Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 декабря 2005 г. по делу N 33-1919

 

Судья Лопатина Н.Н.

Докладчик Букреев Д.Ю.

5 декабря 2005 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего: Уколовой О.В.,

судей: Малык В.Н., Букреева Д.Ю.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Липецке дело по кассационной жалобе истица Л., действующей в интересах несовершеннолетней Т., на решение Советского районного суда города Липецка от 20 октября 2005 года, которым постановлено в иске Л. в интересах несовершеннолетней Т. к А. в лице законного представителя Г. о признании недействительным договора дарения квартиры <...> от 04.03.2005 и дополнительного соглашения к договору от 14.04.2005 отказать.

Заслушав доклад судьи Б., судебная коллегия

 

установила:

 

Л., являясь законным представителем своей несовершеннолетней дочери Т., 27.01.1993 г.р., обратилась в суд с иском к Г. - законному представителю несовершеннолетнего А., 11.05.2000 г.р., о признании недействительным договора дарения доли в праве собственности на квартиру, дополнительного соглашения к договору дарения, указывая на то, что в соответствии с договором мены квартир от 12 мая 1997 года Т. и И., являющийся ее отцом, приобрели в совместную собственность квартиру <...>. 4 марта 2005 года между И. и Г., как законным представителем А., был заключен договор дарения, на основании которого 1/2 доли указанной квартиры поступила в собственность А., а 10 мая 2005 года И. умер.

Доводы о недействительности указанного договора дарения доли квартиры Л. мотивировала тем, что договор заключен с нарушением закона, поскольку до совершения сделки доля в праве совместной собственности И. на квартиру определена не была, а значит, не могла являться предметом сделки. Кроме того, отчуждение доли в праве совместной собственности на квартиру было осуществлено без ее согласия, как законного представителя сособственника Т., в нарушение ч. 2 ст. 576 ГК РФ, а сам И. не имел соответствующих полномочий, основанных на доверенности, выданной другим участником совместной собственности, на совершение сделки.

Г. в судебном заседании иск не признала, указывая на то, что договор дарения доли квартиры А. соответствует закону, поскольку И. распорядился по собственному усмотрению принадлежащим ему имуществом, и нарушения прав несовершеннолетней Т. при совершении сделки допущено не было.

Представитель третьего лица - администрации г. Липецка, как органа опеки и попечительства, в судебное заседание не явился, представив заявление о рассмотрении дела в ее отсутствие.

Представители третьих лиц - Управления Федеральной регистрационной службы по Липецкой области, ОГУП "Л" Липецкое БТИ в судебное заседание по извещению суда не явились.

Суд постановил решение, резолютивная часть которого изложена выше.

Не согласившись с постановленным судом решением, Л. подала кассационную жалобу, в которой просила решение суда отменить, как постановленное с нарушением норм материального права, и постановить новое решение об удовлетворении исковых требований, указывая помимо прежних доводов о недействительности сделки также на то, что у И. имелась задолженность по уплате алиментов, взысканных в пользу Т., и он не имел права отчуждать долю в праве собственности на квартиру до увеличения размера доли Т. с целью исполнения алиментных обязательств, однако суд это обстоятельство не учел.

Судебная коллегия, выслушав Л., поддержавшую жалобу, ее представителя по ордеру адвоката Н., Г., возражавшую против удовлетворения жалобы, ее представителя по ордеру адвоката О., обсудив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, не находит оснований для отмены решения суда.

В соответствии со ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В силу ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

В соответствии со ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК РФ.

Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Из содержания данных норм следует, что сделка может быть признана недействительной (ничтожной) только в случае, если ее совершением нарушены права других лиц.

На основании нотариально удостоверенного договора мены квартир, заключенного 12 мая 1997 года, И. и несовершеннолетняя Т. приобрели в собственность квартиру <...> (л.д. 35).

Согласно выписке из единого государственного реестра объектов градостроительной деятельности от 28.02.2005 (л.д. 37) в результате договора мены И. и Т. приобрели указанную квартиру в равнодолевую собственность, и размер их долей составил по 1/2. Право собственности по договору мены зарегистрировано в БТИ г. Липецка 13.05.1997.

4 марта 2005 года между И. и Г., действующей за своего несовершеннолетнего сына А., заключен договор дарения доли в праве собственности на квартиру, на основании которого 1/2 долю в праве собственности на квартиру <...> приобрел одаряемый А. (л.д. 28).

Дополнительным соглашением от 14 марта 2005 года в договор дарения внесены изменения в части размера общей площади квартиры (л.д. 29).

15 апреля 2005 года выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности А. на 1/2 долю квартиры <...> на основании договора дарения. В свидетельстве также указан вид права собственности на квартиру - общая долевая (л.д. 14).

В соответствии со ст. 244 ГК РФ имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности.

Имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность).

Общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом предусмотрено образование совместной собственности на это имущество.

В силу ч. 1 ст. 245 ГК РФ если доли участников долевой собственности не могут быть установлены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными.

Разрешая спор, суд обоснованно исходил из того, что в результате сделки мены квартира <...> поступила в долевую собственность И. и его несовершеннолетней дочери Т., так как законом предусмотрено образование совместной собственности на имущество супругов и членов крестьянского (фермерского хозяйства).

Поскольку частью 1 статьи 245 ГК РФ установлена презумпция равенства долей участников долевой собственности, соглашения между сособственниками об ином размере долей при совершении сделки мены 12.05.1997 не имелось, и законом не предусмотрен иной размер долей для сторон указанного договора, суд сделал правильный вывод о том, что размер долей И. и Т. в праве собственности на указанную квартиру является равным и составлял по 1/2, как это и было определено в едином государственном реестре (л.д. 37).

В соответствии со ст. 246 ГК РФ распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников.

Участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядиться ею иным образом с соблюдением при ее возмездном отчуждении правил, предусмотренных статьей 250 ГК РФ (о преимущественном праве покупки).

Таким образом, исходя из содержания указанной правовой нормы, распоряжение по взаимному согласию всех сособственников имуществом, находящимся в их долевой собственности, не затрагивает права каждого сособственника по своему усмотрению произвести отчуждение своей доли любым законным способом, и при этом согласие другого сособственника на отчуждение доли не требуется.

Единственным требованием, которое должно быть выполнено при возмездном отчуждении объекта долевой собственности, является соблюдение правила преимущественной покупки.

Однако при безвозмездном отчуждении лицом своей доли в общем имуществе собственник не обязан получать согласие другого участника долевой собственности и соблюдать правила преимущественной покупки, которые применяются только при продаже доли и ее отчуждении по договору мены (ч. 5 ст. 250 ГК РФ).

Таким образом, доводы истца о том, что сделка дарения является незаконной в связи с отсутствием согласия законного представителя Т. на ее совершение, являются несостоятельными.

Дав правильный анализ норм действующего законодательства применительно к установленным по делу обстоятельствам, суд пришел к обоснованному выводу о том, что, являясь на основании договора собственником 1/2 доли в праве собственности на квартиру, И. имел право распорядиться этой долей по своему усмотрению, в том числе и передать ее в дар другому лицу, а также о том, что ограничений на совершение сделки дарения объекта долевой собственности не имелось (ст. 576 ГК РФ).

Также является верным вывод суда о том, что сделкой дарения не нарушены права несовершеннолетней Т., так как при совершении сделки не затрагивалось и не нарушалось право собственности на принадлежащую ей 1/2 долю квартиры. Вопрос о совершении сделки дарения был согласован с органом опеки и попечительства (л.д. 31, 32).

Согласно ч. 4, 5 ст. 60 СК РФ ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, родители не имеют права собственности на имущество ребенка, и их взаимоотношения по владению, пользованию и распоряжению общим имуществом определяются гражданским законодательством.

До совершения сделки дарения Т. являлась собственником 1/2 доли в праве собственности на квартиру <...>, и эта же доля остается в ее собственности после совершения сделки. При этом ее право собственности не являлось производным от права собственности И., и в момент совершения сделки она самостоятельных прав на долю И. в общем имуществе не имела.

Кроме того, правила части 3 статьи 60 СК РФ о распространении на родителей положений статьи 37 ГК РФ, регулирующей режим распоряжения имуществом подопечного, применяются только в случаях осуществления родителями правомочий по управлению и распоряжению имуществом ребенка, а в данном случае И. совершил сделку в отношении своего имущества.

Доводы в кассационной жалобе о незаконности сделки дарения в связи с наличием у И. задолженности по алиментным платежам и необходимостью предварительного увеличения размера доли Т. также являются несостоятельными, поскольку указанные обстоятельства законом в качестве ограничения предусмотренных ст. 209 ГК РФ прав собственника по распоряжению своим имуществом не предусмотрены.

Суд правильно определил юридически значимые обстоятельства по делу и обоснованно при вынесении решения исходил из того, что имущественные права Т. на принадлежащую ей 1/2 долю в праве собственности на квартиру <...> при совершении сделки дарения нарушены не были, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска вне зависимости от оснований недействительности сделки дарения и обстоятельств ее совершения.

Доводы истца о признании сделки дарения недействительной по каждому из указанных в иске оснований суд надлежащим образом проверил, обоснованно признав их несостоятельными.

Указание в кассационной жалобе о том, что сделкой дарения нарушены наследственные права Т., также не влияет на правильность выводов суда, поскольку наследственные права возникают только в связи со смертью наследодателя. В момент заключения договора дарения Т. не обладала правами наследника в отношении принадлежащей И. доли в праве собственности на квартиру. И. произвел отчуждение этой доли по своему усмотрению и праву как имущества, не обремененного правами иных лиц.

Доводы кассационной жалобы, направленные на иную оценку представленных по делу доказательств и иное толкование закона, не могут повлечь отмены законного и обоснованного решения суда.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Советского районного суда города Липецка от 20 октября 2005 года оставить без изменения, кассационную жалобу Л. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

О.В.УКОЛОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь