Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР

от 28 апреля 2006 г. N 01-19/244

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ

КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В ОТНОШЕНИИ ЖЕНЩИН

И НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ, ОБВИНЯЕМЫХ В СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

НЕБОЛЬШОЙ И СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ И ОСУЖДЕННЫХ К НАКАЗАНИЮ

В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

 

Обобщение судебной практики подготовлено по заданию Верховного Суда РФ от 13.03.06 N 7/общ-17.

В связи с проводимым изучением судебной практики статистические сведения представлены 42 районными (городскими) судами Кемеровской области, а также 132 мировыми судьями судебных участков Кемеровской области за период 2005 - 1 квартал 2006 г.г.

Анализ действующего уголовного законодательства показывает наличие тенденции общего смягчения карательной политики по отношению к лицам, совершившим преступления небольшой тяжести, а также к несовершеннолетним и женщинам, сокращения применения уголовных наказаний, связанных с изоляцией осужденного от общества, за счет более широкого использования наказаний, альтернативных лишению свободы.

Однако судебная практика показывает, что наказание в виде лишения свободы к лицам, совершившим преступления небольшой или средней тяжести, применяется чаще, чем иные виды наказания, предусмотренные санкциями статей, альтернативные лишению свободы.

Во-первых, многие судьи считают нецелесообразным применять по отношению к женщинам, имеющим детей, и несовершеннолетним такой вид уголовного наказания, как штраф. Так, в соответствии с общими началами назначения наказания судам надлежит учитывать влияние назначенного наказания, в том числе и на условия жизни семьи осужденного. Осужденные женщины, имеющие детей на иждивении, как правило, материально не обеспечены, испытывают финансовые затруднения в обеспечении нормального существования своих детей. Несовершеннолетние осужденные, в большинстве своем, не имеют самостоятельного заработка или имущества, на которое может быть обращено взыскание, воспитываются в неблагополучных семьях либо являются воспитанниками детских домов и интернатов, занимаются бродяжничеством и попрошайничеством. И хотя это, с точки зрения закона, и не является препятствием для назначения несовершеннолетнему осужденному наказания в виде штрафа, вероятность его исполнения, в большинстве случаев, сомнительна, кроме того, данный вид наказания не оказывает необходимого воспитательного воздействия на подростка.

Такие виды уголовного наказания, как исправительные работы и обязательные работы, сами предусматривают ряд ограничений: не могут быть назначены беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, а исправительные работы могут быть назначены только лицу, не имеющему основного места работы. Исполнение данных видов наказания находится в зависимости от наличия определяемых органами местного самоуправления работ и объектов, на которых они отбываются.

Во-вторых, судьи склоняются к тому мнению, что реальное отбывание любого вида уголовного наказания является более суровой принудительной мерой, чем условное осуждение, в то время как ч. 1 ст. 73 не предусматривает возможности считать условным наказание в виде штрафа и обязательных работ.

В целом статистика применения судами области наиболее суровой меры наказания - лишения свободы по отношению к женщинам и несовершеннолетним, признанным виновными в совершении преступлений небольшой и средней тяжести, выглядит следующим образом.

 

Районными (городскими) судами Кемеровской области -

В 2005 году:

 

 

Всего осуждено
  к л/св. за 
 преступления
   небольшой 
   тяжести   

    Из них  
с применением
ст. 73 УК

   Всего   
  осуждено 
 к л/св. за
преступления
  средней  
  тяжести  

    Из них  
с применением
ст. 73 УК

женщины

     334     

     290    

    656    

     511    

н/летние

      31     

      26    

    785    

     638    

 

В 1 квартале 2006 года:

 

 

Всего осуждено
  к л/св. за 
 преступления
   небольшой 
   тяжести   

    Из них  
с применением
ст. 73 УК 

   Всего   
  осуждено 
 к л/св. за
преступления
  средней  
  тяжести  

    Из них  
с применением
ст. 73 УК 

женщины

      45     

     41     

    160    

     124    

н/летние

      10     

      7     

    157    

     110    

 

Мировыми судьями судебных участков Кемеровской области -

В 2005 году:

 

 

Всего осуждено
  к л/св. за 
 преступления
   небольшой 
    тяжести  

   Из них   
с применением
ст. 73 УК 

   Всего   
  осуждено 
 к л/св. за
преступления
  средней  
  тяжести  

    Из них  
с применением
ст. 73 УК 

женщины

     303     

     268    

     18    

     15     

н/летние

      46     

      41    

     10    

      8     

 

В 1 квартале 2006 года:

 

 

Всего осуждено
  к л/св. за 
 преступления
   небольшой 
    тяжести  

    Из них  
с применением
ст. 73 УК 

   Всего   
  осуждено 
 к л/св. за
преступления
  средней  
  тяжести  

   Из них   
с применением
ст. 73 УК 

женщины

      100    

      89    

      4    

      3     

н/летние

       16    

      12    

      4    

      4     

 

Приведенные данные показывают, что наказание в виде лишения свободы в 80% случаев назначалось осужденным районными (городскими) судами области условно, а мировыми судьями процент реального лишения свободы еще ниже (условно осуждено около 88% женщин и несовершеннолетних).

На обобщение судебной практики поступили уголовные дела в отношении 93 женщин и несовершеннолетних, осужденных за совершение преступлений небольшой и средней тяжести к реальному лишению свободы. Всего изучено уголовных дел:

в отношении 36 женщин, обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести;

в отношении 10 женщин, обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести;

в отношении 45 несовершеннолетних, обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести;

в отношении двух несовершеннолетних, обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести;

В обобщении также использована кассационная практика Кемеровского областного суда.

 

Причины и условия совершения преступлений

женщинами и несовершеннолетними и основные данные

о личности осужденного

 

Анализ уголовных дел показал, что одним из основополагающих факторов, способствующих созданию условий совершения преступлений женщинами и несовершеннолетними, является социальный фактор. Об этом свидетельствует статистика данных о личности осужденных лиц к реальному лишению свободы.

 

Основные данные о личности осужденных лиц

(по поступившим на изучение уголовным делам):

 

                  ЖЕНЩИНЫ                  

средней
тяжести

небольшой
 тяжести 

Общее число осужденных женщин              

   36  

    10   

Совершили преступление в возрасте от 18 до 
30 лет                                     

   25  

     4   

Совершили преступление в возрасте от 31 до 
45 лет                                      

    8  

     4   

Совершили преступление в возрасте старше   
45 лет                                     

    3  

     2   

Проживают в городе                         

   27  

     9   

Проживают в селе (поселке)                 

    9  

     1   

Не работали и не учились                   

   29  

     8   

Употребляют спиртное, наркотики            

   27  

     6   

Замужем                                    

    5  

     2   

Имеют детей на иждивении                   

    9  

     3   

Ранее судимы                               

   27  

     7   

Привлекались к административной            
ответственности                            

   10  

     3   

             НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЕ            

средней
тяжести

небольшой
 тяжести 

Общее число осужденных несовершеннолетних  

   45  

     2   

Совершили преступление в возрасте 14 - 15  
лет                                        

    4  

     1   

Совершили преступление в возрасте 16 - 17  
лет                                        

   41  

     1   

Проживают в городе                         

   31  

     2   

Проживают в селе (поселке)                 

   14  

     -   

Учащиеся школ                              

    3  

     1   

Учащиеся профессиональных колледжей        
(техникумов)                               

    4  

     -   

Работающие                                 

    3  

     -   

Не работали и не учились                   

   35  

     1   

Употребляют спиртное, наркотики            

   33  

     1   

Ранее судимы                               

   38  

     2   

Состояли на учете в ИПДН или ПНД           

   42  

     2   

Воспитывались в благополучных семьях       

    4  

     -   

 

Из приведенных данных видно, что значительное число женщин и несовершеннолетних проживает в городах. Однако следует отметить, что речь, как правило, идет не о больших индустриальных центрах, а городах с численностью населения до 100 тыс. жителей, в которых уровень жизни значительно ниже, чем в крупных центрах. Из-за отсутствия рабочих мест и промышленных ресурсов процветает безработица.

Около 26% женщин и подростков проживают в сельской местности, где большинство жителей не перешагивают порога бедности. Упадочное состояние сельского хозяйства, отсутствие квалифицированной работы провоцируют распространение пьянства и алкоголизма, способствуют деградации сельских жителей.

Большинство осужденных женщин совершили преступление в возрасте до 30 лет. При этом, как правило, это не имеющие благополучных семей женщины. Из общего числа осужденных к реальному лишению свободы в браке состоят только 7 женщин; 12 женщин имеют детей на иждивении.

80% осужденных женщин не имеют постоянного места работы. 72% женщин употребляют наркотические средства и алкоголь, что неизбежно приводит к деградации личности, смещению системы ценностей, проявлению жестокости и агрессии по отношению к окружающим, к совершению преступлений.

Почти в 74% случаев женщины на момент совершения преступления небольшой или средней тяжести имели неснятые и непогашенные судимости либо совершили преступления в период условно-досрочного освобождения либо испытательного срока, установленного предыдущим приговором.

Таким образом, в большинстве случаев наказание в виде реального лишения свободы назначалось женщинам при наличии данных, свидетельствующих о стойкой ориентации личности на злостное несоблюдение правил общественного поведения, явное игнорирование требований закона, наличии данных о том, что осужденная не намерена встать на путь исправления, ведет асоциальный образ жизни.

73% несовершеннолетних также не имеют определенного занятия, не работают и не учатся.

83% подростков состоят на учете в инспекции по делам несовершеннолетних как за совершение административных правонарушений, употребление алкоголя и наркотических средств, бродяжничество и попрошайничество, так и в связи с совершением преступления.

Большинство несовершеннолетних (около 80%) имеют неснятые и непогашенные судимости либо совершили преступление в период испытательного срока, установленного предыдущим приговором, а 3 несовершеннолетних - в период условно-досрочного освобождения.

3 несовершеннолетних состоят на учете в психоневрологическом диспансере по поводу психических заболеваний. Однако эти данные не показательны, поскольку несовершеннолетние в большинстве своем социально запущенные, многие с отставанием в развитии.

Из общего числа осужденных к реальному лишению свободы лишь 4 несовершеннолетних воспитывались в полных, социально благополучных семьях. Остальные же - из семей неполных, родители, как правило, ведут асоциальный образ жизни, злоупотребляют алкоголем. В числе осужденных несовершеннолетних значительное число воспитанников интернатов, подростков, воспитывающихся иными лицами, родители которых либо лишены родительских прав, либо умерли. Употребляют алкоголь и сами несовершеннолетние. В большинстве случаев преступления ими были совершены именно в состоянии алкогольного опьянения.

Социальная неустроенность семьи, не позволяющая подростку не только иметь карманные деньги, но зачастую и нормальный режим питания, способствует возбуждению у подростка желания получить материальную выгоду путем преступления. Почти 96% подростков осуждены за совершение преступлений против собственности.

 

Практика рассмотрения уголовных дел

в отношении несовершеннолетних

 

Основная статья обвинения и данные о наказании

(из числа изученных дел)

 

  часть, статья
      УК РФ    

всего осуждено
  к лишению  
   свободы   

 с применением 
ст. 70 УК РФ 

 с применением
ч. 5 ст. 69 
     УК РФ    

ч. 1 ст. 158 

       2     

       2       

        -     

ч. 2 ст. 158 

      33     

      18       

       12     

ч. 2 ст. 159 

       3     

       1       

        -     

ч. 1 ст. 161 

       5     

       5       

        -     

ч. 1 ст. 166 

       2     

       2       

        -     

ч. 2 ст. 112 

       1     

       1       

        -     

ч. 2 ст. 313 

       1     

       -       

        1     

 

Во всех случаях наказание назначалось в пределах, установленных санкциями статей Особенной части УК РФ. Оснований для применения положений ст. 64 УК РФ не установлено ни по одному делу.

В соответствии с п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" от 14.02.00 судам рекомендована специализация судей по делам несовершеннолетних, кроме того, дела данной категории должны рассматриваться под председательством наиболее опытных судей.

В Кемеровском областном суде в судебной коллегии по уголовным делам имеется коллегия по делам несовершеннолетних в составе 3 судей, имеющих значительный судейский стаж. Председательствующий данной коллегии - заслуженный юрист Российской Федерации, один из членов данной коллегии - кандидат юридических наук.

В районных (городских) судах области четко выраженной специализации судей по рассмотрению уголовных дел в отношении несовершеннолетних, как правило, нет. В 38% судов имеется "относительная" специализация, когда рассмотрение уголовных дел в отношении несовершеннолетних, наряду с рассмотрением дел других категорий, поручается определенным судьям. В абсолютном большинстве случаев это наиболее опытные и квалифицированные судьи.

В районных (городских) судах, где специализации как таковой нет, в 90% случаев уголовные дела также рассматриваются самыми опытными судьями. Поэтому можно сказать, что рекомендации, содержащиеся в п. 11 Постановления в районных (городских) судах области, выполняются.

Отметим, что уголовно-процессуальным законом значительная категория уголовных дел отнесена к компетенции мировых судей. Однако статистика показывает, что из общего числа несовершеннолетних лиц, осужденных к лишению свободы, только в отношении 7,2% лиц приговоры постановлены мировыми судьями.

Поскольку институт мировых судей возник в Российской Федерации относительно недавно, мировые судьи в большинстве своем не имеют значительного опыта судейской работы. Однако следует констатировать, что отсутствие значительного опыта работы не оказывает особого влияния на качество рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних. Тем более что законодательство в области уголовной ответственности несовершеннолетних в последние годы претерпело значительные изменения, отслеживать которые необходимо независимо от наличия либо отсутствия практического стажа работы. Практика же показывает, что не обладающие значительным судейским опытом судьи, как правило, в каждой конкретной ситуации очень тщательно и вдумчиво подходят к исследованию обстоятельств дела, личности подсудимого, наиболее полно мотивируют принятое решение по делу. Основные же ошибки, допускаемые судьями при рассмотрении дел в отношении несовершеннолетних, связаны в большинстве случаев не с неопытностью судьи, а с невнимательным отношением к вносимым в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство изменениям. Особенно ярко это проявилось после вступления в силу Федерального закона от 08.12.03 N 162-ФЗ, которым внесены существенные изменения в части уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних лиц.

Так, кассационная практика показывает, что довольно распространенными являются нарушения судами норм материального закона при назначении наказания несовершеннолетним. Причем данные судебные ошибки связаны не со сложностью толкования уголовно-правовых норм, а исключительно с невнимательным отношением судей к рассмотрению дел данной категории.

В соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ в редакции ФЗ от 08.12.03 N 162-ФЗ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено:

- несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые;

- остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда изменен приговор Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 29.11.04 в отношении Х. в части назначения наказания.

Несовершеннолетняя Х. осуждена по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы. Преступление совершено Х. впервые. Судебная коллегия указала на незаконность в данном случае назначения наказания несовершеннолетней в виде лишения свободы, определила заменить вид наказания на обязательные работы в размере 160 часов.

По тому же основанию внесены изменения в приговор Гурьевского городского суда от 22.09.04 в отношении И.А., осужденной по ч. 1 ст. 175 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год. Несовершеннолетняя И.А. впервые совершила преступление небольшой тяжести - ч. 1 ст. 175 УК РФ. В этой связи назначение ей наказания в виде лишения свободы противоречит требованию закона.

Изменен приговор Центрального районного суда г. Прокопьевска от 10.11.04 в отношении Ш. и Елефтериади, осужденных за совершение преступления, предусмотренного пп. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы каждый.

Назначив Ш. и Елефтериади наказание в виде лишения свободы, суд не учел, что на момент совершения преступления подсудимые не достигли возраста 16 лет, совершенное ими преступление относится к категории средней тяжести, к уголовной ответственности Ш. и Елефтериади привлекаются впервые, а поэтому, в соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ, им не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

С учетом изложенного судебная коллегия нашла необходимым изменить назначенное Ш. и Елефтериади наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы на наказание в виде обязательных работ на срок 40 часов каждому, с учетом требований ч. 3 ст. 88 УК РФ.

Также необоснованно Ледовских осужден приговором Новоильинского районного суда г. Новокузнецка от 26.08.05 к лишению свободы условно.

Ледовских родился 16.06.89. Преступления он совершил 07.05.05 и 21.05.05, т.е. в возрасте 15 лет. Совершенные им преступления, предусмотренные пп. "а, б, в" ч. 2 ст. 158, пп. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, относятся в силу ст. 15 УК РФ к категории преступлений средней тяжести. Он совершил их впервые.

 

Анализ уголовных дел показывает, что затруднения в практическом применении вызывают положения ч. 3 ст. 20 и ст. 22 УК РФ.

Положения ч. 1 ст. 22 УК РФ предусматривают, что вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

В соответствии же с ч. 3 ст. 20 УК РФ, если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй ст. 20 УК РФ, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

Таким образом, положения ст. 22 регулируют вопрос об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, в то время как в ч. 3 ст. 20 УК РФ говорится о несовершеннолетних с отставанием в психическом развитии, именно не связанным с психическим расстройством.

Разграничение понятий "отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством" и "психическое расстройство" возможно с помощью специальных познаний.

В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" судам следует учитывать требования ч. 3 ст. 20 УК РФ.

При наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого, назначается судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии.

Указанные вопросы могут быть поставлены на разрешение эксперта - психолога, при этом в обязательном порядке должен быть поставлен вопрос о степени умственной отсталости несовершеннолетнего, интеллектуальное развитие которого не соответствует его возрасту.

По мнению многих правоприменителей, данное положение в первую очередь касается умственно отсталых подростков, интеллектуальное развитие которых не соответствует их возрасту.

Приговором Прокопьевского районного суда от 25.11.05 несовершеннолетний Ануфриев осужден по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы. К назначенному наказанию на основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору, и окончательно к отбытию определено 2 года 1 месяц лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии. В силу п. "в" ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99 УК РФ суд назначил Ануфриеву принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Основанием для назначения Ануфриеву принудительного наблюдения и лечения послужили результаты судебной психолого-психиатрической экспертизы N 519 от 20.07.05.

По заключению экспертов: "Ануфриев обнаруживает признаки умственной отсталости легкой степени с нарушениями поведения (код болезни по МКБ F-70,1). Об этом свидетельствуют данные анамнеза об отставании его в психофизическом развитии вследствие внутриутробной патологии ... В период, относящийся к инкриминируемому ему деянию, Ануфриев не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, т.к. наряду с достаточной оценкой ситуации, ожиданием возможных правовых санкций и применения мер предосторожности у Ануфриева были снижены интеллектуальный и волевой самоконтроль и прогностические возможности".

С одной стороны, в заключении отсутствует однозначный вывод о том, что отставание в психическом развитии Ануфриева связано с каким-либо психическим расстройством. С другой стороны, эксперты указывают, что в случае осуждения Ануфриев нуждается в амбулаторном принудительном лечении и наблюдении у психиатра в соответствии со ст. 22 УК РФ.

Как в приведенном выше примере, так и в иных аналогичных случаях суды применяют положения ст. 22 УК РФ.

Так, приговором Киселевского городского суда от 18.01.06 Грибанов осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое наказание по предыдущему приговору, и окончательно назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы в воспитательной колонии. На основании ч. 2 ст. 22, ст. ст. 97, 99 УК РФ назначено амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

По заключению судебной психолого-психиатрической экспертизы Грибанов, как и Ануфриев, в момент правонарушения не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Однако в данном случае суд в приговоре обосновал необходимость применения положений ст. 22 УК РФ, указав, что отставание в психическом развитии Грибанова связано с психическим расстройством в форме "деменции", в связи с чем суд счел необходимым назначить Грибанову принудительные меры медицинского характера.

На наш взгляд, вопрос о применении положений, закрепленных в ч. 3 ст. 20 УК РФ, подлежит дополнительному разъяснению Верховным Судом РФ.

Так, в п. 7 действующего Постановления Пленума указывается: "если несовершеннолетний достиг возраста, с которого он может быть привлечен к уголовной ответственности, но имеет не связанное с психическим расстройством отставание в психическом развитии ... он не подлежит уголовной ответственности". Далее говорится о том, что при наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого, назначается судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии. Указанные вопросы могут быть поставлены на разрешение эксперта - психолога, при этом в обязательном порядке должен быть поставлен вопрос о степени умственной отсталости несовершеннолетнего, интеллектуальное развитие которого не соответствует его возрасту.

Однако умственная отсталость сама по себе является психическим расстройством, имеет установленный код по МКБ (Международному классификатору болезней). Умственная отсталость и отставание психического развития - понятия не тождественные.

На наш взгляд, правильнее было бы указать, что при наличии данных, свидетельствующих об отставании несовершеннолетнего подсудимого в психофизическом развитии, надлежит назначать судебную психолого-психиатрическую экспертизу для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии и о соответствии уровня общего психического развития подростка паспортному возрастному периоду.

 

Глава 50 части четвертой Уголовно-процессуального кодекса РФ определяет особый порядок уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних.

Особые процессуальные правила производства по делам о преступлениях несовершеннолетних установлены законом с учетом возрастных, психофизических, социально-психологических и иных свойств и состояний лиц, не достигших совершеннолетнего возраста, и призваны создать дополнительные гарантии полного и всестороннего исследования обстоятельств дела, выявления причин и условий совершения преступления несовершеннолетним, реализации им своих процессуальных прав, справедливого разрешения дела, применения обоснованных уголовно-правовых и воспитательных мер воздействия на подростка с учетом данных о его личности и тяжести деяния.

Порядок производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних определен ст. 420 УПК РФ: производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном частями второй и третьей УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными главой 50 УПК РФ.

Судебная практика предыдущих периодов изобиловала примерами, когда уголовные дела в отношении несовершеннолетних рассматривались в соответствии с положениями, закрепленными главой 40 УПК РФ, предусматривающей возможность постановления приговора без проведения судебного разбирательства. Так, обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства, проведенное судебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда в апреле 2004 года, показало, что примерно по 9% поступивших на обобщение дел обвинительные приговоры в соответствии с главой 40 УПК РФ постановлены в отношении несовершеннолетних.

Анализ уголовных дел показал, что в 2005 году ситуация существенно изменилась в лучшую сторону - дел о преступлениях несовершеннолетних, в отношении которых приговор постановлен без проведения судебного разбирательства, не выявлено. Кассационная практика областного суда также показывает, что подобные ошибки единичны.

В частности, судебная Коллегия Кемеровского областного суда отменила приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 10.03.05 в отношении С. вследствие нарушения уголовно-процессуального закона, поскольку приговор в отношении несовершеннолетнего С. постановлен без проведения судебного разбирательства.

Коллегия указала, что в соответствии с п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 05.03.04 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ" судам надлежит исходить из того, что закон не предусматривает возможности применения особого порядка принятия судебного решения в отношении несовершеннолетнего, поскольку в силу ч. 2 ст. 420 УПК РФ производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, с изъятиями, предусмотренными главой 50 УПК РФ (производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних).

 

Статья 421 УПК РФ закрепляет, что при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, наряду с доказыванием обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ, устанавливаются:

- возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рождения;

- условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности;

- влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц.

- при наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

В соответствии со ст. 89 УК РФ указанные обстоятельства, наряду с обстоятельствами, предусмотренными ст. 60 УК РФ, учитываются при назначении наказания несовершеннолетнему.

Данные нормы прежде всего направлены на обеспечение того, чтобы любые меры уголовного воздействия на несовершеннолетних были всегда соизмеримы с их возрастными особенностями и, в конечном итоге, содействовали их перевоспитанию.

В соответствии со ст. 430 УПК РФ при разрешении вопросов при постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего суд обязан решить вопрос о возможности освобождения несовершеннолетнего подсудимого от наказания в случаях, предусмотренных ст. 92 УК РФ, либо условного осуждения, либо назначения ему наказания, не связанного с лишением свободы.

При этом ч. 6-2 ст. 88 УК РФ предусматривает, что в случае, если несовершеннолетний осужденный, которому назначено условное осуждение, совершил в течение испытательного срока новое преступление, не являющееся особо тяжким, суд с учетом обстоятельств дела и личности виновного может повторно принять решение об условном осуждении, установив новый испытательный срок и возложив на условно осужденного исполнение определенных обязанностей, предусмотренных ч. 5 ст. 73 УК РФ.

Приговором Центрального районного суда г. Кемерово от 03.03.05 несовершеннолетние Джураев и Е. осуждены за совершение преступлений средней тяжести к реальному лишению свободы, Модин и Ксенофонтов - к лишению свободы условно.

Решение о виде и размере наказания суд принял на основе полного и всестороннего исследования данных о личности несовершеннолетних подсудимых.

Так, суд учел, что Джураев и Е. являются несовершеннолетними, воспитываются в школе-интернате, полностью признали свою вину, а у Джураева имеется явка с повинной.

По заключениям судебных психолого-психиатрических экспертиз: у Джураева имеется невысокий уровень интеллектуального развития без признаков отставания, деформированное развитие личностных качеств и морально-нравственного сознания; Е. имеет расстройство личности, эмоционально неустойчив, не сформированы морально-этические представления.

Джураев и Е. совершили преступление в период испытательного срока, оба отрицательно характеризуются, состоят на учете в КОНД с диагнозом токсикомания, не работают и не учатся, бродяжничают.

На основании исследованных в судебном заседании данных о личности Джураева и Е. суд принял обоснованное решение о невозможности повторно назначить им наказание условно и не применять правила ч. 6-2 ст. 88 УК РФ. Вывод о необходимости исправления Джураева и Е. только в местах строгой изоляции от общества не вызывает сомнений.

В отношении же несовершеннолетних Модина и Ксенофонтова суд счел возможным назначить условное осуждение повторно, возложив на них дополнительные обязанности. Данное решение продиктовано тем, что в отличие от Джураева и Е., занимающихся бродяжничеством, Модин и Ксенофонтов продолжают обучение в школе-интернате.

Следует отметить, что подобный всесторонний анализ личности несовершеннолетнего, его психического развития, условий жизни и воспитания встречается далеко не по всем изученным делам.

Приговором Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 21.12.05 за совершение преступления средней тяжести к реальному лишению свободы осужден Владимиров, 1990 года рождения. (Ранее Владимиров судим за совершение преступлений в 14-летнем возрасте к лишению свободы и исправительным работам условно с испытательным сроком).

Данный приговор не содержит сведений об участии в судебном заседании законного представителя, хотя из протокола судебного заседания видно, что законный представитель - мать Владимирова присутствовала, давала пояснения. Однако ее пояснения в приговоре не приведены, из протокола судебного заседания видно, что ей не разъяснялись права, предусмотренные ст. 428 УПК РФ, она не участвовала в прениях сторон. Не предоставлено слово в прениях и самому подсудимому.

Из приговора вообще не видно, что суд при рассмотрении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего руководствовался нормами уголовного и уголовно-процессуального законов, определяющими особенности рассмотрения дел данной категории.

Суд отразил в приговоре лишь доказательства вины подсудимого в инкриминируемом ему деянии. О том, что в судебном заседании исследовались характеризующие Владимирова данные, из приговора не видно.

Суд в мотивировочной части приговора указал: "При назначении наказания суд учитывает содеянное подсудимым и данные о его личности, что несовершеннолетний признал вину, раскаялся в содеянном". Далее суд указал на предыдущие приговоры, которыми Владимиров был осужден с применением ст. 73 УК РФ, и на необходимость назначения наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Санкция ч. 2 ст. 158 УК РФ, по которой Владимиров признан виновным, содержит альтернативные лишению свободы виды наказания. Вывод о необходимости назначения наказания, связанного с лишением свободы, в приговоре отсутствует.

С формальной точки зрения, очевидно, что Владимиров, несмотря на несовершеннолетний возраст, имеет стойкую антисоциальную направленность, склонен к совершению преступлений, дважды принятые в отношении него решения об условном осуждении никакого положительного влияния на Владимирова не оказали. Из материалов дела видно, что характеризуется Владимиров отрицательно, профилактическая работа ИПДН никакого результата не дает. Мать воспитывает сына одна, надлежащий контроль обеспечить не может, поскольку имеет посменный график работы и часто не бывает дома. Однако все это следовало суду не подразумевать при назначении наказания Владимирову, а четко изложить в приговоре.

Закиров, ранее судимый приговором от 01.09.04 к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 3 месяца, приговором Юргинского городского суда от 26.12.05 осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ - к 1 году 6 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии.

Помимо нарушения требований материального закона при назначении наказания по совокупности приговоров (суд не отменил условное осуждение по приговору от 01.09.04 в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ), суд не выполнил и требования ст. 430 УПК РФ: не мотивировал в приговоре назначение наказания несовершеннолетнему в виде реального лишения свободы, и что исправление Закирова невозможно без изоляции от общества.

Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда сочла возможным применить ст. 73 УК РФ и повторно принять решение об условном осуждении Закирова по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы, с установлением нового испытательного срока, с возложением на него обязанностей, предусмотренных ч. 5 ст. 73 УК РФ. Из приговора исключено указание суда на назначение наказания по правилам ст. 70 УК РФ. Приговор от 01.09.04 определено исполнять самостоятельно.

 

В соответствии со ст. 428 УПК РФ в судебном заседании участвует законный представитель несовершеннолетнего. Часть 1 указанной статьи закрепляет права законного представителя, участвующего в судебном заседании:

1) заявлять ходатайства и отводы;

2) давать показания;

3) представлять доказательства;

4) участвовать в прениях сторон;

5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда;

6) участвовать в заседании судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

В ходе изучения уголовных дел выявлены случаи несоблюдения судами требований процессуального закона об обеспечении прав законного представителя.

Так, из протокола судебного заседания по делу по обвинению Сорочкина, 1989 года рождения, видно, что законному представителю подсудимого не предоставлено слово для участия в прениях сторон (приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 17.02.06).

А из протокола судебного заседания по делу по обвинению Шартдиновой, 1989 года рождения, видно, что слово для участия в прениях не предоставлено не только законному представителю, но и самой подсудимой (приговор Кировского районного суда г. Кемерово от 16.11.05).

Пятков осужден приговором Мариинского городского суда от 19.09.05. В протоколе судебного заседания по делу несовершеннолетнего Пяткова указано, что сторонам разъяснены права в процессе. При этом в протоколе (л.д. 132 об.) имеется запись о разъяснении прав законным представителям: "Законным представителям н/л подсудимых ст. УПК РФ". Какая именно норма закона разъяснена судом, непонятно. Отметим, что законный представитель Пяткова в прениях не участвовал. Надлежащая мотивировка при назначении наказания несовершеннолетнему в приговоре отсутствует. Требования ст. 430 УПК РФ, ч. 6-2 ст. 88 УК РФ судом не соблюдены.

Одним из оснований к отмене приговора Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 20.12.05 в отношении несовершеннолетней Горбуновой (29.01.88 года рождения) послужило то, что суд не разъяснил законному представителю права, предусмотренные ст. 428 УПК РФ, законный представитель в судебном заседании не допрашивался, о чем свидетельствуют материалы дела.

В приведенном примере подсудимая на момент рассмотрения уголовного дела и постановления приговора не достигла 18-летнего возраста.

Если же лицо, совершившее преступление в возрасте до 18 лет, на момент рассмотрения дела в суде достигнет совершеннолетия, функции законного представителя прекращаются. Логично, что с прекращением функций законного представителя, прекращаются и функции его как гражданского ответчика.

 

В соответствии с п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 7 от 14.02.2000 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних", признав необходимым допросить законного представителя в качестве свидетеля, суд выносит об этом определение и разъясняет ему положения ст. 51 Конституции РФ. В случае допроса законного представителя он предупреждается об уголовной ответственности только за дачу заведомо ложных показаний.

Обобщение судебной практики показало, что зачастую судьи не учитывают указанное положение.

По делу несовершеннолетнего Грибанова (приговор Киселевского городского суда от 18.01.06) законный представитель - мать Грибанова судом предупреждена об уголовной ответственности как по ст. 307, так и по ст. 308 УК РФ, т.е. не только за дачу заведомо ложных показаний, но и за отказ от дачи показаний. При этом ст. 51 Конституции РФ законному представителю не разъяснена.

 

Законным представителям несовершеннолетних Ракитиной и Бикулова (приговор Тайгинского городского суда от 18.11.05) суд сначала разъяснил положения ст. 51 УК РФ, после чего предупредил об уголовной ответственности, в том числе и по ст. 308 УК РФ.

Аналогичная запись содержится и в протоколе судебного заседания по делу Селезнева, Липунова и др. (приговор Тяжинского районного суда от 20.05.05), а также еще по целому ряду уголовных дел, рассмотренных районными (городскими) судами области.

Видимо имеется недопонимание того, что законные представители не могут быть привлечены к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний, поскольку именно ст. 51 Конституции РФ закрепляет их право не свидетельствовать против своих близких. Поэтому законный представитель, в случае выражения им согласия давать показания, может быть предупрежден об уголовной ответственности только по ст. 307 УК РФ - за заведомо ложные показания.

 

Практика рассмотрения уголовных дел в отношении женщин

 

Основная статья обвинения и данные о наказании

(из числа изученных дел)

 

  часть, статья 
      УК РФ     

   всего   
  осуждено 
 к лишению 
  свободы  

 с  применением
ст. 70 УК РФ 

 с  применением
ч. 5 ст. 69  
      УК РФ    

ч. 1 ст. 175  

      2    

       1       

        1      

ч. 1 ст. 158  

      4    

       2       

        1      

ч. 1 ст. 159  

      1    

       1       

        -      

ч. 1 ст. 114  

      1    

       -       

        -      

ч. 1 ст. 327  

      1    

       1       

        -      

ч. 1 ст. 109  

      1    

       -       

        -      

ч. 2 ст. 158  

     27    

      16       

        6      

ч. 2 ст. 159  

      1    

       1       

        -      

ч. 1 ст. 161  

      3    

       1       

        1      

ч. 1 ст. 234  

      1    

       1       

        -      

ч. 1 ст. 232  

      1    

       1       

        -      

ч. 2 ст. 313  

      1    

       -       

        1      

ч. 2 ст. 264  

      1    

       -       

        -      

ч. 1 ст. 112  

      1    

       -       

        -      

 

Во всех случаях наказание назначалось в пределах, установленных санкциями статей Особенной части УК РФ. Оснований для применения положений ст. 64 УК РФ не установлено ни по одному делу.

В двух случаях женщины осуждены к лишению свободы за совершение неосторожных преступлений (1 женщина - с отсрочкой отбывания наказания), остальные совершили умышленные деяния (в большинстве случаев это преступления против собственности).

Не вызывает сомнений обоснованность назначения судами наказания в виде лишения свободы женщинам, ранее уже отбывавшим лишение свободы, условно-досрочно освобожденным от отбывания наказания в виде лишения свободы, а также женщинам, вновь совершившим преступление в период испытательного срока по предыдущему приговору. И в отношении женщин, совершивших преступление впервые, применение столь строгой меры наказания, как правило, основано на объективных данных о личности, дающих суду основание признать, что исправление осужденной возможно только в условиях изоляции от общества.

К реальному лишению свободы осуждены 9 женщин, впервые совершивших преступления средней тяжести (1 женщина - с отсрочкой отбывания наказания) и 3 женщины - за совершение преступлений небольшой тяжести. Однако из 12 впервые осужденных женщин 9 осуждены с применением положений ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Приговором Заводского районного суда г. Новокузнецка от 28.01.05 ранее не судимая Павловская осуждена по ч. 1 ст. 109 УК РФ, т.е. за совершение преступления небольшой тяжести, к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев в исправительной колонии-поселении.

Суд установил, что 27.09.04 Павловская, пребывая в состоянии алкогольного опьянения, взяла на руки малолетнего (4-месячного) Трушина, с которым ее попросили поводиться родственники, вышла с ним на балкон квартиры, расположенной на пятом этаже, после чего вытянула руки за ограждение балкона, продолжая держать при этом ребенка на руках, а затем, действуя неосторожно, т.к. не предвидела возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должна была и могла предвидеть, т.к. держала на руках ребенка за балконным ограждением, уронила Трушина с высоты пятого этажа на почву.

Суд признал отягчающим обстоятельством совершение преступления в отношении малолетнего лица, беззащитного в силу своего возраста (п. "з" ч. 1 ст. 63 УК РФ). Учтено судом мнение законного представителя потерпевшего, настаивающего на строгом наказании Павловской в виде длительного лишения свободы, а также отрицательно характеризующие ее данные.

Обоснованность назначения реального лишения свободы в данном случае, по нашему мнению, сомнений не вызывает.

Приговором Таштагольского городского суда от 08.12.05 ранее не судимая Т. осуждена по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, т.е. за совершение преступления средней тяжести, к 8 месяцам лишения свободы в колонии-поселении.

Приговор в отношении Т. постановлен в особом порядке. Суд тщательно исследовал характеризующие подсудимую данные: постоянного места жительства не имеет, длительное время нигде не работает, лишена родительских прав, ведет аморальный образ жизни. Оснований для применения ст. 73 УК РФ суд не установил.

Г. приговором Ленинского районного суда г. Кемерово от 20.09.05 осуждена за побег из-под стражи, совершенный лицом, находящимся в предварительном заключении, группой лиц по предварительному сговору.

Из материалов дела следует, что 06.01.04 в отношении Г. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу в связи с ее обвинением в совершении умышленного убийства. 12.07.04 Г., будучи направленной для прохождения стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы, совершила побег из-под стражи через окно санитарной комнаты клинической психиатрической больницы.

10.12.04 Г. была задержана, а 31.05.05 осуждена приговором Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы.

Приговором от 20.09.05 Г. осуждена по ч. 2 ст. 313 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию определено 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Хотя на момент совершения преступления средней тяжести, предусмотренного ч. 2 ст. 313 УК РФ, Г. являлась ранее не судимым лицом, тем не менее назначенное судом наказание нельзя назвать суровым либо необоснованным. Санкция ч. 2 ст. 313 УК РФ вообще не предусматривает иные альтернативные лишению свободы виды наказания.

К. осуждена приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка от 07.02.06 по ч. 1 ст. 158 УК РФ, т.е. за совершение преступления небольшой тяжести, к 7 месяцам лишения свободы в колонии-поселении.

На момент совершения кражи 08.09.05 К. судимости не имела. Однако 03.10.05 осуждена приговором Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка по ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 234 УК РФ к 2 годам 10 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Наряду с отрицательно характеризующими К. данными суд также учел, что она не приняла мер по возмещению материального ущерба и розыску похищенного имущества.

На наш взгляд, указание в приговоре на то, что при назначении наказания суд учитывает факт принятия (непринятия) подсудимым мер по возмещению материального ущерба наряду с иными характеризующими его данными, способствует стимулированию лиц, совершивших преступления против собственности, в добровольном порядке компенсировать понесенный потерпевшими ущерб и, в конечном итоге, способствует восстановлению социальной справедливости. Указание же о непринятии осужденной К. мер к розыску похищенного является излишним.

Приговором Березовского городского суда от 19.10.05 Федорова осуждена по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ (с учетом приговора от 27.09.05) окончательно назначено 2 года 9 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Суд в приговоре указал, что назначение иного, более мягкого наказания либо применение ст. 73 УК РФ не будет способствовать восстановлению социальной справедливости и исправлению подсудимой, не работающей, употребляющей наркотические средства.

 

В отношении двух женщин судами применена отсрочка отбывания наказания (ст. 82 УК РФ).

Приговором Новокузнецкого районного суда от 27.05.05 И.Б. осуждена по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 10.10.03, с применением ст. 70 УК РФ окончательно назначено наказание в виде 4 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Суд учел, что И.Б. по заключению клинико-экспертной комиссии находится в состоянии беременности, срок которой определен в 17 недель. В связи с этим суд счел возможным применить ст. 82 УК РФ, предоставить отсрочку от отбывания наказания до достижения ребенком возраста 14 лет.

Приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка от 03.05.05 ранее не судимая Д. осуждена по ч. 2 ст. 264 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права управления транспортными средствами на 3 года, в соответствии со ст. 82 УК РФ с отсрочкой отбывания наказания до достижения ребенком 14-летнего возраста, т.е. до 02.07.15. Дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 3 года назначено отбывать реально.

В остальных случаях с учетом данных о личности подсудимой суды находили нецелесообразным применение отсрочки отбывания наказания.

Так, приговором Центрального районного суда г. Кемерово от 11.04.05 Чернышова осуждена по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 24.03.03, с применением ст. 70 УК РФ окончательно назначено наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Чернышова, как и осужденная И.Б., признана виновной в совершении аналогичного преступления в период испытательного срока. Однако Чернышова совершила преступление при наличии на иждивении малолетнего ребенка, 2003 года рождения, установлено, что молодая мать страдает опийной наркоманией.

Определенную сложность вызывает вопрос о возможности применения положений ст. 82 УК РФ в случае назначения наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Приговором Ленинского районного суда г. Кемерово от 22.09.05 А. осуждена по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое наказание по приговору Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 30.05.05, и окончательно назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

А. осуждена приговором от 22.09.05 за преступление средней тяжести, совершенное ею в 2003 году. На момент совершения преступления А. не судима, в качестве смягчающих обстоятельств суд учел полное признание вины, раскаяние в содеянном, желание возместить материальный ущерб, молодой возраст, плохое состояние здоровья, наличие малолетнего ребенка, а также то, что своими показаниями подсудимая способствовала раскрытию преступления. Отягчающих обстоятельств по делу не установлено.

В кассационной жалобе на суровость приговора осужденной поставлен вопрос о возможности применения ч. 1 ст. 82 УК РФ, поскольку на ее иждивении находится малолетняя дочь.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 08.11.05 приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 22.09.05 в отношении А. оставлен без изменения.

Коллегия указала, что предыдущим приговором Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 30.05.05 наказание назначено в виде 3 лет 9 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима (причем наказание назначалось по совокупности с еще одним приговором от 01.06.04, т.е. также постановленным после эпизода кражи, за которую А. осуждена 22.09.05). Поэтому, назначив наказание по обжалованному приговору от 22.09.05 в виде лишения свободы и в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, суд не имел возможности разрешить вопрос о применении ст. 82 УК РФ и должен был назначить окончательное наказание больше, чем наказание по предыдущему приговору. Другими словами, применив отсрочку отбывания наказания, назначенного по ч. 5 ст. 69 УК РФ, суд вмешался бы в предыдущий приговор, при постановлении которого суд не усмотрел возможность применения отсрочки.

 

В соответствии с ч. 1 ст. 313 УПК РФ при наличии у осужденного к лишению свободы несовершеннолетних детей, других иждивенцев, а также престарелых родителей, нуждающихся в постороннем уходе, суд одновременно с постановлением обвинительного приговора выносит определение или постановление о передаче указанных лиц на попечение близких родственников, родственников или других лиц либо помещении их в детские или социальные учреждения.

Приговором Заводского районного суда г. Кемерово от 27.04.05 Е. осуждена к реальному лишению свободы за совершение преступления средней тяжести в период испытательного срока, установленного предыдущим приговором.

У Е. имеется несовершеннолетний ребенок. Из протокола судебного заседания видно, что на вопрос суда о том, где и с кем находится ребенок, Е. пояснила, что ребенок находится с ее матерью - Золотухиной, которая проживает одной семьей с подсудимой и ребенком. На основании чего 27.04.05 одновременно с постановлением обвинительного приговора суд, руководствуясь ч. 1 ст. 313 УПК РФ, вынес постановление о передаче несовершеннолетнего ребенка осужденной Е. на попечение ее матери - Золотухиной.

Однако во многих случаях суды, установив, что ребенок осужденной к реальному лишению свободы находится у ее близких родственников, постановление о передаче ребенка на попечение не выносят, ошибочно считая это излишним. При этом судьи придерживаются той точки зрения, что данное постановление необходимо только в случаях, когда нет определенности в вопросе, где и с кем будет проживать ребенок в случае осуждения к лишению свободы его матери. Такую позицию нельзя признать верной, поскольку в целях защиты прав ребенка передача его на попечение должна быть произведена не только фактически, но она должна иметь и надлежащее юридическое оформление.

 

Анализ кассационной практики Кемеровского областного суда показывает, что наиболее распространенными ошибками, допускаемыми судами при назначении наказания женщинам, признанным виновными в совершении преступлений небольшой и средней тяжести, являются неправильное определение вида исправительного учреждения, а также ошибочное признание наличия рецидива преступлений.

К примеру, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 17.11.05 изменен приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 09.09.05 в отношении В., осужденной по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Коллегия указала, что В. ранее осуждалась за преступление, совершенное в несовершеннолетнем возрасте, поэтому прежняя судимость на назначение вида исправительного учреждения не влияет.

Так, в соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ исправительная колония общего режима может быть назначена женщинам, осужденным за совершение тяжких и особо тяжких преступлений (В. совершено преступление небольшой тяжести), в том числе при любом виде рецидива (судимость за преступление, совершенное В. в несовершеннолетнем возрасте, не учитывается в соответствии с п. "б" ч. 4 ст. 18 УК РФ).

Действительно, с учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновной суд, согласно п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ, мог назначить отбывание наказания в исправительной колонии общего режима, однако при этом должен указать мотивы принятого решения. Суд же свое решение о назначении В. отбывания наказания в исправительной колонии общего режима в приговоре не мотивировал, в связи с чем коллегия изменила вид исправительного учреждения с исправительной колонии общего режима на колонию-поселение.

По делу Полянской, осужденной приговором Центрального районного суда г. Кемерово от 12.04.05 по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, суд ошибочно установил в ее действиях рецидив преступлений.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала (кассационное определение от 19.07.05), что судимости Полянской по приговорам от 13.03.97 и 14.07.97 погашены в установленном законом порядке. По приговору Центрального районного суда г. Кемерово от 06.02.04 она осуждена по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год. Условное осуждение по данному приговору ей было отменено 01.02.05, когда дело о преступлении, за которое она осуждена обжалуемым приговором, уже в течение 3 месяцев находилось в производстве суда. Данная судимость, по мнению коллегии, не должна учитываться при признании рецидива преступлений в соответствии с п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ.

 

Вносились изменения в приговоры и по основаниям, указанным в ст. 383 УПК РФ.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 23.06.06 изменен приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 23.06.05 в отношении Д., осужденной по ч. 2 ст. 264 УК РФ к реальному лишению свободы с отсрочкой отбывания наказания до достижения ребенком 14-летнего возраста. Коллегия определила на основании ст. 73 УК РФ считать основное наказание в виде лишения свободы условным с испытательным сроком 4 года, указание суда о применении ст. 82 УК РФ исключить.

Коллегия указала, что суд 1 инстанции не учел, что отягчающих обстоятельств по делу не установлено. Кроме того, не учтено судом и состояние здоровья осужденной, которая согласно выписной эпикриза страдает субклемическим гипотириозом, имеет зоб 1 степени.

Выводы суда о том, что оснований для применения ст. 73 УК РФ не имеется, не мотивированы. Указав о необходимости назначения Д. наказания в виде реального лишения свободы, суд учел мнение потерпевшего о назначении строгого наказания, хотя по закону это обстоятельство не может учитываться как определяющее при назначении наказания.

Остальные обстоятельства дела, по мнению коллегии, свидетельствуют о том, что Д. может исправиться без изоляции от общества.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь