Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ГАРНИЗОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

ПРИГОВОР

от 7 декабря 2005 г. по делу N 168-2005

 

Заместитель председателя Новосибирского гарнизонного военного суда подполковник юстиции Дубов Ю.А., с участием государственного обвинителя - старшего помощника военного прокурора Новосибирского гарнизона подполковника юстиции К., подсудимых Б. и Ш., защитников адвокатов К. и А., потерпевших С., И., рядовых Р., В., О., Я., Д., К., А., М., Х., П. и К., а также представителя ответчика подполковника Р., при секретаре Даниловой Я.С., рассмотрев материалы уголовного дела в отношении военнослужащих войсковой части 00000 младших сержантов Б., Ш., обоих, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 3 ст. 286, ч. 1 ст. 335, ч. 3 ст. 335 и ч. 4 ст. 111 УК РФ, -

 

установил:

 

Б. и Ш., находясь в палатке подразделения 3 отделения хранения техники палаточного городка войсковой части 00000, в ночь с 15 на 16 июля 2005 года, являясь для рядовых Р., В., О., Я., Д., К., А., М., Х., П. и К. начальниками по должностному положению и по воинскому званию, а также равными по званию с младшим сержантом С., желая подчинить своей воле своих сослуживцев более позднего срока призыва, а также добиться от них беспрекословного выполнения своих незаконных требований, находясь в состоянии алкогольного опьянения, грубо нарушая уставные правила взаимоотношений между военнослужащими, и совершая действия, явно выходящие за пределы их полномочий, угрожая применением насилия, неоднократно избивали названных лиц, причинив из них смерть С.

Эти их действия выразились в следующем:

- Б. и Ш., в 23 часа 15 июля 2005 года, действуя совместно, нарушая установленный распорядок дня, разбудили и построили на центральном проходе между кроватями 12 военнослужащих более позднего срока призыва и проходя перед строем стали высказывать им в грубой и нецензурной форме свои претензии относительно исполнения последними обязанностей военной службы, а также незаконные требования выполнять беспрекословно их приказания, в том числе и не связанные со службой. При этом Ш. и Б., намотав на кулаки мокрые полотенца, нанесли ими каждому из стоящих в строю военнослужащих по одному или по несколько ударов, а именно: Б. нанес Р. один удар в челюсть, В. три удара в грудь, Я. один удар в челюсть, Д. два удара в грудь, К. два удара в затылок, три в грудь и пять в живот, А. один удар в плечо, М. один удар в грудь и Р. три удара в грудь, а Ш. нанес два удара С. по лицу, О. пять ударов в живот, Я. три удара в голову, В. один удар в грудь, Д. два удара в грудь, А. один удар в грудь, М. два удара в грудь и К. два удара в голову. После этого Б. и Ш. разрешили потерпевшим лечь в свои кровати.

Затем Б. и Ш., в 23 часа 30 минут 15 июля 2005 года, также действуя совместно, вновь разбудили и построили на центральном проходе между кроватями вышеназванных потерпевших (за исключением А. и Х.) и повторили ранее высказанные незаконные претензии и требования, а также снова избили их, нанеся каждый по одному или по нескольку ударов кулаками, с намотанными на них полотенцами, а именно: В. нанес С. три удара в живот, два по шее, Р. один удар в грудь, О три удара в живот, Я. один удар в челюсть, Д. два удара в грудь, К. пять ударов в грудь и живот и М. три удара в грудь, а Ш.Р. один удар в грудь, А. два удара в грудь, Д. два удара в грудь, Р. три удара в грудь и К. один удар в голову. После избиения, Б. и Ш. разрешили потерпевшим лечь спать.

Около 0 часов 30 минут 16 июля 2005 года, Б., лежа на кровати рядом с кроватью, на которой лежал Ш., выкрикнул условный сигнал, по которому военнослужащие более позднего срока призыва должны были подняться с кроватей и подойти к последнему. Боясь его невыполнения под угрозой избиения, к кровати на которой лежал Б., подошли Р., С., В., О. и Х. По требованию Б., Р. зашел в проход между кроватями, на которых лежали Ш. и Б. и последний, высказывая необоснованные претензии Р., нанес ему несколько ударов кулаком по шее и приказал удалиться, подозвав к себе С. В это время Ш., действуя совместно с Б., приказал С. присесть на корточки, а когда тот выполнил это требование, то Б., используя в качестве повода для своего недовольства место жительства С. - город Москва, нанес ему сильный удар ногой в грудь, отчего тот опрокинулся назад и упал на центральный проход между рядами кроватей. Продолжая свои действия, Ш. приказал С. занять прежнее положение и когда тот выполнил это требование, то Б., безразлично относясь к возможным последствиям, нанес С. кулаком, обмотанным в полотенце множество ударов в область шеи и затылка, от которых С. склонился вперед. В это время Ш., со словами "Кто же так бьет?", также безразлично относясь к возможным последствиям, нанес С. несколько ударов локтем по шее и затылку, один удар локтем по спине и один коленом по спине. Затем Б., сняв с руки полотенце, нанес С. множество ударов кулаком по шее и затылку, а Ш. в это время также нанес С. множество ударов кулаком по голове и несколько ударов ногой по спине. От полученных ударов С. упал на пол, но Б. и Ш. продолжили его избивать, нанеся каждый по несколько ударов ногами по различным частям тела, пока тот не потерял сознание.

В результате описанных действий Б. и Ш.С. была причинена множественная тупая травма головы, относящаяся к тяжкому вреду здоровью, от которой последний, не приходя в сознание, умер, а остальным потерпевшим были причинены побои и физическая боль.

Подсудимый Б. виновным себя в совершении описанных преступлений признал, от дачи показаний отказался, указав, что подтверждает показания потерпевших и свидетелей.

Подсудимый Ш. виновным себя признал частично, от дачи показаний отказался, указав, что он не причастен к избиению потерпевшего С., так как никаких ударов он ему не наносил. Виновность подсудимых подтверждается следующими доказательствами.

Потерпевший Р. показал, что в ночь с 15 на 16 июля 2005 года примерно в 23 часа пьяные Б. и Ш. разбудили военнослужащих последнего призыва и построив на центральном проходе между рядами кроватей, стали высказывать им свои претензии по поводу службы, требовали выполнять все их распоряжения, в том числе и такие как принести сигарету, продукты питания и другие. При этом Б., проходя перед строем, наносил стоящим в строю военнослужащим по одному или по несколько ударов кулаком, обмотанным в мокрое полотенце. В частности ему (Р.), Б. нанес один удар по лицу. Затем Б. и Ш., примерно через полчаса вновь построили военнослужащих молодого пополнения и повторно избили стоящих в строю военнослужащих, а ему (Р.) в этот раз нанес удар Ш. кулаков в челюсть, а Б. нанес один удар по телу. При этом каждый раз перед нанесением Б. ударов, Ш. освещал лицо солдата зажженной зажигалкой, а также, что через окна палатки внутрь проникал слабый свет от фонарей освещения, расположенных рядом с палаткой. Примерно в 0 часов 30 минут Б. подал условный сигнал "один", согласно которого кто-либо из военнослужащих молодого пополнения, под страхом избиения, должен был подойти к лежащему на кровати Б.. По данному сигналу к Б. подошли он (Р.), С., В. и еще кто-то, кого он не разглядел. По требованию Б., он (Р.) зашел в проход между кроватями, на которых лежали Ш. и Б. и последний, высказывая ему свое недовольство относительно того, что он плохо эксплуатирует ранее закрепленный за ним (Б.) автомобиль, нанес ему несколько ударов кулаком по шее и приказал удалиться, подозвав к себе С. В это время Ш. вместе с Б., приказали С. присесть на корточки и высказали ему какие-то претензии по поводу места жительства С., а Б. нанес ему сильный удар ногой в грудь, отчего тот опрокинулся назад и упал на центральный проход между рядами кроватей. Ш. приказал С. занять прежнее положение и Б., нанес С. много ударов, не менее десяти кулаком, обмотанным в полотенце в область шеи и затылка, от которых С. склонился вперед. В это время Ш. также нанес С. несколько ударов локтем по шее и затылку, один удар локтем по спине и один коленом по спине. Затем Б., сняв с руки полотенце, нанес С. множество сильных ударов кулаком по шее и затылку, а Ш. в это время также нанес С. множество сильных ударов кулаком по голове и несколько ударов ногой по спине. От данных ударов С. захрипел и упав лицом вниз потерял сознание, а затем, после прихода в палатку дежурного по части, он (Р.) совместно с другими военнослужащими вынесли С. на улицу и загрузив в санитарную машину сопроводили его в лазарет, где им врач-фельдшер сообщил, что С. скончался.

Потерпевший В. сообщил, что в ночь с 15 на 16 июля 2005 года примерно в 23 часа пьяные Б. и Ш. разбудили военнослужащих последнего призыва и построив их высказали им свое неудовольствие по поводу их службы, а затем Б. и Ш., нанесли каждому из стоящих в строю по одному или несколько ударов, освещая при этом стоящих военнослужащих зажигалкой. В частности ему (В.), Б. нанес три удара кулаком, обмотанным в полотенце в грудь, а Ш. три удара в голову. Также он видел, как Ш. нанес С. два удара кулаком по лицу. Затем Б. и Ш., примерно через полчаса вновь построили военнослужащих молодого пополнения и повторно избили стоящих в строю военнослужащих, а ему (В.) в этот раз нанес два удара Ш. кулаков в грудь, а Б. нанес три удара в живот. Также на данном построении он видел, как Б. нанес С. три удара в живот и несколько ударов по шее. При этом на обоих построениях, Ш. и Б. светили себе зажженной зажигалкой. Примерно в 0 часов 30 минут Б. подал условный сигнал "один", По данному сигналу к Б. подошли он (В.), С., Р. и еще кто-то, кого он не разглядел. По требованию Б.Р. зашел в проход между кроватями, на которых лежали Ш. и Б. и через какое-то время вышел оттуда. После этого Б. подозвал к себе С. и Ш. приказал ему присесть на корточки, а Б. нанес ему сильный удар ногой в грудь, отчего тот опрокинулся назад. Б. приказал С. занять прежнее положение и Б., нанес С. около двадцати ударов кулаком, обмотанным в полотенце в область шеи и затылка, от которых С. склонился вперед. В это время Ш. также нанес С. несколько ударов локтем по шее и затылку, один удар локтем по спине и один коленом по спине. Затем Б., сняв с руки полотенце, нанес С. множество сильных ударов кулаком по шее и затылку, а Ш. в это время также нанес С. несколько ударов ногой по спине. От данных ударов С. захрипел и упав лицом вниз потерял сознание.

Из показаний потерпевшего О. следует, что 15 июля 2005 года пьяные Б. и Ш. построили военнослужащих последнего призыва, в том числе и его на центральном проходе палатки и высказывая им свои претензии по поводу службы, стали избивать их нанося удары кулаками, обернутыми в полотенца по голове и телу. При этом ему (О) Б. и Ш. нанесли каждый по пять ударов в грудь и в живот. Также потерпевший О. видел, как Б. и Ш. избивали С., указав при этом действия обоих подсудимых, а также последовательность и количество наносимых ударов, которые соответствуют фактическим обстоятельствам, изложенным в описательной части приговора.

Потерпевший Я. показал, что 15 июля 2005 года пьяные Б. и Ш. дважды строили военнослужащих последнего призыва, в том числе и его на центральном проходе палатки и высказывая им свои претензии по поводу службы, избивали их нанося удары кулаками, обернутыми в полотенца по голове и телу. При этом ему (Я) на первом построении Ш. нанес один удар в грудь, а на втором построении Б. нанес один удар в челюсть. Также во время первого построения он видел как Ш. и Б. наносили удары К. и П., стоявшим рядом с ним.

Потерпевший Д. рассказал, что пьяные Б. и Ш. 15 июля 2005 года дважды строили военнослужащих последнего призыва в палатке и высказывая им свои претензии избивали всех стоящих в строю и при этом в ходе каждого из построений и Б. и Ш. нанесли ему по два удара кулаком в грудь. Также он видел, как Б. и Ш. во время одного из построений наносили рядом стоящим К. и П. удары кулаками, а куда именно он не помнит.

Потерпевший К. сообщил, что 15 июля 2005 года пьяные Б. и Ш. дважды построили на центральном проходе палатки военнослужащих последнего призыва, в том числе и его и высказывая им свои претензии по поводу службы, стали избивать их нанося удары кулаками, обернутыми в полотенца по голове и телу. При этом в ходе первого построения Б. нанес ему два удара в затылок, три удара в грудь и пять ударов в живот, а в ходе второго построения пять ударов в живот.

Потерпевший А. в рассказал, что пьяные Б. и Ш. 15 июля 2005 года, примерно в 23 часа построили военнослужащих последнего призыва в палатке и высказывая им свои претензии избивали всех стоящих в строю и при этом Б. и Ш. нанесли ему по одному удару в грудь. Также он видел, как Б. и Ш., спустя некоторое время построили военнослужащих последнего призыва, но он при этом не вставал, и слышал, как Б. в и Ш. высказывали свои претензии и наносили удары стоящим в строю военнослужащим. Также спустя непродолжительное время он слышал как Б. подозвал к себе С., а затем слышал звуки ударов по телу и после этого он услышал как кто-то захрипел.

Потерпевший М. показал, что 15 июля 2005 года пьяные Б. и Ш. дважды построили военнослужащих последнего призыва, в том числе и его на центральном проходе палатки и высказывая им свои претензии по поводу службы, стали избивать их нанося удары кулаками, обернутыми в полотенца по голове и телу. При этом в ходе первого построения Ш. нанес ему два удара в грудь. Также он видел, как Ш. нанес К. два удара кулаком.

Потерпевший П. пояснил, что пьяные Б. и Ш. 15 июля 2005 года, примерно в 23 часа построили военнослужащих последнего призыва в палатке и высказывая им свои претензии избивали всех стоящих в строю и при этом Б. нанес ему один удар в грудь.

Потерпевший Р. указал, что 15 июля 2005 года пьяные Б. и Ш. трижды строили военнослужащих последнего призыва, в том числе и его на центральном проходе палатки и высказывая им свои претензии по поводу службы, избивали их нанося удары кулаками, обернутыми в полотенца по голове и телу. При этом ему (Р.) на первом и втором построении Б. нанес по три удара в грудь, а на втором построении Ш. нанес ему три удара в грудь. Также потерпевший Р. видел, как Б. и Ш. избивали С., указав при этом, что места нанесения Б. и Ш.С. ударов он не видел, а только слышал на протяжении около семи минут звуки ударов, а затем хрип С.

Потерпевший К. пояснил, что 15 июля 2005 года пьяные Б. и Ш. дважды построили военнослужащих последнего призыва, в том числе и его на центральном проходе палатки и высказывая им свои претензии по поводу службы, стали избивать их нанося удары кулаками, обернутыми в полотенца по голове и телу. При этом в ходе первого построения Ш. нанес ему два удара в голову, а в ходе второго один удар в голову.

Свидетель М. сообщил, что 15 июля 2005 года он видел, как Ш. и Б. строили военнослужащих последнего призыва на центральном проходе и высказывали им свои претензии по службе, а Б. и Ш. при этом наносили стоящим военнослужащим удары кулаками, а спустя какое-то время он слышал, как Б. подозвал к себе С. и с места, где находились С. и Б., стали раздаваться удары, а потом звук падающего человека.

Свидетель А. сообщил, что он видел как пьяные Б. и Ш. 15 июля 2005 года, примерно в 23 часа построили военнослужащих последнего призыва в палатке и высказывая им свои претензии избивали всех стоящих в строю.

Свидетели О. и Ч., каждый в отдельности указали, что 15 июля 2005 года они видели, как Ш. и Б. строили военнослужащих последнего призыва на центральном проходе и высказывали им свои претензии по службе, но при этом насилия к ним они не применяли.

Из показаний свидетеля Е. видно, что 15 июля 2005 года он видел, как Ш. и Б. строили военнослужащих последнего призыва на центральном проходе и высказывали им свои претензии по службе, но при этом какого-либо насилия со стороны Б. и Ш. он не видел, так как лег спать.

Согласно показаний З. следует, что 15 июля 2005 года пьяные Б. и Ш. строили военнослужащих последнего призыва на центральном проходе палатки и высказывая им свои претензии по поводу службы, а Б. при этом наносил им удары кулаками по затылку. Спустя какое-то время он видел как Б. подозвав к себе С. стал избивать нанося сильные удары кулаком, обмотанным в полотенце по голове.

Из показаний Г. также следует, что 15 июля 2005 года пьяные Б. и Ш. построили военнослужащих последнего призыва на центральном проходе палатки и высказывая им свои претензии по поводу службы, стали избивать их нанося удары кулаками, обернутыми в полотенца по голове и телу. При этом Б. и Ш. нанесли каждый по несколько ударов стоящим в строю военнослужащим. Также свидетель Г. видел, как. избивал С. стоящего в строю, отчего тот на месте потерял сознание.

По заключению эксперта от 12 августа 2005 года N 13, смерть С. наступила от закрытой тупой травмы головы в виде очаговых кровоизлияний в обе височные доли, кровоизлияний под мягкую мозговую оболочку теменных и височных долей полушарий большого мозга с переходом на нижнюю поверхность полушарий, кровоизлияний в желудочки мозга, которая могла образоваться от травматического воздействия по типу удара предметом как с ограниченной, так и неограниченной травмирующей поверхностью и наступила через короткий промежуток времени после причинения указанных повреждений. Данное телесное повреждение оценивается как тяжкий вред здоровью.

Также экспертом выявлены множественные ссадины в левой теменно-затылочной области, в левой теменной области, в области внутреннего угла правой брови, в правой скуловой области, множественные кровоподтеки в правой и левой теменных областях, в лобной области справа, в области левой ушной раковины, в области правого и левого крыла носа, в нижней трети левой боковой поверхности шеи, а также множественные ссадины и кровоподтеки на теле и конечностях. Указанные телесные повреждения образовались от не менее 17 травматических воздействий твердого предмета как с ограниченной, так и неограниченной травмирующей поверхностью. Давность перечисленных кровоподтеков составляет от 1 до 4 суток. Перечисленные повреждения, обнаруженные на шее, туловище и конечностях, в причинной связи со смертью не состоят и как вред здоровью не расцениваются. Также эксперт в своем заключении не смог отграничить каким именно ударом была причинена закрытая тупая травма головы.

Оценивая заключение эксперта, суд признает его научно обоснованным, логически взаимосвязанным с данными объективного осмотра, лабораторного и специального методов исследования, а следовательно достоверным.

Как видно из заключений судебно-медицинского эксперта N 122, 113, 112 у потерпевших Р., В., и К. выявлены ссадины и кровоподтеки, не расценивающиеся как вред здоровью.

Как следует из копий учетно-послужных карточек, потерпевшие Р., В., О., Я., Д., К., А., М., Ш., Р. и К. имели воинское звание "рядовой", а потерпевший С. и подсудимые Б. и Ш., имели воинское звание "младший сержант" и все они проходили военную службу в войсковой части 00000.

Согласно актов судебного психиатрического эксперта Б. и Ш. каких-либо психических расстройств, в том числе и временных, не обнаруживали, следовательно, указанные лица во время правонарушений могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Оценивая заключение экспертов-психиатров в совокупности с исследованными в судебном заседании данными о личности Б. и Ш., суд признает их вменяемыми.

Согласно заключению военно-врачебной комиссии Б. и Ш. признаны годными к военной службе.

Оценивая заявление подсудимого Ш. о непричастности к избиению С., а также показания свидетелей О., Ч., Е., С. и З., а также показания остальных свидетелей и показания всех потерпевших, суд отвергает указанное заявление Ш. и показания упомянутых свидетелей в части неприменения Б. и Ш. насилия, либо применения в меньших объемах, как недостоверные, кладя в основу приговора вышеприведенные показания потерпевших. Принимая такое решение суд исходит из того, что согласно показаний свидетелей О., Ч., Е., С. и З., они находились в дружеских отношениях с подсудимыми и были призваны на военную службу ранее потерпевших, также они совместно с подсудимыми употребляли в ночь произошедшего спиртные напитки, в связи с чем, по мнению суда, заинтересованы в исходе дела, так как находились во время совершения Б. и Ш. рядом, в связи с чем желают принизить роль каждого из подсудимых. Также их показания противоречат показаниям потерпевших и свидетелей А. и М., которые дали показания, взаимно согласующиеся между собой и другими доказательствами, в частности заключению эксперта N 13. Что касается незначительных противоречий в показаниях потерпевших относительно количества нанесенных ударов, а также мест расположения подсудимых и потерпевших в момент их избиения, то данные противоречия объясняются временем совершения указанных преступлений - ночью, слабым освещением, а также психологическим и физиологическим состоянием самих потерпевших, которых несколько раз за ночь будили и избивали, которые в ходе судебного следствия были устранены при оглашении протоколов следственных экспериментов, проводимых с участием потерпевших, а также протоколов их допроса, данных в ходе предварительного следствия. Так же показания потерпевших подтвердил в судебном заседании сам подсудимый Б.

Давая юридическую оценку содеянному подсудимыми, суд считает установленным, что Б. и Ш. 16 июля 2005 года около 00 часов, не имея повода, явно пренебрегая нормами морали, то есть из хулиганских побуждений, действуя группой лиц и с издевательством, безразлично относясь к возможным последствиям, умышленно причинили потерпевшему С. тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, повлекший за собой по неосторожности смерть потерпевшего, а поскольку эксперт в своем заключении не смог отграничить каким именно ударом была причинена закрытая тупая травма головы, повлекшая смерть потерпевшего С., то суд возлагает вину за причинение данной травмы на обоих подсудимых, в связи с чем действия Б. и Ш. суд квалифицирует по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Помимо этого, суд считает доказанным, что Б. и Ш., при отсутствии между ними и потерпевшим С. отношений подчиненности, действуя группой лиц, нарушили 16 июля 2005 года в 00 часов 30 минут правила взаимоотношений между военнослужащими, предусмотренные общевоинскими уставами ВС РФ, унизив честь и достоинство С. и применив в отношении его насилие, которое повлекло за собой наступление его смерти, что суд признает тяжким последствием и квалифицирует действия подсудимых по ч. 3 ст. 335 УК РФ.

Также суд считает установленным, что Б. и Ш., являясь для потерпевших Р., В., О., Я., Д., К., А., М., Х., П. и К. - военнослужащих одной с ними воинской части начальниками по воинскому званию, то есть должностными лицами, совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий, а именно угрожая применением насилия и применяя его:

- 15 июля 2005 года в 23 часа 00 минут, Б. в отношении потерпевших Р., В., О., Я., Д., К., А., М., Х., а Ш. в отношении потерпевших., О., Я., Д., К., А., Х., П и К.

- 15 июля 2005 года в 23 часа 30 минут, Б. в отношении потерпевших Р., В., О., Д., К. и П., а Ш. в отношении потерпевших М., Я., Х., П., и К.,

- 16 июля 2005 года в 00 часов 30 минут, Б. в отношении потерпевшего Р.

А поскольку названные действия Б. и Ш. существенно нарушили права и законные интересы потерпевших, а именно их право на личную неприкосновенность, а также нарушили охраняемые законом интересы общества и государства, то суд данные действия каждого подсудимого по всем трем названным эпизодам квалифицирует по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Кроме того, поскольку Б. и Ш., при отсутствии между ними и потерпевшим С. отношений подчиненности, применили в отношении последнего насилие и унизили его честь и достоинство:

- Ш. 15 июля 2005 года в 23 часа 00 минут,

- Б. 15 июля 2005 года в 23 часа 30 минут,

нарушили тем самым правила взаимоотношений между военнослужащими, предусмотренные общевоинскими уставами ВС РФ, то суд действия каждого из подсудимых квалифицирует по ч. 1 ст. 335 УК РФ.

Потерпевшими Ж. и И. (родители погибшего потерпевшего С.) к войсковой части 00000 были заявлены следующие гражданские иски:

- о взыскании морального вреда в пользу каждого из потерпевших по 1000000 рублей,

- и о возмещении материального ущерба потерпевшему Ж. на сумму 72200 рублей.

Представитель ответчика требования потерпевшего Ж. о возмещении материального ущерба признал в полном объеме, а требования обоих потерпевших морального характера не признал.

Органами предварительного следствия к данному гражданско-правовому спору были привлечены в качестве соответчиков подсудимые Б. и Ш., которые исковые требования не признали в полном объеме.

Рассмотрев основания и размеры заявленных исковых требований о возмещении морального вреда, суд, исходя из положений ст. 151, 1080, 1099 - 1101 ГК РФ, с учетом перенесенных истцами нравственных страданий и переживаний, полагает необходимым взыскать сумму компенсации морального вреда в размере по 100000 рублей в пользу каждого из истцов, а на сумму 900000 рублей, каждому истцу - отказать.

Что же касается требований потерпевшего Ж. о возмещении причиненного материального ущерба, который складывается из сумм затраченных потерпевшими С. на погребение погибшего сына и затрат на проезд к месту его гибели, то данные требования, в соответствии со ст. 1064 и 1080 ГК РФ, суд признает обоснованными. Определяя размер денежных сумм, подлежащих взысканию в пользу потерпевшего Ж., суд исходит из представленных платежных документов, подтверждающих проезд потерпевших и члена их семьи к месту гибели сына и присуждает к взысканию сумму 38853 рубля, и показаний самих потерпевших обосновывающие расходы на погребение и другие сопутствующие расходы в сумме 33347 рублей, а всего на общую сумму 72200 рублей.

При этом, в силу ст. 1064, 1080 ГК РФ суд возлагает обязанность по возмещению как причиненного морального вреда, так и материального ущерба в солидарном порядке на непосредственных причинителей вреда, а именно на подсудимых Б. и Ш., поскольку хотя представитель ответчика - войсковой части 00000 Р. и признал заявленные требования о возмещении материального ущерба на всю заявленную сумму - 72200 рублей, однако в силу ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, суд не принимает данное признание иска, поскольку оно противоречит закону, а именно ст. 1064 и ст. 1068 ГК РФ.

При этом суд считает необходимым отметить следующее, согласно ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо (в данном случае войсковая часть 00000), возмещает вред, причиненный его работником только в случае наличия трудового договора и другого необходимого условия - действий работника по заданию соответствующего лица, однако в данном случае оба этих условия отсутствуют, поскольку подсудимые, в момент совершения преступления не исполняли каких-либо специальных обязанностей, задания командования воинской части, а напротив, использовали для совершения преступления время отдыха и сознательно привели себя в состояние алкогольного опьянения, что, по мнению суда, исключает гражданско-правовую ответственность воинской части как юридического лица.

Решая вопрос о назначении подсудимым наказания, суд принимает во внимание, что оба подсудимых впервые привлекаются к уголовной ответственности, что ранее ни в чем предосудительном они замечены не были, их положительные характеристики как до призыва на военную службу, так и за время ее прохождения, а также что Б. раскаялся в содеянном.

Также суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, а именно роль каждого в совершении преступлений (количество потерпевших, к которым было применено насилие и число нанесенных им ударов).

Кроме того, в силу ст. 63 УК РФ, суд признает обстоятельствами, отягчающим наказание подсудимым - "совершение преступлений группой лиц" по первым двум эпизодам совершения обоими подсудимыми преступлений, предусмотренных п. а" ч. 3 ст. 286 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, военный суд, -

 

приговорил:

 

Б. и Ш., обоих признать виновными в совершении 16 июля 2005 года в 00 часов 30 минут преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 4 УК РФ, на основании которой лишить их свободы сроком:

Б. - на 10 (десять) лет 6 (шесть) месяцев;

Ш. - на 10 (десять) лет.

Их же, признать виновными в совершении 16 июля 2005 года в 00 часов 30 минут преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 335 УК РФ, на основании которой лишить их свободы сроком:

Б. - на 5 (пять) лет 6 (шесть) месяцев;

Ш. - на 5 (пять) лет.

Их же, признать виновными в совершении 15 июля 2005 года в 23 часа 00 минут преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ, на основании которой лишить их свободы сроком:

Б. - на 3 (три) года 6 (шесть) месяцев;

Ш. - на 3 (три) года 6 (шесть) месяцев, обоих с лишением права занимать государственные либо муниципальные должности, связанные с руководством подчиненными сроком на 2 (два) года.

Кроме того, Ш. признать виновными в совершении 15 июля 2005 года в 23 часа 00 минут преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 335 УК РФ, на основании которой лишить его свободы сроком - на 1 (один) год.

Их же, признать виновными в совершении 15 июля 2005 года в 23 часа 30 минут преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ, на основании которой лишить их свободы сроком:

Б. - на 4 (четыре) года;

Ш. - на 3 (три) года 6 (шесть) месяцев, обоих с лишением права занимать государственные либо муниципальные должности, связанные с руководством подчиненными сроком на 2 (два) года.

Кроме того, Б. признать виновными в совершении 15 июля 2005 года в 23 часа 30 минут преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 335 УК РФ, на основании которой лишить его свободы сроком - на 1 (один) год.

Его же, признать виновными в совершении 15 июля 2005 года в 23 часа 30 минут преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ, на основании которой лишить его свободы сроком - на 3 (три) года.

По совокупности совершенных преступлений, в силу ч. 3 и ч. 4 ст. 69 УК РФ, определить Б. и Ш. окончательное наказание путем частичного сложения назначенных наказаний (основных и дополнительных) и лишить их свободы сроком:

- Б. на 12 (двенадцать) лет,

- Ш. на 11 (одиннадцать) лет,

обоих в исправительной колонии строгого режима с лишением каждого права занимать государственные либо муниципальные должности, связанные с руководством подчиненными каждого сроком на 3 (три) года.

Срок отбывания наказания Б. и Ш., с зачетом задержания и предварительного заключения по данному делу, исчислять:

Б. - с 16 июля 2005 года,

Ш. - с 20 июля 2005 года.

Меру пресечения, избранную в отношении Б. и Ш., - заключение под стражу - оставить без изменения и до вступления приговора в законную силу содержать их в СИЗО N 1 города Новосибирска.

Гражданский иск потерпевших Ж. и И. о компенсации морального вреда удовлетворить частично и взыскать Б. и Ш. в солидарном порядке в счет компенсации морального вреда в пользу каждого из названных потерпевших по 100 000 (сто тысяч) рублей, а в остальной части заявленных потерпевшими требований на сумму 900000 рублей, в том числе и во взыскании с войсковой части 00000 - отказать.

Гражданский иск потерпевшего Ж. о возмещении материального ущерба удовлетворить и взыскать с Б. и Ш. в солидарном порядке в счет возмещения причиненного материального ущерба в пользу Ж. 72200 рублей, а во взыскании с войсковой части 00000 - отказать.

Процессуальные издержки, связанные с оплатой труда защитника К. в сумме 9600 (девять тысяч шестьсот) рублей и связанные с оплатой труда защитника А. в сумме 6720 рублей, а также связанные с возмещением расходов, связанных с явкой потерпевших Ж. и И. к месту производства процессуальных действий и проживанием, в сумме 30560 рублей возместить за счет средств федерального бюджета.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Западно-Сибирский окружной военный суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденными в тот же срок со дня получения копии приговора.

В случае подачи кассационной жалобы, осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

 

Председательствующий по делу

подполковник юстиции

Ю.А.ДУБОВ

 

Секретарь судебного заседания

Я.С.ДАНИЛОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь