Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ПРИМЕНЕНИЮ СУДАМИ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ НОРМ НАЛОГОВОГО

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

 

При составлении настоящего обзора изучены 120 гражданских дел о взыскании сумм налогов, налоговых санкций, таможенных платежей, оспаривании действий налоговых и таможенных органов, рассмотренные судами Красноярского края в 2004 - 2005 годах. Из указанного количества истребованных и изученных дел 84 гражданских дела рассмотрены в качестве суда первой инстанции районными судами г. Красноярска и 36 - мировыми судьями г. Красноярска. Поскольку мировыми судьями края рассматривается большое количество дел о взыскании сумм налогов, налоговых санкций и штрафов, то у мировых судей были запрошены только дела, прошедшие проверку в суде апелляционной инстанции. В 2004 году районными судами г. Красноярска рассмотрено 44 гражданских дела изучаемой категории (из них 19 дел рассматривались районными судами в качестве суда второй инстанции), в 2005 году - 76 гражданских дел (из них 17 рассмотрены в порядке апелляционного производства). Приведенные статистические данные свидетельствуют о росте количества рассматриваемых судами края дел указанной категории. Дела о взыскании таможенных платежей и оспаривании действий таможенных органов, из числа запрошенных дел, составили незначительное количество, при составлении обзора изучено 7 таких дел.

В соответствии с требованиями пп. 5 п. 1 ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления. Следовательно, при цене иска до 50 тысяч рублей имущественный спор по взысканию налогов, пени и налоговых санкций или таможенных платежей либо возврату сумм излишне уплаченных налогов или таможенных платежей подлежит рассмотрению мировым судьей по месту жительства или нахождения ответчика. При цене иска, превышающей 50 тысяч рублей, такого рода споры подлежат разрешению в районном суде. Заявления физических лиц об оспаривании решения, действия (бездействия) налогового или таможенного органа и должностных лиц этих органов, в порядке главы 25 ГПК РФ, рассматривают районные суды по месту жительства заявителя либо по месту нахождения налогового или таможенного органа.

К подведомственности арбитражных судов отнесены дела с участием граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке (часть 2 статьи 27 Арбитражного процессуального кодекса РФ). В соответствии с частью 4 статьи 29 АПК РФ арбитражным судам подведомственны дела о взыскании с организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, обязательных платежей, санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания. Однако в случае прекращения государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя налоговый спор с его участием становится подведомственным суду общей юрисдикции.

Федеральная налоговая служба РФ и ее подразделения (инспекции) в субъектах РФ, как государственные органы, при обращении в суды общей юрисдикции, а также к мировым судьям в защиту государственных интересов с исками о взыскании недоимки по налогам, пени и налоговых санкций освобождаются от уплаты государственной пошлины (подпункт 19 пункта 1 статьи 333-36 Налогового кодекса РФ). При этом налоговые органы не освобождаются от уплаты государственной пошлины при подаче кассационных и надзорных жалоб на решения по таким искам. При удовлетворении требований заявителей или истцов, адресованных к налоговым органам, на последних также следует возлагать обязанность по уплате государственной пошлины.

 

ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ НАЛОГОВ - ТРАНСПОРТНЫЙ

И ЗЕМЕЛЬНЫЙ НАЛОГИ

 

1. Глава "Транспортный налог" в разделе "Региональные налоги и сборы" Налогового кодекса РФ введена в действие Федеральным законом от 24.07.2002 N 110-ФЗ.

При рассмотрении дел, связанных с взысканием транспортного налога, суды руководствуются нормами указанного Налогового кодекса, Законом Красноярского края от 31 октября 2002 года N 4-584 "О транспортном налоге" (в последующих редакциях Закона края), а также Методическими рекомендациями по применению главы 28 "Транспортный налог" части второй Налогового кодекса РФ, утвержденными Приказом МНС РФ от 09.04.2003 года N БГ-3-21/177.

В соответствии с частью 1 статьи 357 Кодекса налогоплательщиками по транспортному налогу признаются организации и физические лица, на которых в соответствии с законодательством Российской Федерации зарегистрированы транспортные средства.

Частью второй статьи 357 Кодекса установлены особенности по определению налогоплательщика по транспортным средствам, зарегистрированным на физических лиц, приобретенным и переданным ими третьим лицам на основании доверенности на право владения и распоряжения транспортным средством до момента официального опубликования Федерального закона от 24.07.2002 N 110-ФЗ (т.е. до 30 июля 2002 года). Статья 357 Кодекса устанавливает три условия, при соблюдении которых налогоплательщиком транспортного налога может быть признано лицо, указанное в доверенности: транспортное средство было приобретено до 30 июля 2002 года и передано другому лицу до указанного срока, причем на основании доверенности с передачей права на владение и распоряжение транспортным средством.

Передача транспортного средства по указанной доверенности после 30 июля 2002 года не освобождает лицо, на которое зарегистрировано данное транспортное средство, от обязанности плательщика транспортного налога.

Решением мирового судьи судебного участка N 55 в Кировском районе г. Красноярска от 14.03.2005, оставленным без изменения апелляционным определением Кировского районного суда г. Красноярска от 26 апреля 2005 года, с У. взыскана сумма транспортного налога за 2003 год в размере 12 тысяч рублей. Из материалов дела видно, что на имя У. был зарегистрирован автомобиль МАЗ-500А, уплату транспортного налога за 2003 год ответчица не производила, сняла автомобиль с регистрационного учета в августе 2004 года, возражая против иска, заявила суду, что продала автомобиль по доверенности в 2003 году. Суд первой инстанции правомерно возложил на У. обязанность по уплате транспортного налога, указав, что в 2003 году автомобиль был зарегистрирован на ее имя, а положения части второй статьи 357 Налогового кодекса РФ, предусматривающие возможность освобождения от уплаты транспортного налога, в данном случае неприменимы.

Пунктом 4 статьи 3 Закона Красноярского края от 31 октября 2002 года N 4-584 "О транспортном налоге" ранее было предусмотрено, что налогоплательщики, являющиеся физическими лицами, уплачивают авансовый платеж не позднее 1 октября текущего налогового периода и уплачивают налог не позднее 1 октября года, следующего за истекшим налоговым периодом. В то время как в соответствии с общими положениями Налогового кодекса РФ сумма налога подлежит уплате за налоговый период (ч. 1 ст. 52 НК РФ), под налоговым периодом понимается календарный год или иной период времени применительно к отдельным налогам, по окончании которого определяется налоговая база и исчисляется сумма налога, подлежащая уплате (п. 1 ст. 55 НК РФ). Статьей 360 Налогового кодекса РФ налоговым периодом для транспортного налога признан календарный год. Законом Красноярского края от 15.11.2005 N 16-4008 положения пункта 4 статьи 3 Закона края "О транспортном налоге" приведены в соответствие с нормами Налогового кодекса РФ, указанным пунктом в новой редакции предусмотрено, что налогоплательщики, являющиеся физическими лицами, уплачивают налог не позднее 1 июля года, следующего за истекшим периодом.

У судов края при применении положений Закона от 31 октября 2002 года N 4-584 в ранее действовавшей редакции возникали вопросы о возможности взыскания с налогоплательщика пени за несвоевременную уплату авансового платежа по транспортному налогу.

Инспекция ФНС России по г. Железногорску обратилась в суд с иском о взыскании с Г. недоимки по транспортному налогу за 2003 год и пени за просрочку уплаты авансового платежа за период с 2 октября 2003 года по 31 августа 2004 года, мотивируя тем, что ответчик в 2003 году владел автомобилем ЗАЗ, 31 мая 2003 года ему было направлено уведомление об уплате авансового платежа по данному налогу в сумме 200 рублей в срок до 1 октября 2003 года. 7 мая 2004 года ответчику вновь было направлено уведомление об уплате транспортного налога и пени в установленный Законом края срок уплаты налога 1 октября 2004 года. Заочным решением мирового судьи судебного участка N 26 в г. Железногорске Красноярского края от 14 октября 2005 года исковые требования инспекции ФНС РФ удовлетворены частично. Отказывая в удовлетворении требований о взыскании с ответчика суммы пени за несвоевременную уплату авансового платежа, суд правильно указал, что норма Закона Красноярского края (статья 3), устанавливающая обязанность налогоплательщика производить уплату всей суммы налога до окончания налогового периода, противоречит Налоговому кодексу и не может применяться судом при рассмотрении настоящего спора. Мировой судья правильно исходил из того, что сумма транспортного налога окончательно должна быть уплачена в году, следующем за истекшим налоговым периодом. Кроме того, установив в судебном заседании, что объект налогообложения, автомобиль ЗАЗ, уничтожен в результате пожара в мае 2003 года, суд правомерно произвел с ответчика взыскание транспортного налога только за 5 месяцев 2003 года.

Представляется правильной практика судов края, в соответствии с которой при установлении факта уничтожения транспортного средства как объекта налогообложения суды освобождают собственников таких транспортных средств от обязанности уплачивать транспортный налог. Согласно положениям статьи 38 НК РФ объектами налогообложения могут являться имущество либо иной объект, имеющий стоимостную, количественную или физическую характеристики, с наличием которого у налогоплательщика законодательство о налогах и сборах связывает возникновение обязанности по уплате налога. Статья 358 НК РФ устанавливает, что по транспортному налогу объектом налогообложения признаются транспортные средства, зарегистрированные в установленном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации. Следовательно, при уничтожении такого объекта налогообложения, как транспортное средство, и невозможности его восстановления и дальнейшего использования по назначению у налогоплательщика прекращается обязанность уплачивать транспортный налог.

Решением мирового судьи судебного участка N 50 в Железнодорожном районе г. Красноярска от 5 июля 2005 года, оставленным без изменения апелляционным определением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 01.12.2005, отказано в иске инспекции ФНС РФ по Железнодорожному району в г. Красноярске о взыскании суммы транспортного налога за 2003 год с С., поскольку судом при рассмотрении дела было установлено, что принадлежавший ответчику автомобиль "Вольво", снятый ответчиком с учета в 2004 году, уничтожен в результате пожара, имевшего место в 2002 году.

2. Федеральным законом от 29 ноября 2004 года N 141-ФЗ "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации..." Налоговый кодекс РФ был дополнен главой 31 "Земельный налог", вступившей в силу с 1 января 2005 года, за исключением ст. 6, которая вступила в силу с 30 ноября 2004 года. Особенностью вступления в силу главы 31 НК РФ стало то обстоятельство, что до принятия представительными органами муниципальных образований нормативных правовых актов (законов) о введении с 1 января 2005 года в соответствии с главой 31 НК РФ земельного налога на территориях соответствующих муниципальных образований применяется Закон РФ от 11 октября 1991 года N 1738-1 "О плате за землю". При условии принятия представительными органами местного самоуправления своих нормативных актов, вводящих земельный налог на территориях соответствующих муниципальных образований, земельный налог будет считаться законно установленным в соответствующем муниципальном образовании начиная с 1 января 2006 года.

При рассмотрении споров о взыскании с налогоплательщиков сумм земельного налога у судов края возникали вопросы по применению положений ч. 5 ст. 8 Закона РФ "О плате за землю". Согласно ч. 5 ст. 8 Закона РФ "О плате за землю" налог на земли, занятые жилищным фондом (государственным, муниципальным, общественным, кооперативным, индивидуальным), а также личным подсобным хозяйством, дачными участками, индивидуальными и кооперативными гаражами в границах городской поселковой черты, взимается со всей площади земельного участка в размере трех процентов от ставок земельного налога, установленных в городах и поселках городского типа, но не менее 10 рублей за квадратный метр.

Межрайонная инспекция МНС РФ N 12 по Красноярскому краю обратилась в суд с иском к П. о взыскании недоимки и пени по налогу в размере 3860 рублей 42 копеек, мотивируя тем, что ответчик имеет в собственности земельный участок площадью 1364 кв. м, предоставленный под строительство жилого дома, строительство жилого дома ответчиком не завершено. Истец полагал, что приведенное выше положение Закона о льготном трехпроцентном налогообложении земель, занятых жилищным фондом, применимо лишь к землям, на которых строительство жилых домов завершено. По мнению истца, понятие "жилищный фонд", используемое в ч. 5 ст. 8 Закона РФ "О плате за землю", следует применять в значении, придаваемом ему ст. 4 ЖК РСФСР (жилищный фонд образуют находящиеся на территории Российской Федерации жилые дома, а также жилые помещения в других строениях, т.е. дома и жилые помещения, строительство которых закончено с осуществлением регистрации прав на построенный объект недвижимости). Решением мирового судьи судебного участка N 136 в г. Шарыпово от 28 июня 2004 года, оставленным без изменения апелляционным определением Шарыповского городского суда от 23 августа 2004 года, с П. в пользу межрайонной инспекции взысканы 19 рублей 25 копеек пени за несвоевременную уплату земельного налога, в остальной части иска инспекции отказано. Постановлением Президиума Красноярского краевого суда от 28 декабря 2004 года было отказано в удовлетворении надзорной жалобы Межрайонной инспекции МНС РФ N 12 по Красноярскому краю на принятые по делу судебные постановления. В Постановлении Президиума краевого суда отмечено, что с учетом смысла и содержания ч. 5 ст. 8 Закона РФ "О плате за землю" указанная норма предусматривает взимание трех процентов от ставки налога на землю исходя из целевого назначения земли и напрямую не связывает право на применение данной льготы со сроками сдачи жилого дома в эксплуатацию и регистрацией его в качестве объекта недвижимости. Именно такое толкование закона было дано судами при рассмотрении настоящего дела.

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕНЫ ТОВАРОВ ДЛЯ ЦЕЛЕЙ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ

 

В соответствии с подпунктом 4 пункта 2 ст. 40 НК РФ налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам лишь при отклонении более чем на 20% в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам в пределах непродолжительного периода времени. Согласно части 3 ст. 40 НК РФ в случаях, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, когда цены товаров, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров, налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары.

ИФНС России по Октябрьскому району г. Красноярска обратилась в суд с иском к К. о взыскании в доход бюджета налога на доходы физических лиц в размере 66823 рублей и пени за несвоевременную уплату налога в размере 3552 рубля, мотивируя тем, что 30 апреля 2004 года К. в ИФНС была представлена налоговая декларация по налогу на доходы физических лиц за 2003 год, в ходе камеральной проверки установлено, что расчет суммы налога на доходы за 2003 год произведен неверно, в связи с приобретением квартиры по договору дарения от 02.06.2003 между ГОУ ПВО КрасГАУ (дарителем) и К. (одаряемой). При расчете суммы налога учтен доход в размере 125976 рублей, стоимость квартиры, указанная в договоре дарения, однако рыночная стоимость данной квартиры составляет 640000 рублей. Решением инспекции МНС по Октябрьскому району г. Красноярска от 25 августа 2004 года определена к уплате К. сумма налога на доходы исходя из рыночной стоимости квартиры и пени. Решением Октябрьского районного суда г. Красноярска исковые требования ИФНС удовлетворены.

 

ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ НАЛОГОВЫХ ВЫЧЕТОВ

 

Согласно подпункту 2 пункта 1 ст. 220 НК РФ при определении размера налоговой базы в соответствии с пунктом 2 статьи 210 Налогового кодекса налогоплательщик имеет право на получение имущественного налогового вычета в сумме, израсходованной налогоплательщиком на новое строительство либо приобретение на территории Российской Федерации жилого дома или квартиры, в размере фактически произведенных расходов, а также в сумме, направленной на погашение процентов по ипотечным кредитам, полученным налогоплательщиком в банках Российской Федерации и фактически израсходованным им на новое строительство либо на приобретение на территории Российской Федерации жилого дома или квартиры. Общий размер имущественного налогового вычета, предусмотренного настоящим подпунктом, не может превышать 1000000 рублей, без учета сумм, направленных на погашение процентов по ипотечным кредитам, полученным налогоплательщиком в банках Российской Федерации и фактически израсходованным на приобретение на территории Российской Федерации жилого дома или квартиры.

Указанный имущественный налоговый вычет предоставляется налогоплательщику на основании письменного заявления налогоплательщика и документов, подтверждающих право собственности на приобретенный (построенный) жилой дом или квартиру, а также платежных документов, оформленных в установленном порядке, подтверждающих факт уплаты денежных средств налогоплательщиком по произведенным расходам (квитанции к приходным ордерам, банковские выписки о перечислении денежных средств со счета покупателя на счет продавца, товарные и кассовые чеки, акты о закупке материалов у физических лиц с указанием в них адресных и паспортных данных продавца и другие документы).

Ш. и Ш. обратились в суд с заявлением об оспаривании действий ИФНС по Центральному району г. Красноярска, указывая, что по договору купли-продажи от 04.03.2003 купили в общую равнодолевую собственность трехкомнатную квартиру в г. Красноярске, инспекция отказала им в предоставлении имущественного налогового вычета, требуя расписку об уплате денежных средств за квартиру. Решением Центрального районного суда г. Красноярска от 28 марта 2005 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 18 июля 2005 года, требования инспекции ФНС РФ по Центральному району г. Красноярска, адресованные Ш., о предоставлении дополнительных документов для налогового вычета признаны незаконными, инспекция ФНС РФ по Центральному району г. Красноярска обязана предоставить вычет по налогу на доходы физических лиц Ш. в связи с приобретением ими квартиры в равнодолевую собственность. Суд правомерно указал, что поскольку из договора купли-продажи, подписанного продавцами и покупателями, следует, что покупатели уплатили стоимость квартиры полностью до подписания договора, то данный договор является иным документом, подтверждающим факт уплаты денежных средств, в соответствии с п. 1 ст. 220 НК РФ.

Решением Кировского районного суда г. Красноярска от 20 сентября 2005 года также признаны незаконными действия ИФНС по Кировскому району г. Красноярска по отказу в предоставлении налогового вычета К., инспекция обязана предоставить К. имущественный налоговый вычет за 2003 год. Из материалов дела видно, что 11 августа 2003 года К. заключила с ЗАО "Фирма Культбытстрой" договор об инвестировании долевого строительства жилого дома, по условиям договора ей в собственность подлежала передаче квартира, оплата за которую была произведена К. путем передачи застройщику простых векселей на общую сумму 591100 рублей, приобретенных ею у ООО "Сиблесматериалы" за наличный расчет. Согласно пояснениям представителя ООО "Сиблесматериалы", по схеме продажи гражданам векселей осуществлялся расчет фирмы "Культбытстрой" за поставленные строительные материалы. При обращении К. в инспекцию в предоставлении имущественного налогового вычета ей было отказано по мотиву того, что передача физическим лицом векселей, принадлежащих им на праве собственности, в счет оплаты за квартиру не может быть приравнена к денежным средствам, направленным на приобретение квартиры. Удовлетворяя требования заявительницы, суд правомерно указал, что предусмотренный статьей 220 НК РФ перечень документов, подтверждающих факт уплаты денежных средств, не является исчерпывающим, в связи с чем простые векселя, приобретенные К. у ООО "Сиблесматериалы", в совокупности с квитанциями к приходным кассовым ордерам, выданными этим обществом, подтверждают расходы заявительницы на приобретение в собственность жилого помещения, а следовательно, и ее право на получение имущественного налогового вычета.

В силу положений пункта 1 ст. 220 НК РФ имущественный налоговый вычет не применяется в случаях, если сделка купли-продажи квартиры совершается между физическими лицами, являющимися взаимозависимыми. Согласно ст. 20 Налогового кодекса РФ взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются в том числе физические лица, состоящие в соответствии с семейным законодательством Российской Федерации в брачных отношениях, отношениях родства или свойства.

Г. обратилась в суд с заявлением об оспаривании решения инспекции ФНС об отказе в предоставлении ей имущественного налогового вычета. Поскольку заявительница приобрела квартиру у своего отца, налоговый орган правомерно отказал ей в предоставлении налогового вычета. Решением Кировского районного суда г. Красноярска от 11 августа 2005 года требования Г. оставлены без удовлетворения.

 

СРОКИ ПРИМЕНЕНИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР ВЗЫСКАНИЯ

НЕДОИМКИ ПО НАЛОГАМ

 

Согласно положениям пункта 1 ст. 45 Налогового кодекса РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога (сбора) в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

Ненадлежащее исполнение указанной обязанности является основанием для направления налоговым органом требования об уплате налога. В соответствии с положениями ст. 69 Налогового кодекса РФ указанное требование представляет собой письменное извещение, где указан размер неуплаченной суммы налога и соответствующих пени, а также содержится предписание об их уплате в установленный в данном требовании срок. Статья 70 Налогового кодекса РФ определяет, что требование об уплате налога направляется налогоплательщику в трехмесячный срок с момента наступления срока уплаты налога. Этой же статьей предусмотрено, что требование об уплате налога и соответствующих пеней, выставляемое налогоплательщику в соответствии с решением налогового органа по результатам налоговой проверки, должно быть направлено ему в десятидневный срок с даты вынесения соответствующего решения.

Срок для исполнения требования Кодексом не установлен. Право определения в требовании срока исполнения налогоплательщиком обязанности по уплате недоимки предоставлено налоговым органам.

Согласно пункту 3 статьи 48 НК РФ исковое заявление о взыскании недоимки с физического лица может быть подано налоговым органом в течение шести месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате налога. Данный срок является пресекательным, пропуск указанного срока является основанием для отказа налоговому органу в иске о взыскании недоимки по налогу и пени.

Пропуск налоговым органом срока направления требования об уплате налога не влечет изменения порядка исчисления шестимесячного пресекательного срока на принудительное взыскание налога и пеней. Срок совершения последующих действий должен исчисляться со дня окончания срока направления требования, установленного НК РФ, и срока исполнения, указанного в направленном требовании.

Сам по себе пропуск срока направления требования или пропуск срока проведения проверки не препятствует принятию мер по принудительному взысканию, если совершение следующего действия (обращение в суд) укладывается в установленный НК РФ срок (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17 марта 2003 года N 71 "Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой Налогового кодекса Российской Федерации).

При исчислении установленного ст. 48 НК РФ срока судам следует также проверять, не является ли направленное налогоплательщику требование об уплате налога повторным, поскольку повторное направление требования не продлевает пресекательный срок принудительного взыскания.

Межрайонная инспекция МНС РФ N 9 по Красноярскому краю обратилась в суд с иском к К. о взыскании задолженности по налогам и сборам в сумме 2480 рублей 11 копеек. Требования мотивированы тем, что ответчица являлась учредителем ИЧП "Юлиан", которое было ликвидировано решением Арбитражного суда Красноярского края от 06.11.2003. Указанным решением суда с ИЧП "Юлиан" взыскана государственная пошлина в размере 1000 рублей. Кроме того, за предприятием имеется задолженность в бюджет по налогам и сборам в размере 1480 рублей 11 копеек. Истец просил взыскать данные суммы с ответчицы в силу ст. 56 ГК РФ и пункта 2 ст. 49 НК РФ. Решением мирового судьи судебного участка N 63 в Ленинском районе г. Красноярска от 10 декабря 2004 года в удовлетворении исковых требований инспекции отказано. Отказывая инспекции в части взыскания недоимки по налогам и сборам в размере 1480 рублей, мировой судья правильно указал на пропуск инспекцией срока обращения в суд. Из материалов дела следует, что задолженность по налогам и сборам у ИЧП "Юлиан" образовалась до 1996 года, после этого срока хозяйственная деятельность предприятием не велась. Требование об уплате налога в адрес К. направлено 06.01.2004, т.е. со значительным пропуском срока, предусмотренного ст. 70 НК РФ, что не влечет изменение порядка исчисления пресекательного срока на принудительное взыскание налога и пеней (ст. 48). Поскольку заявление в суд предъявлено за пределами пресекательного срока, предусмотренного п. 3 ст. 48 НК РФ, мировой судья правомерно отказал налоговому органу в удовлетворении этой части. В то же время, отказывая в удовлетворении требований о взыскании с К. как учредителя ИЧП "Юлиан" госпошлины в размере 1000 рублей, суд первой инстанции исходил из того, что в силу ст. 419 ГК РФ обязательства ИЧП "Юлиан" прекратились в связи с ликвидацией предприятия, а оснований для возложения ответственности на учредителя ИЧП не имеется. При этом суд первой инстанции не принял во внимание положения пункта 2 ст. 49 НК РФ, пункта 5 статьи 6 Федерального закона N 52-ФЗ от 30 ноября 1994 года "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", пункта 5 статьи 115 ГК РФ, в соответствии с которыми на учредителя индивидуального частного предприятия (как собственника имущества предприятия) может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам предприятия при недостаточности его имущества. Из материалов дела видно, что государственная пошлина была взыскана с ИЧП "Юлиан" по решению арбитражного суда от 06.11.2003, в связи с отсутствием имущества у должника исполнительный лист возвращен в арбитражный суд, ИЧП "Юлиан" исключено из реестра юридических лиц 30.03.2003, а 15.04.2004, с соблюдением установленных сроков, инспекция обратилась с иском в суд к учредителю К. По надзорной жалобе инспекции Постановлением Президиума Красноярского краевого суда от 23 августа 2005 года решение мирового судьи в части отказа в иске к К. о взыскании 1000 рублей отменено, в указанной части спор разрешен по существу, с К. в пользу Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы N 9 в г. Лесосибирске взыскана 1000 рублей.

При рассмотрении исков таможенных органов о взыскании с граждан таможенных платежей и пени установленный пунктом 3 статьи 48 НК РФ шестимесячный срок также подлежит применению.

Красноярская таможня обратилась в суд с иском к Л. о взыскании таможенных платежей и пени, мотивируя свои требования тем, что ответчик 04.07.1997 ввез на территорию Российской Федерации из ОАЭ через Карасукский таможенный пост Новосибирской таможни автомобиль марки "Мицубиси-Паджеро", указанный автомобиль был направлен под таможенным контролем в Красноярскую таможню для проведения таможенного оформления и уплаты таможенных платежей со сроком доставки до 15.07.1997. Решением Центрального районного суда г. Красноярска от 29 марта 2004 года, оставленным без изменения кассационным определением краевого суда от 21 июня 2004 года, Красноярской таможне в иске отказано в связи с пропуском срока обращения с иском в суд. В соответствии с положениями ст. 119 Таможенного кодекса РФ от 18 июня 1993 года, действовавшего на дату перемещения Л. автомобиля через границу, таможенные платежи в отношении транспортных средств, не предназначенных для производственной либо иной коммерческой деятельности, уплачиваются одновременно с принятием таможенной декларации. Если таможенная декларация не была подана в установленный срок, то сроки уплаты таможенных платежей исчисляются со дня истечения срока подачи таможенной декларации. Статья 171 этого же Кодекса РФ, устанавливала, что сроки подачи таможенной декларации не могут превышать 15 дней с даты представления транспортных средств таможенному органу РФ. Срок подачи Л. таможенной декларации истек 30 июля 1997 года, требование об уплате таможенных платежей было направлено Л. Красноярской таможней 18.08.2000, т.е. со значительным пропуском установленного ст. 70 НК РФ трехмесячного срока предъявления требования. Поскольку с иском в суд Красноярская таможня обратилась только 10 января 2001 года, с пропуском установленного ст. 48 НК РФ пресекательного шестимесячного срока, это явилось основанием для отказа в удовлетворении заявленных Красноярской таможней требований о взыскании таможенных платежей и пени.

По аналогичному основанию решением Советского районного суда г. Красноярска от 8 июня 2004 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 16 августа 2004 года, отказано в иске Красноярской таможне о взыскании таможенных платежей и пени с М. за ввезенный последним в июне 1995 года на территорию Российской Федерации автомобиль.

 

ПОРЯДОК ПРИВЛЕЧЕНИЯ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА СОВЕРШЕНИЕ

НАЛОГОВОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ

 

В соответствии с положениями ст. 114 НК РФ мерой ответственности за совершение налогового правонарушения является налоговая санкция. Налоговые санкции взыскиваются с налогоплательщиков только в судебном порядке.

При рассмотрении исков налоговых органов о взыскании налоговых санкций судами края допускались следующие ошибки. В связи с неправильным применением норм налогового законодательства в 2004 и 2005 годах отменены решения мировых судей Ленинского района г. Красноярска, которыми было отказано инспекции министерства по налогам и сборам по Ленинскому району г. Красноярска в удовлетворении требований о взыскании с физических лиц, утративших статус индивидуального предпринимателя, сумм штрафа по ст. 119 Налогового кодекса РФ (непредставление налоговой декларации).

Постановлением Президиума от 5 октября 2004 года отменено решение мирового судьи судебного участка N 57 в Ленинском районе г. Красноярска от 29 апреля 2004 года, которым инспекции МНС России по Ленинскому району г. Красноярска отказано в удовлетворении иска о взыскании суммы штрафа по ч. 1 ст. 119 НК РФ с налогоплательщика Г. При рассмотрении данного спора мировой судья пришел к выводу о том, что за несвоевременное представление в налоговый орган декларации ответчик подлежал привлечению к административной ответственности по ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ. Отменяя решение суда первой инстанции, Президиум указал на неправомерность такого вывода. Действующим законодательством установлена ответственность за нарушение срока представления декларации (статьи 119 НК РФ и 15.5 КоАП РФ) и за непредставление сведений, необходимых для осуществления налогового контроля (ст. 126 НК РФ и ст. 15.6 КоАП РФ). Однако статьей 15.5 КоАП РФ предусмотрен специальный субъект административного правонарушения - должностное лицо. Возможность привлечения налогоплательщика в данном случае к ответственности по ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ также исключена, поскольку объектом правонарушения, предусмотренного указанной нормой, являются документы или иные сведения, необходимые для осуществления налогового контроля, кроме налоговой декларации. Следовательно, действия физического лица Г. по несвоевременному представлению налоговой декларации подпадают под признаки правонарушения, предусмотренного ст. 119 НК РФ. При новом рассмотрении дела требования инспекции удовлетворены.

Решением мирового судьи судебного участка N 60 в Ленинском районе г. Красноярска было отказано в иске ИМНС РФ по Ленинскому району г. Красноярска о взыскании с бывшего предпринимателя Ж. штрафа в сумме 100 рублей по ч. 1 ст. 119 Налогового кодекса РФ за несвоевременное представление декларации. Отказ в удовлетворении иска суд первой инстанции мотивировал тем, что налоговый орган нарушил процедуру привлечения ответчицы к налоговой ответственности, предусмотренную ст. 101 НК РФ, не составил акта по результатам камеральной налоговой проверки. Из материалов дела видно, что в ходе камеральной проверки налоговой декларации Ж. по единому социальному налогу за 2002 год выявлен факт несвоевременного представления декларации, решением руководителя инспекции от 9 сентября 2003 года Ж. привлечена к налоговой ответственности по ч. 1 ст. 119 НК РФ и на нее наложено взыскание в виде штрафа в сумме 100 рублей, в адрес налогоплательщика направлены решение и требование о добровольной уплате штрафа, которые на день подачи иска не были исполнены.

Отказывая в иске о взыскании налоговой санкции, суд первой инстанции не учел, что для проведения камеральной налоговой проверки не требуется специального решения налогового органа, такая проверка проводится по месту налогового органа на основе налоговых деклараций и документов, служащих основанием для исчисления и уплаты налога. Налоговый кодекс не требует составления акта по результатам камеральной налоговой проверки, на данное обстоятельство обращает внимание Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 28 февраля 2001 года N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса РФ" (п. 37). По результатам рассмотрения материалов камеральной налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе принять решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения, указанное решение с требованием о добровольном его исполнении подлежит направлению налогоплательщику. В данном случае права налогоплательщика не нарушаются, поскольку взыскание налоговых санкций осуществляется на основании решения суда, в ходе судебного разбирательства налоговый орган обязан доказать факт совершения налогоплательщиком правонарушения, а налогоплательщик имеет возможность возражать против заявленных налоговым органом требований и представлять соответствующие доказательства. Президиум краевого суда не усмотрел со стороны налогового органа нарушений процедуры привлечения налогоплательщика Ж. к налоговой ответственности по ч. 1 ст. 119 НК РФ и Постановлением от 5 октября 2004 года отменил принятое судом первой инстанции решение, при новом рассмотрении дела истец отказался от иска в связи с добровольным исполнением налогоплательщиком требования об уплате штрафа.

Порядок проведения выездной налоговой проверки определяется статьей 89 Налогового кодекса РФ. В отличие от камеральной налоговой проверки для проведения выездной налоговой проверки требуется решение руководителя налогового органа или его заместителя, выездная налоговая проверка проводится по месту нахождения налогоплательщика. Предметом выездной налоговой проверки являются первичные документы, которые дают представление о соответствии заявленных налогоплательщиком сведений фактическим. При принятии решения о назначении выездной налоговой проверки руководитель налогового органа (его заместитель) должен учитывать установленные статьями 87 и 89 НК РФ ограничения. И в частности, то обстоятельство, что выездной налоговой проверкой могут быть охвачены только три календарных года деятельности налогоплательщика, непосредственно предшествовавших году начала проведения проверки. С даты вручения решения налогоплательщику начинается отсчет времени проведения проверки. Время фактического нахождения проверяющих на территории проверяемого налогоплательщика не может превышать двух месяцев. В исключительных случаях вышестоящий налоговый орган может увеличить продолжительность выездной проверки до трех месяцев. По окончании выездной налоговой проверки проверяющий составляет справку о проведенной проверке, в которой фиксируется предмет проверки и сроки ее проведения. Не позднее чем через два месяца после окончания проверки должен быть оставлен акт выездной налоговой проверки, который подписывается проверяющими лицами и налогоплательщиком. В течение двух недель со дня получения акта проверяемый налогоплательщик может представить в соответствующий налоговый орган свои возражения. По истечении срока, установленного для представления проверяемым лицом возражений по акту, руководитель налогового органа (его заместитель) обязан рассмотреть представленные ему материалы проверки, а также возражения налогоплательщика (ст. 100 НК РФ). При наличии письменных возражений по акту материалы проверки рассматриваются в присутствии налогоплательщика, извещаемого о времени и месте рассмотрения материалов проверки. По итогам рассмотрения материалов проверки руководитель налогового органа (его заместитель) выносит решение, в том числе о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, копия решения подлежит вручению налогоплательщику (ст. 101 НК РФ).

При рассмотрении исков налоговых органов о взыскании налоговых санкций по результатам выездных налоговых проверок, а также при рассмотрении заявлений налогоплательщиков, оспаривающих решения о привлечении их к налоговой ответственности, судам края следует проверять, соблюдены ли налоговыми органами вышеприведенные требования Налогового кодекса РФ.

 

ДАВНОСТЬ ВЗЫСКАНИЯ НАЛОГОВЫХ САНКЦИЙ

 

Статья 115 Налогового кодекса РФ устанавливает, что налоговые органы могут обратиться в суд с иском о взыскании налоговой санкции не позднее шести месяцев со дня обнаружения налогового правонарушения и составления соответствующего акта (срок давности взыскания санкции). В пункте 37 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 N 5 содержится следующее разъяснение - учитывая, что Кодекс не предусматривает составления налоговым органом акта по результатам использования в отношении налогоплательщика (налогового агента) иных, помимо выездной налоговой проверки, форм налогового контроля, установленный пунктом 1 ст. 115 НК РФ срок в этих случаях должен исчисляться со дня обнаружения соответствующего правонарушения, который определяется исходя из характера конкретного правонарушения, а также обстоятельств его совершения и выявления.

В соответствии с Кодексом решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности принимается руководителем (заместителем руководителя) налогового органа. Лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, если истекли сроки давности привлечения к ответственности. Срок давности привлечения к ответственности составляет три года.

Моментом привлечения лица к налоговой ответственности является дата вынесения решения о привлечении лица к налоговой ответственности. После вынесения такого решения налоговый орган обращается в суд с исковым заявлением о взыскании налоговой санкции (статья 104 Кодекса). До обращения в суд налоговый орган направляет налогоплательщику требование об уплате налоговой санкции в добровольном порядке. При этом срок для добровольной уплаты санкции Налоговым кодексом не установлен. Налоговый орган в определении данного срока связан с установленным сроком давности взыскания налоговых санкций.

Решением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 5 мая 2004 года отказано в иске инспекции МНС РФ по Октябрьскому району г. Красноярска о взыскании с С. налоговой санкции. Из материалов дела видно, что акт выездной налоговой проверки, по результатам которой С. привлечен к налоговой ответственности по ч. 1 ст. 122 НК РФ, был составлен 21 октября 2002 года, с иском в суд инспекция обратилась 29 октября 2003 года, с пропуском установленного законом срока давности взыскания санкции.

Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 11.06.1999 N 41/9 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации" обратили внимание судов на необходимость при рассмотрении дел о взыскании санкции за налоговое правонарушение либо о взыскании налога (сбора, пени) за счет имущества налогоплательщика - физического лица проверять, не истекли ли установленные пунктом 3 статьи 48 или пунктом 1 ст. 115 НК РФ сроки для обращения налоговых органов в суд, имея в виду, что данные сроки являются пресекательными, т.е. не подлежащими восстановлению. В случае их пропуска суд отказывает в удовлетворении требований налогового органа.

Изучение истребованных дел показало, что суды применяют указанные сроки только по заявлениям ответчиков и не проверяют соблюдение указанных сроков по собственной инициативе. Однако пресекательный срок, в отличие от срока исковой давности, подлежит проверке и применению судом вне зависимости от заявления ответчика о пропуске такого срока.

 

СНИЖЕНИЕ РАЗМЕРА НАЛОГОВОЙ САНКЦИИ

 

Пункт 3 статьи 114 Налогового кодекса РФ предусматривает возможность снижения размера применяемой налоговой санкции в случае установления судом смягчающих ответственность обстоятельств. При наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не менее чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей главы 16 Кодекса за совершение налогового правонарушения. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июля 1999 года N 41/9 указано на обязанность суда при наличии хотя бы одного из смягчающих обстоятельств уменьшать размер штрафа не менее чем в два раза. Согласно разъяснению, данному в этом же Постановлении, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (например, характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения) вправе уменьшить размер взыскания и более чем в два раза (пункт 19 Постановления).

Инспекция министерства по налогам и сборам по Октябрьскому району г. Красноярска обратилась в суд с иском к Ф. о взыскании налоговых санкций - штрафа в сумме 114000 рублей. Свои требования инспекция мотивировала тем, что ответчица несвоевременно представила декларацию на доходы физических лиц, решением от 11 августа 2004 года привлечена к ответственности по п. 2 ст. 119 НК РФ за непредставление налоговой декларации в течение более 180 дней по истечении установленного срока представления такой декларации, решение и требование об уплате штрафа отправлены ответчику 17.08.2004. Решением Октябрьского районного суда от 3 октября 2005 года сумма штрафа снижена до 25 тысяч рублей. Суд первой инстанции правильно указал, что перечень закрепленных пунктом 1 ст. 112 НК РФ смягчающих ответственность обстоятельств не является исчерпывающим, учел в качестве смягчающих ответственность Ф. обстоятельств ее материальное положение, добровольное исполнение обязанности по уплате налога в размере 52 тысяч рублей и снизил сумму штрафа более чем в два раза.

 

НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКИ НОТАРИУСЫ, ЗАНИМАЮЩИЕСЯ

ЧАСТНОЙ ПРАКТИКОЙ

 

Судами края допускались ошибки при рассмотрении исковых заявлений нотариусов о зачете излишне уплаченных сумм страховых взносов в Пенсионный фонд РФ за период с 1997 по 2000 год.

В указанный период времени были приняты несколько федеральных законов, устанавливающих размер тарифов страховых взносов в Пенсионный фонд, в том числе для нотариусов. Статьей 1 Федерального закона от 5 февраля 1997 года "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год" для занимающихся частной практикой нотариусов были предусмотрены тарифы страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации в размере 28 процентов от полученных ими доходов (пункт "б"). Федеральный закон от 8 января 1998 года "О тарифах страховых взносов... на 1998 год" для занимающихся частной практикой нотариусов сохранил тарифы, действовавшие в 1997 году. Федеральным законом от 4 января 1999 года "О тарифах страховых взносов... на 1999 год" для занимающихся частной практикой нотариусов был установлен тариф страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации в размере 20,6 процента дохода (п. "б" статьи 1). Федеральным законом от 30 марта 1999 года посредством внесения изменений и дополнений в статью 2 Федерального закона от 8 января 1998 года законодатель внес изменения в Федеральный закон от 5 февраля 1997 года, изложив в новой редакции часть первую пункта "б" статьи 1, тем самым уменьшив для занимающихся частной практикой нотариусов тариф страховых взносов в Пенсионный фонд РФ с 28 процентов до 20,6 процента. Федеральным законом от 20 ноября 1999 года "О тарифах страховых взносов... на 2000 год" для занимающихся частной практикой нотариусов также установлен тариф страховых взносов в Пенсионный фонд РФ в размере 20,6 процента от дохода (п. "б" ст. 1).

Постановлением Конституционного Суда РФ от 24 февраля 1998 года N 7-П положения пункта "б" ст. 1 Федерального закона "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ... на 1997 год", устанавливающие для занимающихся частной практикой нотариусов тариф страховых взносов в Пенсионный фонд РФ в размере 28 процентов от суммы заработка (дохода), признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, как и положения статьи 5 этого Федерального закона о его введении в действие с 1 января 1997 года, то есть до даты его опубликования 11 февраля 1997 года. Этим же Постановлением Конституционного Суда от 24 февраля 1998 года определено, что положения Федерального закона от 8 января 1998 года "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ... на 1998 год", как воспроизводящие нормы Федерального закона "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ... на 1997 год", не подлежат применению по истечении шести месяцев с момента провозглашения постановления. Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 декабря 1999 года N 18-П положения статьи 1 Федерального закона от 4 января 1999 года "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ... на 1999 год" и статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1999 года "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ... на 1998 год" в отношении правового регулирования страховых взносов в Пенсионный фонд РФ для занимающихся частной практикой нотариусов признаны не соответствующими Конституции РФ. Этим же Постановлением Конституционного Суда РФ определено, что впредь до установления законодателем нового правового регулирования занимающиеся частной практикой нотариусы уплачивают в Пенсионный фонд РФ страховые взносы за 1999 и 2000 годы в установленном Федеральными законами от 4 января 1999 года и от 20 ноября 1999 года в размере 20,6 процента от дохода. После введения нового правового регулирования излишне уплаченные страховые взносы подлежат зачету в счет будущих платежей. Из указанных постановлений Конституционного Суда РФ и его же определения от 26 ноября 1998 года N 144-0 следует, что суммы страховых взносов, уплаченные частными нотариусами за период с 11 февраля 1997 года (даты опубликования Федерального закона от 5 февраля 1997 года "О тарифах страховых взносов... на 1997 год") по 24 февраля 1998 года (даты принятия Постановления Конституционного Суда РФ от 24.02.1998 N 7-П) перерасчету не подлежат. Занимающиеся частной практикой нотариусы имеют право на зачет в счет текущих и будущих платежей всех уплаченных ими в Пенсионный фонд страховых взносов за период с 1 января 1997 года по 10 февраля 1997 года и за период с 25 августа по 31 декабря 1998 года, в связи с отсутствием необходимого правового регулирования и отсутствием у нотариусов обязанности в названные периоды времени уплачивать платежи в Пенсионный фонд. В период с 24 февраля 1998 по 24 августа 1998 года (до истечения 6-месячного срока, установленного постановлением Конституционного Суда РФ для законодателя) на нотариусов законодательно была возложена обязанность производить уплату страховых взносов в Пенсионный фонд в размере 28%, и с 1 января 1999 года по 31 декабря 2000 года - в размере 20,6 процента от дохода, излишне уплаченные нотариусами за эти периоды страховые взносы подлежат зачету в счет будущих платежей после введения нового правового регулирования. С 1 января 2001 года введена в действие часть вторая Налогового кодекса Российской Федерации, в том числе глава 24 "Единый социальный налог". Частью 3 ст. 241, находящейся в указанной главе, для индивидуальных предпринимателей, к которым для целей Налогового кодекса приравнены частные нотариусы (ч. 2 ст. 11 НК РФ), был установлен размер отчислений в Пенсионный фонд РФ (от 19,2%) в составе единого социального налога. Таким образом, с 1 января 2001 года у нотариусов возникло право требовать зачета или возврата излишне уплаченных в Пенсионный фонд платежей с учетом ставки, установленной на момент введения в действие главы 24 Налогового кодекса (от 19,2%).

Постановлением Президиума Красноярского краевого суда от 12 апреля 2005 года отменено решение Кировского районного суда г. Красноярска от 4 ноября 2003 года, которым было удовлетворено заявление частного нотариуса П. об оспаривании действий инспекции МНС РФ по Кировскому району г. Красноярска. Заявительница требовала произвести зачет излишне уплаченных ею в 1999 и 2000 годах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, мотивируя тем, что производила выплаты в размере 20,6% от сумм доходов по законам, признанным в этой части неконституционными, а должна была, как физическое лицо, уплачивать взносы в размере одного процента. Президиум краевого суда указал на неправомерность такой позиции. Страховой взнос в размере 1% в соответствии с действовавшим в 1999 и 2000 годах законодательством должны были уплачивать в Пенсионный фонд граждане, работающие по трудовому договору. В вопросах налогообложения частные нотариусы пунктом 2 статьи 11 части первой Налогового кодекса РФ, введенной в действие с 1 января 1999 года, приравнены к частным предпринимателям и не могли производить уплату страховых взносов, как лица, работающие по трудовому договору. Постановлением Конституционного Суда РФ от 23.12.1999 законодательные акты, которыми для частных нотариусов на 1999 и 2000 годы устанавливался тариф страховых взносов в размере 20,6%, в этой части признаны неконституционными. Однако указанным Постановлением частнопрактикующие нотариусы в 1999 - 2000 годах не освобождались от уплаты страховых взносов, продолжая их вносить в установленном законами размере, после введения нового правового регулирования излишне уплаченные страховые взносы подлежали зачету в счет будущих платежей. Следовательно, размер излишне уплаченных страховых взносов должен быть исчислен путем сопоставления прежнего тарифа в размере 20,6% и нового размера отчислений (взносов) в виде единого социального налога, введенного с 01.01.2001 пунктом 3 статьи 241 Налогового кодекса РФ.

Суммы тарифов за совершение нотариальных действий, не взысканных нотариусами, занимающимися частной практикой, с лиц, имеющих льготы по уплате государственной пошлины, подлежат включению в состав их расходов.

Частный нотариус С. обратился в суд с заявлением о признании недействительным решения инспекции МНС России по Советскому району г. Красноярска от 29 октября 2003 года в части требования об уплате сумм налога, пени и применения мер налоговой ответственности в виде штрафа, связанных с включением в состав расходов сумм тарифов за совершение нотариальных действий и составление проектов документов в отношении лиц, имеющих льготы по уплате государственной пошлины. Решением Советского районного суда г. Красноярска от 20 января 2005 года требования заявителя удовлетворены. Суд исходил из следующего. Часть 4 статьи 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате устанавливает, что льготы для физических и юридических лиц, предусмотренные законодательством о государственной пошлине, распространяются на этих лиц при совершении нотариальных действий, составлении проектов документов, выдаче копий и выполнении технической работы как нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах, так и нотариусами, занимающимися частной практикой. Согласно подпункту "а" пункта 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 года N 4463-1 "О порядке введения в действие Основ законодательства Российской Федерации о нотариате" Правительству Российской Федерации поручено в трехмесячный срок привести решения Правительства в соответствие с названными Основами; при этом иметь в виду, что при исчислении подоходного налога с нотариуса, занимающегося частной практикой, состав его расходов увеличивается на общую сумму тарифов за совершение нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий (дубликатов) документов, выполнение технической работы в отношении лиц, предусмотренных частью 4 статьи 22 этих Основ. Вопрос о возмещении нотариусам, занимающимся частной практикой, затрат по обслуживанию граждан, имеющих право на льготы, в части второй Налогового кодекса Российской Федерации (глава 23 НК РФ "Налог на доходы физических лиц") не урегулирован. Поскольку норма, изложенная в подпункте "а" пункта 3 Постановления Верховного Совета РФ от 11 февраля 1993 года, до настоящего времени не отменена, сохраняет свое действие и норма, возлагающая на частных нотариусов обязанность совершать нотариальные действия по обращениям лиц, имеющим льготы по уплате государственной пошлины, то суммы тарифов, не взысканные частными нотариусами с граждан, имеющих право на льготы, подлежат включению в состав расходов.

При рассмотрении споров, связанных с налогообложением частных нотариусов, в судебной практике возник вопрос о том, являются ли частные нотариусы плательщиками налога на добавленную стоимость.

Решением Ачинского городского суда Красноярского края от 30 ноября 2004 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 21 февраля 2005 года, удовлетворено заявление частного нотариуса Г., решение руководителя Межрайонной инспекции МНС РФ по Красноярскому краю N 4 в части требований об уплате нотариусом налога на добавленную стоимость, сумм пени и штрафа признано незаконным. Удовлетворяя требования заявительницы, суд первой инстанции, с выводами которого согласился суд второй инстанции, исходил из того, что в Налоговом кодексе РФ отсутствует прямое указание на обязанность частных нотариусов производить уплату налога на добавленную стоимость, а следовательно, Г. не обязана представлять в инспекцию декларацию по налогу на добавленную стоимость, производить уплату данного налога и не может быть привлечена к налоговой ответственности за непредставление декларации и неуплату НДС. Постановлением Президиума Красноярского краевого суда от 20 декабря 2005 года принятые по делу судебные постановления отменены с направлением дела на новое рассмотрение. Президиум краевого суда указал на неправильное применение нижестоящими судами следующих норм материального права.

В соответствии с положениями ст. 143 Налогового кодекса РФ налогоплательщиками налога на добавленную стоимость являются организации и индивидуальные предприниматели. Согласно абзацу 4 пункта 2 статьи 11 Налогового кодекса РФ для целей настоящего Кодекса используется понятие "индивидуальные предприниматели", к которым относятся физические лица, зарегистрированные в установленном порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частные нотариусы. Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации. Услугой для целей налогообложения, согласно пункту 5 статьи 38 Кодекса, признается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе этой деятельности. В соответствии с требованиями ст. 22 Основ законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 года за совершение нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий (дубликатов) документов и выполнение технической работы, когда для них законодательными актами Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, занимающийся частной практикой, взимает плату по тарифам, соответствующим размерам государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичного действия в государственной нотариальной конторе. В других случаях тариф определяется соглашением между физическими и (или) юридическими лицами, обратившимися к нотариусу, и нотариусом. Полученные денежные средства остаются в распоряжении нотариуса. В статье 35 Основ перечислены нотариальные действия, совершаемые нотариусами, занимающимися частной практикой. В соответствии с Общероссийским классификатором видов экономической деятельности, продукции и услуг ОК 004-93, утвержденным Постановлением Госстандарта РФ N 117 от 6 августа 1993 года, услуги нотариальных контор, в том числе перечисленные в статье 35 Основ, являются правовыми услугами, относящимися к услугам в области коммерческой, технической и прочей деятельности (7400000).

Таким образом, в силу положений статей 39 и 143 Налогового кодекса РФ в их взаимосвязи с абзацем 4 пункта 2 статьи 11 НК РФ частные нотариусы наряду с индивидуальными предпринимателями признаются плательщиками налога на добавленную стоимость (НДС).

Решением Центрального районного суда г. Красноярска от 24 ноября 2004 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 21 марта 2005 года, с частного нотариуса Ф. произведено взыскание сумм недоимки по налогам, пени и налоговых санкций, в том числе по налогу на добавленную стоимость. Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, с которым также согласился суд второй инстанции, о том, что нотариусы являются плательщиками налога на добавленную стоимость. Однако, определяя подлежащую взысканию с нотариуса Ф. сумму налога на добавленную стоимость, суд первой инстанции не принял во внимание, что в соответствии с положениями подпункта 17 пункта 2 статьи 149 НК РФ не подлежит налогообложению налогом НДС реализация на территории Российской Федерации услуг, оказываемых уполномоченными на то органами, за которые взимается государственная пошлина. В соответствии с требованиями ст. 22 Основ законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 года за совершение нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий (дубликатов) документов и выполнение технической работы, когда для них законодательными актами Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма, нотариус, занимающийся частной практикой, взимает плату по тарифам, соответствующим размерам государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичного действия в государственной нотариальной конторе. В других случаях тариф определяется соглашением между физическими и (или) юридическими лицами, обратившимися к нотариусу, и нотариусом. В ст. 35 Основ перечислены нотариальные действия, совершаемые нотариусами, занимающимися частной практикой. С учетом положений вышеприведенных норм налогом на добавленную стоимость не облагаются суммы, принятые частными нотариусами при совершении ими перечисленных в статьях 22 и 35 Основ действий по тарифам, соответствующим размерам государственной пошлины. Таким образом, если частные нотариусы за совершение нотариальных действий взимают плату в размере, превышающем государственную пошлину, то НДС ими уплачивается с суммы превышения. В случае оказания частными нотариусами услуг, не предусмотренных статьями 22 и 35 Основ законодательства о нотариате, такие услуги облагаются налогом на добавленную стоимость в общем порядке. Постановлением Президиума Красноярского краевого суда от 20 декабря 2005 года принятые по делу судебные постановления в части взыскания с Федорышкиной Н.Б. суммы налога на добавленную стоимость, суммы пени за несвоевременную уплату этого налога, суммы налоговых санкций за непредставление деклараций по НДС и за неуплату сумм НДС отменены с передачей дела в этой части на новое рассмотрение.

 

Судья

Красноярского краевого суда

Н.В.БУГАЕНКО

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь