Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА МАЙ 2006 ГОДА

 

Административное производство

 

Судья необоснованно отказал лицу, привлекаемому к административной ответственности в удовлетворении ходатайства об отложении рассмотрения дела при обострении заболеваний и нуждаемости в связи с этим в постельном режиме

 

Постановлением мирового судьи, оставленным без изменения решением районного судьи, К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ с назначением административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год и 6 месяцев.

По жалобе К. указанные судебные постановления отменены постановлением Председателя Белгородского областного суда по следующим основаниям.

Согласно п. 4 ст. 29.7 КоАП РФ в случае неявки в судебное заседание лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, надлежащим образом извещенного о времени и месте рассмотрения дела, подлежат выяснению причины неявки.

Ходатайство К. об отложении дела слушанием в связи с сердечным приступом отклонено в нарушение указанной нормы закона.

При наличии данных о том, что К. является инвалидом второй группы, состоит на диспансерном учете по поводу ишемической болезни сердца, гипертонической болезни, обстоятельства, указанные в ходатайстве не были проверены.

Не соблюдены и требования ч. 2 ст. 24.4 КоАП РФ, поскольку определение по ходатайству вынесено не было.

Неубедителен вывод в решении судьи второй инстанции о правильности указанного определения, в адрес которого была представлена выписка из амбулаторной карты К., подтверждающая его нуждаемость в экстренной помощи и необходимости постельного режима.

Допущенные при рассмотрении дела процессуальные нарушения являются существенными, поскольку не были соблюдены положения ч. 1 ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому гражданину судебную защиту его прав и свобод.

 

Постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано только лицами указанными в ст. ст. 25.1 - 25.5 КоАП РФ, а именно: лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, потерпевшим, законным представителем физического или юридического лица в отношении которых вынесено постановление или являющихся потерпевшими, защитником и представителем этих лиц. Другие лица не вправе обжаловать постановление по делу об административном правонарушении

 

04.10.2005 в г. Белгороде произошло столкновение автомобиля ГАЗ принадлежащего ФГУ ИК и автомобиля ВАЗ под управлением его владельца.

В ходе проверки установлено, что в действиях водителя автомобиля ГАЗ усматривается нарушение п. п. 8.1, 8.4 ПДД, который при перестроении с правой полосы на левую не уступил дорогу попутно двигавшемуся без изменения направления движения автомобилю ВАЗ.

ДТП произошло вследствие нарушения водителем вышеуказанных пунктов ПДД, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ.

Постановлением инспектора по исполнению административного законодательства 27.12.2005 вынесено постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении водителя автомобиля ГАЗ на основании п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ, за истечением срока давности о привлечении последнего к административной ответственности.

Не согласившись с принятым постановлением, начальником ФГУ ИК подана жалоба вышестоящему должностному лицу в УГИБДД УВД Белгородской области.

Решением заместителя начальника УГИБДД УВД Белгородской области от 20.02.2006 постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении от 27.12.2005 в отношении водителя автомобиля ГАЗ оставлено без изменения, жалоба ФГУ ИК без удовлетворения.

Решением районного суда постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении и решение от 20.02.2006 отменены, производство по делу прекращено за недоказанностью обстоятельств, на основании которых вынесено постановление.

Решение районного суда отменено по следующим основанием.

Постановление по делу о прекращении производства по делу за истечением срока привлечения к административной ответственности принято в отношении водителя автомобиля ГАЗ, т.е. лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Согласно ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано лицами, указанными в статьях 25.1 - 25.5 настоящего Кодекса.

Как видно из материалов дела, жалоба на постановление и решение УГИБДД УВД Белгородской области подана ФГУ ИК, которое не является участником производства по данному делу и которому в силу вышеназванной статьи не предоставлено право на обжалование названного постановления и решения, что исключает производство по делу.

 

КоАП РФ не предусматривает возможности оглашения только резолютивной части постановления. Оно должно быть объявлено в полном объеме немедленно по окончании рассмотрения дела

 

Постановлением судьи К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ.

Данное постановление отменено судьей областного суда в связи с грубым нарушением норм административного процесса допущенным при вынесении постановления суда, выразившимся в следующем.

В статье 29.10 КоАП РФ закреплены требования к содержанию постановления по делу об административном правонарушении. Данные требования должны быть соблюдены при вынесении постановления, поскольку отсутствие какого-либо требования к постановлению влечет за собой его отмену.

Это выражается прежде всего в соблюдении процессуального порядка объявления постановления по делу об административном правонарушении, а также его вручения.

Согласно статье 29.11 Кодекса постановление по делу об административном правонарушении должно быть объявлено немедленно по окончании рассмотрения дела.

Как видно из материалов дела, при рассмотрении дела по существу в отношении К. судьей оглашена резолютивная часть постановления по делу об административном правонарушении, что не предусмотрено КоАП РФ.

 

Выводы о нахождении лица, управляющего транспортным средством, в состоянии опьянения должны основываться на данных комплексного освидетельствования: клинической диагностике и лабораторных исследованиях.

Лабораторные исследования на определение наличия алкоголя в выдыхаемом воздухе должны проводиться с использованием приборов для измерения, разрешенных к применению в медицинской практике (Письмо Минздрава РФ от 02.09.2004 N 10-04/6-ИКФ)

 

Постановлением мирового судьи, измененным решением судьи районного суда, Р. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год и 6 месяцев.

Жалоба Р. удовлетворена по следующим основаниям.

В соответствии с п. 11 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, утвержденной Приказом Минздрава РФ от 14.07.2003 N 308, основой заключения о состоянии освидетельствуемого служат данные комплексного медицинского освидетельствования с учетом результатов лабораторных исследований. При этом, клиническая оценка является определяющим этапом медицинского освидетельствования, а клинические признаки опьянения основополагающими критериями диагностики.

Акт медицинского заключения указанным требованиям не соответствует.

Согласно клинической диагностике состояния Р., он ориентирован во времени, месте и личности, речевая способность и двигательная сфера не нарушены, что свидетельствует об отсутствии клинических признаков опьянения.

Выводы о наличии концентрации алкоголя от 1 промилле до 1,5 промилле в выдыхаемом воздухе основаны на результатах изменения прибором Ensure и Д., которые не включены в перечень приборов для измерения количества (концентрации) алкоголя, разрешенных к применению в медицинской практике, указанных в Письме Минздрава РФ от 02.09.2004 N 10-04/6-икф.

Поскольку медицинское заключение об алкогольном опьянении Р. не подтверждается данными комплексного медицинского обследования, а иных доказательств, с достоверностью свидетельствующих об управлении им транспортным средством в состоянии опьянения, в материалах дела нет, судебные постановления отменены, а производство по делу прекращено по п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ ввиду истечения срока давности привлечения к административной ответственности.

 

Кассационное производство

 

После предоставления собственнику дома квартиры и выплаты компенсации за подлежащий сносу дом в связи с отводом земельного участка для государственных и муниципальных нужд, он не вправе распоряжаться домом, земельным участком

 

Решением суда отказано в удовлетворении исковых требований администрации района к Т. об освобождении самовольно занятого земельного участка, требований Т. к администрации района о признании права собственности на жилой дом и хозяйственные строения.

Отменяя решение суда, кассационная инстанция указала на следующее.

Из материалов дела видно, что жилой дом принадлежал на праве собственности К. Решением исполкома городского Совета народных депутатов от 23.02.1990 N 44 произведен отвод Химическому заводу земельного участка площадью 0,57 га для строительства спортивного комплекса за счет изъятия земель и сноса домовладений <...>, в том числе домовладения <...>. К. из указанного домовладения выселилась в связи с предоставлением ей квартиры и выплатой компенсации за сносимое домовладение. Завод к строительству комплекса не приступил. В настоящее время земельный участок <...>, находится в муниципальной собственности (л.д. 49, 50, 88 - 92).

Из пояснений К. следует, что она выкупила у химзавода сносимое домовладение как строительные материалы. Поскольку сноса не произошло, в 1995 году она разрешила проживание в данном домовладении супругам Т. Так как к указанному времени К. не обладала правом собственности на данное домовладение, выводы решения о самовольном вселении в указанное домовладение супругов Т. являются правильными. В деле имеется заявление Т. о том, что она со своими членами семьи обязуется освободить спорное домовладение до 01.05.2005. Однако до настоящего времени супруги Т. своего обязательства не выполнили.

Ст. 60 ЗК РФ предусматривает восстановление нарушенного права на земельный участок в случае его самовольного занятия. Доводы, изложенные в возражениях Т. о заключении договора купли-продажи жилого дома между ними и К., доказательствами не подтверждены и опровергаются объяснениями самой К. С учетом изложенного, исковые требования администрации к Т. об освобождении земельного участка основаны на законе.

 

Судья отказывает в принятии искового заявления, а возбужденное дело подлежит прекращению, если требования рассматриваются и разрешаются в ином судебном порядке

 

Решением суда признаны незаконными действия работников ОВД по изъятию у О. личных вещей, в отношении изъятия товара действия признаны правомерными.

Отменяя решение суда в части изъятия товара и прекращая в этой части производство по делу, суд кассационной инстанции указал на неправильное применение норм процессуального права.

Отказывая в удовлетворении требования о признании неправомерными действий по изъятию товара, суд правильно указал на то, что эти действия производились в рамках административного производства, что следует из материалов дела. Обжалование действий должностных лиц при производстве по административному делу производится в соответствии с главой 30 КоАП РФ. Согласно ст. 29.10 ч. 3 КоАП, вопрос об изъятых вещах должен разрешаться постановлением по делу об административном правонарушении. Исходя из этого, суд пришел к выводу о том, что требования О. в этой части удовлетворению не подлежат.

Несмотря на правильное применение норм материального права и выводов суда в части того, что указанные требования не могут быть рассмотрены в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматриваются в порядке административного производства, суд в то же время разрешил их по существу, посчитав их не подлежащими удовлетворению. При этом судом не учтено, что согласно ч. 1 ст. 220 ГПК РФ в сочетании с п. п. 1 п. 1 ст. 134 ГПК РФ производство по делу должно быть прекращено, если заявление не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, а рассматривается в ином судебном порядке.

 

Нормы ст. 134 ГПК РФ содержат исчерпывающий перечень оснований для отказа в принятии искового заявления, в связи с чем отказ в принятии заявления по мотивам недоказанности заявленных требований недопустим

 

Ш. обратился в суд с иском о признании права собственности на жилой дом, обязании ответчика освободить дом и передать ему.

Определением суда отказано в принятии иска в связи с отсутствием спора на объект недвижимости и недоказанностью требований.

Отменяя определение районного суда, суд кассационной инстанции указал на то, что нормы ст. 134 ГПК РФ, содержат исчерпывающий перечень оснований для отказа в принятии искового заявления. Отказ в принятии заявления по мотивам недоказанности заявленных требований недопустим.

В этой связи, выводы суда об отсутствии у истца права на предъявление иска, являются необоснованными.

В соответствии с требованиями ст. 131 ГПК РФ в исковом заявлении должны быть указаны обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, а также в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца.

Поскольку, данные требования закона истцом не исполнены, исковое заявление судом кассационной инстанции оставлено без движения в соответствии со ст. 136 ГПК РФ.

 

Неправильное толкование положений ст. 265 ГПК РФ повлекло отмену определения суда об отказе в принятии искового заявления

 

В. обратилась в суд с заявлением о принадлежности ее умершей матери завещания, удостоверенного заместителем главы администрации сельского округа, зарегистрированного и составленного от имени А.

Определением районного суда в принятии заявления об установлении факта имеющего юридическое значение В. отказано.

Отменяя определение районного суда, суд кассационной инстанции сослался на нормы ст. 265 ГПК РФ, в соответствии с которой суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов.

Из представленных В. документов усматривается, что постановлением нотариуса заявителю отказано в выдаче свидетельства на наследство после смерти матери.

В определении отсутствует мотивировка вывода суда о том, что указанный факт не влияет на права и обязанности В.

 

Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора об увольнении работника по ч. 2 ст. 81 ТК РФ, повлекло отмену решения суда

 

Р. уволена по п. 2 ст. 81 ТК РФ с должности агента по организации перевозок ОАО "Белгородское авиапредприятие". Решением суда ей отказано в удовлетворении требования о восстановлении на работе.

Решение суда судом кассационной инстанции признано незаконным ввиду неправильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела.

В соответствии с частью второй статьи 81 ТК РФ увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу. Исходя из конституционного принципа о равенстве всех перед законом и судом (часть 1 статьи 19 Конституции РФ), а также учитывая положения части первой статьи 180 и части третьей статьи 73 Кодекса, работодатель в указанном случае обязан предложить работнику работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника, а при отсутствии такой работы - иную имеющуюся в организации вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу, которую работник может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

При этом необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 2 статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально и под расписку не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть вторая статьи 180 ТК РФ).

При определении наличия указанного права, в силу закона, принимаются во внимание последовательно два критерия: уровень производительности труда и квалификация и ряд обстоятельств, характеризующих личность работника.

Как следует из ст. 179 ТК РФ, более высокая производительность труда и квалификация являются приоритетным критерием в сравнении со всеми иными обстоятельствами, перечень которых дается в ч. 2 комментируемой статьи. Вместе с тем следует принимать во внимание правила иных статей Кодекса, которые фактически корректируют абсолютный характер нормы ст. 179.

Категории работников, пользующихся преимущественным правом на оставление на работе при сокращении численности или штата, могут определяться помимо закона коллективным договором. Определяя такие категории работников, стороны коллективного договора вправе лишь дополнять содержание ч. 2 ст. 179 ТК РФ. Помимо этого, устанавливая в порядке коллективно-договорного регулирования перечень лиц, обладающих преимущественным правом в оставлении на работе, следует принимать во внимание общий принцип трудового права - недопустимость дискриминации в сфере труда.

Если при решении вопроса о преимущественном праве окажется, что работники имеют равную производительность труда и квалификацию, то предпочтение отдается работникам, перечисленным в ч. 2 ст. 179 ТК РФ. При этом работодатель может предоставить это право любому работнику, указанному в ч. 2, не соблюдая той последовательности, которая дана законодателем.

По сравнению с ранее действовавшим КЗоТ перечень работников, которым предоставляется преимущественное право остаться на работе, законодателем сужен. Из него исключены работники, имеющие длительный стаж непрерывной работы в данной организации, а также повышающие свою квалификацию без отрыва от производства при отсутствии направления работодателя.

Правовые гарантии, закрепленные в ст. 179 ТК РФ, дополняются гарантиями на локальном уровне, которые включаются в коллективные договоры, соглашения (отраслевые тарифные, региональные, профессиональные тарифные и др.). Так, устанавливается, что преимущественное право оставления на работе предоставляется работникам, которым до выхода на пенсию по старости осталось не более 3 лет (Отраслевое тарифное соглашение по организациям Государственного комитета РФ по стандартизации и метрологии на 2003 - 2005 годы); лицам пенсионного возраста (женщинам - 53 года, мужчинам - 58 лет) (Отраслевое тарифное соглашение по специальному строительству РФ на 2002 - 2004 годы).

Суд не вынес на обсуждение сторон обстоятельства, связанные с порядком рассмотрения вопроса о преимущественном праве оставления на работе.

К материалам дела приобщены только выписки из решения профорганизации ОАО "Белгородавиа", однако отсутствие полного текста заседания профкома на дает возможности в полном объеме исследовать: какие кандидатуры обсуждались и по каким параметрам определено преимущественное право отдельных работников на оставление на работе и дача согласия на сокращение.

Коллективный договор не истребовался и не исследовался в ходе судебного разбирательства. Предусматривает ли он дополнительные гарантии при сокращении штата или численности работников - не установлено.

 

Суд, установив, что подлежащий применению акт государственного или иного органа не соответствует закону, в силу ч. 2 ст. 120 Конституции РФ обязан принять решение в соответствии с законом, регулирующим данные правоотношения

 

Судебной коллегией по гражданским делам отменено решение суда об отказе Ш. в удовлетворении иска к военному комиссариату Белгородской области об обязании произвести перерасчет выслуги лет и пенсионного обеспечения за время службы в республике Таджикистан и взыскании компенсации морального вреда. Как признал суд, требования предъявлены к ненадлежащему ответчику.

Как видно из дела, Ш. проходил воинскую службу на территории Таджикистана с 16 июля 2001 года по 31 августа 2005 года. На основании приказа командующего ПурВО (Приволжско-Уральского военного округа) <...> уволен с военной службы по состоянию здоровья. Согласно приказу командира войсковой части, в которой служил истец, ему предоставлен дополнительный и основной отпуск с 1 март 2005 года по 31 августа 2005 года с выездом в г. Харьков и с 1 сентября 2005 года истец исключен из списков личного состава части. Согласно этому же приказу, исчисление выслуги лет на пенсию производится на льготных условиях (1 мес. службы за три). Расчет выслуги лет произведен истцу отделом соцобеспечения ФЭУ ПурВО по 27 апреля 2004 года. По прибытии к месту жительства истец стал на учет в Белгородском облвоенкомате, которым произведен дополнительный расчет выслуги лет на момент увольнения 1 сентября 2005 года. Не соглашаясь с дополнительным расчетом, Ш. обратился в суд с требованием обязать ответчика произвести зачет выслуги лет за период нахождения в отпуске в соотношении 1 мес. службы за 3 мес. в соответствии с действующим законодательством.

Отказывая в иске, суд сослался на то, что требования заявлены к ненадлежащему ответчику, им должен быть ФЭУ Московского военного округа (ФЭУ МО), к которому относится Белгородский военный комиссариат.

Выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. Согласно действующей "Инструкции по пенсионному обеспечению военнослужащих и членов их семей <...>", утвержденной приказом Министерства обороны СССР от 16.12.1990 N 500, областной военный комиссариат при назначении пенсий проверяет расчеты выслуги лет и дополнительно включает в них неучтенную службу военнослужащих со дня составления расчета выслуги лет по день увольнения с действительной военной службы.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель Белгородского облвоенкомата не отрицал, что "рукописный" текст дополнительного расчета произведен работником Белгородского облвоенкомата. Доказательств того, что окончательный расчет производился ФЭУ МО в деле не имеется. Поскольку оспариваются действия, выразившиеся в неправильном расчете выслуги лет и этот расчет произведен облвоенкоматом, следовательно, требования о перерасчете в другом льготном исчислении правильно предъявлены к облвоенкомату и он является ответчиком по этому иску.

Обоснованными являются и заявленные требования по существу.

То обстоятельство, что истец с 16.07.2001 по 01.09.2005 служил на территории Республики Таджикистан в условиях чрезвычайного положения, и в соответствии с действующим законодательством период службы в таких условиях засчитывается в выслугу лет для исчисления на льготных условиях (один месяц за три), сторонами не оспаривается. Спорным является перерасчет выслуги лет за время нахождения истца в отпуске с 1 марта по 1 сентября 2005 года, с выездом в другую местность (г. Харьков). Этот период засчитан в выслугу на льготных условиях в соотношении 1 мес. за полтора со ссылкой на то обстоятельство, что в период нахождения в отпуске истец фактически не выполнял обязанности военной службы на территории чрезвычайного положения.

В соответствии со ст. 36 Закона РФ "О воинской обязанности и военной службе" на истца распространяются положения ч. 2 ст. 2 Закона РФ "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах", которым предусмотрено, что военнослужащим, выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, для назначения второй пенсии засчитывается в выслугу лет и трудовой стаж один месяц военной службы за три месяца.

Отказывая в льготном исчислении выслуги лет, военкомат сослался на Указание Финансово-экономического управления Московского военного округа от 30.04.2004, которым устанавливалось, что при исчислении выслуги лет на пенсию уволенным военнослужащим за время нахождения в отпусках, предоставляемых при убытии (увольнении, перемещении) из местностей с особыми условиями службы, указанные периоды подлежат зачету в льготном порядке один месяц за полтора, и Приказ Министра обороны РФ от 04.01.1996 N 9, которым установлено, что дополнительные гарантии предоставлять только за время фактического выполнения военнослужащим задач на территории, где введено чрезвычайное положение. Периоды фактического выполнения военнослужащим задач в условиях чрезвычайного положения, при вооруженных конфликтах, оформляются приказами командиров соответствующих воинских частей. Таким образом, указанным приказом установлен иной по сравнению с Законом "О дополнительных гарантиях <...>" порядок предоставления льгот, так как Законом (ст. 2) зачет времени службы в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах производится без каких-либо условий. Следовательно, исходя из принципа верховенства закона, по данному конкретному делу подлежат применению правовые нормы указанного Закона.

Кроме того, согласно приказу командира войсковой части (л.д. 4), выслуга лет на пенсию на льготных условиях (один месяц службы за три), в соответствии с упомянутым приказом МО РФ N 9 от 04.01.1996, прекращена истцу с 1 сентября 2005 года. Таким образом, приказом командира части определен фактический срок службы, который засчитывается в выслугу лет на указанных в приказе льготных условиях, о применении которых просит Ш.

Судебной коллегией по гражданским делам вынесено новое решение об обязании военного комиссариата Белгородской области произвести перерасчет выслуги лет истца за время службы в Таджикистане.

Что касается требований о взыскании компенсации морального вреда, то в соответствии с содержанием ст. 151 ГК РФ право на компенсацию морального вреда возникает при наличии предусмотренных законом условий - страданий, т.е. морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага; неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда; причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом; вины причинителя вреда. Изложенное означает, что истцу необходимо представить доказательства, подтверждающие факт причинения ему нравственных страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные страдания перенесены потерпевшим. Учитывая, что доказательств в подтверждение указанных обстоятельств истцом не представлено ни суду первой, ни кассационной инстанции, требования Ш. о компенсации морального вреда не основаны на законе и в их удовлетворении следует отказать. Решение суда первой инстанции в этой части по существу признано правильным.

 

Основанием для признания права пользования на жилое помещение является вселение и проживание в нем. При осуществлении регистрации без цели проживания в жилом помещении, такое право не возникает

 

В 1986 году сын С. получил от Старооскольской дистанции пути однокомнатную квартиру <...>, в которой он проживал со своей первой женой, брак с ней впоследствии расторгнут.

В 1990 году С. зарегистрировал брак с Т., которая стала проживать в указанной квартире. От совместной жизни родилась дочь И., также проживавшая в этой квартире. Ввиду того, что по месту фактического проживания отсутствовала возможность регистрации, Р. (мать С.) прописала их всех в своей квартире <...>. С. умер 13.11.2000, а Т. с дочерью продолжала проживать и в настоящее время проживает в квартире <...>. В квартиру Р. после смерти С. она не вселялась.

Признавая недействительным договор приватизации квартиры <...>, заключенный Р. с муниципальным образованием "Новооскольский район" ввиду нарушения прав Т. и И. на участие в приватизации, суд первой инстанции исходил из наличия у них регистрации в этой квартире.

Отменяя решение, судебная коллегия по гражданским делам указала, что исследованным доказательствам дана неправильная правовая оценка.

В материалах дела имеются справки Старооскольской дистанции пути, подтверждающие то, что С. проживал со своей семьей <...>, а в настоящее время там проживает Т. с дочерью. Сторонами не оспаривалось, что эта квартира существует и в настоящее время, в ней проживает Т. с дочерью.

В протоколе судебного заседания от 3 апреля 2006 года в показаниях свидетеля А. четко указывается о том, что после свадьбы сын Р. - С. перешел жить с Т. в квартиру <...>. Указанный свидетель с 1986 года проживал в г. Новый Оскол и работал мостовиком в Старооскольской дистанции пути. Оснований сомневаться в его показаниях не имеется.

Материалами дела подтверждается, что регистрация Т. и И. носила уведомительный и вынужденный характер. Они не являлись совместно проживающими членами семьи Р. или бывшими членами семьи нанимателя, с 1990 года проживают в квартире <...>, в спорной квартире их вещи отсутствуют, на протяжении 16 лет они не принимали участия в оплате коммунальных платежей, а поэтому право пользования жилым помещением не приобрели.

Таким образом, Т. и И. не вправе участвовать в приватизации наравне с нанимателем.

Судебной коллегией по гражданским делам вынесено новое решение, которым удовлетворен иск Р. о признании Т. и И. утратившими право пользования жилым помещением <...>. В удовлетворении требований последних к Р. о признании недействительными ордера на занятие квартиры <...>, договора приватизации, свидетельства о государственной регистрации права отказано.

 

Производство в суде надзорной инстанции

 

Размер взыскиваемых расходов на оплату услуг представителя должен определяться с учетом требования разумности

 

Решением мирового суда отказано в удовлетворении исковых требований Ч. и Б.

Апелляционным решением решение мирового суда отменено и вынесено новое решение, которым требования удовлетворены частично.

С Б. в пользу Ч. взыскано 2292 руб. в счет возмещения судебных расходов по проезду в судебное заседание и ксерокопирование и 1500 руб. в счет расходов по оплате услуг представителя.

Отменяя апелляционное решение, президиум указал следующее.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение, суд, по ее письменному ходатайству присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

При этом в каждом конкретном случае суду при взыскании таких расходов надлежит определять разумные пределы исходя из обстоятельств дела.

Из материалов дела усматривалось, что представитель Ч. представлял его интересы как истца, которому отказано в удовлетворении заявленных требований, так и ответчика по встречному иску.

Определяя размер взыскания расходов на оплату услуг представителя с учетом требования разумности, суд апелляционное инстанции указанное обстоятельство не учел и взыскал расходы на оплату услуг представителя с Б. в полном размере.

 

Регистрация по месту пребывания или по месту жительства не зависит от установленной нормы жилой площади, предусмотренной ст. 38 ЖК РСФСР

 

Решением суда Б. отказано в удовлетворении заявления об оспаривании действий паспортно-визовой службы УВД г. Белгорода, отказавшей ей в регистрации по месту жительства в домовладении, принадлежащим ее сыну.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд исходил из того, что на долю собственника домовладения Б. приходится 3,52 кв. м общей площади и при вселении его матери будут нарушены требования ст. 38 ЖК РСФСР, устанавливающей норму жилой площади в 12 кв. м, в связи с чем пришел к выводу о правомерности отказа Б. в регистрации на данной жилой площади.

Между тем, суд не учел, что нормы ст. 38 ЖК РСФСР вопрос о регистрации граждан по месту жительства на той или иной жилой площади не регламентируют.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 02.02.1998 N 4-П признано, что регистрация по месту жительства не может носить разрешительного характера и не должна приводить к ограничению конституционного права гражданина выбирать место пребывания и жительства; ограничение такого права в соответствии с ч. 3 ст. 5 Конституции РФ допускается лишь на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Указанным Постановлением положения Правил регистрации и снятия с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17.07.1995, предусматривающие отказ гражданину РФ в регистрации по месту жительства в том случае, если размер жилой площади, установленной жилищным федеральным законом, признаны несоответствующими Конституции РФ.

Перечень оснований для ограничения права выбирать место пребывания и жительства изложен в ст. 8 Закона РФ "О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства в пределах РФ". Такого основания как несоблюдение установленной нормы жилой площади в качестве повода к ограничению права выбирать место жительства данная норма не содержит.

Указанное явилось основанием для отмены решения суда президиумом областного суда.

 

Судебные расходы распределяются с учетом пропорционального размера удовлетворенных требований

 

Апелляционным решением П. обязан возвратить Ш. автомобиль. В счет уплаты за несостоявшуюся покупку автомобиля с Ш. В пользу П. взыскано 5000 руб.

С П. взысканы судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 100 руб.

Отменяя апелляционное решение, президиум указал следующее.

Согласно ст. 333.19 Налогового кодекса РФ при подаче искового заявления имущественного характера, подлежащего оценке, государственная пошлина исчисляется в процентном отношении к цене иска; для заявлений физических лиц имущественного характера, не подлежащего оценке, а также неимущественного характера, размер пошлины составляет 100 руб.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ в случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы присуждаются истцу пропорционального размеру удовлетворенных требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

При подаче искового заявления в счет государственной пошлины Ш. Уплачено 1736 руб. (две квитанции: на 100 руб. и 1636 руб.)

В части неимущественных требований о компенсации морального вреда и имущественных требований о взыскании денежных средств за пользование автомобилем Ш. отказано.

Удовлетворяя требования имущественного характера в части истребования автомобиля, суд указал, что истцом уплачена пошлина в размере 100 руб. При этом в нарушение требований ст. 198 ГПК РФ в решении не приведены мотивы, по которым суд пришел к такому выводу.

Учтены ли при этом положения ст. 333.19 Налогового кодекса РФ, решение суждений не содержит.

 

Материальная ответственность работника свыше среднего месячного заработка допускается лишь в случаях, указанных в законодательстве

 

Апелляционным решением отменено решение мирового суда и вынесено новое решение, которым с ответчика в пользу истца взысканы: в возмещение материального ущерба, причиненного ДТП, 182144 руб., расходы по оплате экспертизы 2500 руб., возврат госпошлины 265 руб., а всего 184823 руб.

Отменяя апелляционное решение, президиум указал следующее.

В нарушение ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части апелляционного решения не указан закон, которым руководствовался суд, принимая решение о взыскании с К. материального ущерба в размере 182144 руб.

Приведенная в судебном постановлении ст. 238 ТК РФ содержит общие положения о материальной ответственности с указанием обязанности работника возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

При этом не учтены требования ст. 241 ТК РФ, в соответствии с которыми за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено Кодексом.

В статье 243 ТК РФ указа исчерпывающий перечень случаев возложения на работника полной материальной ответственности.

Указанные положения закона при рассмотрении дела учтены не были. Вытекающие из них обстоятельства, в нарушение п. 2 ст. 56 ГПК РФ, на обсуждение сторон не выносились.

 

Мировое соглашение не должно нарушать законных прав и интересов других лиц и заключается по заявленным требованиям

 

Судом утверждено мировое соглашение о передаче истице ответчиком земельного участка площадью 1250 кв. м.

Отменяя определение суда, президиум указал следующее.

Предметом иска являлось требование о взыскании долга по договору займа.

Утверждая мировое соглашение, суд в нарушение требований ст. 39 ГПК РФ не исследовал его условия на соответствие закону, а также отсутствие нарушений законных прав и интересов других лиц, в данном случае бывшей супруги ответчика и их несовершеннолетнего ребенка.

Кроме того, по смыслу названной номы права, мировое соглашение заключается по заявленным требованиям.

Соответствует ли условие о передаче земельного участка требованиям о возврате долга судом, не проверялось.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь