Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АНГАРСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 14 декабря 2005 года

 

9 февраля 2006 года Ангарский городской суд Иркутской области в составе председательствующего судьи Пузыревой Л.И. при секретаре З.Э.Н., Б.Т.Д. с участием старшего помощника прокурора г. Ангарска З.В.Д. и старшего помощника прокурора г. Ангарска Л.Н.Л., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению К.М.В. об отмене решений участковых избирательных комиссий об утверждении протоколов об итогах голосования по выборам главы Ангарского муниципального образования, признании недействительными протоколов участковых избирательных комиссий об итогах голосования на избирательных участках по выборам главы Ангарского муниципального образования, признании недействительными итогов голосования по выборам главы Ангарского муниципального образования, отмене решения территориальной избирательной комиссии Ангарского муниципального образования "Об утверждении результатов выборов главы Ангарского муниципального образования", признании недействительными общих результатов муниципальных выборов главы Ангарского муниципального образования,

 

установил:

 

Заявитель К.М.В. обратился в суд с требованиями об отмене решений участковых избирательных комиссий, признании недействительными итогов голосования на избирательных участках, о внесении изменений в протоколы об итогах голосования по избирательным участкам, о контрольном подсчете голосов избирателей на избирательном участке, признании недействительными итогов голосования на избирательных участках, признании результатов муниципальных выборов на территории Ангарского муниципального образования недействительными, указав, что в ходе проведения 9 октября 2005 года муниципальных выборов на территории Ангарского муниципального образования были допущены нарушения избирательного законодательства, а именно:

- на избирательных участках N 15, 20, 21, 24, 28, 43, 45, 49, 58, 60, 61 бюллетени для голосования не были оформлены надлежащим образом: из списка кандидатов на должность главы Ангарского муниципального образования (городское поселение) не были вычеркнуты Ф.И.О. и данные К.А.П., а из списка кандидатов на должность главы Ангарского муниципального образования (Ангарский район) не были вычеркнуты Ф.И.О. и данные К.Е.П. В бюллетенях на указанных избирательных участках были вычеркнуты только квадратики против имени К.Е.П. и К.А.П., что придавало данным бюллетеням вид, в которых уже выражена воля избирателей. Данный факт является нарушением порядка внесения изменений в избирательный бюллетень. В последующем ненадлежаще оформленные бюллетени для голосовании были умышленно использованы для неправильного определения итогов голосования (для фальсификации итогов голосования) на перечисленных избирательных участках, поскольку такие бюллетени, в которых голос избирателя был отдан за кандидата К.М.В., были признаны недействительными, так как отметка была проставлена более чем в одном квадрате, а такие же бюллетени, в которых голос избирателя был отдан за кандидата К.Е.П., были признаны действительными и участвовали в подсчете голосов несмотря на то, что в них также были проставлены две отметки;

- на избирательном участке N 5 вместо Ф.И.О. и данных кандидата на должность главы Ангарского муниципального образования (городское поселение) К.А.П., снявшего свою кандидатуру, в нескольких бюллетенях (1000 штук) были вычеркнуты Ф.И.О. и данные кандидата Р.В.И., а вместо Ф.И.О. и данных кандидата на должность главы Ангарского муниципального образования (Ангарский район) К.Е.П., снявшего свою кандидатуру, в нескольких бюллетенях были вычеркнуты Ф.И.О. и данные двух кандидатов К.Е.П. и Р.В.И.;

- на избирательном участке N 3 голосование проводилось по ксерокопиям паспортов;

- на избирательных участках N 13, 17, 42, 50, 103 в протоколах об итогах голосования имеются исправления и помарки;

- на избирательном участке N 91 официально объявленный итог голосования не соответствует итогу голосования, отраженному в сводной таблице, составленной в соответствии с протоколами наблюдателей избирательного участка N 91;

- на ст. Суховская не было сформировано отдельного избирательного участка. Избиратели, проживающие на ст. Суховская и в дер. Совхозная, не голосовали. Несмотря на это в журнале выдачи бюллетеней зафиксирована выдача 97 бюллетеней для голосования за росписью конкретных людей, проживающих на ст. Суховская и в дер. Совхозная, которые не принимали участие в голосовании;

- на некоторых избирательных участках голосование проводилось после 22 часов по местному времени;

- на избирательных участках N 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 32, 34, 35, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 55, 56, 58, 59, 60, 61 были случаи подкупа избирателей путем вручения им бесплатных билетов на развлекательные мероприятия, билеты вручались тем избирателям, кто собирался голосовать или проголосовал за К.Е.П. или К.А.П.;

- на избирательном участке N 90 досрочно проголосовало 83 человека. На 11 конвертах, в которых были запечатаны бюллетени, на месте склейки отсутствовали подписи членов избирательной комиссии и отсутствовала печать избирательной комиссии, т.е. отсутствовали обязательные реквизиты;

- на избирательных участках N 3, 69, 91 голосование вне помещения для голосования проводилось без письменного заявления или устного обращения избирателей о предоставлении возможности проголосовать вне помещения для голосования;

- при голосовании в микрорайоне Китой на избирательных участках N 1 и N 2 бюллетени для голосования "выдавались" умершим людям, что подтверждается журналом выдачи бюллетеней;

- в городской газете "Вся неделя. Ангарск" были опубликованы официальные итоги голосования, в том числе было опубликовано, что на некоторых избирательных участках на территории Ангарского муниципального образования не было испорченных, утраченных бюллетеней, однако такие бюллетени имеются;

- участковые избирательные комиссии на территории Ангарского муниципального образования были сформированы позднее чем за 27 дней до дня голосования;

- член территориальной избирательной комиссии Ангарского муниципального образования Г.Н.А. являлась подчиненным лицом кандидата в депутаты Ангарского района Д.С.И., что является нарушением подпункта "л" п. 1 ст. 29 ФЗ РФ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ.

Вышеперечисленные нарушения избирательного законодательства наблюдались и не пресекались членами участковых избирательных комиссий. Территориальная избирательная комиссия АМО не приняла мер по их пресечению.

В заявлении, поступившем в суд 21 ноября 2005 года от имени К.М.В., подписанном его представителем Б.С.В., действующим на основании доверенности, в том числе с правом подписания заявления, изложены аналогичные нарушения избирательного законодательства, однако предмет требований конкретизирован и указан только в части выборов главы Ангарского муниципального образования. Между тем расширен перечень участковых избирательных комиссий и указано, что нарушения избирательного законодательства 9 октября 2005 года имели место на избирательных участках N 1, 2, 3, 5, 6, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 32, 34, 35, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 55, 56, 58, 59, 60, 61, 69, 90, 91. Кроме того, требования заявлены о признании недействительными протоколов вышеперечисленных участковых избирательных комиссий об итогах голосования по выборам главы Ангарского муниципального образования, об отмене решений названных участковых избирательных комиссий по выборам главы Ангарского муниципального образования, признании недействительными итогов голосования на избирательных участках по выборам главы Ангарского муниципального образования, об отмене решения территориальной избирательной комиссии Ангарского муниципального образования от 10 октября 2005 года N 47/215 N 47/215 "Об утверждении результатов выборов главы Ангарского муниципального образования", признании недействительными общих результатов муниципальных выборов 9 октября 2005 года главы Ангарского муниципального образования.

В заявлении от 1 декабря 2005 года заявитель, обращаясь в суд, указывает, что на избирательных участках N 15, 20, 21, 24, 28, 43, 45, 49, 58, 60, 61 в бюллетенях для голосования не были вычеркнуты Ф.И.О. и данные К.А.П.:

- на избирательном участке N 5 вместо Ф.И.О. и данных кандидата на должность главы Ангарского муниципального образования (городское поселение) К.А.П., снявшего свою кандидатуру, в нескольких бюллетенях (1000 штук) были вычеркнуты Ф.И.О. и данные кандидата Р.В.И., а вместе Ф.И.О. и данных кандидата на должность главы Ангарского муниципального образования (Ангарский район) К.Е.П., снявшего свою кандидатуру, в нескольких бюллетенях были вычеркнуты Ф.И.О. и данные двух кандидатов К.Е.П. и Р.В.И.;

- на избирательном участке N 9 Ф.И.О. и данные кандидата на должность главы АМО (городское поселение) К.А.П., снявшего свою кандидатуру, были вычеркнуты карандашом;

- на избирательных участках N 6, 13, 42, 90 в протоколах об итогах голосования выборов главы АМО (городское поселение) имеются исправления и помарки, что является нарушением порядка заполнения протокола участковой избирательной комиссией;

- по избирательному участку N 91 официально объявленный итог голосования в протоколе об итогах голосования выборов главы АМО (городское поселение) не соответствует итогу голосования, отраженному в увеличенной форме сводной таблицы;

- по избирательным участкам N 13, 25 голосование проводилось после 22 часов;

- требование о подкупе избирателей на участках N 11, 29, 32, 34, 35, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 55, 56, 58, 59, 60, 61 заявителем снято;

- по избирательному участку N 90 досрочно проголосовало 83 человека. На 11 конвертах, в которых были запечатаны бюллетени, на месте склейки отсутствовали подписи членов избирательной комиссии и отсутствовала печать избирательной комиссии, т.е. отсутствовали обязательные реквизиты;

- по избирательному участку N 20 голосование проводилось вне помещения для голосования без письменного заявления или устного обращения избирателей о предоставлении возможности проголосовать вне помещения для голосования;

- избирательная комиссия УИК N 1 сформирована с нарушением п. 1 ст. 36 Закона Иркутской области "О муниципальных выборах в Иркутской области";

- на избирательных участках N 21, 24, 60 подсчет голосов избирателей проводился с нарушением установленного порядка, а именно: при сортировке бюллетеней членами избирательной комиссии не оглашались содержащиеся в каждом из них отметки избирателя.

Заявителем сняты требования о голосовании на избирательном участке N 3 по ксерокопиям паспортов и о нарушении избирательного законодательства на избирательных участках N 1 и N 2, связанном с голосованием за умерших людей.

В заявлении, представленном в суд 26 декабря 2005 года, представитель заявителя К.А.С., действующий по доверенности, в том числе с правом подписи заявлений, заявил о признании недействительными протоколов участковых избирательных комиссий об итогах голосования по выборам главы Ангарского муниципального образования, об отмене решений участковых избирательных комиссий об утверждении протоколов об итогах голосования по выборам главы Ангарского муниципального образования, о признании недействительными итогов голосования на избирательных участках N 5, 6, 9, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 42, 43, 45, 49, 58, 60, 61, 90, 91 по выборам главы Ангарского муниципального образования, отмене решения территориальной избирательной комиссии Ангарского муниципального образования от 10 октября 2005 года N 47/215 "Об утверждении результатов выборов главы Ангарского муниципального образования", признании недействительными общих результатов муниципальных выборов 9 октября 2005 года главы Ангарского муниципального образования по выборам главы Ангарского муниципального образования, указав, что на избирательных участках N 5, 9, 15, 20, 21, 24, 28, 43, 45, 49, 58, 60, 61 выдавались бюллетени с невычеркнутыми данными о выбывшем кандидате К.А.П. На избирательном участке N 5 выдавались бюллетени, в которых были вычеркнуты данные действительного кандидата Р.В.И. На избирательном участке N 9 выдавались бюллетени, в которых не были вычеркнуты данные выбывшего кандидата К.А.П. В протоколах участковых избирательных комиссий N 6, 13, 20, 23, 42, 45, 90 об итогах голосования по выборам главы Ангарского муниципального образования имеются многочисленные исправления и помарки. Данные протокола итогов голосования участковой избирательной комиссии N 91 не соответствуют данным увеличенной формы сводной таблицы. Участковая избирательная комиссия N 91 не обеспечила возможность участия в голосовании избирателям, проживающим в деревне Совхозная и на станции Суховская. На избирательных участках N 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28 в день выборов осуществлялся подкуп избирателей в интересах кандидата К.Е.П. путем вручения лотерейных билетов и билетов на развлекательные мероприятия. На избирательном участке N 20 голосование вне помещения было проведено с существенными нарушениями закона, а именно все бюллетени для голосования вне помещения были выданы гражданам без заявлений избирателей о голосовании вне помещения. На избирательном участке N 90 при досрочном голосовании на конвертах, в которые были запечатаны бюллетени досрочно проголосовавших избирателей, на месте склейки отсутствовала печать и подписи членов избирательной комиссии. Членами избирательных комиссий N 21, 24, 60 при сортировке бюллетеней не оглашались содержащиеся в каждом из них отметки избирателя и не представлялись бюллетени для визуального контроля всем присутствующим лицам. При подсчете голосов одновременно оглашалось содержание двух и более бюллетеней.

В заявлении, поступившем в суд 1 февраля 2006 года, представитель заявителя Б.А.Г. указал дополнительные основания невозможности установления действительного волеизъявления избирателей на избирательных участках N 5, 9, 15, 20, 21, 24, 28, 45, 49, 60, 61, 90. На избирательном участке N 5 в числе действительных бюллетеней, поданных за кандидата К.М.В., в 6 вычеркнут действительный кандидат Р.В.И., а в числе действительных бюллетеней, поданных за кандидата К.Е.П., обнаружено 6 бюллетеней с вычеркнутым действительным кандидатом Р.В.И. и 3 бюллетеня, в которых содержалось более одной отметки избирателя в квадратах, расположенных против фамилии кандидата, 1 бюллетень, в котором выбывший кандидат К.А.П. вычеркнут карандашом. В числе бюллетеней, поданных за кандидата П.В.И., обнаружен 1 бюллетень с вычеркнутым карандашом кандидатом Р.В.И. На избирательном участке N 9 данные выбывшего кандидата К.А.П. были вычеркнуты карандашом. В 3-х недействительных избирательных бюллетенях избирательного участка N 15 отсутствуют отметки в квадрате против кандидата, а в 2-х бюллетенях голоса поданы за 2-х кандидатов, но данные бюллетени необоснованно признаны действительными за кандидата К.Е.П. На избирательном участке N 20 5 бюллетеней, не имеющих ни одной отметки избирателя, засчитаны кандидату К.Е.П. На избирательном участке N 21 в недействительных бюллетенях обнаружен 1 бюллетень с отметкой избирателя за кандидата К.М.В., не содержащий других отметок. На избирательном участке N 24 все недействительные избирательные бюллетени погашены путем отрезания их левого нижнего угла. На избирательном участке N 45 в 2-х избирательных бюллетенях с голосами за кандидата К.Е.П. невозможно установить, что подписи членов УИК удостоверены печатью УИК N 45. На избирательном участке N 49 в 5-ти бюллетенях не представляется возможным с достоверностью установить, что подписи членов участковой избирательной комиссии удостоверены печатью УИК N 49, а также в действительных избирательных бюллетенях за кандидата К.Е.П. обнаружен 1 бюллетень, в котором отметка стоит в квадрате против фамилии К.М.В., 1 должен быть признан недействительным, так как в нем отсутствуют отметки избирателей в квадратах, в 1 бюллетене проставлена отметка за кандидата К.Е.П., но в нем вычеркнуты данные Р.В.И. На избирательном участке N 60 недействительным признан 1 бюллетень, в котором имеется отметка избирателя против К.М.В., и других отметок в нем не содержится, а к действительным бюллетеням с голосами за К.Е.П. отнесен 1 бюллетень, в котором избирателем не поставлены отметки ни против одного из кандидатов, на 1 бюллетене отсутствует печать участковой избирательной комиссии и в 6 бюллетенях не представляется возможным достоверно установить, что подписи членов участковой избирательной комиссии N 60 удостоверены именно печатью УИК N 60. По участковой избирательной комиссии N 60 в бюллетенях с голосами за К.Е.П. в 1 бюллетене избиратель не поставил ни одной отметки против фамилий кандидатов, в 1 бюллетене отсутствует печать участковой избирательной комиссии и на 7 бюллетенях не представляется возможным достоверно установить, что подписи членов избирательной комиссии удостоверены печатью УИК N 61, в 308 бюллетенях имеется более одной отметки в квадратах против фамилий кандидатов.

Кроме того указано, что на избирательных участках N 6, 13, 20, 23, 42, 45, 90 протоколы об итогах голосования составлены в множественных вариантах, их содержание имеет отличие, что не дает возможность установить действительное волеизъявление избирателей.

В судебное заседание заявитель К.М.В. не явился. Извещен надлежаще. Заявителем представлено заявление с просьбой рассмотреть гражданское дело в его отсутствие.

Представитель заявителя Б.С.В. в судебное заседание не явился, извещен надлежаще, о чем имеются сведения в материалах гражданского дела. О причине неявки не сообщил. Суд не располагает сведениями об уважительности неявки представителя в судебное заседание.

В судебном заседании представители заявителя Б.А.М., Б.А.Г., Ф.А.Ф. и К.А.С., действующие на основании доверенности, поддержали заявление К.М.В., отказавшись частично от оснований по заявленным требованиям, а именно: от осуществления подкупа избирателей в интересах кандидата К.Е.П. на избирательных участках N 11, 29, 32, 34, 35, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 55, 56, 58, 59, 60, 61, о внесении изменений в протокол об итогах голосования по факту подкупа избирателей на избирательных участках N 11, 29, 32, 34, 35, 38, 39, 40, 41, 46, 47, 48, 50, 51, 55, 56, 59, пояснив дополнительно, что требования заявлены о признании недействительными результатов выборов главы Ангарского муниципального образования.

Представители территориальной избирательной комиссии М.В.К., Н.В.И., Г.Н.А., А.М.Е., действующие на основании доверенностей, требования заявителя К.М.В. не признали, пояснив, что при проведении 9 октября 2005 года выборов главы Ангарского муниципального образования нарушений избирательного законодательства допущено не было, заявителем и его представителями не представлено доказательств нарушений, указанных в заявлении, а также того, что указанные ими нарушения повлияли на волю избирателей.

Представитель заинтересованного лица К.Е.П. - К.В.П., действующий на основании доверенности, считает требования заявителя К.М.В. необоснованными и не подлежащими удовлетворению, пояснив, что заявителем и его представителями не представлено доказательств нарушения избирательного законодательства в день выборов 9 октября 2005 года.

Заинтересованное лицо П.В.И. в судебном заседании пояснил, что поддерживает требования заявителя К.М.В.

Заинтересованные лица С.Н.И., Р.В.И. и Ш.А.В. в судебное заседание не явились, извещены надлежаще. От С.Н.И. поступило заявление с просьбой рассматривать гражданское дело в его отсутствие.

Заинтересованное лицо Ш.А.В. в судебное заседание не явился. Суд считает Ш.А.В. надлежаще извещенным о рассмотрении гражданского дела, поскольку двумя телефонограммами от 26 декабря 2005 года он был лично извещен о привлечении в качестве заинтересованного лица к участию в деле по заявлению К.М.В. и о дате рассмотрении дела. Доказательств уважительности неявки в судебное заседание Ш.А.В. суду не представил. В последующем известить заинтересованное лицо о продолжении судебного следствия суду не представилось возможным, поскольку по известным суду адресам Ш.А.В. письма не были вручены. На извещение суда по месту работы заинтересованного лица поступило сообщение за подписью председателя коллегии адвокатов "Котов и партнеры" о нахождении Ш.А.В. в отпуске. Однако доказательств нахождения Ш.А.В. в отпуске с выездом за пределы Иркутской области суду не представлено, а также не представлено доказательств, что номер телефона, по которому Ш.А.В. был извещен телефонограммой, ему не принадлежит.

Суд считает, что в соответствии с требованиями п. 1 ст. 113 ГПК РФ заинтересованное лицо Ш.А.В. надлежаще извещен о рассмотрении гражданского дела и его неявка в судебное заседание является неуважительной.

Выслушав пояснения представителей заявителя, представителей территориальной избирательной комиссии, заинтересованного лица П.В.И., представителя заинтересованного лица К.Е.П. - К.В.Н., исследовав письменные материалы гражданского дела, суд приходит к следующему.

Решением территориальной избирательной комиссии Ангарского муниципального образования N 47/215 от 10 октября 2005 года утвержден протокол о результатах выборов главы Ангарского муниципального образования (городского поселения) и объявлено об избрании на должность главы Ангарского муниципального образования К.Е.П.

Согласно первому экземпляру протокола территориальной избирательной комиссии от 10 октября 2005 года, разница в голосах между победившим кандидатом К.Е.П. и заявителем К.М.В. составила 313 голосов.

В соответствии со ст. 259 ГПК РФ избиратели, участники референдума, кандидаты и их доверенные лица, наблюдатели, прокурор, считающие, что решениями или действиями (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественных объединений, избирательной комиссии, комиссии референдума, должностного лица нарушаются избирательные права или право на участие в референдуме граждан Российской Федерации, вправе обратиться с заявлением в суд.

В связи с тем, что изменения в Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", внесенные Федеральным законом от 21 июля 2005 года N 93-ФЗ, вступают в силу по истечении 10 дней после дня его официального опубликования, суд считает необходимым при рассмотрении настоящего гражданского дела руководствоваться Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ в редакции от 29 июня 2005 года, учитывая, что ФЗ N 93-ФЗ был опубликован в "Собрании законодательства РФ" 25 июля 2005 года.

При этом суд принимает во внимание, что п. 12 ст. 15 ФЗ от 21.07.2005 N 93-ФЗ предусмотрено, что правоотношения, возникшие в связи с проведением выборов, назначенных до дня вступления в силу настоящего ФЗ, регулируются нормами соответствующих федеральных законов в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

Кроме того, ст. 80 ФЗ "Об основных гарантиях..." в редакции от 21 июля 2005 года предусматривает, что настоящий ФЗ вступает в силу через десять дней со дня его официального опубликования и не распространяется на правоотношения, возникшие в связи с проведением выборов и референдумов, назначенных до его вступления в силу.

Установлено, муниципальные выборы главы Ангарского муниципального образования назначены постановлением губернатора Иркутской области от 26 июля 2005 года N 111-па, т.е. до вступления в силу ФЗ N 93-ФЗ от 21 июля 2005 года.

В соответствии с п. 2 ст. 77 вышеуказанного Федерального закона "Об основных гарантиях..." с изменениями на 29 июня 2005 года, основанием для отмены судом решения избирательной комиссии о результатах соответствующих выборов после определения результатов выборов являются следующие установленные судом обстоятельства:

а) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, выдвинувшее список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, израсходовали на проведение своей избирательной кампании помимо средств собственного избирательного фонда средства в размере, составляющем более чем 10 процентов от предельного размера расходования средств избирательного фонда, установленного законом, или более чем на 10 процентов превысили предельный размер расходования средств избирательного фонда, установленный законом;

б) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, избирательный блок, выдвинувшие список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, осуществляли подкуп избирателей, и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей;

в) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, избирательный блок, выдвинувшие список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, при проведении агитации нарушили п. 1 ст. 56 настоящего Федерального закона, и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей;

г) кандидат, признанный избранным, руководитель избирательного объединения, избирательного блока, выдвинувших список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, использовали преимущества должностного или служебного положения, и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей.

Согласно п. 3 ст. 77 указанного ФЗ суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в муниципальном образовании, в субъекте Российской Федерации, в Российской Федерации в целом также в случае нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их поведением), определения результатов выборов, незаконного отказа в регистрации кандидата, списка кандидатов, признанного таковыми после дня голосования, других нарушений избирательного законодательства, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей.

П. 6 ст. 77 названного Федерального закона предусматривает отмену избирательной комиссией или судом решения о результатах выборов в случае, если допущенные нарушения позволяют выявить действительную волю избирателей, влекут признание результатов выборов по данному избирательному округу недействительными.

Аналогичные требования содержат пп. 2, 3, 5 ст. 110 Закона Иркутской области "О муниципальных выборах в Иркутской области" от 11 декабря 2003 года в редакции от 31 марта 2005 года.

Таким образом, для рассмотрения настоящего гражданского дела юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими доказыванию, являются обстоятельства, свидетельствующие не о любых нарушениях, а только о таких существенных нарушениях избирательного законодательства, вследствие которых не были обеспечены надлежащие условия для подлинного свободного волеизъявления избирателей и которые тем самым привели к недостоверному отражению действительной воли избирателей в итогах голосования.

Судом не были привлечены к участию в деле в качестве заинтересованных лиц участковые избирательные комиссии, поскольку ко дню обращения заявителя К.М.В. в суд 1 ноября 2005 года полномочия участковых избирательных комиссий были прекращены.

В соответствии с требованиями п. 2 ст. 27 Федерального закона "Об основных гарантиях..." полномочия участковой избирательной комиссии прекращаются через десять дней со дня официального опубликования результатов выборов, если в адрес вышестоящей комиссии не поступили жалобы, протесты на действия (бездействие) данной комиссии, в результате которых был нарушен порядок голосования и подсчета голосов, и если по данным фактам не ведется судебное разбирательство. В случае обжалования или опротестования итогов голосования полномочия участковой комиссии прекращаются после вынесения окончательного решения по существу жалобы, протеста вышестоящей комиссией или судом.

Установлено, что официальное опубликование результатов выборов состоялось 14 октября 2005 года в разделе "Официальные вести АМО" газеты "Вся неделя. Ангарск" N 85. Таким образом, полномочия участковых избирательных комиссий прекращены с 25 октября 2005 года, а заявитель обратился в суд 1 ноября 2005 года. Суду не представлено доказательств поступления жалоб в территориальную избирательную комиссию на действия (бездействие) участковых избирательных комиссий в период их полномочий.

Заявитель указывает, что в день выборов 9 октября 2005 года на избирательных участках N 5, 9, 15, 20, 21, 24, 28, 43, 45, 49, 58, 60, 61 избирателям выдавались избирательные бюллетени, в которых не был вычеркнут кандидат К.А.П., снявший свою кандидатуру на должность главы Ангарского муниципального образования. Кроме того, на избирательном участке N 5 выдавались избирательные бюллетени, в которых были вычеркнуты данные действительного кандидата Р.В.И., на избирательном участке N 9 избирателям выдавались бюллетени, где данные выбывшего кандидата К.А.П. были не вычеркнуты, а подчеркнуты карандашом.

Кроме того, заявитель считает, что избирательные бюллетени, в которых вычеркивался только квадрат против данных кандидата К.А.П., умышленно использовались для неправильного определения итогов голосования (для фальсификации итогов голосования), поскольку при подсчете голосов такие избирательные бюллетени, в которых избиратель голосовал за кандидата К.М.В., участковыми избирательными комиссиями признавались недействительными, а избирательные бюллетени, в которых избиратели проголосовали за кандидата К.Е.П., были признаны действительными.

Дополнительно в заявлении от 1 февраля 2005 года указано, что на избирательном участке N 5 в числе действительных бюллетеней, поданных за кандидата К.Е.П., обнаружено 6 бюллетеней с вычеркнутым действительным кандидатом Р.В.И. и 3 бюллетеня, в которых содержалось более одной отметки избирателя в квадратах, расположенных против фамилии кандидата, 1 бюллетень, в котором выбывший кандидат К.А.П. вычеркнут карандашом. На избирательном участке N 9 данные выбывшего кандидата К.А.П. были вычеркнуты карандашом. На избирательном участке N 20 5 бюллетеней, не имеющих ни одной отметки избирателя, засчитаны кандидату К.Е.П. На избирательном участке N 21 в недействительных бюллетенях обнаружен 1 бюллетень с отметкой избирателя за кандидата К.М.В., не содержащий других отметок. На избирательном участке N 24 все недействительные избирательные бюллетени погашены путем отрезания их левого нижнего угла. На избирательном участке N 45 в 2-х избирательных бюллетенях с голосами за кандидата К.Е.П. невозможно установить, что подписи членов УИК удостоверены печатью УИК N 45. На избирательном участке N 49 в 5-ти бюллетенях не представляется возможным с достоверностью установить, что подписи членов участковой избирательной комиссии удостоверены печатью УИК N 49, а также в действительных избирательных бюллетенях за кандидата К.Е.П. обнаружен 1 бюллетень, в котором отметка стоит в квадрате против фамилии К.М.В., 1 бюллетень должен быть признан недействительным, так как в нем отсутствуют отметки избирателей в квадратах, в 1 бюллетене проставлена отметка за кандидата К.Е.П., но в нем вычеркнуты данные Р.В.И. На избирательном участке N 60 недействительным признан 1 бюллетень, в котором имеется отметка избирателя против К.М.В., и других отметок в нем не содержится, а к действительным бюллетеням с голосами за К.Е.П. отнесен 1 бюллетень, в котором избирателем не поставлены отметки ни против одного из кандидатов, на 1 бюллетене отсутствует печать участковой избирательной комиссии и в 6 бюллетенях не представляется возможным достоверно установить, что подписи членов участковой избирательной комиссии N 60 удостоверены именно печатью УИК N 60. По участковой избирательной комиссии N 60 в бюллетенях с голосами за К.Е.П. в 1 бюллетене избиратель не поставил ни одной отметки против фамилий кандидатов, в 1 бюллетене отсутствует печать участковой избирательной комиссии и на 7 бюллетенях не представляется возможным достоверно установить, что подписи членов избирательной комиссии удостоверены печатью УИК N 61, в 308 бюллетенях имеется более одной отметки в квадратах против фамилий кандидатов.

В соответствии с п. 17 ст. 63 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ", в случае выбытия зарегистрированного кандидата после изготовления бюллетеней территориальные, окружные, участковые комиссии по указанию комиссии, зарегистрировавшей кандидата, вычеркивают в бюллетенях данные о выбывшем зарегистрированном кандидате.

Аналогичное требование содержит п. 15 ст. 94 Закона Иркутской области "О муниципальных выборах в Иркутской области".

Судом установлено, что на избирательных участках N 5, 9, 15, 20, 21, 24, 28, 43, 45, 49, 58, 60, 61 ко дню проведения выборов, т.е. к 9 октября 2005 года данные выбывшего кандидата К.А.П. были вычеркнуты не из всех полученных избирательными комиссиями бюллетеней. Данное обстоятельство подтвердили в судебном заседании председатели участковых избирательных комиссий, допрошенные в качестве свидетелей соответственно по комиссиям: И.Г.В., П.В.С., К.А.А., К.А.Ю., Х.А.Т., К.Г.Я., А.А.А., В.А.Л., Ж.Е.В., Ш.В.П., Б.Н.Е., Ш.Н.Ф., Б.Л.В., пояснившие в судебном заседании, что решение территориальной избирательной комиссии о снятии с регистрации кандидата К.А.П. ими было получено 4 октября 2005 года. Они сразу приступили к вычеркиванию данных кандидата К.А.П. из избирательных бюллетеней, но в связи с большим объемом работы произвести вычеркивание из всех бюллетеней не успели. В день выборов избирателям выдавались только бюллетени с вычеркнутыми данными кандидата К.А.П., а бюллетени, в которых не было произведено вычеркивание, по окончании голосования были погашены одновременно с неиспользованными бюллетенями.

У суда нет оснований не доверять показаниям вышеперечисленных свидетелей.

Свидетели К.Я.Е., П.А.П., Б.А.И., являющиеся избирателями соответственно избирательных участков 15, 45, пояснили в судебном заседании, что в выданных им избирательных бюллетенях данные кандидата К.А.П. не были вычеркнуты, но они проголосовали за тех кандидатов, за которых и хотели.

Свидетели, допрошенные по ходатайству представителей заявителя, М.Е.В., Ч.О.Б., Д.Р.И., Х.Е.Р., Г.А.Э., являющиеся избирателями соответственно избирательных участков 15, 28, 61, 43, пояснили в судебном заседании, что в выданных им избирательным бюллетенях данные кандидата К.А.П. не были вычеркнуты, что ввело их в заблуждение, и они не стали голосовать, опустили бюллетени в урну для голосования без отметок за кандидатов, а Г.А.Э. оставил бюллетени без отметок на подоконнике.

Для проверки доводов заявителя и дачи оценки показаниям свидетелей судом были исследованы избирательные бюллетени избирательных участков N 5, 9, 15, 20, 21, 24, 28, 43, 45, 49, 58, 60, 61 по выборам главы АМО с голосами, поданными за кандидата К.Е.П., и недействительные избирательные бюллетени, а по избирательному участку N 5 - дополнительно все действительные избирательные бюллетени с голосами за всех кандидатов на должность главы АМО.

В соответствии с требованиями п. 24 ст. 100 Закона Иркутской области "О муниципальных выборах в Иркутской области" о вскрытии мешков и коробок с избирательными бюллетенями судом принимались решения в форме определения суда.

При исследовании избирательных бюллетеней судом установлено, что в ряде избирательных бюллетеней данные кандидата К.А.П., снявшего свою кандидатуру, и квадрат против его данных были вычеркнуты прерывистой линией. Фактов вычеркивания в избирательных бюллетенях только квадратов против фамилии К.А.П. судом не установлено.

Суд считает несостоятельными доводы представителей заявителя о том, что избирательные бюллетени с невычеркнутыми данными кандидата К.А.П., регистрация которого была отменена решением территориальной избирательной комиссии N 45/207, принятым 4 октября 2005 года в 17 часов 5 мин., а также избирательные бюллетени по избирательному участку N 9, в которых сведения кандидата К.А.П. вычеркнуты карандашом, и избирательные бюллетени, в которых данные кандидата К.А.П. и квадрат против его фамилии вычеркнуты прерывистой линией, являются недействительными бюллетенями и не могли быть учтены при подсчете голосов избирателей, поскольку они не основаны на требовании закона.

При исследовании недействительных избирательных бюллетеней избирательных комиссий N 15, 28, 43, 45, 61 пояснения свидетелей М.Е.В., Ч.О.Б., Д.Р.И., Х.Е.Р., Г.А.Э. не нашли подтверждения, так как в числе недействительных бюллетеней не установлено бюллетеней с невычеркнутыми данными кандидата К.А.П., в которых отсутствуют отметки ни за одного из кандидатов. Избирательные бюллетени на указанных избирательных участках отнесены к недействительным лишь по основаниям, указанным в п. 17 ст. 68 ФЗ "Об основных гарантиях...". В связи с чем к показаниям данных свидетелей суд относится критически.

Согласно п. 17 ст. 68 Федерального закона "Об основных гарантиях..." недействительными считаются бюллетени, которые не содержат отметок в квадратах, расположенных напротив фамилий кандидатов, против позиции "против всех кандидатов", или в которых число отметок в указанных квадратах превышает число отметок, установленное законом.

Суд не может согласиться с доводами представителей заявителя о признании недействительными избирательных бюллетеней, засчитанных за кандидата К.Е.П., в которых не содержится отметок ни в одном из квадратов напротив фамилии кандидата, но содержится отметка у фамилии кандидата К.Е.П. Таких бюллетеней установлено: по УИК N 15 - 3 бюллетеня, по УИК N 20 - 5, по УИК N 21 - 2, по УИК N 49 - 1, по УИК N 60 - 1, по УИК N 61 - 1.

П. 7 ст. 64 вышеуказанного ФЗ предусмотрено, что голосование проводится путем нанесения избирателем в избирательном бюллетене любого знака в квадрате, относящемся к кандидату, в пользу которого сделан выбор, либо к позиции "Против всех кандидатов". Между тем п. 17 ст. 68 данного ФЗ предоставляет право участковой избирательной комиссии решать вопрос о действительности всех сомнительных бюллетеней путем голосования, при котором такие бюллетени признаются действительными либо недействительными.

Судом установлено, что при подсчете голосов на избирательных участках N 15, 20, 21, 49, 60, 61 жалоб и заявлений от членов избирательных комиссий и присутствующих наблюдателей по порядку подсчета голосов не было. Данное обстоятельство подтвердили в судебном заседании допрошенные в качестве свидетелей председатели и члены данных участковых избирательных комиссий К.А.А., Р.А.В., К.А.Ю., Ч.Н.Е., Х.А.Т., Ш.В.П., Т.Л.Я., С.О.В., Ш.Т.В., Т.Л.П., Г.Л.Я., Ф.Т.И., С.О.В., З.В.И. и П.А.И.

У суда нет оснований не доверять показаниям перечисленных свидетелей, поскольку они подтверждаются другими материалами дела.

Так, допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей наблюдатели, присутствовавшие на указанных избирательных участках, Б.А.Ю., К.Е.В., К.А.М., М.В.С. и В.Н.А., являющаяся наблюдателем от кандидата К.М.В., подтвердили, что во время проведения подсчета голосов, поданных за кандидатов, жалобы не поступали, в том числе и от наблюдателей.

Суд доверяет показаниям данных свидетелей, поскольку они не заинтересованы в исходе дела.

С учетом изложенного суд считает, что участковыми избирательными комиссиями N 15, 20, 21, 49, 60, 61 обоснованно вышеуказанные 13 избирательных бюллетеней признаны действительными с голосами за кандидата К.Е.П.

Несоблюдение членами участковых избирательных комиссий требований п. 17 ст. 67 ФЗ "Об основных гарантиях...", обязывающего членов УИК на обратной стороне сомнительных бюллетеней выполнить запись с указанием причины признания таких бюллетеней действительными, которая подтверждается подписями двух или более членов участковой комиссии с правом решающего голоса и заверяется печатью комиссии, не влияет на волеизъявление избирателей и определение их воли при подсчете голосов.

Суд не может согласиться с доводами представителей заявителя о том, что избирательные бюллетени, на которых не видны реквизиты печатей участковых избирательных комиссий, должны быть признаны избирательными бюллетенями неустановленной формы и при подсчете голосов не должны засчитываться в пользу победившего кандидата К.Е.П.

При исследовании действительных избирательных бюллетеней представителями заявителя вышеназванные замечания высказаны по 2 бюллетеням УИК N 45, по 5 бюллетеням по УИК N 49, по 46 бюллетеням по УИК N 58, по 6 бюллетеням УИК N 60, по 7 бюллетеням УИК N 61.

П. 16 ст. 63 ФЗ "Об основных гарантиях..." содержит требования, которым должен соответствовать избирательный бюллетень, а именно наличие двух подписей членов участковых избирательных комиссий, заверенных печатью участковой комиссии, которая проставляется в правом верхнем углу на лицевой стороне избирательного бюллетеня.

Вышеуказанные доводы представителей заявителя оспорены в судебном заседании представителями территориальной избирательной комиссии и по их ходатайству в качестве свидетелей были опрошены члены участковых избирательных комиссий N 45, 49, 58, 60, 61 соответственно Ж.Е.В., Т.Л.Я., С.О.В., Х.Л.И., И.Е.А., В.Т.М., Б.Н.Е., Ш.Т.Ф., Т.Л.П., З.В.И., П.А.И., Ф.Т.И., С.О.В., Б.Л.В., пояснившие в судебном заседании, что на спорных, по мнению представителей заявителя, избирательных бюллетенях имеется их подпись, членами других избирательных комиссий они не являлись и в других избирательных бюллетенях подписи не ставили. Причину нечеткого оттиска печати участковой избирательной комиссии на бюллетенях объясняют большим объемом работы.

У суда нет оснований не доверять показаниям перечисленных свидетелей, поскольку их пояснения не опровергнуты и представителями заявителя не представлено доказательств наличия на указанных избирательных бюллетенях печатей других УИК.

Судом не обсуждался вопрос о проведении судебной экспертизы для установления оттиска печатей, поскольку суд не располагает исходными данными для назначения такой экспертизы, так как не представлено доказательств участия в голосовании бюллетеней, в которых подписи членов УИК заверены печатью других УИК, а кроме того, представители заявителя высказывали свои возражения против проведения такой экспертизы при ответе на вопросы представителей территориальной избирательной комиссии.

Суд считает, что нечеткий оттиск печати на избирательных бюллетенях не может являться основанием для признания бюллетеней бюллетенями ненадлежащего образца.

Кроме того, представителями заявителя не представлено доказательств отсутствия средств защиты на избирательных бюллетенях, наличие которых предусмотрено п. 3 ст. 63 ФЗ "Об основных гарантиях...".

Суд принимает во внимание и тот факт, что заявителем и его представителями не представлено доказательств, подтверждающих, что нечеткий оттиск печати на избирательном бюллетене повлиял на волеизъявление избирателей и не позволяет выявить их действительную волю при голосовании на избирательных участках N 45, 49, 58, 60, 61.

Суд считает несостоятельными доводы представителей заявителя об отнесении к недействительным избирательным бюллетеням:

- 3 бюллетеней по УИК N 5, 2 - по УИК N 15, в которых отметки стоят против данных кандидата К.Е.П. и данных кандидата К.А.П., в отношении которого регистрация аннулирована, поскольку волеизъявление избирателей по данным бюллетеням явно выражено и установлено, а отметка против данных кандидата К.А.П. не имеет правового значения, поскольку п. 7 ст. 64 названного ФЗ предусматривает нанесение избирателем в избирательном бюллетене любого знака в квадрате, относящемся к кандидату, в пользу которого сделан выбор, а К.А.П. на день голосования не являлся кандидатом на должность главы АМО;

- всех действительных бюллетеней по УИК N 9, в которых данные кандидата К.А.П. вычеркнуты карандашом, поскольку волеизъявление избирателей в них явно выражено, а п. 17 ст. 63 ФЗ "Об основных гарантиях..." не предусматривает механизм и способ вычеркивания данных выбывшего кандидата, поэтому вычеркивание карандашом нельзя признать нарушением действующего законодательства;

- 3 действительных бюллетеней по УИК N 15, 5 - по УИК N 20, 2 - по УИК N 21, 1 - по УИК N 49, 1 - по УИК N 60, 1 - по УИК N 61, в которых не имеется отметки в квадрате для голосования напротив данных кандидата К.Е.П., поскольку судом установлено, что отметка за кандидата К.Е.П. избирателями выполнена рядом с фамилией кандидата, в связи с чем суд считает, что волеизъявление избирателей в них явно установлено и членами УИК данные бюллетени признаны действительными. Каких-либо заявлений и жалоб при подсчете голосов не поступало и от присутствующих наблюдателей, которых на избирательном участке было 15 человек, что подтверждается списком лиц, присутствовавших при проведении голосования, подсчете голосов избирателей и составлении протокола об итогах голосования, протоколом об итогах голосования по избирательному участку N 9, а также протоколом об итогах голосования на данном избирательном участке, в котором отражено отсутствие жалоб (заявлений), поступивших в избирательную комиссию в день голосования и до окончания подсчета голосов избирателей, в том числе и от наблюдателя от кандидата К.М.В.

Свидетели С.В.А. и К.Л.В. (избирательный участок N 9) в судебном заседании пояснили, что в выданных им избирательных бюллетенях данные кандидата К.А.П. были вычеркнуты карандашом одной линией. Между тем С.В.А. пояснил, что проголосовал так, как считал необходимым, а К.Л.В. пояснила, что ошибочно поставила отметку в квадрате против фамилии К.А.П.

У суда нет оснований не доверять данным свидетелям, поскольку судом установлено, что на избирательном участке N 9 данные кандидата К.А.П. были вычеркнуты карандашом, что не является нарушением п. 17 ст. 63 ФЗ "Об основных гарантиях...". Между тем на волеизъявление избирателей данное обстоятельство не повлияло.

Суд считает не соответствующими обстоятельствам дела доводы представителей заявителя о том, что в 308 избирательных бюллетенях с голосами за кандидата К.Е.П. по избирательному участку N 61 имеется более одной отметки в квадратах против фамилий кандидатов. Исследованием бюллетеней установлено, что данные кандидата К.А.П. и квадрат против его фамилии в указанных бюллетенях вычеркнут прерывистой линией, в связи с чем в квадрате против данных К.А.П. отдельно стоит черта, которую представители заявителя необоснованно расценивают как отметку избирателя за данного кандидата, в то время как регистрация кандидата К.А.П. была аннулирована решением ТИК от 04.10.2005.

Заявитель указал, что участковыми избирательными комиссиями N 6, 13, 20, 23, 42, 45, 90 допущены исправления и помарки в протоколах об итогах голосования по выборам главы Ангарского муниципального образования, а также протоколы по данным участкам составлены во множественных вариантах и их содержание имеет отличие, что является нарушением порядка составления протоколов. Данные таких протоколов территориальная избирательная комиссия не имела права вносить в сводную таблицу об итогах голосования.

При наличии сомнений в правильности составления протоколов территориальная избирательная комиссия должна была назначить повторный подсчет голосов избирателей на вышеперечисленных избирательных участка.

П. 26 ст. 68 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" предусматривает, что после проведения всех необходимых действий и подсчетов участковая комиссия в обязательном порядке проводит итоговое заседание, на котором рассматриваются жалобы (заявления) о нарушениях при голосовании и подсчете голосов избирателей, после чего подписывается протокол участковой комиссии об итогах голосования и выдаются копии протокола лицам, указанным в п. 3 ст. 30 настоящего ФЗ (в т.ч. наблюдателям). Протокол об итогах голосования заполняется в двух экземплярах и подписывается всеми присутствующими членами участковой комиссии с правом решающего голоса, в нем проставляется дата и время (час с минутами) его подписания. Не допускается заполнение протокола об итогах голосования карандашом и внесение в него каких-либо изменений. Подписание протокола с нарушениями этого порядка является основанием для признания этого протокола недействительным и проведения повторного подсчета голосов.

В связи с указанными в заявлении основаниями судом исследованы первые экземпляры протоколов участковых комиссий N 6, 13, 20, 23, 42, 45, 90. Установлено, что в данных протоколах отсутствуют исправления и помарки.

Председатели и члены участковых комиссий N 6, 13, 20, 23, 42, 45, 90 А.Ж.В., К.В.Г., К.А.Ю., Ч.Н.Е., Л.П.К., Р.Е.А., Ж.Е.В., П.А.Х., допрошенные в качестве свидетелей, пояснили, что протоколы об итогах голосования были составлены без исправлений и помарок. Замечаний со стороны наблюдателей, присутствовавших на избирательном участке, на содержание протоколов об итогах голосования не было, копии протоколов об итогах голосования наблюдатели заполняли сами.

Суд доверяет показаниям вышеперечисленных свидетелей, поскольку они подтверждаются исследованными в судебном заседании подлинными первыми экземплярами протоколов об итогах голосования, копии которых приобщены к материалам дела, а также показаниями свидетелей Ц.Р.А., С.А.Н., являющихся наблюдателями на избирательных участках соответственно N 13, 23, пояснивших в судебном заседании, что исправлений и помарок не было в протоколах УИК об итогах голосования. Данные свидетели в исходе дела не заинтересованы и сомневаться в достоверности их показаний у суда нет оснований.

Ссылку заявителя и его представителей на наличие в первых экземплярах протоколов об итогах голосования участковых избирательных комиссий N 13, 42, 45 исправлений суд находит несостоятельной, поскольку суду не представлено доказательств наличия исправлений. Кроме того, исправления в протоколах об итогах голосования, на которые ссылаются заявитель и его представители, не являются нарушением порядка составления протокола об итогах голосования, поскольку не ставят под сомнение сведения об итогах голосования по выборам главы Ангарского муниципального образования, а содержатся в строках, не имеющих отношения к подсчету голосов избирателей.

Представители заявителя в судебном заседании пояснили, что доводы о наличии исправлений и помарок в протоколах об итогах голосования и множественность вариантов протоколов вышеперечисленных избирательных комиссий основаны на представлении наблюдателями заявителю протоколов об итогах голосования.

Судом установлено, что сведения в протоколы об итогах голосования, представленные наблюдателями, вносились самими наблюдателями. Как пояснили в судебном заседании председатели участковых избирательных комиссий, наблюдатели торопились составить данные протоколы и ими допускались ошибки при внесении сведений, которые устранялись при подписании копий секретарем или председателем участковой избирательной комиссии, что и привело к наличию в копиях протоколов, составленных наблюдателями, исправлений.

Суд не может согласиться с доводами представителей заявителя о том, что протоколы об итогах голосования участковых избирательных комиссий N 6, 13, 20, 42, 45, 90, представленные наблюдателями, являются подлинными по тому основанию, что они подписаны членами участковых избирательных комиссий и в них не содержится отметки о том, что это копии первого экземпляра протоколов об итогах голосования.

В соответствии с требованиями п. 26 ст. 68 ФЗ "Об основных гарантиях..." протокол об итогах голосования составляется в двух экземплярах.

На протоколах об итогах голосования избирательных комиссий N 6, 13, 20, 42, 45, 90, приобщенных к материалам дела по ходатайству представителей заявителя, которые представлены заявителю наблюдателями, отсутствуют сведения о номере экземпляра. В связи с чем их нельзя считать подлинными протоколами, в которые сведения внесены членами участковой избирательной комиссии. Сопоставление первых экземпляров протоколов участковых избирательных комиссий и представленных заявителем от наблюдателей указывает как на наличие исправлений в последних протоколах, так и на различие их по форме заполнения протоколов, но это связано не с нарушением порядка работы избирательных комиссий, а с действиями наблюдателей, которые допустили исправления в них. Суд считает, что в действиях участковых избирательных комиссий имеется нарушение, выразившееся в том, что члены участковых избирательных комиссий ставили свои подписи в бланках протоколов, выполненных наблюдателями, в которых имеются исправления. Однако такие нарушения не могли повлиять на порядок подсчета голосов и отразиться на волеизъявлении избирателей на указанных избирательных участках.

При этом суд принимает во внимание, что данные протоколы были представлены заявителю наблюдателями, от которых замечаний и жалоб по сведениям о результатах голосования, отраженных в первом экземпляре протоколов об итогах голосования, не поступало ни в участковую избирательную комиссию, ни в территориальную избирательную комиссию.

Суду не представлено доказательств, что протоколы об итогах голосования перечисленных избирательных участков содержат недостоверные сведения.

Таким образом, суд считает, что нет оснований для признания протоколов об итогах голосования участковых избирательных комиссий N 6, 13, 20, 23, 42, 45, 90 недействительными.

Суд не может согласиться с доводами заявителя и его представителей о том, что данные протокола об итогах голосования участковой избирательной комиссии N 91 не соответствуют данным в увеличенной форме сводной таблицы, что является основанием для признания недействительными протокола об итогах голосования и решения участковой избирательной комиссии N 91 по результатам выборов. При этом сторона заявителя в качестве доказательства данного основания ссылается на фотографии сводной таблицы, выполненной Н.О.В.

П. 3 ст. 69 вышеуказанного Федерального закона предусмотрено, что по данным протоколов нижестоящих комиссий вышестоящая комиссия составляет сводную таблицу и протокол об итогах голосования, в который заносятся данные о количестве нижестоящих комиссий на соответствующей территории, количестве поступивших протоколов нижестоящих комиссий, на основании которых составляется указанный протокол, а также суммарные данные по строкам протокола участковой комиссии об итогах голосования. Суд считает, что представленные заявителем и его представителями две фотографии не могут быть приняты судом в качестве доказательств изложенных оснований, поскольку из фотографий невозможно установить, что на них отражена увеличенная форма сводной таблицы об итогах голосования, не видно, к кому относятся содержащиеся на них сведения. Данные фотографии суд считает недопустимыми по делу доказательствами. Судом установлено, что данные в увеличенную форму сводной таблицы по итогам голосования по выборам главы Ангарского муниципального образования вносила 10 октября 2005 года член территориальной избирательной комиссии Т.Л.И., пояснившая в судебном заседании, что ею данные в увеличенную форму сводной таблицы вносились на основании протоколов участковых избирательных комиссий, возможность ошибки при заполнении сводной таблицы она не допускает.

У суда нет оснований не доверять показаниям свидетеля Т.Л.И. Между тем, оценивая сведения, отраженные в протоколах участковой избирательной комиссии N 91 об итогах голосования по выборам главы АМО и выборам мэра АМО, суд считает установленным, что сторона заявителя ошибочно считает, что на избирательном участке N 91 за кандидата К.Е.П. подано 83 голоса, а за кандидата К.М.В. - 133 голоса, поскольку судом установлено, что такие сведения содержатся в протоколе об итогах голосования на избирательном участке N 91 по выборам мэра АМО, в котором строки в протоколе об итогах голосования по выборам главы АМО за кандидата К.Е.П. и кандидата К.М.В. соответствуют строкам в протоколе об итогах голосования по выборам мэра АМО, в котором указано количество голосов, поданных за кандидатов Ж.Б.В. и К.А.П., и соответствует 83 голосам и 133 голосам.

Данные выводы суда основаны на исследовании в судебном заседании первых экземпляров протоколов об итогах голосования по выборам главы АМО и мэра АМО по избирательному участку N 91, копии которых приобщены к материалам дела.

Оценивая показания свидетеля Н.О.В., пояснившего в судебном заседании, что 10 октября 2005 года им произведено фотографирование увеличенной формы сводной таблицы по итогам голосования на избирательных участках, суд считает, что данные пояснения не ставят под сомнения сведения об итогах голосования на избирательном участке N 91.

Суд находит достоверными сведения, содержащиеся в протоколе участковой избирательной комиссии N 91 об итогах голосования по выборам главы АМО, согласно которым за кандидата К.Е.П. подано 178 голосов избирателей, за кандидата К.М.В. - 51 голос избирателей. Оснований не доверять данному протоколу у суда нет, поскольку суду не представлено доказательств, опровергающих отраженные в нем сведения. Допущенная ошибка при заполнении увеличенной формы сводной таблицы не может быть расценена как нарушение избирательного закона и не могла повлиять на волеизъявление избирателей.

При этом суд принимает во внимание, что составление увеличенной формы сводной таблицы не предусмотрено законом, а сведения об итогах голосования по выборам главы АМО, в том числе и по избирательному участку N 91, содержащиеся в сводной таблице территориальной избирательной комиссии Ангарского муниципального образования, заявителем и его представителями не оспариваются.

Суд считает несостоятельными доводы заявителя и его представителей о том, что участковая избирательная комиссия N 91 не обеспечила возможность участия в голосовании избирателям, проживающим в деревне Совхозная и на станции Суховская, которые из-за отдаленности не имели возможности самостоятельно прибыть в помещение для голосования.

В соответствии с п. 2 ст. 64 ФЗ "Об основных гарантиях..." территориальные и участковые комиссии обязаны оповестить избирателей о времени и месте голосования не позднее чем за 20 дней до дня голосования через средства массовой информации или иным способом.

Судом установлено, что деревня Совхозная и ст. Суховская отнесены к избирательному участку N 91, расположенному в пос. Юго-Восточный. Жители дер. Совхозной и ст. Суховская были извещены о дате проведения выборов, и им вручались пригласительные билеты на избирательный участок с указанием места расположения избирательного участка и время голосования. От жителей ст. Суховская и деревни Совхозная не поступало ни письменных, ни устных заявлений в участковую избирательную комиссию о возможности проголосовать вне помещения. Тогда как в соответствии с п. 2 ст. 66 ФЗ "Об основных гарантиях..." голосование вне помещения может быть проведено только на основании заявления избирателя.

Данные выводы суда подтверждены показаниями свидетеля Д.В.И., пояснившего суду, что ему как члену участковой избирательной комиссии N 91 было поручено развезти пригласительные билеты избирателям, проживающим на ст. Суховская и в дер. Совхозная, что им и было сделано. Пригласительные билеты жителям деревни Совхозная были вручены лично, за исключением 4 - 5 человек, для которых пригласительные билеты из-за отсутствия их дома были переданы соседям либо опущены в почтовые ящики.

Свидетель Т.Г.М. пояснила, что как работник администрации г. Ангарска она расклеивала на ст. Суховская и в дер. Совхозная расписания движения автобусов до избирательного участка в пос. Юго-Восточный от данных населенных пунктов на день выборов 9 октября 2005 года. В дер. Совхозная ею были наклеены объявления на заборах домов, водокачке.

Свидетель П.В.И. суду пояснила, что являлась председателем УИК N 91. Жители ст. Суховская и дер. Совхозная были извещены о месте нахождения избирательного участка, им были выданы пригласительные билеты. Заявлений о возможности проголосовать вне помещения для голосования от жителей ст. Суховская и дер. Совхозной не поступало.

У суда нет оснований не доверять показаниям свидетелей Д.В.И., Т.Г.М., П.В.И., поскольку в исходе дела они не заинтересованы.

Кроме этого, показания свидетелей подтверждены письменными материалами гражданского дела, а именно информацией ОАО "Автоколонна 1948", адресованной мэру АМО, об организации доставки избирателей 9 октября 2005 года от дер. Совхозная до избирательного участка в пос. Юго-Восточный, а также объявлением с расписанием движения таких автобусов. Наличие такого объявления подтвердила в судебном заседании свидетель К.Г.С., являющаяся жителем дер. Совхозная.

Суд критически относится к показаниям свидетелей Ф.-Г.О.В. и К.Г.С., пояснивших суду то, что жители дер. Совхозная по вине избирательной комиссии не были доставлены 9 октября 2005 года на избирательный участок N 91 и избиратели не могли проголосовать вне помещения, поскольку свидетелями не были названы конкретные избиратели, которые заявляли о голосовании вне помещения и к которым члены избирательной комиссии не приехали. Кроме того, свидетели пояснили, что им было известно о нахождении избирательного участка в пос. Юго-Восточный.

Кроме того, суд считает, что заявитель не вправе обращаться в суд по указанному основанию, поскольку отдаленность места жительства избирателей от избирательного участка, по мнению заявителя, не затрагивает его права и законные интересы. При этом суд принимает во внимание, что ни заявителем, ни жителями дер. Совхозная и ст. Суховская не оспорена схема избирательных округов для проведения выборов.

Суд считает несостоятельными доводы заявителя об осуществлении на избирательных участках N 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28 в день выборов подкупа избирателей в интересах кандидата К.Е.П. путем вручения бесплатных лотерейных билетов и билетов на развлекательные мероприятия с призывом голосовать за конкретного кандидата К.Е.П., поскольку таких доказательств заявителем и его представителями суду не представлено.

Ст. 77 ФЗ "Об основных гарантиях..." и ст. 110 Закона Иркутской области "О муниципальных выборах в Иркутской области" предусматривают одним из оснований для отмены судом решения избирательной комиссии о результатах выборов после определения результатов выборов, что кандидат, признанный избранным, осуществлял подкуп избирателей и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей.

Свидетели М.В.Я., К.Е.И., К.А.В., допрошенные в судебном заседании и являющиеся соответственно избирателями 13, 22, 27 избирательных участков, пояснили, что около зданий избирательных участков в день выборов 9 октября 2005 года распространялись пригласительные билеты на концерт, распространители которых просили проголосовать за действующую администрацию, но они проголосовали за того кандидата, за которого хотели.

Оценивая показания данных свидетелей, у суда нет оснований не доверять им. При этом суд принимает во внимание, что несмотря на предложение получить пригласительные билеты на концерт, свидетели проголосовали по своему личному усмотрению, что дает возможность достоверно определить их волеизъявление.

Свидетели К.Р.И., К.И.Б., Б.С.В., допрошенные в судебном заседании и являющиеся соответственно избирателями 20, 21, 27 избирательных участков, пояснили суду, что в день выборов 9 октября 2005 года около зданий избирательных участков распространялись пригласительные билеты на концерт, при этом просили проголосовать за действующую администрацию, кандидата К.Е.П. и депутатов в городскую думу, в связи с чем они не пошли на избирательный участок и не стали голосовать. При этом принять участие в голосовании им никто не препятствовал.

Суд доверяет показаниям свидетелей К.Р.И., К.И.Б., Б.С.В. Между тем учитывает, что данные свидетели не принимали участие в выборах, волеизъявление их невозможно определить.

Между тем суд не может принять доводы данных свидетелей о том, что предложение получить пригласительный билет на концерт повлияло на их решение не участвовать в выборах, поскольку свидетели не смогли дать четкого объяснения, каким образом данное предложение оказало влияние на их решение. Кроме того, свидетели о данном факте не поставили в известность ни соответствующую избирательную комиссию, ни территориальную комиссию, а заявили о себе только в декабре 2005 года.

Вместе с тем суд принимает во внимание, что из показаний свидетелей М.В.Я., К.Е.И., К.А.В., К.Р.И., К.И.Б., Б.С.В. не установлено, что распространение пригласительных билетов осуществлялось с целью подкупа избирателей кандидатом, признанным избранным, а именно заинтересованным лицом К.Е.П.

Свидетели В.К.О. и К.Т.Л. пояснили, что на избирательных участках N 22 и 90 не было фактов распространения пригласительных билетов на концерт.

Суд доверяет показаниям свидетелей, поскольку они, являясь соответственно членом УИК N 22 и наблюдателем на избирательном участке N 90, в исходе дела не заинтересованы.

Судом установлено, что распространяемые пригласительные билеты были бесплатными, так как вход на концерт был свободным, о чем пояснил свидетель Б.С.В.

П. 2 ст. 56 ФЗ "Об основных гарантиях..." содержит понятие подкупа, как нарушение избирательного законодательства. Между тем распространение бесплатных пригласительных билетов не отнесено к подкупу.

Заявителем и представителями заявителя не представлено суду доказательств того, что имел место подкуп избирателей, доказательств, что подкуп был совершен победившим кандидатом (либо по поручению победившего кандидата), а также доказательств, что эти действия оказали влияние на волю избирателей и поэтому не позволяют определить действительное волеизъявление избирателей на вышеуказанных избирательных участках.

По избирательным участкам N 12, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 23, 24, 25, 26, 28 представителями заявителя каких-либо сведений о распространении пригласительных билетов на концерт не представлено вообще.

Таким образом, суд считает, что представителями заявителя не представлено доказательств о фактах подкупа избирателей на избирательных участках N 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28 кандидатом, набравшим наибольшее число голосов.

Доводы заявителя о том, что на избирательном участке N 20 голосование вне помещения было проведено с нарушением закона, а именно все бюллетени для голосования вне помещения были выданы избирателям без их заявлений о голосовании вне помещения и их регистрации в соответствующем реестре, а также что на данном избирательном участке в переносных ящиках для голосования вне помещения было обнаружено 23 бюллетеня, тогда как для голосования вне помещения на данном избирательном участке было выдано 10 бюллетеней, не нашли подтверждения в судебном заседании.

Ст. 66 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав..." предусматривает, что участковая избирательная комиссия обязана обеспечить возможность участия в голосовании избирателям, которые внесены в список избирателей на данном избирательном участке и не могут самостоятельно по уважительным причинам (по состоянию здоровья, инвалидности) прибыть в помещение для голосования. Голосование вне помещения для голосования проводится только в день голосования и только на основании письменного заявления или устного обращения (в том числе переданного при содействии других лиц) избирателя о предоставлении ему возможности проголосовать вне помещения для голосования. Участковая избирательная комиссия регистрирует все поданные заявления (устные обращения) в специальном реестре, который по окончании голосования хранится вместе со списком избирателей.

Члены участковой комиссии, выезжающие по заявлениям (устным обращениям), получают бюллетени, расписываются в их получении. Участковая избирательная комиссия должна располагать необходимым количеством переносных ящиков для голосования вне помещения для голосования, количество которых определяется решением участковой комиссии.

Судом установлено, что на избирательном участке N 20 вне помещения проголосовало 10 человек, что подтверждается реестром заявлений избирателей о предоставлении им возможности проголосовать вне помещения для голосования, заявлениями 10 избирателей о возможности проголосовать вне помещения, ведомостью передачи избирательных бюллетеней членам участковой избирательной комиссии для выдачи их избирателям для проведения голосования вне помещения для голосования.

Кроме того, указанные доводы заявителя и его представителей опровергнуты показаниями свидетелей К.А.Ю., Ч.Н.Е., допрошенных в судебном заседании, являющимися соответственно председателем и зам. председателя УИК N 20, пояснившими в судебном заседании, что на избирательном участке было принято решение об использовании двух переносных урн и в одну из переносных урн были опущены избирательные бюллетени 13 избирателей, проголосовавших досрочно.

У суда нет оснований не доверять показаниям данных свидетелей, поскольку они подтверждаются материалами гражданского дела.

Так, согласно протоколу об итогах голосования по выборам главы АМО на избирательном участке N 20 досрочно проголосовало 13 человек. Данные сведения подтверждены списком лиц, досрочно проголосовавших, и заявлениями 13 избирателей с просьбой предоставить возможность проголосовать досрочно.

Согласно п. 8 ст. 66 ФЗ "Об основных гарантиях..." количество переносных ящиков для голосования определяется решением участковой избирательной комиссии.

Установлено, что решением N 4 от 15 сентября 2005 года участковой избирательной комиссии N 20 подтверждено использование двух переносных ящиков для проведения голосования вне помещения на избирательном участке N 20.

Как установлено судом из акта о проведении голосования вне помещения для голосования членов УИК N 20, голосование вне помещения осуществлялось с помощью переносного ящика для голосования N 2.

Таким образом, у суда нет оснований не доверять представителям территориальной избирательной комиссии, пояснившим в судебном заседании, что в протоколе об итогах голосования по выборам главы АМО по УИК N 20 в строке N 6 в числе 23 избирательных бюллетеней, выданных избирателям, проголосовавших вне помещения, содержатся 13 бюллетеней лиц, проголосовавших досрочно.

Доверяя пояснениям представителей территориальной избирательной комиссии и свидетелей К.А.Ю., Ч.Н.Е., суд принимает во внимание, что от наблюдателя М.Т.А. от кандидата К.М.В. и других наблюдателей, которых на избирательном участке N 20 было 14 человек, присутствовавших при проведении голосования, подсчете голосов избирателей, заявлений и жалоб не поступило ни в территориальную избирательную комиссию, ни в участковую избирательную комиссию на допущенные нарушения в ходе проведения подсчета голосов избирателей и составления протокола об итогах голосования.

Заявителем и его представителями не представлено суду доказательств, опровергающих доводы представителей территориальной избирательной комиссии Ангарского муниципального образования.

С учетом изложенного суд не находит оснований для признания недействительными протокола об итогах голосования по выборам главы АМО и решения об утверждении итогов голосования по выборам главы АМО на избирательном участке N 20.

Заявителем в качестве основания для признания недействительными результатов выборов по избирательному участку N 90 указано, что участковой избирательной комиссией бюллетени, извлеченные из конвертов по досрочному голосованию, были опущены в стационарный ящик и приняты к подсчету голосов в числе действительных несмотря на то, что на конвертах, в которых были запечатаны данные бюллетени, на месте склейки отсутствовали печать и подписи членов избирательной комиссии, а на 11 конвертах отсутствовали подписи избирателей, проголосовавших досрочно.

В соответствии с п. 4 ст. 65 вышеуказанного Федерального закона, бюллетень, заполненный проголосовавшим досрочно избирателем, вкладывается избирателем в конверт, который заклеивается. На месте склейки на конверте ставятся подписи двух членов соответственно территориальной комиссии, окружной или избирательной комиссии муниципального образования с правом решающего голоса, а также членов комиссии с правом совещательного голоса, наблюдателей (по их желанию). Указанные подписи заверяются печатью соответствующей комиссии, а также подписью избирателя, проголосовавшего досрочно.

Судом установлено, что в соответствии с протоколом участковой избирательной комиссии N 90 на избирательном участке N 90 досрочно проголосовало 83 человека.

Заявителем и его представителем не представлено доказательств отсутствия подписей двух членов участковой комиссии и печати комиссии на конвертах, в которых хранились избирательные бюллетени досрочно проголосовавших избирателей.

Согласно представленному списку лиц, присутствующих при проведении голосования, подсчете голосов избирателей и составлении протокола об итогах голосования на избирательном участке N 90, в период с 7-00 часов 09.10.2005 до 2-00 часов 10.10.2005 на избирательном участке N 90 находилась наблюдатель от кандидата К.М.В. - К.Т.Л., которой не было указано на такое нарушение членов УИК N 90.

Судом установлено наличие заявления от наблюдателя А.Е.В. об отсутствии на 11 конвертах из 83 подписей избирателей, проголосовавших досрочно. Данный факт судом был проверен, и суд считает, что членами участковой избирательной комиссии бюллетени, находящиеся в 11 конвертах, обоснованно были помещены в урну для голосования, поскольку отсутствие на конвертах подписей избирателей не повлияло на их волеизъявление, а следовательно, и на определение воли избирателей на избирательном участке N 90.

Тот факт, что 11 избирателей, проголосовавших досрочно, отказались поставить свои подписи на конвертах, в которых хранились избирательные бюллетени, подтвержден актом членов избирательной комиссии N 90 от 5 октября 2005 года и не оспорен в судебном заседании представителями заявителя.

Заявителем и представителями заявителя не представлено доказательств, что члены участковых избирательных комиссий N 21, 24, 60 при сортировке избирательных бюллетеней не оглашали содержащиеся в каждом из них отметки избирателя, не предоставляли бюллетени для визуального контроля всем присутствующим лицам, а также доказательств, что одновременно оглашалось содержание двух и более бюллетеней.

Ст. 68 названного Федерального закона предусматривает, что подсчет голосов избирателей осуществляется открыто и гласно с оглашением и соответствующим оформлением в увеличенной форме протокола об итогах голосования последовательно всех результатов выполняемых действий по подсчету бюллетеней и голосов избирателей членами участковой комиссии с правом решающего голоса.

Председатели участковых избирательных комиссий N 21, 24 и 60 Х.А.Т., К.Г.Я., Ш.Т.Ф., допрошенные в судебном заседании, пояснили, что при сортировке избирательных бюллетеней после вскрытия урн для голосования избирательные бюллетени обозревались, оглашалось их содержание.

У суда нет оснований не доверять показаниям данных свидетелей. Представителями заявителя показания свидетелей не опровергнуты.

Кроме того, показания свидетелей Х.А.Т., К.Г.Я., Ш.Т.Ф. подтверждаются другими материалами гражданского дела.

Заявителем и его представителями не представлено суду доказательств проведения голосования 9 октября 2005 года после 22 часов на избирательных участках N 13, 25.

Вместе с тем при исследовании в судебном заседании избирательных бюллетеней избирательных участков N 5, 9, 15, 20, 21, 24, 28, 43, 45, 49, 58, 60, 61 с голосами за кандидата К.Е.П. и недействительных избирательных бюллетеней, а по избирательному участку N 5 всех действительных избирательных бюллетеней по выборам главы АМО установлено следующее.

По избирательному участку N 5 в действительных бюллетенях за кандидата К.Е.П.: в 6 бюллетенях вычеркнуты данные кандидата Р.В.И. Исследованием действительных избирательных бюллетеней с голосами избирателей за кандидата К.М.В. было также установлено 6 бюллетеней, в которых вычеркнуты данные кандидата Р.В.И.

По избирательному участку N 9 в одном бюллетене отметки избирателя стоят против данных кандидата К.Е.П. и в позиции "Против всех кандидатов".

По избирательному участку N 15 в двух бюллетенях отметки стоят против данных кандидатов К.А.П. и К.Е.П., в одном - отметки стоят против данных кандидатов К.Е.П. и К.М.В, но против кандидата К.М.В. отметка вычеркнута.

По избирательному участку N 21 имеется 1 бюллетень с отметкой за кандидата К.М.В., который засчитан кандидату К.Е.П.

По избирательному участку N 49 один бюллетень с отметкой за кандидата К.М.В. засчитан кандидату К.Е.П., в 1 - вычеркнуты данные кандидата Р.В.И.

По избирательным участкам N 60 и 61 по одному бюллетеню на каждом участке, в которых отсутствует печать, заверяющая подписи членов УИК.

С учетом указанных избирательных бюллетеней суд находит обоснованными доводы представителей заявителя в части и считает подлежащими исключению из числа голосов избирателей, поданных за кандидата К.Е.П., вышеназванные избирательные бюллетени, из которых:

- 1 бюллетень по избирательному участку N 9, в котором отметки стоят против фамилии кандидата К.Е.П. и в позиции "Против всех", поскольку данный бюллетень должен быть признан недействительным, так как в нем более одной отметки;

- 2 бюллетеня по избирательному участку N 15, в одном из которых отметки стоят против данных кандидатов К.Е.П. и К.М.В. и отметка за кандидата К.М.В. вычеркнута, и второй, в котором отметки стоят против данных кандидатов Р.В.И. и К.Е.П., поскольку такие бюллетени должны быть признаны недействительными, так как в них более одной отметки;

- по 1-му бюллетеню по каждому избирательному участку N 21 и 49, так как в них отметки стоят против данных кандидата К.М.В. как необоснованно засчитанные кандидату К.Е.П.;

- по 1-му бюллетеню по каждому избирательному участку N 60 и 61, в которых отсутствует печать УИК, поскольку они не соответствуют требованиям, предъявляемым к избирательным бюллетеням, предусмотренным п. 16 ст. 63 ФЗ "Об основных гарантиях...";

- 7 избирательных бюллетеней по избирательным участкам N 5 и 49, в которых вычеркнуты данные кандидата Р.В.И., в отношении которого нет решения об аннулировании регистрации в качестве кандидата на должность главы АМО, поскольку данным бюллетенем избиратель мог быть введен в заблуждение и его волеизъявление невозможно установить. При этом суд принимает во внимание показания свидетеля Б.Е.А., являющейся избирателем по 5 избирательному участку, пояснившей суду, что имела намерения голосовать за кандидата Р.В.И., но увидев, что в бюллетени данные Р.В.И. вычеркнуты, опустила в урну чистый бюллетень без отметок за кандидата на должность главы АМО. Свидетель Г.А.А., являющаяся наблюдателем на избирательном участке N 5, пояснила суду, что на избирательном участке избиратели обратили внимание, что в бюллетенях по выборам главы АМО был вычеркнут кандидат Р.В.И.

Суд доверяет показаниям данных свидетелей, поскольку они подтверждаются материалами дела, показаниями свидетеля И.Г.В., являющейся председателем УИК N 20, а также обозренными в судебном заседании списками избирателей избирательному участка N 20, из которых установлено, что свидетель Б.Е.А. получала избирательные бюллетени, так как в списках имеется подпись избирателя.

С учетом изложенного из числа голосов избирателей, поданных за кандидата К.Е.П. по выборам главы Ангарского муниципального образования, надлежит исключить 14 голосов.

Между тем выявленные судом нарушения избирательного законодательства не могут служить основанием для признания протоколов участковых избирательных комиссий об итогах голосования недействительными и отмены решений участковых избирательных комиссий об итогах голосования на избирательных участках, признания недействительными итогов голосования по выборам главы АМО и признания недействительными общих результатов муниципальных выборов главы АМО, поскольку не повлияли на установление действительного волеизъявления избирателей на избирательных участках N 5, 9, 15, 21, 49, 60, 61.

При исключении по избирательному участку N 5 6 голосов избирателей, по избирательному участку N 9 - 1 голоса, по избирательному участку N 15 - 2-х голосов, по избирательному участку N 21 - 1 голоса, по избирательному участку N 49 - 1 голоса, по избирательному участку N 60 - 1 голоса, по избирательному участку N 61 - 1 голоса соотношение голосов избирателей, поданных за кандидата К.М.В. и кандидата К.Е.П., не изменится по перечисленным избирательным участкам в пользу избранного кандидата на должность главы Ангарского муниципального образования К.Е.П., поскольку разница в голосах, поданных за победившего кандидата К.Е.П. и кандидата К.М.В., составляет соответственно по вышеуказанным участкам: 80 голосов, 16 голосов, 181 голос, 92 голоса, 130 голосов, 65 голосов, 59 голосов.

Таким образом, у суда нет оснований для признания недействительными протоколов участковых избирательных комиссий об итогах голосования по выборам главы АМО, отмены решений участковых избирательных комиссий об итогах голосования по выборам главы АМО, признания недействительными итогов голосования на избирательных участках N 5, 6, 9, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 42, 43, 45, 49, 58, 60, 61, 90, 91 по выборам главы Ангарского муниципального образования, отмены решения территориальной избирательной комиссии Ангарского муниципального образования от 10 октября 2005 года N 47/215 "Об утверждении результатов выборов главы Ангарского муниципального образования", признания недействительными общих результатов муниципальных выборов 9 октября 2005 года по выборам главы Ангарского муниципального образования, поскольку отсутствуют доказательства в обоснование утверждения заявителя и его представителей о том, что при проведении 9 октября 2005 года выборов главы Ангарского муниципального образования были допущены нарушения избирательного законодательства, которые повлияли на волеизъявление избирателей, а нарушения, установленные в судебном заседании, не повлияли на свободное волеизъявление избирателей.

На основании изложенного заявление К.М.В. о признании недействительными протоколов участковых избирательных комиссий об итогах голосования по выборам главы АМО, отмене решений участковых избирательных комиссий об итогах голосования по выборам главы АМО, признании недействительными итогов голосования на избирательных участках N 5, 6, 9, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 42, 43, 45, 49, 58, 60, 61, 90, 91 по выборам главы Ангарского муниципального образования, отмене решения территориальной избирательной комиссии Ангарского муниципального образования от 10 октября 2005 года N 47/215 "Об утверждении результатов выборов главы Ангарского муниципального образования", признании недействительными общих результатов муниципальных выборов 9 октября 2005 года по выборам главы Ангарского муниципального образования не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст.ст. 194 - 199 ГПК РФ, суд

 

решил:

 

Отказать К.М.В. в удовлетворении требований о признании недействительными протоколов участковых избирательных комиссий об итогах голосования на избирательных участках N 5, 6, 9, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 42, 43, 45, 49, 58, 60, 61, 90, 91 по выборам главы Ангарского муниципального образования, об отмене решений участковых избирательных комиссий об утверждении протоколов об итогах голосования на избирательных участках N 5, 6, 9, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 42, 43, 45, 49, 58, 60, 61, 90, 91 по выборам главы Ангарского муниципального образования, о признании недействительными итогов голосования на избирательных участках N 5, 6, 9, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 42, 43, 45, 49, 58, 60, 61, 90, 91 по выборам главы Ангарского муниципального образования, об отмене решения территориальной избирательной комиссии Ангарского муниципального образования от 10 октября 2005 года N 47/215 "Об утверждении результатов выборов главы Ангарского муниципального образования (городского поселения)", о признании недействительными общих результатов муниципальных выборов 9 октября 2005 года главы Ангарского муниципального образования (городского поселения) на территории Ангарского муниципального образования Иркутской области.

Решение может быть обжаловано в Иркутский областной суд через Ангарский городской суд в течение 10 дней со дня изготовления мотивированного текста решения, который будет изготовлен 20 февраля 2006 года.

 

Судья: _____________

         (подпись)

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь