Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 17 января 2000 г. по делу N 3П-1-13/01

 

17 января 2000 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики, Татарстан

в составе председательствующего Гафиятуллина Ш.Ш.

с участием прокурора Синяковой Г.Ю.

при секретаре Хузиной Э.Х.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению прокурора Республики Татарстан о признании недействующими статей 2, ч. 1 ст. 6, ст. 18, ст. 19, ч. 3 ст. 20, ч. ч. 6 и 7 ст. 26, ч. 4 ст. 27, ст. 33, ст. 35, ч. 3 ст. 37, ч. 4 ст. 39, ч. 5 ст. 71, ч. 4 ст. 82, ст. 92, ст. 93, ст. 94, ст. 95 Водного кодекса Республики Татарстан /ВК РТ/ и противоречащими федеральному законодательству

 

установила:

 

Прокурор РТ обратился в суд с вышеуказанным заявлением.

Представитель Государственного Совета РТ (ГС РТ) Сафронова А.Ю. заявление прокурора РТ не признала.

Выслушав стороны, изучив материалы дела, судебная коллегия находит заявление подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. "к" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ водное законодательство находится в совместном ведении РФ и органов государственной власти субъектов РФ.

По предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ (ч. 2 ст. 76 Конституции РФ).

Нарушением указанных конституционных положений является ст. 2 ВК РТ, в соответствии с которой правовое регулирование отношений в области использования и охраны водных объектов в РТ осуществляется ВК РТ и принимаемыми в соответствии с ним другими законами и иными нормативными правовыми актами.

Таким образом, федеральное законодательство, регулирующее правоотношения в области использования и охраны водных объектов исключено из правовой основы регулирования указанных правоотношений.

В соответствии с ч. 1 ст. 6 ВК РТ к компетенции ГС РТ отнесено определение основных направлений государственной политики в области использования и охраны водных объектов.

Согласно ст. 65 ВК РФ определение государственной политики в указанной области находится в ведении РФ.

В соответствии со ст. 18 ВК РТ водные объекты находятся в республиканской собственности. Согласно ст. 19 ВК РТ водные объекты, части водных объектов, их водные ресурсы, расположенные в пределах территории РТ, в том числе обособленные водные объекты, не находящиеся в коммунальной собственности, собственности местного самоуправления и частной собственности, являются республиканской собственностью.

Указанные положения ВК РТ не соответствуют ст. 36 ВК РФ, определяющей водные объекты, которые находятся исключительно в собственности РФ, в частности:

- водные объекты, расположенные на территории одного субъекта РФ, но необходимые для обеспечения нужд обороны, безопасности, федеральных энергетических систем, федерального транспорта и иных государственных нужд, реализация которых отнесена к полномочиям РФ;

- водные объекты, являющиеся особо охраняемыми природными территориями федерального значения или представляющие собой часть этих территорий.

Приведения в соответствие с ВК РФ требует ч. 3 ст. 20 ВК РТ предусматривающая, что предельные размеры обособленных водных объектов, которые могут находиться в собственности физических и юридических лиц, определяются земельным законодательством РТ.

Согласно ст. 40 ВК РФ предельные размеры обособленных водных объектов передаваемых в собственность граждан и юридических лиц, определяется земельным законодательством РФ.

Противоречащей федеральному законодательству является и ч. 6 ст. 26 ВК РТ, согласно которой права пользования поверхностными водными объектами возникают с момента вступления в силу договора пользования водным объектом.

Согласно ч. 7 ст. 46 ВК РФ право пользования водным объектом возникает с момента государственной регистрации договора пользования водным объектом.

Согласно ст. 65 ВК РФ установление порядка выдачи, оформления, регистрации и выдачи лицензии на водопользование и распорядительной лицензии отнесено к компетенции РФ.

В связи с этим, несоответствующими федеральному законодательству являются ч. 7 ст. 26 ВК РТ, согласно которой лицензирование деятельности в области использования и охраны подземных объектов осуществляется в соответствии с законодательством РТ о недрах и ч. 4 ст. 27 ВК РТ, из которой следует, что порядок лицензирования деятельности, связанной с использованием и охраной поверхностных водных объектов утверждается Кабинетом Министров РТ.

В соответствии со ст. 33 ВК РТ права пользования водными объектами прекращаются в случае ликвидации водопользователя - юридического лица.

Ст. 60 ВК РФ прекращение права пользования водными объектами связывает с прекращением деятельности водопользователя - юридического лица, под которым понимается не только ликвидация юридического лица, но и его реорганизация.

Согласно ст. 63 ВК РФ права пользования объектами могут быть ограничены в случаях, предусмотренных ВК РФ и иными федеральными законами. Таким образом, федеральный законодатель исключает возможность устанавливать какие-либо ограничения в законодательстве субъектов РФ. В связи с этим, несоответствующей указанным положениям ВК РФ является ст. 35 ВК РТ, в соответствии с которой права пользования водными объектами могут быть ограничены в случаях и в порядке, предусмотренных ВК РТ и иными законами.

В соответствии со ст. 87 ВК РФ порядок предоставления водных объектов в особое пользование устанавливается Правительством РФ.

Согласно ч. 3 ст. 37 ВК РТ определение порядка предоставления в особое пользование водных объектов отнесено к компетенции Кабинета Министров РТ.

Аналогичное замечание относится к ч. 4 ст. 39, ч. 5 ст. 71, ч. 4 ст. 82 ВК РТ, в соответствии с которыми порядок пересмотра лимитов водопользования (водопотребления и водоотведения), порядок установления размеров и границ водоохранных зон, прибрежных защитных полос, режим их использования, порядок разработки, согласования, государственной экспертизы, утверждения и реализации схем комплексного использования и охраны водных ресурсов устанавливается Кабинетом Министров РТ. В соответствии со ст. 90, 111, 76 ВК РФ указанные вопросы составляют компетенцию Правительства РФ.

Согласно ст. 19 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ" плата за пользование водными объектами отнесена к федеральным налогам, размер ставок которых, объекты налогообложения, плательщики налогов, а также порядок их зачисления в бюджет устанавливаются законодательными актами РФ.

Противоречащими указанным положениям, а также ВК РФ и ФЗ "О плате за пользование водными объектами" являются:

ст. 92 ВК РТ, согласно которой платежи за пользование водными объектами устанавливаются ВК РТ и иными нормативными правовыми актами РТ;

ст. 93 ВК РТ, в соответствии с которой порядок установления и взимания платежей, связанных с пользованием водными объектами, а также распределение средств между бюджетами устанавливается законодательством РТ;

ст. 94 ВК РТ, устанавливающая взимание водного налога.

ст. 95 ВК РТ, устанавливающая объект взимания платы за загрязнение водных объектов.

Ст. 92 - 95 ВК РТ подлежат исключению, поскольку закрепленные в них положения - предмет ведения РФ и регламентируются федеральным законодательством.

Субъекты РФ в соответствии со ст. 66 ВК РФ вправе устанавливать только дифференцированные размеры платы, связанной с пользованием водными объектами, а также в соответствии со ст. 123 ВК РФ устанавливать льготы по платежам, связанным с пользованием водными объектами в пределах сумм платы, поступающей в бюджет субъекта РФ.

Доводы, изложенные в письменном отзыве ГС РТ, об отсутствии в ВК РТ противоречий федеральному законодательству, не нашли своего подтверждения при исследовании всех обстоятельств дела в судебном заседании и поэтому являются несостоятельными.

Руководствуясь ст. ст. 191 - 197 ГПК РСФСР, судебная коллегия

 

решила:

 

Заявление прокурора РТ удовлетворить.

Признать ст. 2, ч. 1 ст. 6, ст. 18, ст. 19, ч. 3 ст. 20, ч. ч. 6 и 7 ст. 26, ч. 4 ст. 27, ст. 33, ст. 35, ч. 3 ст. 37, ч. 4 ст. 39, ч. 5 ст. 71, ч. 4 ст. 82, ст. 92, ст. 93, ст. 94, ст. 95 Водного кодекса Республики Татарстан недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения в законную силу.

Решение суда может быть обжаловано и опротестовано в Верховный Суд РФ в течение 10 дней.

 

Председательствующий

Ш.Ш.ГАФИЯТУЛЛИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь