Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 апреля 2006 года

 

  Дело N 44у-179/06

Президиум Московского городского суда в составе:

 

    председательствующего                           Егоровой О.А.,

    членов президиума                                Паршина А.И.,

                                                  Васильевой Н.А.,

                                                     Паукова А.В.,

                                                    Тарасова В.Ф.,

                                                    Бирюковой Е.Т.

 

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Карчевского В.В. на приговор Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 8 февраля 2005 года, которым

Т., <...> ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

- по ч. 1 ст. 105 УК РФ сроком на 10 лет;

- по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ сроком на 2 года;

- по ч. 1 ст. 327 УК РФ сроком на 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно определено к отбытию 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он же по ст. ст. 158 ч. 2 п. "в" и 325 ч. 2 УК РФ оправдан за непричастностью к совершению преступления.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Отбывание срока наказания исчисляется с зачетом времени содержания под стражей со 2 марта 2004 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 3 мая 2005 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвокат Карчевский В.В. считает состоявшиеся судебные решения незаконными и необоснованными, указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, утверждает, что вина Т. в совершении убийства не доказана, его признательные показания получены с нарушением закона, а в действиях, связанных с поджогом трупа на балконе и подделкой удостоверения, состав преступления отсутствует.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Рольгейзера В.Э., объяснения потерпевшего Г., согласившегося с постановкой вопроса об изменении судебных решений, изложенной в постановлении о возбуждении надзорного производства, объяснения адвоката Карчевского В.В., поддержавшего доводы надзорной жалобы, и мнение заместителя прокурора г. Москвы Росинского В.В., полагавшего судебные решения в части осуждения Т. по ст. ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2, 327 ч. 1 УК РФ отменить с прекращением дела за отсутствием в действиях осужденного состава преступления, президиум

 

УСТАНОВИЛ:

 

приговором суда Т. признан виновным в умышленном причинении смерти другому человеку, в покушении на умышленное повреждение чужого имущества путем поджога и в подделке документа при следующих обстоятельствах.

3 февраля 2004 года Т., находясь по адресу: <...>, в период времени с 13 часов 55 минут и до 20 часов 40 минут в ходе ссоры на почве внезапно возникших неприязненных отношений с хозяйкой квартиры М., действуя во исполнение внезапно возникшего умысла на убийство последней, используя кухонный нож, нанес ей не менее пяти ударов, причинивших проникающие колото-резаные ранения шеи (1), груди справа (2), одно из которых относится к повреждениям, причинившим вред здоровью средней тяжести, спины справа (2), проникающие в правую плевральную полость, с повреждением на уровне раневых каналов ткани правого легкого, стенки сердца, правой подключичной артерии, со сквозным повреждением тела правой лопатки и грудины, с краевым повреждением 4-го ребра справа, которые относятся к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью; резаные раны правой кисти и груди слева; три колотые раны левой молочной железы, которые относятся к повреждениям, не причинившим вреда здоровью, и в результате чего, от массивной кровопотери, вследствие нанесения колото-резаных ранений шеи и спины, с повреждениями правой подключичной артерии, сердца, ткани и сосудов правого легкого наступила смерть.

Совершив убийство, Т. с целью сокрытия следов преступления переместил труп М. на балкон вышеуказанной квартиры и поджог его, а затем скрылся с места происшествия. Вследствие поджога под воздействием открытого огня квартире потерпевшей мог быть причинен значительный ущерб, однако по не зависящим от Т. обстоятельствам квартира полностью не выгорела.

Кроме того, Т. в не установленном следствием месте и в не установленное следствием время, с целью использования служебного удостоверения Государственного таможенного комитета на имя покойного мужа убитой М. - Д.Г., находившегося в квартире М., совершил подделку данного документа, переклеив фотокарточку (вклеил свою), после чего подделал фрагмент оттиска печати на своей фотографии.

В судебном заседании Т. виновным себя не признал.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе адвоката Карчевского В.В., президиум находит судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, связанные с убийством потерпевшей М., и обоснованно пришел к выводу о виновности Т. в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Виновность осужденного в содеянном подтверждается его собственными показаниями в стадии предварительного следствия, где он неоднократно во всех подробностях излагал обстоятельства убийства М. и сокрытия следов преступления, а также показаниями свидетелей В., К., Д.С., Ш., С.З., С.В., Г., Л., М.О., протоколами осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинского эксперта, протоколом выемки видеоносителей от 12 февраля 2004 года, содержащих видеозапись всех входящих и выходящих из подъезда лиц по месту жительства М., протоколами личного досмотра Т. и проверки его показаний на месте происшествия, вещественными доказательствами и другими материалами дела.

Суд 1-й инстанции тщательно проверил версию осужденного о даче им признательных показаний под влиянием незаконных методов ведения следствия и обоснованно ее отверг по мотивам, подробно изложенным в приговоре. При этом из показаний многочисленных свидетелей, общавшихся с Т. в первые часы после его задержания и при составлении первоначальных процессуальных документов (Г., М.О. и др.) видно, что он спокойно и непринужденно рассказывал об обстоятельствах совершения преступления, притом каких-либо следов насилия на нем заметно не было и никакого воздействия сотрудники правоохранительных органов на него не оказывали.

Из материалов дела видно, что при проведении первоначальных допросов Т. в присутствии защитника ему подробно разъяснялись процессуальные права, предусмотренные ст. ст. 46 и 47 УПК РФ, и положения ст. 51 Конституции РФ. Каких-либо существенных нарушений норм УПК РФ, ставящих под сомнение допустимость полученных доказательств, при этом допущено не было, в связи с чем суд обоснованно положил их в основу своих выводов.

Поэтому в этой части надзорная жалоба адвоката Карчевского В.В. является неосновательной и удовлетворению не подлежит.

Вместе с тем выводы суда о виновности Т. в покушении на умышленное повреждение чужого имущества путем поджога и в подделке документа, т.е. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2, 327 ч. 1 УК РФ, являются ошибочными.

Согласно ст. 30 ч. 3 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если оно не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Как установлено в судебном заседании, Т., совершив убийство М., с целью сокрытия следов преступления переместил труп убитой из комнаты на балкон квартиры и поджог его, после чего с места преступления скрылся. При этом, как видно из протокола осмотра места происшествия и других материалов дела, квартира потерпевшей и находящееся в ней имущество от огня фактически не пострадали.

Не отрицая в стадии предварительного следствия факта поджога трупа потерпевшей, Т. намерения повредить таким способом чужое имущество не признавал, и доказательств о наличии у него прямого умысла на совершение указанного преступления в приговоре не приведено.

Поскольку покушение на умышленное повреждение чужого имущества может быть совершено только с прямым умыслом, а действия Т. свидетельствуют о намерении уничтожить труп потерпевшей, причем не в комнате, а на балконе, куда он специально его переместил, в его действиях состав преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ отсутствует.

Приговором суда также установлено, что Т. при неустановленных обстоятельствах завладел служебным удостоверением бывшего сотрудника Государственного таможенного комитета Д.Г., которое подделал, вклеив в него свою фотографию и изображенным на ней фрагментом оттиска печати.

По смыслу диспозиции части 1 ст. 327 УК РФ уголовную ответственность за подделку документов влечет лишь подделка удостоверений или иных официальных документов, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей. Однако, признавая Т. виновным в подделке удостоверения, предоставляющего права, суд не указал, какие именно права предоставляются владельцу данного документа.

Поскольку при таких обстоятельствах служебное удостоверение покойного Д.Г. не может быть отнесено к категории официальных документов, в действиях Т., подделавшего его, состав преступления, предусмотренного ст. 327 ч. 1 УК РФ, отсутствует.

Таким образом, при рассмотрении дела допущено неправильное применение уголовного закона, что в соответствии со ст. ст. 409 ч. 1, 379 ч. 1 п. 3 УПК РФ является основанием для пересмотра судебных решений в порядке надзора.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

1. Надзорную жалобу адвоката Карчевского В.В. удовлетворить частично.

2. Приговор Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 8 февраля 2005 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 3 мая 2005 года в отношении Т. в части его осуждения по ст. ст. 30 ч. 3, 167 ч. 2 УК РФ и ст. 327 ч. 1 УК РФ отменить и дело производством прекратить на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в деяниях состава преступления.

Исключить из приговора и кассационного определения указание о применении в отношении Т. положений ст. 69 ч. 3 УК РФ и считать его осужденным по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения, а надзорную жалобу адвоката Карчевского В.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

О.А.ЕГОРОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь