Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 28 апреля 2006 г. Дело N 22-М-190/2006

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                         Баландиной Т.П.,

    судей                                            Силиной И.А.,

                                                    Лебедевой Л.Н.

 

рассмотрела в заседании 28 апреля 2006 года дело по кассационной жалобе осужденного Ш. на постановленный в апелляционном порядке приговор Камышловского городского суда Свердловской области от 22 марта 2006 года, которым Ш. осужден по ч. 3 ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации к штрафу в сумме 100000 рублей, по ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации к штрафу в сумме 3000 рублей, на основании ч. 2 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим к штрафу в сумме 100000 рублей в доход государства.

Постановлено взыскать с Ш. в пользу Л. компенсацию морального вреда в сумме 1000 рублей.

Заслушав доклад судьи Силиной И.А., судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

согласно приговору суда апелляционной инстанции, которым изменен приговор мирового судьи судебного участка N 3 Камышловского района от 23 января 2006 года, начальник ПОМ пПорошино Ш. признан виновным в незаконном проникновении 28 января 2005 года в жилище Л. с использованием служебного положения и в умышленном причинении ей побоев.

В судебном заседании осужденный виновным себя не признал.

В кассационной жалобе осужденный Ш. ставит вопрос об отмене приговора и о прекращении производства по делу. При этом указывает, что в соответствии с Законом Российской Федерации "О милиции" он имел право беспрепятственного входа в жилище Л. против ее воли на основании ее же устного сообщения о неправомерных действиях З. Несообщение впоследствии прокурору о проникновении в жилище не образует состава преступления, предусмотренного ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации. Кроме того, полагает, что суд не дал надлежащей оценки его показаниям о применении насилия к Л. в состоянии необходимой обороны в ответ на посягательство с ее стороны на З. с применением ножа, не получили оценки суда и показания свидетелей о наличии у Ш. пореза на пальце, полученного в результате пресечения действий Л. Положив в основу приговора показания потерпевшей Л., суд не учел наличие у нее оснований оговорить его из-за ревности, не учел, что свидетели обвинения не видели у потерпевшей телесных повреждений на лбу. Показания свидетеля З., изложенные в приговоре в обоснование его (Ш.) вины, не соответствуют протоколу судебного заседания. Также указывает, что заключение судебно-медицинского эксперта о наличии телесных повреждений у потерпевшей Л. является недопустимым доказательством, поскольку не содержит исследовательской части; кроме того, в заявлении о привлечении к уголовной ответственности потерпевшая не была предупреждена об ответственности за заведомо ложный донос, что исключает указанное заявление из числа доказательств.

В возражениях государственный обвинитель Казакова Ю.С. опровергает доводы жалобы и просит приговор оставить без изменения.

 

Проверив материалы дела, выслушав выступления осужденного Ш. и защитника адвоката Ломакина А.С., поддержавших доводы жалобы, судебная коллегия находит приговор суда апелляционной инстанции подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Согласно ст. 380 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции, если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, а также если при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие.

Так, признавая начальника ПОМ пПорошино Ш. виновным в нарушении неприкосновенности жилища Л., суд указал, что у осужденного не было законных оснований для проникновения в жилище Л. против ее воли.

Вместе с тем положения п. 18 ст. 11 Закона Российской Федерации от 18.04.1991 предоставляют сотрудникам милиции право беспрепятственно входить в жилые помещения и осматривать их при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, либо при наличии достаточных данных полагать, что там совершено или совершается преступление.

Согласно обвинительному заключению и приговору суда, Ш. проник в жилище потерпевшей Л. против воли последней, находясь при исполнении служебных обязанностей начальника ПОМ, после получения информации о противоправных действиях З. в отношении Л.

Однако, делая вывод о незаконности проникновения, суд не учел, что у Ш., как сотрудника милиции, имелись полномочия и основания для производства действий, связанных с ограничением права гражданина на неприкосновенность жилища, указанных в п. 18 ст. 11 Закона Российской Федерации "О милиции".

Кроме того, отвергая показания осужденного Ш. о причинении Л. телесных повреждений в области предплечья правой руки при пресечении ее противоправных действий с применением ножа, суд не дал должной оценки этим показаниям в совокупности с другими доказательствами, исследованными в судебном заседании, в частности с показаниями свидетелей Р., К., Д., М. и Ф.

Расценивая показания указанных свидетелей как недостоверные, суд не привел в приговоре убедительных мотивов своего решения.

В обоснование вины Ш. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд в приговоре сослался на показания свидетеля З. о том, что потерпевшая Л. не брала в руки нож и никому не угрожала.

Однако, согласно протоколу судебного заседания, при рассмотрении дела мировым судьей свидетель З. таких показаний не давал, в суде апелляционной инстанции допрошен не был.

Кроме того, в судебном заседании апелляционной инстанции были исследованы объяснения З., данные им в досудебном производстве следователю прокуратуры, в которых он указывал, что Ш. за руки оттаскивал от него Л., державшую в руке нож.

Однако в приговоре они не получили должной оценки ни в совокупности с последующими показаниями свидетеля З., ни с другими доказательствами.

Признавая Ш. виновным в причинении Л. телесных повреждений в виде кровоподтека в лобной части, суд не дал оценки показаниям самого осужденного о непричастности к преступлению, показаниям свидетелей, в частности У. и К., которые видели у Л. телесные повреждения лишь в области рук, показаниям свидетеля З., который также видел синяк на руке потерпевшей, а на лице потерпевшей телесных повреждений не видел.

При таких обстоятельствах приговор суда апелляционной инстанции нельзя признать законным и обоснованным, он подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство, в ходе которого следует правильно установить фактические обстоятельства дела, сделать вывод о виновности либо невиновности Ш., в том числе с обсуждением доводов, изложенных в кассационной жалобе осужденного.

Руководствуясь ст. 373, п. 3 ч. 1 ст. 378, ст. 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

приговор Камышловского городского суда Свердловской области от 22 марта 2006 года в отношении Ш. отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство другому судье апелляционной инстанции.

Меру пресечения - подписку о невыезде - оставить без изменения.

 

Председательствующий

БАЛАНДИНА Т.П.

 

Судьи

СИЛИНА И.А.

ЛЕБЕДЕВА Л.Н.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь