Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 ноября 2005 г. N 613

 

  Дело N 44г-391/05

Президиум Московского областного суда в составе:

 

    председателя президиума                      Марасановой С.В.,

    членов президиума                                Ефимова А.Ф.,

                                                  Рустамовой А.В.,

                                                   Никоновой Е.А.,

                                                Борисенковой В.Н.,

                                                  Николаевой О.В.,

 

рассмотрев по надзорной жалобе Т. дело по иску Я.Н., Я.А. к Т. о признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права, признании права собственности на садовый дом и постройки,

заслушав доклад судьи Московского областного суда Николаевой О.В., объяснения Я.Н., Т.,

 

УСТАНОВИЛ:

 

Я.Н., Я.А. в январе 2005 года обратились в суд с иском к Т. о признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права, признании права собственности на садовый дом и постройки, ссылаясь на то, что спорный садовый дом с надворными постройками был возведен супругами Я.Н. и Я. в период брака на предоставленном Я. в 1956 году для садоводства земельном участке. По договору дарения от 20 августа 1997 года Я. с согласия супруга Я.Н. передала в дар дочери Т. земельный участок <...> без строения.

На основании справки с/т "Садовое" от 23 декабря 1999 года Т. оформила на свое имя право собственности на садовый дом, расположенный на участке <...>, 13 марта 2000 года получила свидетельство о государственной регистрации права на него.

12 апреля 2004 года Я. умерла. При обращении в нотариальную контору в 2004 году Я.Н. (супруг умершей) и Я.А. (сын умершей) узнали, что право собственности на садовый дом в 2000 году зарегистрировано на имя Т. на основании справки садоводческого товарищества от 23 декабря 1999 года.

Истцы считают, что были нарушены их права, поскольку садовый дом был построен в период брака Я.Н., Я., на момент смерти принадлежал Я., просили признать за ними право собственности на него в порядке наследования на 2/3 доли за Я.Н. и 1/6 долю за Я.А.

Т. с иском не согласилась, указывая на то, что после передачи ей в дар матерью земельного участка в садоводческом товариществе "Садовое" она была принята в члены товарищества в 1998 году, получила членскую книжку, оплачивала взносы и налоги, Я. была исключена из членов товарищества. На основании поданного Я. заявления ей в 1999 году была выдана справка о членстве в с/т для дальнейшего предоставления ее и других необходимых документов в регистрационную палату для получения свидетельства о государственной регистрации права на садовый дом и хозяйственные постройки. 13 марта 2000 года такое свидетельство ею было получено. Об указанных выше обстоятельствах истцам было известно и в 1999, и в 2000 году, однако они ее право собственности на садовый дом и хозяйственные постройки не оспаривали. Обратились в суд в 2005 году с пропуском срока исковой давности, просила применить последствия пропуска срока исковой давности и отказать истцам в иске.

Решением мирового судьи 213-го судебного участка Раменского судебного района от 16 марта 2005 года заявленные требования удовлетворены. Суд признал право собственности на 2/3 доли строения на садовом участке <...> за Я.Н., право собственности на 1/6 долю указанного выше строения за Я.А., право собственности на 1/6 долю того же строения за Т., признал недействительными свидетельство о государственной регистрации права от 13 марта 2000 года на имя Т. и справку с/т "Садовое" в части указания, что садовый дом передается в собственность Т.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе Т. просит отменить состоявшееся по делу решение, дело направить на новое рассмотрение.

Определением судьи Московского областного суда Вальгановой Т.В. дело по надзорной жалобе Т. внесено на рассмотрение президиума Московского областного суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум находил жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Суд, удовлетворяя заявленные требования, исходил из того, что садовый дом и хозяйственные постройки, возведенные в период брака Я.Н. и Я., являются совместной собственностью супругов, отчуждение садового дома в пользу дочери Т. произведено Я. без нотариально удостоверенного согласия другого супруга, как того требует ч. 3 ст. 35 СК РФ. После смерти Я. в 2004 году открылось наследство, в силу ст. 1142 ГК РФ наследниками по закону к имуществу умершей являются супруг Я.Н., дети - Я.А. и Т. Срок исковой давности Я.Н. и Я.А. не пропущен, поскольку о своем нарушенном праве они узнали лишь в 2004 году, о чем свидетельствует обращение Т. в августе 2004 года к председателю СНТ "Садовое" за восстановлением документов на садовый дом, ранее она по этому вопросу в товарищество не обращалась. Суд пришел к выводу о том, что садовый дом и постройки несмотря на дарение земельного участка дочери, остались в собственности Я. и являются наследственным имуществом.

С выводом суда согласиться нельзя.

В силу ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. То есть в наследственную массу входит лишь то имущество, которое принадлежало наследодателю на момент открытия наследства.

Из материалов дела следует, что Я., будучи членом садоводческого товарищества и собственником земельного участка и садового дома, 20 августа 1997 года распорядилась земельным участком с согласия супруга Я.Н., подарив его дочери Т.

После передачи участка дочери Я. была исключена из членов товарищества (протокол N 2 от 24 мая 1998 года), а Т. была принята в члены садоводческого товарищества с выдачей членской книжки (тот же протокол N 2 от 24 мая 1998 года). Став членом с/т, Т. оплачивала членские взносы, земельный налог и другие расходы. Общим собранием членов товарищества от 6 августа 1998 года было решено произвести коллективное оформление права собственности членов товарищества на садовые дома. На основании решения правления СНТ "Садовое" от 20 сентября 1999 года по заявлению бывшего члена товарищества Я. было решено выдать справку о принадлежности садового дома члену товарищества Т. для дальнейшего оформления права собственности на садовый дом и хозяйственные постройки на ее имя. (л. д. 86 - 91).

Указанные выше обстоятельства подтвердила в суде председатель с/т "Садовое" Б.

Более того, Б. указывала на то, что в августе 1999 года супруги Я.Н. и Я. обращались к ней за разъяснениями по вопросу оформления в собственность садового дома дочери Т., такие разъяснения им были даны. Я.Н. присутствовал при написании заявления Я. о выдаче справки о принадлежности садового дома дочери Т., Я. и Я.Н. присутствовали и на собрании 6 августа 1999 года, на котором решался вопрос об оформлении права собственности членов товарищества на садовые дома в установленном законом порядке. То есть, Я.Н. знал о намерении супруги передать в собственность дочери садовый дом, о выдаче справки Т. о принадлежности ей как члену товарищества, садового дома и данные обстоятельства не оспаривал.

Кроме того, как следует из содержания ч. 4 ст. 218 ГК РФ, член потребительского кооператива (в том числе садоводческого товарищества), имеющий в собственности земельный участок, является собственником находящегося на этом участке имущества. Право собственности на садовый дом Я. зарегистрировано не было, следовательно, садовый дом не являлся самостоятельным объектом права собственности и мог принадлежать как имущество лишь собственнику садового участка.

В судебном заседании Т. просила суд отказать в иске, кроме того, и по причине пропуска истцами срока исковой давности.

Суд не проверил должным образом и не дал оценки доводам ответчицы Т. о том, что отец Я.Н. знал с 1999 года о передаче ей в собственность матерью садового дома с надворными постройками, был с ней согласен, право собственности на садовый дом и хозяйственные постройки оформлено ею в установленном законом порядке в 2000 году, и на момент открытия наследства после смерти Я. в 2004 году указанное имущество не принадлежало наследодателю и не входило в наследственную массу.

В суд же за защитой нарушенного права истцы обратились в 2005 году с пропуском срока исковой давности, истечение которого в силу ст. 199 ГК РФ является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске, если о применении исковой давности заявлено стороной в споре.

Мировым судьей исковые требования Я.Н. и Я.А. были приняты к своему производству без проверки стоимости оспариваемого имущества - садового дома. Между тем согласно ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления.

Существенные нарушения судом норм материального права являются основанием к отмене принятого решения.

Руководствуясь ст. 390 ГПК РФ, президиум

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

решение мирового судьи 213-го судебного участка Раменского судебного района от 16.03.2005 отменить, дело направить на новое рассмотрение тому же мировому судье.

 

Председатель президиума

С.В.МАРАСАНОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь