Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 декабря 2005 г. по делу N 33-3076

 

Судья: Мартынова Е.А.

 

20 декабря 2005 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                    Сериковой Т.И.

    судей                                Фроловой Т.А. и Бурдюговского О.В.

 

заслушала в открытом судебном заседании по докладу Сериковой Т.И. дело по кассационной жалобе Министерства здравоохранения и социального развития Пензенской области на решение Ленинского районного суда от 20 октября 2005 года, которым постановлено:

Исковые требования К. удовлетворить частично.

Восстановить К. на работе в должности специалиста 1 категории отдела доходов населения, потребительских бюджетов и мониторинга в социально-трудовой сфере Министерства здравоохранения и социального развития Пензенской области с 30.08.2005 года.

Взыскать с Министерства здравоохранения и социального развития Пензенской области в пользу К. компенсацию морального вреда в размере 500 рублей.

В остальной части исковые требования К. к Министерству здравоохранения и социального развития Пензенской области о взыскании, компенсации морального вреда оставить без удовлетворения.

Взыскать с Министерства здравоохранения и социального развития Пензенской области в доход государства госпошлину в сумме 200 рублей.

Решение суда в части восстановления на работе обратить к немедленному исполнению.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителя Министерства здравоохранения и социального развития Ш., К., заключение прокурора Артамоновой С.А., полагавшей решение оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. работала в должности специалиста 1 категории отдела доходов населения, потребительских бюджетов и мониторинга в социально-трудовой сфере Министерства здравоохранения и социального развития Пензенской области.

Приказом N 307-л от 29 августа 2005 года она была уволена по п. 2 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением численности и штата работников 29 августа 2005 года с предоставлением гарантий и компенсаций, предусмотренных ст. 31 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" (л.д. 207).

К. обратилась в суд с иском к Министерству здравоохранения и социального развития Пензенской области о восстановлении на работе, указывая на то, что ее увольнение было незаконным, поскольку как лицо, имеющее статус государственного служащего, она не могла быть уволена по этому основанию. В нарушение требований ст. 31 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" ей не была предоставлена другая работа с учетом квалификации, стажа и образования; после ее увольнения ее трудовые функции стал выполнять другой сотрудник, переведенный на работу к ответчику из Железнодорожной районной администрации; увольнение было произведено без учета требований ст. 179 ТК РФ - не было учтено ее преимущественное право на оставление на работе как лица, в семье которого отсутствуют иные лица с самостоятельным заработком.

Одновременно истица просила взыскать с ответчика компенсацию морального вреда, причиненного незаконным увольнением, в размере 10000 руб.

Ленинский районный суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе Министерство здравоохранения и социального развития Пензенской области просит решение суда отменить, указывая на то, что суд неправильно истолковал закон. Признавая увольнение истицы незаконным по тому основанию, что ей не была предложена другая работа в период ее временной нетрудоспособности, суд не учел, что непредложение истице другой работы в период с 15.08.2005 года (дата появления вакансии) по день увольнения истицы было продиктовано требованиями действующего законодательства, согласно которому состояние здоровья работника является одним из факторов, который работодатель должен учитывать при предложении работнику другой работы. Произвести учет состояния здоровья истцы в период с 15 августа по 26 августа 2005 года ответчик был лишен возможности, поскольку истица находилась на стационарном лечении и направлялась на освидетельствование для установления группы инвалидности.

В возражениях на кассационную жалобу К. просит решение суда оставить без изменения, указывая на то, что суд правильно оценил то обстоятельство, что ей не были предложены все имеющиеся вакансии. Ответчик имел возможность известить ее о наличии вакансии, знал о дате выхода ее на работу. На момент появления вакансии не было сведений об ограничении ее трудовой функции.

Обсудив доводы жалобы и возражений на нее, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения по следующим мотивам.

Удовлетворяя исковые требования о восстановлении истицы на работе, суд признал установленным и исходил из того, что ответчик, в нарушение требований ст. 180 ТК РФ, не выполнил в полной мере обязанность по предложению истице другой работы.

Данный вывод суда является правильным, он соответствует требованиям закона и установленным по делу обстоятельствам.

Согласно ст. 180 Трудового кодекса при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника.

Из материалов дела следует, что после предупреждения истицы о сокращении ее должности, имевшего место 15 декабря 2005 года, у ответчика появлялась вакансия должности главного специалиста контрольно-ревизионного отдела, которую истица по уровню своей квалификации, профессионального образования и стажа гражданской службы могла замещать, однако эта должность истице предложена не была.

Таким образом, суд обоснованно признал, что увольнение истицы было произведено с нарушением закона, в связи с чем, согласно ст. 394 ТК РФ, она подлежит восстановлению на работе.

Доводы кассационной жалобы о том, что на момент появления вакансии ответчик не мог произвести учет здоровья истицы, так как она находилась на стационарном лечении и направлялась на освидетельствование в бюро МО на предмет установления ей группы инвалидности, не свидетельствуют о незаконности решения суда.

Из материалов дела следует, что хотя работодателю не было известно о том, будут ли установлены истице какие-либо ограничения по труду, и сможет ли она по состоянию здоровья выполнять должностные обязанности по вакантной должности главного специалиста контрольно-ревизионного отдела, на эту вакантную должность фактически с 18 августа 2005 года была переведена работник Ю. (т. 2 л.д. 240).

Кроме того, вывод суда первой инстанции подтверждают и другие исследованные судом обстоятельства.

Так, из имеющегося в материалах дела - приложения N 8 к протоколу заседания комиссии по подготовке мероприятий, связанных с сокращением численности и штата работников Министерства от 7.12.2004 года следует, что должность главного специалиста контрольно-ревизионного отдела была вакантной у ответчика в декабре 2004 года, т.е. на момент предупреждения истицы об увольнении и до ее поступления на стационарное лечение (л.д. 71).

На эту должность была принята приказом N 225-л от 14.06.2005 года С. (л.д. 212).

Делая вывод о том, что истице не могла быть предоставлена должность главного специалиста контрольно-ревизионного отдела в связи с тем, что эта работа связана с постоянными командировками и по состоянию здоровья истица не может выполнять эту работу, ответчик сослался на письмо руководителя филиала N 1 главного бюро МСЭ по Пензенской области, поступившее 29.08.2005 года.

Однако это письмо не содержит заключения о соответствии истины по состоянию здоровья вакантной должности (л.д. 253 том 2).

Кроме того, истица замещала должность гражданской службы.

В соответствии со ст. 31 Федерального закона "О гражданской службе Российской Федерации" при сокращении должностей гражданской службы государственно-служебные отношения с гражданским служащим, замещающим сокращаемую должность, продолжаются в случае:

1) предоставления гражданскому служащему с учетом уровня его квалификации, профессионального образования и стажа гражданской службы или работы (службы) по специальности возможности замещения иной должности гражданской службы в том же государственном органе либо в другом государственном органе;

2) направления гражданского служащего на профессиональную переподготовку и повышению квалификации.

Таким образом, законодательство предусматривает повышенные гарантии данной категории работников при их увольнении по п. 2 ст. 81 ТК РФ.

Из материалов дела следует, что ответчик запрашивал другие государственные органы о наличии вакантных должностей.

Однако этот запрос имел место лишь в декабре 2004 года, в то время как увольнение истицы состоялось в августе 2005 года. Сведений об отсутствии вакансий в других государственных органах на этот период ответчик не имел.

Более того, в материалах дела имеются ответы от Региональной энергетической комиссии Пензенской области от 7.12.2004 года (т. 1 л.д. 147) и из Аппарата Правительства РФ от 14.02.2005 года (т. 1 л.д. 159), из которых с достоверностью нельзя сделать вывод об отсутствии вакансий, однако ответчик мер для уточнения данных ответов в целях выполнения требований ст. 31 Федерального закона "О гражданской службе Российской Федерации" не принял.

Таким образом, судебная коллегия считает решение суда законным и обоснованным и не находит оснований для его отмены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361, 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда от 20 октября 2005 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Министерства здравоохранения и социального развития Пензенской области - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь