Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА НОЯБРЬ 1999 ГОДА

 

КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

 

ДЕЛО N 22-1359

УСТЬ-ВЫМСКОГО РАЙСУДА

 

Ш. осужден за побег из мест лишения свободы по предварительному сговору группой лиц (п. "а" ч. 2 ст. 313 УК РФ).

Судебная коллегия переквалифицировала действия Ш. на ч. 1 ст. 313 УК РФ с назначением наказания по данной статье, указав следующее.

Признавая Ш. виновным в побеге по предварительному сговору с осужденным Т., суд в приговоре сослался на показания Ш., в которых он подтверждал факт побега, а также на протокол его задержания в г. Коряжме Архангельской области.

Однако в приговоре не приводится доказательств о наличии между осужденными сговора на совместный побег из колонии. Сам Ш. категорически отрицает сговор на побег с Т., а последний до настоящего времени не обнаружен.

 

ДЕЛО N 22-1369

СЫКТЫВКАРСКОГО ГОРСУДА

 

По п. "б" ч. 2 ст. 213 УК РФ квалифицируются хулиганские действия, связанные с активным противодействием лицам, пытающимся пресечь их.

Р. осужден по ст. 213 ч. 2 п. "б" УК РФ за хулиганство, сопровождающееся применением насилия к С., а также связанное с сопротивлением П., пресекающему нарушение общественного порядка.

Грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное Р., сопровождалось применением насилия к С., а также повреждением имущества ООО "Комитекс-Трейдинг", а потому содержало все признаки преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Обосновывая необходимость квалификации действий осужденного по п. "б" ч. 2 ст. 213 УК РФ, суд в приговоре сослался на показания С. и П. о том, что последний пытался остановить и успокоить Р.

Материалами дела установлено, что П. пресекал нарушение общественного порядка, однако Р. противодействия ему не оказывал, что исключает возможность юридической квалификации действий Р. по п. "б" ч. 2 ст. 213 УК РФ.

С учетом изложенного судебная коллегия содеянное Р. переквалифицировала на ч. 1 ст. 213 УК РФ со снижением наказания ввиду применения закона о менее тяжком преступлении, назначив 1 год лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, и на основании Постановления Государственной Думы РФ от 18.06.1999 "Об объявлении амнистии" освободила Р. от назначенного наказания.

 

ДЕЛО N 22-1291

СЫКТЫВКАРСКОГО ГОРСУДА

 

Один исполнитель преступления не может отвечать за те действия другого исполнителя, которые вышли за пределы соглашения между ними.

К., Т. и Е. осуждены к различным срокам лишения свободы за совершение преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 2 п.п. "а", "г" УК РФ.

Как установлено материалами дела, осужденные с целью хищения чужого имущества подъехали на автомашине ВАЗ 2106 г/н <...> к потерпевшим М., П. и С., которые ремонтировали машины. Все трое встали возле П., которому Е. сказал, что нужно платить, а затем, отодвинув полу куртки, показал находящийся у него в кобуре газовый пистолет. При этом Е. сказал, что застрелит, если они не заплатят по 500 тыс. рублей с машины "логиновской братве". Стоящий рядом Т. говорил, что если они не заплатят, то приедут ребята и разгрузят их машины и никто их не найдет, угрожал, что разобьет им лицо.

Испугавшись реальности угроз, высказываемых осужденными, потерпевшие отдали им деньги в сумме 1 миллион рублей.

Признавая осужденных виновными в совершении разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору с применением оружия, суд указал, что из их действий как на месте совершения преступления, так и после его совершения видно, что роли между ними были заранее распределены, действия каждого из них охватывались единым умыслом, в том числе и на применение оружия.

К показаниям осужденных Т. и К. о том, что они не видели пистолета у Е., суд отнесся критически, поскольку передача пистолета происходила в машине К., там же он и был найден. Спрятан пистолет был в присутствии Т. и К.

Однако доказательств, подтверждающих вывод суда о наличии предварительной договоренности осужденных на совершение разбойного нападения с применением оружия, ни следствием, ни судом не добыто, этот вывод сделан судом на предположениях о том, что осужденные должны были знать о наличии у Е. пистолета.

Из показаний самих осужденных и свидетелей видно, что Т. в момент получения Е. пистолета не присутствовал и знать о наличии пистолета у последнего он не мог. Пистолет Е. приобрел за несколько часов до совершения преступления.

Учитывая, что данные обстоятельства ни судом, ни следствием не опровергнуты, действия осужденных К. и Т. должны квалифицироваться по ст. 161 ч. 2 п.п. "а", "г" УК РФ как грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия неопасного для жизни и здоровья.

Поскольку действия Е., высказавшего угрозу убийством в отношении П., вышли за пределы договоренности с остальными осужденными, его действия переквалифицированы на ч. 1 ст. 162 УК РФ (нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения оружия). В действиях Е. отсутствует квалифицирующий признак разбоя - применение оружия, поскольку он не вынимал пистолет из кобуры и при завладении деньгами не применял его.

 

ДЕЛО N 22-1354

СЫКТЫВКАРСКОГО ГОРСУДА

 

Не могут быть квалифицированы как хулиганство действия, совершенные не из хулиганских побуждений, а по другим мотивам, например, на почве личных неприязненных отношений.

Ц. осужден по ст. 213 ч. 3 УК РФ за то, что 18.10.1998 около 23 часов в своей квартире из хулиганских побуждений устроил скандал с потерпевшими, а затем умышленно бросил в Р. кухонной кастрюлей, причинив ей легкий вред здоровью.

Между тем, вывод суда о квалификации действий Ц. по ч. 3 ст. 213 УК РФ противоречит материалам дела, из которых следует, что Ц. ночью пришел в свою квартиру, где проживал с женой и падчерицей Г., там же находились подруги падчерицы. Ему не понравилось, что в ночное время в его квартире находились Р. и С., и он потребовал, чтобы подруги Г. ушли. Между потерпевшими и осужденным по этому поводу произошел конфликт, в ходе которого Г. и Р. были причинены телесные повреждения.

Данные обстоятельства подтверждаются показаниями потерпевшей Р., пояснившей, что 18.10.1998 она с С. и Г. пришла к последней в гости поздно вечером, может ночью. Пришел Ц. и стал ругаться, выгонять их из квартиры, чем-то бросил в нее и попал в голову, из головы пошла кровь.

Мать Г. показала, что девочки пришли домой выпившие, стали еще пить спиртное. Когда пришел домой осужденный, ему не понравилось, что они "гуляют". Он всегда ругался, когда девочки приходили поздно.

Эти обстоятельства дают основания считать, что действия Ц. охватывались не хулиганским мотивом, а личными неприязненными отношениями, возникшими на почве нахождения в квартире по месту его жительства в ночное время падчерицы и ее подруг, находившихся в состоянии алкогольного опьянения. Поэтому его действия в отношении Р. должны квалифицироваться по ст. 115 УК РФ.

Но поскольку в деле имеется заявление Р. о том, что она не желает привлекать Ц. к уголовной ответственности, судебная коллегия приговор суда отменила, а дело производством прекратила на основании п. 6 ст. 5 УПК РСФСР.

 

ДЕЛО N 22-1405

УСТЬ-КУЛОМСКОГО РАЙСУДА

 

Г., ранее судимый 16.06.1978, 30.08.1982, 29.11.1989, 05.05.1992 и 08.03.1996, осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы.

Судебная коллегия переквалифицировала действия Г. на ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п.п. "б", "в", "г" УК РФ и назначила наказание по данной статье в виде 4 лет лишения свободы, указав следующее.

Судимости Г. от 30.08.1982, 29.11.1989 и 05.02.1992 за совершение преступлений, не относящихся к категории тяжких, в соответствии со ст. 86 УК РФ погасились; его судимость от 16.06.1978 по ст. 206 ч. 3 УК РСФСР, по которой он был осужден за совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте к лишению свободы сроком на 4 года и освободился 27.04.1982, в соответствии со ст. 95 УК РФ погасилась 27.04.1985.

Таким образом, Г. имеет только одну непогашенную судимость от 08.03.1996 по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР, и его действия следует квалифицировать как покушение на кражу чужого имущества, совершенную неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину.

 

НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ

 

ДЕЛО N 22-1351

УСТЬ-КУЛОМСКОГО РАЙСУДА

 

Г. осужден по ст. 162 ч. 2 п.п. "а", "б", "г" УК РФ к 10 годам л/св., по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 1 году 6 месяцам л/св. и в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ к 11 годам лишения свободы с отбыванием первых двух лет в тюрьме, а затем в исправительной колонии особого режима.

Кассационная инстанция исключила из приговора указание об отбывании лишения свободы в течение двух лет в тюрьме, поскольку суд в приговоре не мотивировал необходимость назначения осужденному тюремного заключения.

 

ДЕЛО N 22-1338

УСТЬ-КУЛОМСКОГО РАЙСУДА

 

Г., ранее судимый 28.07.1999 по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 1 год, осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 2 годам л/св. за то, что 06.06.1999 умышленно причинил тяжкий вред здоровью потерпевшей Т., опасный для жизни человека. В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по предыдущему приговору и окончательно определено 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия приговор суда изменила, указав следующее.

Настоящим приговором Г. осужден за преступление, совершенное 06.06.1999, то есть до вынесения приговора от 28.07.1999. Поэтому при назначении наказания суду следовало руководствоваться правилами ч. 5 ст. 69 УК РФ, а не правилами ст. ст. 70 и 74 УК РФ, которые применимы только в случае совершения условно осужденным умышленного преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого в течение испытательного срока.

С учетом изложенного судебная коллегия исключила из приговора указание о назначении Г. наказания по правилам ст. 70 УК РФ (по совокупности приговоров) и приговор от 28.07.1999 определила исполнять самостоятельно.

 

ДЕЛО N 22-1301

СЫКТЫВДИНСКОГО РАЙСУДА

 

Неправильное применение уголовного закона при назначении наказания повлекло изменение приговора.

Л., ранее дважды судимый в несовершеннолетнем возрасте, осужден по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Установив, что преступления, за которые Л. осужден 19.09.1994 и 10.03.1998, были совершены им в несовершеннолетнем возрасте, суд в нарушение ч. 4 ст. 18 УК РФ учел их при признании рецидива преступлений в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, а затем и при определении вида исправительного учреждения. В связи с чем, судебная коллегия исключила из мотивировочной части приговора признание обстоятельством, отягчающим наказание, рецидив преступлений, к отбытию наказания назначила исправительную колонию общего режима.

 

ДЕЛО N 22-1299

ИНТИНСКОГО ГОРСУДА

 

В соответствии с п. 3 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ "Об объявлении амнистии" от 18 июня 1999 г. освобождению от отбывания наказания подлежат женщины, впервые осужденные к лишению свободы за умышленные преступления на срок до пяти лет.

И. осуждена по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Преступление было совершено 2 мая 1999 года.

Поскольку И. ранее не судима, совершенное ею преступление не входит в перечень составов преступлений, установленный п. 10 указанного выше постановления, на которые не распространяется действие амнистии, судебная коллегия изменила приговор и на основании п. 3 Постановления "Об объявлении амнистии" освободила И. от назначенного наказания.

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

 

ДЕЛО N 22-1392

УСТЬ-ВЫМСКОГО РАЙСУДА

 

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР в описательной части обвинительного приговора должно содержаться описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, характера вины, мотивов и последствий преступления.

Поскольку по делу З. и Г., осужденных за побег из мест лишения свободы по предварительному сговору группой лиц, указанные требования закона судом не были выполнены, судебная коллегия в соответствии с п. 3 ст. 342 УПК РСФСР приговор отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение.

 

ДЕЛО N 22-1349

УСТЬ-КУЛОМСКОГО РАЙСУДА

 

В соответствии со ст. 129 УПК РСФСР предварительное следствие производится только после возбуждения уголовного дела.

Судебная коллегия отменила приговор суда в отношении С., осужденного за покушение на умышленное уничтожение жилого дома путем поджога, дело направила на новое расследование по следующим основаниям.

На листе дела N 1 имеется текст постановления о возбуждении уголовного дела в отношении С. по ст. ст. 30, 167 ч. 2 УК РФ. Однако постановление никем не подписано, и, таким образом, расследование было проведено по невозбужденному уголовному делу.

Суд на данное нарушение закона органами предварительного расследования никак не отреагировал и кроме того в нарушение ст. 314 УПК РСФСР в приговоре допустил противоречивые выводы, ставящие под сомнение законность и обоснованность приговора.

Так, указав в приговоре, что причиненный пожаром ущерб не может быть признан значительным, суд в то же время признал С. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 30, 167 ч. 2 УК РФ, хотя причинение значительного ущерба является обязательным признаком этого преступления.

 

ДЕЛО N 22-1411

ВОРКУТИНСКОГО РАЙСУДА

 

Е. и П. осуждены к 3 годам 28 дням лишения свободы за совершение квалифицированной кражи чужого имущества, а П. еще и за использование заведомо подложного документа, совершенное 14.08.1996. Наказание Е. постановлено исчислять с 20.08.1996, а П. - с 20.08.1999.

Кассационная инстанция приговор суда изменила, на основании ст. 78 УК РФ освободила П. от наказания, назначенного по ч. 3 ст. 327 УК РФ, исключила из приговора указание о назначении наказаний по ч. 1 ст. 40 УК РСФСР. Наказание Е. и П., назначенное по ч. 2 ст. 158 УК РФ, снизила до 3 лет лишения свободы с исчислением срока наказания с 20.08.1996, указав следующее.

Преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 327 УК РФ, в соответствии со ст. 15 УК РФ отнесено к преступлениям небольшой тяжести. Статья 78 УК РФ предусматривает освобождение от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление, если со дня совершения данного преступления прошло более 2 лет.

Как видно из материалов дела, преступление П. совершил 14.08.1996, и данное обстоятельство было установлено в ходе судебного разбирательства, в связи с чем суд, согласно ч. 4 ст. 5 УПК РСФСР, должен был освободить П. от наказания, назначенного по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

Уголовный закон предусматривает исчисление сроков лишения только в месяцах и годах, однако суд назначил П. и Е. лишение свободы по ч. 2 ст. 158 УК РФ не только в годах, но и в днях, чем нарушил ст. 42 УК РСФСР и ст. 72 УК РФ.

Срок лишения свободы П. постановлено исчислять с 20.08.1999, однако из имеющегося в материалах дела протокола задержания следует, что П. был задержан 20.08.1996.

 

ДЕЛО N 22-1422

СЫКТЫВДИНСКОГО РАЙСУДА

 

В соответствии со ст. 314 УПК РСФСР в приговоре должны содержаться доказательства, на которых основаны выводы суда, мотивы, по которым суд отверг часть доказательств, мотивы изменения обвинения, если таковое было произведено в суде.

Братья К. обвинялись органами предварительного следствия по ст. 213 ч. 3 УК РФ.

Суд признал их виновными по ст. 115 УК РФ, при этом не исследовал всех доказательств, положенных в основу обвинения, безмотивно отверг наличие хулиганского мотива и не обосновал изменение обвинения.

Нарушение требований ст. 314 УПК РСФСР кассационная инстанция признала существенными, в связи с чем отменила приговор.

В соответствии со ст. 27 УПК РСФСР уголовное дело по ст. 116 УК РФ не может быть возбуждено не иначе как по жалобе потерпевшего и только судом или прокурором.

В судебном заседании потерпевший пояснил, что не обращался с заявлением о привлечении к ответственности К.

Однако уголовное дело по ст. 116 УК РФ было возбуждено начальником МОБ Сыктывдинского ОВД, то есть лицом, не имеющим полномочий на возбуждение дел данной категории.

Поскольку существенные нарушения уголовно-процессуального закона были допущены и в ходе предварительного следствия, дело направлено для производства нового расследования.

 

ДЕЛО N 22-1402

ИНТИНСКОГО ГОРСУДА

 

Постановлением судьи дело по обвинению Л. в совершении преступления, предусмотренного п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, возвращено прокурору для производства дополнительного расследования в связи с тем, что предварительное расследование проводилось лицом, исполняющим обязанности следователя, а не следователем.

По данным отдела кадров МВД РК, гражданин К., производивший по данному уголовному делу предварительное следствие, был назначен приказом Министра МВД РК на должность следователя СО Интинского ГОВД и действовал в пределах полномочий, определенных уголовно-процессуальным законом.

Постановление суда по протесту прокурора отменено, и дело направлено в суд на новое рассмотрение.

 

ДЕЛО N 22-1366

ВОРКУТИНСКОГО РАЙСУДА

 

К. признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере. Уголовное дело в отношении него прекращено в связи с изменением обстановки, поскольку после совершения преступления К. вел законопослушный образ жизни, характеризуется только с положительной стороны.

Кассационная инстанция постановление суда отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В соответствии со ст. 77 УК РФ суд при наличии оснований может решить вопрос об освобождении от уголовной ответственности подсудимого и на основании такого освобождения в соответствии со ст. 6 УПК РСФСР прекратить производство по уголовному делу.

Как видно из материалов дела, при вынесении постановления суд не решал вопрос об освобождении К. от уголовной ответственности, а потому не вправе был прекращать производство по делу.

Статья 77 УК РФ устанавливает следующий перечень оснований, влекущих освобождение от уголовной ответственности:

- преступление должно быть совершено впервые;

- оно может быть только небольшой или средней тяжести;

- вследствие изменения обстановки лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными.

Суд в постановлении не указал сведений о личности К., не описал обстоятельства преступного деяния, установленные судом, не привел анализ доказательств, приведший к такому выводу, не дал юридическую квалификацию содеянного.

Кроме того, суд не отразил в постановлении изменений, в результате которых совершенное К. деяние и его личность утратили общественную опасность. К. характеризовался положительно как до совершения преступления, так и после, как обучался в ВУЗе и работал, так и продолжает обучаться и работать, как и ранее не злоупотребляет спиртным.

При таких обстоятельствах постановление суда нельзя признать законным и обоснованным.

 

ДЕЛО N 22-1303

ЭЖВИНСКОГО РАЙСУДА

 

В соответствии с ч. 2 ст. 314 УПК РСФСР суд обязан мотивировать назначение наказания в виде лишения свободы, если санкция уголовного закона предусматривает и другие наказания, не связанные с лишением свободы.

Б. осужден по ст. ст. 33 ч. 4, 5, 158 ч. 2 п.п. "а", "в", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы за то, что он склонил З. к совершению кражи имущества Ч., предоставив необходимую информацию и обещал сбыть похищенное.

З. осужден за то, что поддавшись на уговоры, воспользовавшись предоставленной информацией, по предварительному сговору с Р. проник в квартиру Ч., откуда они тайно похитили принадлежащее ему имущество на сумму 31 655 рублей.

Указав в приговоре, что Б. характеризуется положительно, его роль в преступлении менее опасна, чем у исполнителей, от совершения части преступных действий - реализации похищенного - он отказался, суд при этом не отразил в приговоре обстоятельств, подтверждающих необходимость лишения Б. свободы, чем нарушил требования закона.

Судебная коллегия назначила Б. наказание в виде двух лет исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства и освободила его из-под стражи, признав, что указанные выше обстоятельства дают основания перейти к более мягкому наказанию в соответствии со ст. 64 УК РФ.

Кассационная инстанция также изменила приговор и в отношении З., указав, что непосредственное изъятие имущества З-ым производилось не с Р., как указано в приговоре, а с лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство.

 

ДЕЛО N 22-1387

ПРИЛУЗСКОГО РАЙСУДА

 

Существенные нарушения прав законных представителей потерпевших повлекли отмену приговора по кассационной жалобе законных представителей на необоснованное назначение судом чрезмерно мягкого наказания.

Рассматривая дело по обвинению И. и К. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 132 ч. 3 п. "в", 135 УК РФ, суд в нарушение требований ст. 20 УПК РСФСР о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела постановил приговор на показаниях подсудимых и письменных доказательствах, при этом не вызвал и не допросил в судебном заседании не только малолетних потерпевших, но и в нарушение ст. ст. 53, 274 УПК РСФСР суд, открыв судебное заседание, удалил из зала суда их законных представителей и не разъяснил им их права, чем лишил законных представителей права участвовать в судебном разбирательстве. Допросив законных представителей потерпевших в качестве свидетелей, суд лишил их права участвовать в судебных прениях, которое вытекает из Постановления Конституционного Суда РФ от 15 января 1999 года N 1-П "По делу о проверке конституционности положений частей 1 и 2 статьи 295 УПК РСФСР в связи с жалобой Клюева".

Указанные нарушения повлекли назначение явно несправедливого наказания.

Кроме того, суд в нарушение ст. 314 УПК РСФСР в описательной части приговора не указал мотивы, по которым он пришел к выводу о необходимости применения к И. и К. условной меры наказания.

 

ДЕЛО N 22-1374

УХТИНСКОГО ГОРСУДА

 

В соответствии с частью 3 статьи 5 УПК РСФСР, если обстоятельства, перечисленные в п. 4 ст. 5 УПК РСФСР, обнаруживаются в стадии судебного разбирательства, суд доводит разбирательство дела до конца и постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

Определением суда действия П. переквалифицированы на ст. 158 ч. 1 УК РФ, и дело в отношении ее прекращено производством вследствие Постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии" от 18.06.1999.

Судебная коллегия определение суда отменила, поскольку в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона суд должен был довести разбирательство дела до конца и постановить обвинительный приговор с освобождением П. от наказания.

 

ДЕЛО N 22-1339

ЭЖВИНСКОГО РАЙСУДА

 

Приговор суда отменен в связи с существенными нарушениями органами дознания и судом норм уголовно-процессуального закона.

Кассационная инстанция отменила приговор суда в отношении К., осужденного по ст. 116 УК РФ, и дело направила на новое рассмотрение со стадии производства дознания, указав следующее.

В соответствии со ст. 414 УПК РСФСР по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 116 УК РФ, обязательна протокольная форма досудебной подготовки материалов.

В связи с чем, приняв заявления от потерпевшей об избиении ее бывшим мужем, органы дознания в соответствии со ст. 415 УПК РСФСР должны были собрать материалы, имеющие значение для рассмотрения дела в суде.

Об обстоятельствах совершенного преступления следовало составить протокол, который начальником дознания должен был быть отправлен прокурору, а затем в суд.

Однако в нарушение требований ст. ст. 414, 415 УПК РСФСР органами дознания не были соблюдены правила досудебного производства по делу.

Кроме того, суд в нарушение требований ч. 3 ст. 237 и ч. 2 ст. 278 УПК РСФСР не вручил подсудимому копию заявления и данное заявление в судебном заседании не огласил.

 

НАПРАВЛЕНИЕ ДЕЛА ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА

ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

 

ДЕЛО N 22-1391

УСТЬ-ВЫМСКОГО РАЙСУДА

 

Направляя дело по обвинению Б. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 159 ч. 2 п.п. "б", "в", 160 ч. 2 п.п. "б", "в" УК РФ, для производства дополнительного расследования, суд указал, что в нарушении уголовно-процессуального закона органами предварительного расследования не установлены размеры ущерба, причиненного Б., по каждому эпизоду обвинения.

Однако в постановлении о привлечении Б. в качестве обвиняемой и в обвинительном заключении указаны размеры ущерба по каждому эпизоду обвинения, поэтому выводы суда об отсутствии таковых противоречат материалам дела.

Поскольку суд не привел в постановлении других оснований для возвращения дела на дополнительное расследование, судебная коллегия его отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение со стадии назначения дела.

 

ДЕЛО N 22-1373

СЫКТЫВКАРСКОГО ГОРСУДА

 

Основанием для возвращения дела на дополнительное расследование послужило существенное нарушение норм уголовно-процессуального закона, выразившееся в необеспечении С., страдающего слабостью зрения, защитником.

Судебная коллегия определение суда отменила, а дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Выводы суда о нарушении органами предварительного расследования права на защиту обвиняемого С. не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Из имеющегося в материалах дела ордера на имя адвоката П. и протокола о разъяснении права подозреваемому на защиту видно, что при задержании его по ст. 122 УПК РСФСР ему разъяснялись его права и предоставлялся адвокат, от услуг которого он отказался, о чем свидетельствует его собственноручная запись в протоколе.

При окончании предварительного следствия С. вновь отказался от услуг адвоката и данный отказ скрепил личной подписью. С материалами дела С. ознакомился полностью путем личного прочтения, о чем также свидетельствует его собственноручная запись. Каких-либо данных о том, что он не может писать и читать без очков в связи со слабостью зрения в материалах дела не имеется.

Данные обстоятельства опровергают вывод суда о том, что в ходе следствия было нарушено право обвиняемого С. на защиту.

 

ДЕЛО N 22-1306

СЫКТЫВКАРСКОГО ГОРСУДА

 

Возвращая уголовное дело по обвинению К. в краже чужого имущества для производства дополнительного расследования, суд в постановлении указал, что в нарушении ст. 205 УПК РСФСР в обвинительном заключении не указана дата его составления и оно утверждено прокурором спустя 20 дней после истечения сроков следствия.

Как видно из материалов дела, следователь действительно не указал в резолютивной части обвинительного заключения дату его составления. Однако из справки по уголовному делу, прилагаемой к обвинительному заключению, видно, что последнее было составлено 22 сентября 1999 года, то есть до истечения сроков следствия.

При таких обстоятельствах нарушение части 3 ст. 205 УПК РСФСР не может быть признано существенным, поскольку дата составления обвинительного заключения указана в справке по уголовному делу, являющейся обязательным приложением к обвинительному заключению, поэтому у суда не было оснований возвращать дело для производства дополнительного расследования.

 

Верховный Суд

Республики Коми

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь