Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ КАЛИНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 ноября 2005 г. N 44-Г-192/2005

 

Президиум Калининградского областного суда в составе:

председательствующего Фалеева В.И.,

членов президиума Башкиревой Н.Н., Голышева Ю.И., Крамаренко О.А., Кузнецовой О.Д.

рассмотрел по надзорной жалобе К.М.В. дело по иску К.И.Г. к К.М.В. о признании сделки по дарению дома ничтожной.

Заслушав доклад судьи Калининградского областного суда Крамаренко О.А., объяснения К.М.В., поддержавшего жалобу, возражения К.В.В. и его представителя адвоката Шириной Ю.В., президиум Калининградского областного суда

 

установил:

 

К.И.Г. обратилась в суд с иском к К.М.В. - своему внуку о признании недействительным договора дарения жилого дома по ул. Кутузова в г. Багратионовске, заключенного 31 мая 2000 года, указав, что, заключая сделку, заблуждалась относительно ее природы, находилась в болезненном состоянии, чем внук и воспользовался. Затем уточнила свои требования и просила признать сделку ничтожной, указав, что имела намерение не подарить внуку дом, а заключить договор пожизненного содержания с иждивением и такое обязательство о ее пожизненном содержании ответчик дал комиссии по контролю за законностью сделок по отчуждению жилья, однако, после заключения договора изменил к ней отношение и никакой помощи не оказывает.

Решением Багратионовского районного суда Калининградской области от 3 октября 2001 года в иске отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 19 декабря 2001 года решение районного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении в связи со смертью истицы в порядке правопреемства в качестве истца в дело вступил ее сын К.В.В., который просил признать сделку дарения притворной, поскольку она прикрывает собой другую сделку, а именно, договор пожизненного содержания с иждивением, и считать ее прекращенной в связи с нарушением К.М.В. своих обязательств.

Решением Багратионовского районного суда Калининградской области от 27 сентября 2002 года постановлено признать недействительным договор дарения жилого дома по улице Кутузова в г. Багратионовске, заключенный между К.И.Г. и К.М.В.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 5 февраля 2003 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе, срок на подачу которой восстановлен определением Багратионовского районного суда от 7 июля 2004 года, К.М.В. просит отменить вынесенные по делу судебные постановления и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 11 мая 2005 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением от 14 сентября 2005 года передано для рассмотрения по существу в президиум Калининградского областного суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы и возражения истца, президиум находит решение Багратионовского районного суда от 27 сентября 2002 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 5 февраля 2003 года подлежащими отмене.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Удовлетворяя заявленный по делу иск, суд исходил из того, что договор дарения К.И.Г. жилого дома своему внуку К.М.В. является недействительным, поскольку К.И.Г. после заключения договора продолжала проживать в доме, тогда как в силу статьи 572 Гражданского кодекса Российской Федерации договор дарения представляет собой безвозмездный переход собственности от одного к другому без каких-либо условий. Кроме того, как указал суд, данный договор прикрывал другую сделку: между сторонами фактически был заключен договор пожизненного содержания с иждивением, так как К.И.Г., заключая договор, полагала, что внук пожизненно будет осуществлять за ней уход, а К.М.В. дал обязательство председателю комиссии по контролю за законностью сделок с недвижимостью ухаживать за бабушкой. Договор пожизненного содержания с иждивением недействителен, так как не был заключен в письменной форме, нотариально не удостоверен и не зарегистрирован в учреждении юстиции.

Однако такие выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права и не соответствуют обстоятельствам дела.

В соответствии со ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается ничтожным. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса.

Как следует из материалов дела, вывод о наличии встречных обязательств и, как следствие этого, о ничтожности сделки дарения суд обосновал наличием заявления ответчика на имя председателя комиссии по контролю за законностью сделок по отчуждению жилых помещений об обязанности К.М.В. после дарения ему дома осуществлять пожизненное содержание бабушки, а также тем обязательством, что К.И.Г. продолжала проживать в подаренном внуку доме.

Между тем, с такими выводами суда согласиться нельзя.

Так, из содержания договора дарения от 31 мая 2000 года следует, что каких-либо встречных обязательств К.М.В. в отношении дарителя в нем не содержится.

Доводы ответчика о том, что заключение указанного договора К.И.Г. соответствовало ее волеизъявлению материалами дела не опровергнуты. Как следует из протоколов заседания комиссии по контролю за законностью сделок с недвижимостью (л.д. 41-45), показаний председателя комиссии А.И.О. и членов комиссии Щ.Л.В., К.Т.И., К.В.Ю., допрошенных судом в качестве свидетелей, К.И.Г. лично присутствовала на заседании комиссии, ей разъяснялись последствия дарения дома внуку, предлагались другие варианты и, в частности, заключить договор пожизненного содержания с иждивением, но К.И.Г. настаивала именно на дарении, ссылаясь на то, что понимает суть сделки, это ее родной внук, который проживал вместе с ней с четырехмесячного возраста, и дарит она ему дом добровольно и безо всяких условий.

Аналогичные показания суду даны нотариусом А.М.М., показавшей, что по вопросу дарения внуку дома К.И.Г. обращалась к ней неоднократно, сначала консультировалась, а затем обратилась за удостоверением договора. Нотариус отговаривала ее, предлагая оформить ренту, но К.И.Г. не соглашалась и настаивала на дарении, ссылаясь на то, что любит внука, который ухаживает за ней, заботится, и дом она желает оставить ему.

Из содержания пункта 7 договора также следует, что нотариусом К.И.Г. разъяснялись юридические последствия заключения сделки дарения, а также мнимой и ничтожной сделки.

Указанные обстоятельства опровергают доводы истца о намерении К.И.Г. заключить иной договор, волеизъявление собственника было направлено именно на дарение ответчику жилого дома, а не на заключение договора пожизненного содержания с иждивением.

Иных доказательств, свидетельствующих о том, что договор дарения был заключен К.И.Г. с целью прикрыть договор пожизненного содержания с иждивением, по делу представлено не было.

Что касается данного К.М.В. председателю комиссии по контролю за законностью сделок с недвижимостью письменного обязательства ухаживать за бабушкой, то оно с учетом вышеприведенных обстоятельств природу договора дарения не изменяет, а дано было, как пояснили свидетели, по их предложению после принятия решения о разрешении совершения К.И.Г. сделки дарения.

То обстоятельство, что К.И.Г. продолжала проживать в подаренном ему доме, на что сослался суд, основанием для признания недействительным договора дарения не является. Сохранение за дарителем по соглашению с одаряемым права пользования предметом дарения (жилым помещением) закону не противоречит и недействительности договора не влечет.

При таких обстоятельствах, когда нормы ст. 552 ГК РФ применены судебными инстанциями неправильно, оспариваемые судебные постановления в силу ст. 387 ГПК РФ подлежат отмене. И поскольку все обстоятельства, имеющие правовое значение для правильного разрешения спора, судом установлены, президиум полагает возможным, не направляя дело на новое рассмотрение, вынести решение, которым в удовлетворении заявленных требований К.В.В. отказать.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, президиум Калининградского областного суда

 

постановил:

 

решение Багратионовского районного суда Калининградской области от 27 сентября 2002 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 5 февраля 2003 года отменить.

Вынести новое решение, которым в иске К.В.В. к К.М.В. о признании сделки по договору дарения жилого дома, расположенного в г. Багратионовске Калининградской области, ул. Кутузова, заключенному между К.И.Г. и К.М.В. 31 мая 2000 года, отказать.

 

Председательствующий

В.И. Фалеев

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь