузии установлена уголовная ответственность за все преступные деяния, совершенные К., за исключением преступления, предусмотренного п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 13.06.1996).

В уголовном законодательстве Республики Грузия отсутствует такой квалифицирующий признак, как разбой, совершенный с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Удовлетворяя ходатайство Генеральной прокуратуры РФ, генеральный прокурор Республики Грузии указал о выдаче К. для осуществления уголовного преследования по п. п. "а, б, в" ч. 2 ст. 162 УК РФ, т.е. за исключением п. "г", предусматривающего ответственность за разбой, совершенный с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

При таких обстоятельствах, осуждая К. в том числе и по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, нарушены требования ч. 1 ст. 461 УПК РФ - "Пределы уголовной ответственности лица, выданного РФ" и ст. 66 (пределы уголовного преследования выданного лица) Минской Конвенции от 22.01.1993 "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам".

На основании изложенного, приговор Шебекинского районного суда изменен.

 

Небрежность при постановлении судебного решения повлекла его отмену (ст. 7 УПК РФ)

 

Приговором Шебекинского районного суда И. осужден по статьям 162 ч. 2 п. п. "а, б, г" УК РФ и 213 ч. 2 п. п. "а, б" УК РФ к лишения свободы в воспитательной колонии.

Постановлением Алексеевского районного суда приговор в отношении И. приведен в соответствие с ФЗ N 162-ФЗ от 08.12.2003 "О внесении изменений и дополнений в УК РФ".

Он осужден за хулиганство, совершенное с применением оружия, хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, связанное с сопротивлением лицу, пресекающему нарушение общественного порядка, а также кражу.

Преступления совершены в период с 7 ноября 2002 года по 7 марта 2003 года в городе Шебекино Белгородской области.

В надзорной жалобе осужденный И. просил постановление изменить, смягчить назначенное ему наказание, считая, что ст. 10 УК РФ применена не в полном объеме.

Президиум в порядке ст. 410 УПК РФ отменил постановление Алексеевского районного суда по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Из описательно-мотивировочной части постановления следует, что суд переквалифицировал действия И. со ст. 213 ч. 2 п. п. "а, б" УК РФ (в редакции ФЗ РФ N 63-ФЗ от 13.06.1996) на ст. 116 ч. 2 УК РФ без какой-либо ссылки на редакцию Уголовного закона.

В то же время в резолютивной части постановления суд указал, что необходимо считать И. осужденным по ч. 2 ст. 116 УК РФ (в редакции ФЗ РФ N 63-ФЗ от 13.06.1996).

Структура статьи 116 УК РФ в редакции Федерального закона РФ N 63-ФЗ от 13.06.1996 не содержит частей.

При таких данных президиум пришел к выводу о том, что постановление Алексеевского районного суда нельзя признать законным и обоснованным и отменил его.

 

Обвинительный приговор не может быть постановлен в отношении подсудимого при наличии в материалах уголовного дела неотмененного постановления следователя о прекращении уголовного дела по тому же обвинению (ст. 254 УПК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда Х. осужден к лишению свободы.

Он признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни и здоровья потерпевшего С.

В надзорной жалобе адвокат ссылался на то, что Х. в момент нанесения ударов ножом находился в состоянии необходимой обороны, по делу имеется неотмененное постановление о прекращении в отношении него уголовного дела. Полагал, что суд нарушил принцип состязательности, а также допустил иные существенные нарушения процессуального закона, препятствующие постановлению законного, обоснованного и справедливого приговора.

Президиум Белгородского областного суда, признавая довод жалобы о существенном нарушении норм процессуального права на предварительном следствии и в судебном заседании убедительным, указал следующее.

Постановлением следователя в отношении Х. прекращено уголовное преследование по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ.

Указанное постановление не отменено, но Х. предъявлено обвинение и утверждено обвинительное заключение по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ.

При этом не рассмотрено в качестве основания к прекращению уголовного дела в отношении Х. наличие неотмененного постановления следователя о прекращении уголовного преследования в отношении него по тому же обвинению.

При рассмотрении дела в кассационной инстанции к делу приобщено постановление прокурора об отмене постановления о прекращении уголовного преследования по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ.

Когда и на какой стадии уголовного процесса это постановление вынесено и не является ли оно результатом служебного подлога, судом не проверено.

После возвращения прокурору дела на дополнительное расследование, из него изъято и не приобщено впоследствии обвинительное заключение, вместо которого составлено новое.

С учетом изложенного приговор и кассационное определение отменено.

 

По уголовным делам о преступлениях, направленных против личности, подлежат обязательному установлению причина возникновения конфликта и инициатор конфликта, поведение потерпевшего (ст. 73 УПК РФ)

 

Приговором Белгородского районного суда осуждены К.В., 1939 года рождения, по ст. ст. 116 ч. 1, 130 ч. 1 УК РФ и К.Т., 1964 года рождения, по ст. 116 ч. 1 УК РФ к обязательным работам.

К.В. признан виновным в нанесении побоев и оскорблении Е. на почве личных неприязненных отношений.

К.Т. признана виновной в нанесении побоев Е. на почве личных неприязненных отношений.

В надзорной жалобе К-вы просили приговор отменить за отсутствием в их действиях состава преступления. Полагают, что показания свидетелей противоречивы и не соответствуют действительности, а актом экспертизы точно не установлено от чьих ударов и когда образовался кровоподтек у потерпевшей.

Президиумом областного суда в порядке ст. 410 УПК РФ приговор отменен по следующим основаниям.

Из приговора следует, что К.В. и К.Т., на почве личных неприязненных отношений к Е., в ходе возникшей ссоры умышленно нанесли ей по 1-му удару в область груди, а К.В. при этом выражался в адрес потерпевшей нецензурной бранью.

По смыслу закона, при рассмотрении преступлений, направленных против личности, необходимо выяснять вопрос о том, кто явился инициатором конфликта и причину возникновения данного конфликта, а также не являлось ли поведение потерпевшего противоправным.

Приговором не установлены фактические обстоятельства дела. Ссылки на возникновение конфликта на почве сложившихся личных неприязненных отношений недостаточно, поскольку не указаны непосредственные действия каждого из участников конфликта.

При осуждении К.В. по ст. 130 ч. 1 УК РФ судом не исследован вопрос была ли направлена нецензурная брань в адрес именно Е. и в чем выразилось унижение ее чести и достоинства.

В приговоре не дана надлежащая оценка показаниям свидетелей С., К.Л., К.М. о том, что именно Е. явилась инициатором ссоры между ней и К-выми.

На основании ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Мотивируя назначение наказания в виде обязательных работ суд, вместе с тем, не указал, почему данное наказание является справедливым для пенсионера 1939 года рождения.

Не исследован вопрос о состоянии его здоровья и о возможности реального отбывания данного вида наказания.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, в также степени вины причинителя вреда.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Требования разумности и справедливости включает в себя учет имущественного положения причинителя вреда.

Данные требования закона при назначении размера компенсации морального вреда судом нарушены. Назначая сумму компенсации морального вреда К.В. в размере 5 тысяч рублей, суд не выяснил его материальное положение, не учел, что К.В. пенсионер и совершенное им преступление относится к категории преступлений небольшой тяжести. Также из приговора неясно, какие именно нравственные страдания были причинены потерпевшей.

При таких обстоятельствах приговор Белгородского районного суда отменен.

 

Уголовно-процессуальным законом не предусмотрено повторное приведение приговора в соответствие с действующим законодательством по тем же основаниям (п. 13 ст. 397 УПК РФ)

 

Приговором Белгородского областного суда К., ранее судимый в 1993, 1994, 1999 годах, осужден к лишению свободы.

Постановлением Свердловского районного суда от 1 октября 2004 года приговоры в отношении него приведены в соответствие с действующим законодательством.

К. осужден за разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище.

В надзорной жалобе осужденный просил постановление отменить, считая, что при приведении приговора в соответствие с действующим законодательством были нарушены требования ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона.

Президиум облсуда, отменяя постановление указал следующее.

В материалах дела имеется постановление от 31 марта 2004 года, которым приговор Белгородского областного суда в отношении К. приведен в соответствие с ФЗ РФ N 162-ФЗ от 08.12.2003 "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ".

Повторное приведение приговора в соответствие с действующим законодательством по тем же основаниям п. 13 ст. 397 УПК РФ не предусмотрено.

В нарушение данной нормы закона при наличии вступившего в законную силу постановления от 31 марта 2004 года, суд повторно рассмотрел ходатайство осужденного и привел приговор в соответствие с действующим уголовным законом (ФЗ N 162-ФЗ от 08.12.2003).

Кроме того, суд в одном производстве рассмотрел ходатайство осужденного о приведении в соответствие с действующим уголовным законом нескольких приговоров, что в соответствии со ст. 399 УПК РФ, недопустимо.

 

Вопросы применения норм материального права

 

Ошибочное толкование судом Федерального закона, регламентирующего проведение оперативно-розыскных мероприятий, повлекло незаконное и необоснованное оправдание обвиняемых (ст. 228.1 УК РФ)

 

Приговором Яковлевского районного суда Ш.М. и Ш.В. оправданы по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 228.1 ч. 2, 228.1 ч. 2 УК РФ, за отсутствием состава преступления.

Ш.В. и Ш.М. обвинялись в том, что 17 февраля 2005 года в поселке Строитель Белгородской области группой лиц по предварительному сговору незаконно сбыли 1,8 грамма марихуаны за 350 рублей.

Они же, 18 февраля 2005 года в поселке Строитель группой лиц по предварительному сговору незаконно сбыли наркотическое средство марихуану в крупном размере весом 25,8 грамма за 3500 рублей.

Принимая решение об оправдании Ш.В. и Ш.М., суд сослался в приговоре на то, что со стороны работников милиции имела место провокация. Оперативно-розыскные мероприятия проведены с нарушением ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" и ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах", поэтому полученные по делу доказательства являются недопустимыми. Кроме того, обвинение построено на противоречивых доказательствах.

В кассационном представлении государственный обвинитель ставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

Приговор отменен по следующим основаниям.

Вывод суда о нарушениях закона при проведении оперативно-розыскных мероприятий и провокации со стороны работников милиции неубедителен.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 7 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Таким образом, по смыслу закона для проведения оперативно-розыскных мероприятий достаточно сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления и необязательно наличие сведений о лицах его подготавливающих, совершающих или совершивших.

Свидетель В. показал, что он располагал оперативной информацией о сбыте наркотических средств Ш.М., в связи с чем возникла необходимость в проведении оперативно-розыскных мероприятий.

По делу установлено, что П. был доставлен в район местожительства Ш.М., встретился с последним и приобрел у него наркотическое средство. К другим лицам с этим вопросом он не обращался.

Согласно ст. 49 ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" в целях предупреждения, выявления, пресечения и раскрытия преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, имеют право на проведение проверочной закупки, оперативно-розыскного мероприятия, при котором с ведома и под контролем органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность допускается приобретение наркотических средств.

В данном случае под контролем понимается не визуальное наблюдение за лицом, осуществляющим проверочную закупку, а определенный порядок ее проведения. Это досмотр лица, осмотр, пометка и передача ему денег, выдача приобретенного вещества. Все эти действия оформляются необходимыми документами в установленном законом порядке.

Из показаний П. следует, что Ш.М. заявил ему о возможности продажи большого количества наркотического средства принадлежащего другому лицу.

Проверочная закупка 18 февраля 2005 года проводилась с целью установления этого лица.

С учетом изложенного оправдательный приговор отменен.

 

Жалоба осужденного о применении к нему положений ст. 64 УК РФ при приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом оставлена без изменения (ст. 64 УК РФ)

 

Постановлением судьи Валуйского районного суда ходатайство осужденного о приведении приговора в соответствии с действующим законодательством частично удовлетворено.

Постановлено считать К., ранее судимого, осужденным по приговору Старооскольского городского суда по ч. 1 ст. 166 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996) к лишению свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено лишение свободы в ИК строгого режима.

Он осужден за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенный неоднократно.

Постановлением судьи ходатайство осужденного о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством частично удовлетворено.

В кассационной жалобе осужденный К. просил постановление судьи изменить, считая, что им нарушен уголовный закон, т.к. к нему должна быть применена ст. 64, ч. 3 ст. 68 УК РФ и снижено наказание.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда оставила жалобу без удовлетворения, указав следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступления, имеет обратную силу.

ФЗ РФ N 162-ФЗ от 08.12.2003 "О внесении изменений <...>" в Уголовный кодекс внесены изменения - исключена ст. 16 УК РФ - неоднократность преступлений.

Судья правильно исключил из ч. 2 ст. 166 УК РФ квалифицирующий признак неоднократности преступлений и квалифицировал действия К. по ч. 1 ст. 166 УК РФ (в ред. ФЗ N 63-ФЗ от 13.06.1996).

С учетом изменения объема обвинения и категории преступления судья обоснованно снизил ему наказание и изменил режим его отбытия с ИК особого режима - на ИК строгого режима.

Доводы осужденного К. и необходимости применения к нему ст. 64 УК РФ неубедительны, т.к. по приговору суда ст. 64 УК РФ применялась лишь к правилам назначения наказания при особо опасном рецидиве преступления, в частности, ч. 2 ст. 68 УК РФ, а не к конкретной санкции статьи уголовного закона.

Поэтому суд обоснованно не применил ст. 64 УК РФ к ч. 1 ст. 166 УК РФ и не назначил более мягкое наказание.

Нарушений уголовного закона, влекущих отмену или изменение постановления судьи, не допущено.

 

Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, изложен в ст. 63 УК РФ и является исчерпывающим.

Другие, неприведенные в этой норме уголовного права обстоятельства, не могут быть признаны отягчающими наказание (ст. 63 УК РФ)

 

Приговором Волоконовского районного суда С. осужден к лишению свободы.

Он признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего Б., опасного для жизни человека.

В кассационной жалобе осужденный С. указывал, что он согласен с приговором, но просил учесть его семейное положение. У него престарелая мать и парализованный отец, имеется малолетняя дочь, и они нуждаются в его помощи. Просил снизить срок наказания до минимума.

Судебная коллегия изменила приговор по следующим основаниям.

Вина С., помимо его признания в содеянном, подтверждается собранными по делу и приведенными в приговоре доказательствами, исследованными в судебном заседании и надлежащим образом оцененными в совокупности. Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка.

Просьбы С. о смягчении ему наказания, удовлетворению не подлежит.

Назначая наказание, суд принял во внимание характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории тяжких преступлений. Учтены данные, характеризующие С. с отрицательной стороны.

Назначенное С. наказание в виде лишения свободы соответствует содеянному, личности виновного и всем обстоятельствам дела, в том числе и наличие на иждивении малолетнего ребенка и позиции потерпевшего, не настаивавшего на строгом наказании.

Вместе с тем в качестве обстоятельства, отягчающего наказание С., суд первой инстанции признал наличие особо опасного рецидива. В качестве обстоятельства отягчающего наказание п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ уголовный закон предусматривает рецидив преступлений. Закон не предусматривает возможность расширительного толкования обстоятельств, отягчающих наказание, содержащихся в ст. 63 УК РФ. На основании изложенного, приговор в этой части изменен.

 

Действующий уголовный закон не предусматривает вынесения решения об отмене условно-досрочного освобождения в случае совершения осужденным умышленного преступления в течение оставшейся неотбытой части наказания. Наказание в таким случае назначается по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ (ст. 79 УК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода Д., освобожденный условно-досрочно в 2004 году, осужден по ст. ст. 162 ч. 1, 115 ч. 1, 116 ч. 1, ст. 119 УК РФ. В соответствии со ст. 79 ч. 7 УК РФ условно-досрочное освобождение отменено.

Д. осужден за разбой, умышленное причинение легкого вреда здоровью, нанесение побоев, угрозу убийством.

В кассационном представлении прокурор, ссылаясь на неправильное применение уголовного закона, просил приговор отменить.

Судебная коллегия нашла приговор в части отмены условно-досрочного освобождения Д. подлежащим изменению, в остальной части законным, обоснованным и справедливым.

Уголовное законодательство в случае совершения осужденным умышленного преступления в течение неотбытой части наказания, не требует отмены условно-досрочного освобождения. Поэтому данное указание исключено из приговора.

 

Небрежность при назначении наказания несовершеннолетнему повлекла неправильное применение материального закона и изменение приговора (ст. 88 УК РФ)

 

Приговором Корочанского районного суда П., <...>, не судимый, осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "б, в" УК РФ к исправительным работам на один год восемь месяцев с удержанием 20% заработной платы в доход государства.

Он осужден за кражу, совершенную с незаконным проникновением в хранилище, с причинением значительного ущерба потерпевшему.

В кассационном представлении прокурор, указывал, что суд при назначении наказания нарушил требования ст. 88 ч. 4 УК РФ, определив осужденному наказание в виде исправительных работ свыше одного года. Просил приговор изменить, снизив П. наказание до одного года.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда, удовлетворяя кассационное представление, указала следующее.

Вывод суда о виновности П. в инкриминируемом преступлении основан на показаниях самого осужденного, потерпевшего, свидетелей, данных, содержащихся в протоколах осмотра места происшествия и других доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Содеянное осужденным судом квалифицировано правильно.

Вместе с тем П. на момент совершения преступления было 17 лет. Статья 88 ч. 4 УК РФ указывает, что исправительные работы несовершеннолетним осужденным назначаются на срок до одного года. Суд в нарушение этой статьи назначил осужденному исправительные работы на 1 год 8 месяцев.

При таких обстоятельствах судебная коллегия снизила П. назначенное наказание до 1 года.

 

Необращение к тексту закона при назначении наказания в виде исправительных работ повлекло неправильное его применение (ст. 157 УК РФ)

 

Приговором мирового судьи Западного округа г. Белгорода М. осужден по ст. 157 ч. 1 УК РФ к исправительным работам.

М. признан виновным в злостном уклонении от уплаты средств на содержание несовершеннолетнего ребенка.

В надзорном представлении прокурор области ставил вопрос об изменении приговора в отношении М. в связи с неправильным применением уголовного закона при назначении ему наказания.

Президиум Белгородского областного суда удовлетворяя надзорное представление прокурора, указал следующее.

Согласно ч. 1 ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений Общей части УК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 60 УК РФ, более строгое наказание, чем предусмотрено соответствующими статьями Особенной части УК РФ за совершенное преступление, может быть назначено по совокупности преступлений и по совокупности приговоров в соответствии со ст. 69, 70 УК РФ.

Приговором мирового суда Западного округа г. Белгорода М. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 157 УК РФ, наказание, за которое, согласно санкции статьи, не может превышать одного года исправительных работ.

В нарушение требований уголовного закона приговором М. назначено наказание, превышающее максимальный размер наказания, предусмотренного санкцией ч. 1 ст. 157 УК РФ, в виде 2 лет исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства. При этом установлено, что в действиях М. отсутствует совокупность преступлений, и на момент рассмотрения уголовного дела судом М. не имел неотбытых наказаний по другим приговорам суда.

С учетом изложенного, президиум изменил приговор мирового судьи Западного округа г. Белгорода и снизил М. наказание.

 

Апелляционное производство

 

Проверяя по апелляционной жалобе законность, обоснованность и справедливость приговора мирового суда, апелляционная инстанция после выступления сторон обязана проверить доказательства и дать им оценку (ст. 365 УПК РФ)

 

Нарушение требований закона повлекло отмену постановления суда апелляционной инстанции.

Постановлением Шебекинского районного суда приговор мирового судьи участка N 3 Шебекинского района и г. Шебекино в отношении С. оставлен без изменения, а апелляционная жалоба частного обвинителя без удовлетворения.

Приговором мирового судьи С. по ст. 116 ч. 1 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.

Частный обвинитель в апелляционном порядке обжаловал это решение.

Постановлением Шебекинского районного суда приговор мирового судьи оставлен без изменения.

В кассационной жалобе частный обвинитель просил отменить постановление, как незаконное и необоснованное, а приговор изменить.

Жалоба удовлетворена по следующим обстоятельствам.

Как следует из приговора, С. обвинялся в том, что 5 августа 2004 года в кабинете АЗК N 7 по ул. Ржевское г. Шебекино стал требовать от М. покинуть ее рабочее место. В ответ на ее отказ применил физическую силу, насильственно хватал за руки, а когда она упала со стула, то за ноги стал вытаскивать из кабинета, причинив при этом ссадины, которые не причинили вреда здоровью.

Оправдывая С., суд указал, что потерпевшая не представила в судебное заседание достаточных доказательств, подтверждающих, что в отношении нее были применены насильственные действия С.

Вместе с тем, согласно постановлению суда, С. сам не отрицает, что в связи с тем, что М. мешала нормальной работе АЗК, добровольно не вставала со стула от компьютера, на котором необходимо было работать другому сотруднику, он совместно с охранником, под руки вывел ее из кабинета, не применяя при этом насильственных физических действий.

Судом не устранены указанные противоречия, показания С. остались без оценки, а доводы М. о невозможности против ее воли, без применения физического насилия вывести ее из кабинета, без проверки.

 

Суд апелляционной инстанции проверяет законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано.

При этом не допускается ухудшение положения осужденного (ст. 360 УПК РФ)

 

Приговором Яковлевского районного суда М., ранее судимый в 2002, 2003, 2005 годах, осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на 6 месяцев. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения, к назначенному наказанию присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 24 мая 2005 г. и окончательно определено наказание в виде лишения свободы сроком 2 года 3 месяца с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Он признан виновным в том, что в середине ноября 2004 года около 11 - 12 часов, находясь в квартире <...>, совершил кражу имущества, принадлежащего П. на сумму 931,8 руб.

В судебном заседании М. вину в содеянном признал полностью и заявил о своем согласии на постановление приговора без проведения судебного разбирательства.

15.07.2005, приговором мирового суда судебного участка N 2 Яковлевского района Белгородской области М. осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на 1 год. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно определено наказание в виде лишения свободы на 2 года 6 месяцев.

07.09.2005 рассмотрев в апелляционном порядке, по апелляционному представлению прокурора и жалобе осужденного уголовное дело в отношении М., суд Яковлевского района изменил приговор мирового суда.

Исключил из приговора указание на обстоятельство, смягчающее наказание, явку с повинной, поскольку в материалах уголовного дела она не содержится. Изменил приговор в части назначения наказания с применением ч. 3 ст. 68 УК РФ и назначил наказание по правилам ч. 2 ст. 68 УК РФ.

Приговорил М. к наказанию по ч. 1 ст. 158 УК РФ в виде лишения свободы на 6 месяцев. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения к назначенному наказанию присоединил неотбытую часть наказания по приговору от 24 мая 2005 г. и окончательно определил наказание в виде лишения свободы сроком 2 года 3 месяца с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор изменить и назначить наказание в виде штрафа, ссылаясь на то, что им совершено преступление, относящееся к категории преступлений средней тяжести, и ущерб потерпевшему возмещен.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда приговор изменила по следующим основаниям.

Как видно из описательно-мотивировочной части приговора мирового суда Яковлевского района, судья пришел к выводу о назначении М. наказания с учетом смягчающих обстоятельств, по правилам ч. 3 ст. 68 УК РФ.

В соответствии ст. 360 УПК РФ суд, рассматривающий дело в апелляционном порядке, проверяет законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано. Не может быть допущено, ухудшение положения осужденного и не вправе усиливать наказание, а равно применять уголовный закон о более тяжком преступлении.

Назначая М. наказание по правилам ч. 2 ст. 68 УК РФ, суд ухудшил его положение.

В соответствии ч. 3 ст. 68 УК РФ при любом виде рецидива, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее 1/3 части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции статьи.

Мировым судом Яковлевского районного суда обстоятельством, смягчающим наказание М., признано раскаяние в совершенном преступлении и признание вины. Наказание ему назначалось по правилам ч. 3 ст. 68 УК РФ.

Учитывая изложенные обстоятельства, судебная коллегия нашла возможным, применить ч. 3 ст. 68 УК РФ и назначить по ч. 1 ст. 158 УК РФ наказание менее 1/3 максимального срока, наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь