Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 10 мая 2006 г. N 01-19/252

 

СПРАВКА О РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ НОРМ ЖИЛИЩНОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ВВЕДЕННОГО В ДЕЙСТВИЕ

С 1 МАРТА 2005 ГОДА

 

Судами Кемеровской области за 2005 год было рассмотрено гражданских дел с применением жилищного законодательства, в том числе и Жилищного кодекса РФ (с вынесением решения) - 17933 дела. Из них:

 

городскими и районными судами:

 

о выселении из служебных помещений - 59 дел;

о выселении с предоставлением другого жилого помещения - 73 дела;

о выселении без предоставления другого жилого помещения - 904 дела;

связанные с приватизацией жилой площади - 290 дел;

другие жилищные споры - 16607 дел.

 

На изучение поступило 147 дел из городских, районных судов Кемеровской области. Из числа поступивших дел в 2005 году было рассмотрено 112 дел, а в 2006 году (1-й квартал) - 35 дел.

Все поступившие дела были изучены. По 144 делам производство закончилось вынесением решений (из числа которых по 30 делам вынесены заочные решения), а по 3 делам - вынесением определений о прекращении производства по делу (статья 220 ГПК РФ), в связи с заключением сторонами мирового соглашения.

Поступившие на изучение дела рассматривались в кассационном порядке и в порядке надзора.

Большинство поступивших дел с вынесением решения рассмотрены с соблюдением сроков, предусмотренных статьей 154 ГПК РФ:

 

2005 год

в срок до 1 месяца - 69 дел;

в срок до 2 месяцев - 39 дел;

в срок свыше 2 месяцев - 4 дела.

 

2006 год (1-й квартал)

 

в срок до 1 месяца - 14 дел;

в срок до 2 месяцев - 18 дел;

в срок свыше 2 месяцев - 3 дела.

 

Из 144 дел, рассмотренных с вынесением решения, частично были удовлетворены требования истцов по 8 делам, отказано в удовлетворении исковых требований по 11 делам, остальные - удовлетворены в полном объеме, то есть по 125 делам.

 

Все изученные дела были рассмотрены судами с соблюдением правил искового производства.

В основном все заявленные исковые требования судами удовлетворялись.

При этом суды, как правило, правильно применяли нормы материального и процессуального права при разрешении споров, связанных с применением Жилищного кодекса Российской Федерации.

Однако в судебной практике встречаются случаи, когда при рассмотрении гражданских дел к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса РФ, применялись нормы вышеуказанного закона.

Так, Ленинским районным судом г. Кемерово было рассмотрено дело по иску М.А.Н. к Администрации г. Кемерово о признании членом семьи нанимателя, изменении договора найма жилого помещения, признании права пользования жилым помещением, выдаче ордера и встречному иску Администрации г. Кемерово к М.А.Н. о признании не приобретшим право пользования жилым помещением и выселении.

Как следует из материалов гражданского дела, истец М.А.Н. летом 2000 года вселился в комнату гостиничного типа, расположенную по адресу: <...> к своей бабушке П.К.Н., поскольку та в силу своего возраста нуждалась в постороннем уходе, часто болела. 04.09.2004 П.К.Н. умерла. До ее смерти они проживали вместе, вели общее хозяйство, у них был общий бюджет. Ранее М.А.Н. был зарегистрирован и проживал в комнате гостиничного типа по адресу: <...> - 141 в г. Кемерово, откуда он в феврале 2001 года снялся с регистрационного учета. Другого жилья у М.А.Н. не имеется.

Решением суда М.А.Н. признан членом семьи нанимателя жилого помещения умершей П.К.Н., за ним признано право пользования жилым помещением, расположенным в г. Кемерово по <...>. Администрации г. Кемерово в удовлетворении исковых требований к М.А.Н. о признании не приобретшим право пользования жилым помещением и выселении отказано.

При разрешении данного спора суд руководствовался положениями статей 69 и 82 Жилищного кодекса РФ, хотя исковое заявление было принято к производству 17.12.2004. В данном случае суд применил положения закона, не подлежащего применению.

Как следует из статьи 1 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", Жилищный кодекс Российской Федерации вводится в действие с 1 марта 2005 года.

По общему правилу вновь принятый правовой акт регулирует только те правоотношения, которые возникают после вступления его в законную силу, если иное не предусмотрено в самом акте.

Часть 1 статьи 6 Жилищного кодекса Российской Федерации предусматривает, что акты жилищного законодательства не имеют обратной силы и применяются к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие.

В соответствии с частью 2 той же статьи действие акта жилищного законодательства может распространяться на жилищные отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, прямо предусмотренных данным Кодексом.

Согласно статье 5 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом.

Исходя из изложенного и учитывая, что к спорным правоотношениям применяются нормы материального права, которые действовали на момент их возникновения, суду при рассмотрении данного спора следовало применять положения Жилищного кодекса РСФСР.

Другим примером неправильного применения норм материального права может служить гражданское дело, рассмотренное Таштагольским городским судом по иску М.Л., Л.Т.С., М.Е. к З.Г. о выселении без предоставления другого жилого помещения.

Истцы обратились в суд с иском к З.Г. о выселении из квартиры N 1 по <...> находящейся в поселке Каз Таштагольского района Кемеровской области, без предоставления другого жилого помещения. В обоснование своих требований ссылались на то, что согласно договору на передачу квартиры в собственность граждан от 22 июля 1996 года они и М.С.Н. являются собственниками вышеуказанного жилого помещения. В 1999 году их семье была предоставлена квартира N 53 по <...> в пос. Каз. 23 сентября 1999 года в спорное жилое помещение без их согласия был вселен З.Г. В связи с расторжением брака между М.Л. и М.С.Н. квартира по <...> была продана 17 декабря 2004 года, и М.С.Н. выехал на другое постоянное место жительства за пределы Кемеровской области. В настоящее время истцы вынуждены снимать квартиру.

Решением суда З.Г. выселен из квартиры по <...> п. Каз Таштагольского района Кемеровской области без предоставления другого жилого помещения.

Разрешая спор, суд применил нормы Жилищного кодекса РСФСР, не указав в мотивировочной части решения суда доводы, по которым он пришел к выводу, что по данному делу должен быть применен Жилищный кодекс РСФСР. Однако суд применил закон, не подлежащий применению.

Как усматривается из материалов дела, истцы обратились в суд с требованием о выселении З.Г. после введения в действие Жилищного кодекса РФ.

Согласно статье 5 Федерального закона от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса РФ, Жилищный кодекс РФ применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

В силу статьи 1 вышеуказанного Федерального закона Жилищный кодекс введен в действие с 1 марта 2005 года.

В соответствии с частями 1, 2 статьи 6 ЖК РФ акты жилищного законодательства не имеют обратной силы и применяются к жилищным отношениям, возникшим после введения его в действие. Действие акта жилищного законодательства может распространяться на жилищные отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, прямо предусмотренных этим актом.

Исходя из указанных норм права, а также учитывая, что жилищные правоотношения носят длящийся характер, и по общему правилу к длящимся правоотношениям применяется закон, который действует на момент обращения собственника в суд с требованием о выселении из жилого помещения.

Суд в нарушение части 1 статьи 196 ГПК РФ неправильно определил закон, которым следовало руководствоваться при разрешении спорного правоотношения.

Указанные нарушения норм материального и процессуального права явились основаниями к отмене решения суда при рассмотрении дела во второй инстанции.

Судами Кемеровской области рассматривались следующие споры с применением Жилищного кодекса РФ: о признании членом семьи нанимателя, о расторжении договора найма специализированного жилого помещения, о выселении без предоставления другого жилого помещения, о выселении бывших членов семьи собственников жилых помещений, о выселении из жилого помещения с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения по договору социального найма, о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета, о перепланировке жилого помещения, об изменении договора найма жилого помещения и другие.

При рассмотрении жилищных споров суды руководствовались Жилищным кодексом РФ, Федеральным законом от 29.12.04 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ", Законом РФ от 04.07.1991 N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда Российской Федерации" (в ред. от 29.12.2004), Постановлением Правительства РФ от 29.08.2005 N 541 "О федеральных стандартах оплаты жилого помещения и коммунальных услуг", постановлением Кемеровского городского Совета народных депутатов от 28.10.2005 N 274 "Об утверждении учетной нормы площади жилого помещения и нормы предоставления площади жилого помещения по договору социального найма" и другими.

Большинство гражданских дел, поступивших для изучения, составляют иски о признании членом семьи нанимателя и иски о выселении по различным основаниям.

Так, Березовский городской суд Кемеровской области рассмотрел дело по иску Б.С. о признании ее членом семьи нанимателя.

Из материалов дела усматривается, что истица проживала с А. без оформления брачных отношений с 18.07.1971. От совместной жизни имеет двоих детей - сына Андрея, 09.05.1973 года рождения, и сына Сергея, 26.02.1981 года рождения. 25.08.1977 А. была предоставлена квартира по адресу: <...> где они проживали всей семьей, бюджет у них был общий. 02.12.2005 А., умер и истица хоронила его на совместно сбереженные деньги.

Признавая Б.С. членом семьи нанимателя А., суд правильно руководствовался положениями части 1 статьи 31 Жилищного кодекса РФ, в силу которой к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

 

Судами разрешались споры о расторжении договора найма специализированного жилого помещения, о выселении без предоставления другого жилого помещения.

 

Примером может служить дело по иску Администрации г. Кемерово к Р.Е.Д., Р.В. о расторжении договора найма специализированного жилого помещения, о выселении без предоставления другого жилого помещения, рассмотренное Рудничным районным судом г. Кемерово.

Администрация г. Кемерово обратилась в суд с иском к Р.Е.Д., Р.В. о расторжении договора найма специализированного жилого помещения, о выселении без предоставления другого жилого помещения, указав на то, что решением Рудничного районного суда г. Кемерово от 09.02.2005 ответчики были лишены родительских прав в отношении их несовершеннолетнего сына Александра, 28.10.1990 года рождения. Ребенок определен в детский дом и находится на полном государственном обеспечении. Ответчики проживают в комнате гостиничного типа, общей площадью 34,4 кв. м, расположенной в г. Кемерово<...> на основании ордера N 247 от 26.11.1999. Более пяти лет ответчики не вносят оплату за жилье и коммунальные услуги. На день обращения в суд задолженность перед МУП "ККПЭУ" по оплате за жилье и коммунальные услуги составила 49738 рублей 79 копеек и пеня 2736 рублей 40 копеек, а всего 53673 рубля 03 копейки. МУП "ККПЭУ" неоднократно обращалось к ответчикам с требованием о погашении задолженности, но ответчики игнорируют требования МУП "ККПЭУ". Ответчики нигде не работают, в комнате антисанитария, мебель и бытовая техника, бывшая в употреблении, наложить арест на имущество не представляется возможным. В связи с этим судебными приставами было составлено постановление об окончании исполнительного производства на основании акта о невозможности взыскания. Помимо ответчиков в комнате проживает их дочь Р.Е.В., 1985 года рождения, которая является опекуном несовершеннолетнего брата Александра. Р.Е.В. работает в школе вахтером, ее заработная плата в месяц составляет 2000 рублей. Она неоднократно обращалась в Администрацию п. Кедровка и МУП "ККПЭУ" с просьбой не взыскивать с нее задолженность по квартплате и подавала заявление о предоставлении ей и ее брату отдельной комнаты для проживания из-за невозможности проживания с родителями.

При разрешении данного спора суд правильно определил юридически значимые обстоятельства для дела и правильно применил нормы материального закона.

Исходя из положений статьи 5 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом.

Отношения, вытекающие из договора социального найма, имеют бессрочный характер. Таким образом, к данным отношениям подлежит применению Жилищный Кодекс РФ и принятые в соответствии с ним акты жилищного законодательства.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 92 ЖК РФ жилые помещения в общежитиях отнесены к жилым помещениям специализированного жилищного фонда.

В части 3 статьи 101 ЖК РФ указано, что договор найма специализированного жилого помещения может быть расторгнут в судебном порядке по требованию наймодателя при неисполнении нанимателем и проживающими совместно с ним членами его семьи обязательств по договору найма специализированного жилого помещения, а также в иных случаях, предусмотренных статьей 83 ЖК РФ.

Одним из оснований расторжения договора найма специализированного жилого помещения по требованию наймодателя в силу пункта 1 части 4 статьи 83 ЖК РФ является невнесение нанимателем платы за жилое помещение и (или) коммунальные услуги в течение более шести месяцев.

В соответствии с частью 2 статьи 91 ЖК РФ без предоставления жилого помещения могут быть выселены из жилого помещения граждане, лишенные родительских прав, если совместное проживание этих граждан с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано судом невозможным.

Для применения части 2 статьи 91 ЖК РФ необходимо наличие двух условий: во-первых, решение суда о лишении родительских прав, во-вторых, признание невозможным совместного проживания с ними детей.

Суд, установив по данному делу наличие вышеуказанных условий, обоснованно пришел к выводу о необходимости выселения из занимаемого специализированного жилого помещения ответчиков, лишенных родительских прав.

При вынесении решения о расторжении договора найма специализированного жилого помещения, о выселении ответчиков, лишенных родительских прав, без предоставления другого жилого помещения судом полно и всесторонне были исследованы имеющиеся в деле доказательства: ордер на жилое помещение, справка о регистрации Р.В. и Р.Е.Д. и их детей Р.Е.В. и несовершеннолетнего Р.А., решение Рудничного районного суда г. Кемерово от 09.02.2005 о лишении родительских прав Р.В. и Р.Е.Д. в отношении несовершеннолетнего сына Р.А., 28.10.1999 года рождения, квитанция на оплату жилья, подтверждающая наличие задолженности и пени, предупреждения о возможности выселения ответчиков, постановление об окончании исполнительного производства, свидетельские показания.

 

В производстве судов находились гражданские дела о выселении бывших членов семьи собственников жилых помещений.

 

При рассмотрении дел данной категории суды исходили из того, что статьей 127 ранее действовавшего Жилищного кодекса РСФСР предусматривалось, что право пользования помещением сохраняется за членами семьи собственника и в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого дома, квартиры.

Часть 4 статьи 31 Жилищного кодекса РФ, регулирующая отношения между собственником жилого помещения и бывшими членами его семьи, предусматривает, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом семьи. При этом положения статьи 31 ЖК РФ не ставятся в зависимость от времени прекращения семейных отношений между собственником и бывшим членом его семьи.

Кировский районный суд г. Кемерово рассмотрел дело по иску Б.Н. к П.К.Г. о выселении бывшего члена семьи собственника жилого помещения.

Из материалов гражданского дела видно, что Б.Н. на праве собственности принадлежит 1/2 доля квартиры, расположенной по <...> в г. Кемерово. Другая 1/2 доля квартиры принадлежит внуку Б.Н. - Е.М., 19.09.1989 года рождения. Помимо Б.Н. и И., указанной квартирой пользовалась дочь истицы Е.Е. В августе 2002 года в квартиру вселился П.К.Г., сожитель Е.Л., а в январе 2003 года Е.Л. и П.К.Г. зарегистрировали брак. В сентябре 2003 года П.К.Г. встал на регистрационный учет по указанному адресу. В июне 2003 года у Е.Л. и П.К.Г. родился сын Александр, также зарегистрированный в спорной квартире в сентябре 2003 года. Все указанные лица проживали в спорной квартире одной семьей до августа 2004 года. В августе 2004 года между Е.Л. и П.К.Г. на почве ревности произошел конфликт и семейные отношения были прекращены, П.К.Г. ушел из семьи и поселился в доме своей матери - П.Р., по <...> в г. Кемерово.

Принимая решение о выселении ответчика из спорного жилого помещения, суд правильно применил материальный закон.

Учитывая вышеизложенное и длящийся характер данных жилищных правоотношений, суд обоснованно применил к указанным отношениям положения части 4 статьи 31 и части 1 статьи 35 ЖК РФ, в силу которой в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным ЖК РФ, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Другим примером выселения по основанию, предусмотренному частью 4 статьи 31 ЖК РФ, может служить дело по иску К.О.И. к К.В.Г., рассмотренное Центральным районным судом г. Новокузнецка Кемеровской области.

К.О.И. обратилась в суд с иском к К.В.Г. о выселении, требования мотивировав тем, что состояла в зарегистрированном браке с ответчиком. В 1984 г. вселила его в квартиру по <...> в г. Новокузнецке. 22.08.2000 они расторгли брак. В квартире помимо сторон зарегистрированы и проживают дочь истицы, 1977 г. р., и совместный сын истицы и ответчика, 24.01.1985 г. р. В настоящее время ответчик не проживает в спорной квартире. 10.12.1992 К.О.И. приватизировала спорную квартиру, собирается продать ее и приобрести жилье для себя и сына. Ответчик не проживает в квартире длительное время, в настоящее время вступил в кооператив МЖЦ "Жилье в рассрочку", выплачивает взносы. Добровольно не желает сняться с регистрационного учета по указанному адресу. Квартира истице нужна в полное личное пользование, она хотела вселить к себе престарелую мать, которая нуждается в уходе. В связи с чем истица просила суд выселить К.В.Г. из спорного жилого помещения.

Суд выселил К.В.Г. из квартиры по <...> в г. Новокузнецке без предоставления другого жилья.

Как усматривается из материалов дела, в частности, из пояснений сторон в судебном заседании, из поквартирной карточки, К.В.Г. был вселен в спорную квартиру 06.11.1984 в качестве мужа истицы, то есть с правом на жилое помещение.

В приватизации квартиры не участвовал, хотя и имел на это право, поскольку, как ответчик пояснял в судебном заседании, ему некогда было заниматься сбором необходимых документов и он полностью доверял своей жене - К.О.И.

Он проживает в этой квартире по настоящее время, стоит на очереди в жилищном кооперативе, выплачивает взносы, невыплаченной осталась сумма около 60000 руб.

Отменяя решение Центрального районного суда г. Новокузнецка и отказывая в удовлетворении исковых требований К.О.И., суд кассационной инстанции исходил из того, что судом при вынесении решения не были учтены положения статьи 19 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О порядке введения в действие Жилищного кодекса РФ".

Согласно статье 19 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О порядке введения в действие Жилищного кодекса РФ" действие положений части 4 статьи 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

 

Судами рассматривались дела о вселении и обеспечении жилым помещением.

 

Ленинский районный суд г. Кемерово рассмотрел дело по иску Д.В. в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего Д.К., Д.А. к В.Е. об устранении препятствий в осуществлении права собственности, выселении и иску В.Е. к Д.В. о признании членом семьи, признании за ней права пользования жилым помещением и ее иску в интересах несовершеннолетней Д.Е. к Д.В., Д.К., Д.А. о вселении, выдаче ключей, и к Д.В. об определении места жительства, установлении срока для проживания, обеспечении жилым помещением.

Д.В. в своих интересах и в интересах несовершеннолетних детей Д.К. и Д.А. обратился с иском к В.Е. об устранении препятствий их права собственности на жилое помещение по <...> о выселении ее из вышеуказанной квартиры и вселении его и своих детей в данную квартиру. Требования мотивированы тем, что он и его дети являются собственниками указанной квартиры на основании договора о передаче квартиры в собственность от 13.12.1994. С 1995 года он стал поддерживать отношения с В.Е., в 1997 году у них родилась дочь - Д.Е., которая была зарегистрирована в указанной квартире. В настоящее время он вступил в зарегистрированный брак с Передерий В.Е. Е.В. самовольно завладела их квартирой, поменяла замки и они вынуждены проживать у его матери. Согласия на проживание В.Е. в их квартире он не давал, она сохранила право проживания по <...> г. Кемерово. Считает, что действия ответчицы нарушают его права и права детей по владению, пользованию и распоряжению жилым помещением, квартира нужна им самим для личного проживания, поскольку другого жилья они не имеют.

Судом к участию в деле были привлечены Д.К. и Д.А. В судебном заседании Д. отказались от своих требований о вселении их в квартиру, просили суд устранить препятствия в осуществлении их права собственности на спорное жилое помещение - квартиру, расположенную по адресу: <...> выселить В.Е. из вышеуказанной квартиры.

В.Е. иск не признала, предъявила встречные исковые требования к Д.В. о признании ее членом его семьи в период с 1995 года по 2002 год и признании за ней права пользования квартирой по адресу: <...> а также к Д. о вселении ее и дочери Д.Е. в эту квартиру, выдаче ключей, и к Д.В. об определении места жительства, установлении срока для проживания в квартире, обеспечении жилым помещением. Требования мотивировала тем, что с 1995 года она состояла в фактических брачных отношениях с Д.В., проживала с ним одной семьей по <...> в г. Кемерово. В эту квартиру она вселилась с согласия Д.В. С Д.В. они вели общее хозяйство, делали ремонт в квартире, на совместные средства приобретали мебель, бытовую технику, капитальный гараж, автомобили. 26.08.1997 у них с Д.В. родилась дочь Д. Д.Е. В.В. зарегистрировал дочь в квартире по месту жительства. С ними также проживал сын Д.В. - Д.К. В 2002 году Д.В. ушел к другой женщине, оставив ее с ребенком. В настоящее время Д.В. сменил замки в указанной квартире и тем самым препятствует их проживанию, другого жилья у нее с дочерью нет. В.Е. просила признать ее членом семьи Д.В. в период с 1995 года по 2002 год, а также признать за ней право пользования квартирой по адресу: <...> вселить в квартиру ее и дочь Д.Е., определив для них местом жительства вышеуказанную квартиру, установить ей и дочери срок для проживания в квартире до достижения Д.Е. возраста не менее 14 лет и обязать Д.В. обеспечить Д.Е. жилым помещением в Ленинском районе г. Кемерово.

Решением суда в удовлетворении исковых требований Д.В., действующему за себя и в интересах несовершеннолетних Д.К., Д.А., отказано. Суд признал В.Е. членом семьи Д.В. в период с 1995 года по 2002 год. Признал за Д.Е., В.Е. право пользования спорным жилым помещением, сохранив его до достижения Д.Е., 26.08.1997 года рождения, возраста 14 лет. Вселил в спорное жилое помещение В.Е., Д.Е., обязав Д.В., Д.К., Д.А. выдать В.Е. с ее несовершеннолетней дочерью один комплект ключей от спорного жилого помещения. Обязал Д.В. обеспечить Д.Е. жилым помещением в Ленинском районе г. Кемерово.

При рассмотрении дела в кассационном порядке судебная коллегия по гражданским делам указала следующее.

В соответствии со ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Члены семьи собственника жилого помещения имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи. Аналогичные положения предусматривали статьи 53, 127 ЖК РСФСР, действовавшего на момент вселения в спорную квартиру В.Е. и Д.Е.

Разрешая дело, суд правильно определил имеющие значение для дела обстоятельства, связанные с применением вышеприведенных норм материального права, и обоснованно исходил из того, что В.Е. была вселена в квартиру по <...> в г. Кемерово в качестве члена семьи собственника, постоянно проживала в указанном жилом помещении в качестве члена семьи собственника, вела с Д. общее хозяйство, иного соглашения о порядке пользования жилым помещением не было установлено. Д.Е., являясь дочерью Д.В., также была вселена в квартиру по <...> в качестве члена семьи нанимателя, постоянно проживала в квартире с момента рождения, была зарегистрирована на спорной жилплощади, другого постоянного места жительства В.Е. и Д. не имеют. Указанные обстоятельства подтверждены доказательствами, имеющимися в деле.

При таких обстоятельствах суд сделал правильный вывод о признании В.Е. членом семьи собственника Д.В. и о приобретении В.Е. и Д.Е. равного с собственником права пользования жилым помещением.

Суд обоснованно обязал Д.В. обеспечить жилым помещением Д.Е. Решение суда в этой части соответствует положениям ч. 4 ст. 31 ЖК РФ. При этом суд правильно учел не только материальное положение В.Е., но и материальное положение Д., в т.ч. выделение Д.В. денежных средств на улучшение жилищных условий с учетом его несовершеннолетней дочери Д.Е.

Поскольку порядок пользования квартирой по <...> не определен, суд принял правильное решение о вселении В.Е. и Д.Е. в названную квартиру без указания конкретной части жилого помещения, куда должно быть произведено вселение.

Рассмотрев дело, судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда первой инстанции законно и обоснованно, и оставила его без изменения.

 

Судами рассматривались дела о выселении из жилого помещения с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения по договору социального найма.

 

Заводский районный суд г. Кемерово рассмотрел дело по иску Администрации г. Кемерово к П.С. о выселении.

Свои требования истец мотивировал тем, что на основании акта об отводе земельного участка под строительство индивидуального жилого дома от 17.05.1957 и регистрационного удостоверения БТИ от 10.01.1957 П.В. принадлежит жилой дом, расположенный в <...>. Совместно с П.В. в указанном доме зарегистрирован ее сын П.С. - ответчик. Дом по <...> находится на подработанной шахтой "Ягуновская" территории и в связи с этим подлежит сносу, как дом, грозящий обвалом. 27.02.2004 П.С. за счет средств федерального бюджета Администрацией г. Кемерово была приобретена в собственность двухкомнатная квартира, расположенная в <...>. Договор купли-продажи на данную квартиру зарегистрирован в Учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Кемеровской области. П.В. из дома по <...> выехала, переехав в предоставленную квартиру, а П.С. добровольно не выезжает из дома.

При разрешении данного спора суд руководствовался Постановлением Правительства РФ от 03.12.1997 "О государственном финансировании мероприятий реструктуризации угольной промышленности", согласно которому снос и предоставление жилья гражданам взамен сносимых ветхих домов, ставших таковыми в результате ведения горных работ на шахте, будет производиться из федерального бюджета, в связи с чем обязанность по ведению соответствующего списка граждан, которым положено предоставление жилья взамен подлежащего сносу, а также обязанность по сносу ветхих домов возложена на Администрацию г. Кемерово.

Пункт 1 статьи 85 ЖК РФ предусматривает, что граждане выселяются из жилых помещений с предоставлением других благоустроенных жилых помещений по договорам социального найма в случае, если дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу.

Принимая решение о выселении П.С. из жилого помещения, расположенного в <...> в другое благоустроенное жилое помещение, расположенное в пос. Ягуновский по <...> суд действовал в соответствии с вышеприведенными нормами материального закона.

Однако суд в нарушение требований части 3 статьи 45 ГПК РФ не привлек к участию в деле о выселении прокурора.

Другим примером может служить дело по иску Администрации г. Кемерово к С.Т., С.Д. о выселении и по встречному иску С.Т., С.Д. к Администрации г. Кемерово о признании спорного жилого помещения непригодным для проживания и предоставлении жилого помещения по договору социального найма.

Администрация свои требования мотивировала тем, что 28.04.1980 на основании ведомственного ордера N 85, выданного Кемеровским ПМК-1 треста "Мелиоводстрой", С.В. на семью из трех человек была предоставлена комната N 207 по <...> в г. Кемерово. В настоящее время в данной комнате значатся зарегистрированными ответчики С.Т. и С.Д. Однако ответчики помимо комнаты N 207 занимают комнаты N 201 и N 205, не имея на них правоустанавливающих документов. Истец просил выселить ответчиков из комнат N 201 и N 205 по <...> в г. Кемерово.

В ходе рассмотрения дела Администрация г. Кемерово увеличила исковые требования и просила суд выселить ответчиков из комнаты N 207 по <...> в г. Кемерово в жилые помещения по <...> и <...> в г. Кемерово в связи с реконструкцией общежития, в котором они проживают. Свои требования мотивируя тем, что согласно распоряжению Главы города от 20.01.2005 N 91 общежитие по <...> подлежит реконструкции. Ответчики от участия в реконструкции отказались, в связи с чем им предложено переселиться на условиях социального найма в вышеуказанные помещения по <...> и <...>. Добровольно переселиться ответчики отказались.

С.Т. и С.Д. свои требования мотивировали тем, что проживают в общежитии по <...>. Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 25.01.1999 Администрация г. Кемерово обязана принять в муниципальную собственность указанное общежитие, однако Администрация города длительное время не исполняла решение суда. Лишь в феврале 2005 г. была произведена регистрация этого здания в ЕГРП. Администрация города, несмотря на то, что ей известно о неудовлетворительном техническом состоянии здания, каких-либо мер к предотвращению угрозы жизни проживающих в доме людей не предпринимает. Под видом реконструкции здания Администрация г. Кемерово занимается выселением жильцов общежития. Комната N 207 была предоставлена им на основании ведомственного ордера от 28.04.1980. Затем ПМК-1 ПСЭО "Кемерововодмелиорация" им были выделены комнаты N 201 и N 205. С.Д. проживает и прописан с 10.04.1997 в комнате N 201. С.Т. с 16.05.1980 прописана и проживает в комнате N 205. С.Д. является инвалидом второй группы в связи с туберкулезом легких и имеет право на дополнительную жилую площадь в виде отдельной комнаты, площадью не менее 10 кв. м. С учетом права на дополнительную жилую площадь они имеют право на предоставление жилого помещения общей площадью 67 кв. м, а размер занимаемой в настоящее время площади составляет 49,10 кв. м в связи с чем С.Д. и С.Т. просили суд признать общежитие по адресу: <...> непригодным для проживания, признать незаконным бездействие ответчика в связи с непредоставлением им другого благоустроенного жилья по договору социального найма, признать за ними право пользования жилыми помещениями по договору социального найма комнатами N 201, 205 и 207 в общежитии по <...> обязать Администрацию г. Кемерово предоставить им в порядке, предусмотренном статьями 85, 87 ЖК РФ, другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма с учетом заболевания С.Д. в кратчайший срок, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда по 50000 руб. каждому из них.

Решением суда исковые требования Администрации г. Кемерово удовлетворены частично. Суд выселил С.Т., С.Д. из комнат N 201 и N 205 по <...> в г. Кемерово, из комнаты N 207 в жилые помещения по <...> <...> в г. Кемерово. В части требований Администрации г. Кемерово об обращении решения суда к немедленному исполнению отказано.

Исковые требования С.Т. и Д.В. к Администрации г. Кемерово оставлены без удовлетворения.

Как видно из материалов дела, суд первой инстанции, принимая решение о выселении С.Д. и С.Т. из комнат N 201 и N 205 в общежитии по <...> исходил из того, что ответчики вселились в данные жилые помещения без законных оснований. Однако суд с достаточной полнотой не выяснил обстоятельства вселения ответчиков в указанные жилые помещения и не установил, вселились ли С. в комнаты N 201 и N 205 с ведома Администрации предприятия, в ведении которого находилось общежитие. Суд не учел, что вселение в жилое помещение по решению Администрации предприятия, в ведении которого находилось общежитие, даже если допущены нарушения порядка вселения, установленного законом, не может расцениваться как самовольное вселение в жилое помещение.

Судом установлено, что согласно распоряжению Главы города от 20.01.2005 N 91 общежитие по <...> в г. Кемерово подлежит реконструкции.

В соответствии с частью 3 статьи 88 ЖК РФ если в результате проведения капитального ремонта или реконструкции дома жилое помещение, занимаемое нанимателем и членами его семьи по договору социального найма, не может быть сохранено или его общая площадь уменьшится, в результате чего проживающие в нем наниматель и члены его семьи могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, либо увеличится, в результате чего общая площадь занимаемого жилого помещения на одного члена семьи существенно превысит норму предоставления, другое жилое помещение должно быть предоставлено по договору социального найма наймодателем до начала капитального ремонта или реконструкции.

Согласно статье 89 ЖК РФ предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены статьями 86 - 88 настоящего Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта.

Если наниматель и проживающие совместно с ним члены его семьи до выселения занимали квартиру или не менее чем две комнаты, наниматель соответственно имеет право на получение квартиры или на получение жилого помещения, состоящего из того же числа комнат в коммунальной квартире.

Как установил суд, комната N 207, занимаемая семьей С., по проекту реконструкции общежития не сохранится, поэтому С.Д. и С.Т. подлежат выселению с предоставлением жилого помещения, отвечающего требованиям, установленным ст. 89 ЖК РФ.

Разрешая спор, в части выселения С.Т. и Д.В. в связи с реконструкцией в жилые помещения, расположенные по <...> и <...> суд исходил из того, что ответчики выселяются из комнаты N 207, размер которой составляет 18 кв. м, однако в случае, если проживание С.Д. и С.Т. в комнатах N 201 и N 205 является правомерным, то суду необходимо было учитывать размер фактически занимаемых жилых помещений, в том числе и комнат N 201 и N 205, а также выяснить вопрос о том, сохранятся ли данные жилые помещения после реконструкции.

Суд выселил С.Т. и С.Д. в два разных жилых помещения, но при этом не указал, кто конкретно и в какое помещение подлежит выселению.

Данные нарушения норм материального права явились основанием для отмены решения суда в кассационном порядке.

 

Суды рассматривали дела о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета.

 

Кировский районный суд г. Кемерово рассмотрел дело по иску Ц.И. к Ф. о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета.

Из материалов дела следует, что 23.07.2004 Ц.И. и Ц.Ю. по договору купли-продажи купили у Ф. квартиру, расположенную в <...> в равно долевую собственность. 29.07.2004 Ц.В.И. выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на долю указанной квартиры. В августе 2004 года истец вселился в квартиру. Ответчица Ф. с регистрационного учета не снялась.

Удовлетворяя исковые требования, суд применил положения статей 30 и 35 Жилищного кодекса РФ.

Согласно части 1 и 2 статьи 30 Жилищного кодекса РФ собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены Жилищным кодексом РФ. Собственник жилого помещения вправе предоставить во владение и (или) в пользование принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение гражданину на основании договора найма, договора безвозмездного пользования или на ином законном основании.

В соответствии с пунктом 1 статьи 235 ГК РФ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам.

Как указано в части 1 статьи 35 Жилищного кодекса РФ, в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Признавая прекращенным право пользования Ф. жилым помещением и обязав паспортно-визовую службу снять ответчицу с регистрационного учета, суд принял законное и обоснованное решение.

 

Судами рассматривались иски о признании утратившим право пользования жилым помещением.

 

Центральный районный суд г. Кемерово рассмотрел дело по иску К.Е.Б. к К.И.В. о признании утратившим право пользования жилым помещением.

Свои требования истица мотивировала тем, что она является нанимателем квартиры, расположенной по адресу: <...>. В период с 1986 по 20.03.2004 она состояла в браке с ответчиком. Ответчик зарегистрирован в спорной квартире. В настоящее время она состоит в браке с К.В.Д. С момента расторжения брака ответчик не является членом ее семьи. Оплату коммунальных услуг он не производит. По устной договоренности К.И.В. обещал сняться с регистрационного учета по указанному адресу в обмен на то, что в его распоряжение перейдет автомобиль, приобретенный ими в период совместного проживания. 30.04.2005 она передала ответчику автомобиль, но он в установленном порядке выписаться из квартиры не желает. В настоящее время ответчик проживает по адресу: <...>. В связи с чем истица просила суд признать К.И.В. утратившим право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: <...>.

Решением суда исковые требования К.Е.Б. удовлетворены полностью - К.И.В. признан утратившим право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: <...>.

Суд, разрешая заявленные требования, руководствовался статьей 69 ЖК РФ и статьями 304 и 305 ГК РФ.

Как видно из материалов дела, судом разрешены исковые требования К.Е.Б. - нанимателя квартиры, расположенной по адресу: <...> о признании К.И.В. утратившим право на указанное жилое помещение.

Поскольку данное правоотношение возникло из договора социального найма жилого помещения, то при разрешении спора о признании утратившим право пользования жилым помещением суду следовало руководствоваться нормами жилищного законодательства, а статьи 304, 305 ГК РФ в данном случае неприменимы.

Суд правильно в решении указал, что при рассмотрении данного дела подлежат применению нормы Жилищного кодекса РФ, а не Жилищного кодекса РСФСР, поскольку спор между сторонами возник после 1 марта 2005 г., то есть после введения в действие ЖК РФ. Жилищные правоотношения носят длящийся характер, а к длящимся правоотношениям применяется закон, который действует в настоящее время, вне зависимости от того, что предметом рассмотрения суда являются среди прочих и обстоятельства, имевшие место до вступления в силу ЖК РФ.

Вместе с тем в решении суд сослался только на часть 4 статьи 69 ЖК РФ и не применил другие нормы ЖК РФ, подлежащие применению при разрешении настоящего спора.

В соответствии с частью 4 статьи 69 ЖК РФ, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма.

В соответствии со статьей 71 ЖК РФ временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма.

Часть 3 статьи 83 ЖК РФ предусматривает, что в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

Вышеприведенные нормы закона свидетельствуют, что бывший член семьи нанимателя может быть признан судом утратившим право на проживание в жилом помещении только на основании части 3 статьи 83 ЖК РФ в том случае, если он выехал на иное постоянное место жительства и тем самым добровольно отказался от своих прав и обязанностей, предусмотренных договором социального найма.

Не применив нормы материального права, подлежащие применению при рассмотрении настоящего спора, суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела. В частности, суд не установил, имеет ли ответчик К.И.В. иное постоянное место жительства, было ли его выселение из спорного жилого помещения добровольным, имеются ли препятствия для проживания ответчика в жилом помещении по адресу: <...>.

Вышеуказанные нарушения норм материального права повлекли отмену решения суда в кассационном порядке.

Другим примером может служить дело по иску М.Н., М.М., М.С.В. к М.И. и М.В.Н. о признании утратившим право пользования жилым помещением, рассмотренное Таштагольским городским судом.

Требования мотивированы тем, что ответчики М.И. и М.В.Н. являются бывшей женой и сыном М.Н., были зарегистрированы в спорном доме при жизни прежнего собственника М.В.Н., который умер 23.12.2000. В июле 2003 года истцы зарегистрировали свое право собственности на спорный дом в Учреждении юстиции, каждый в 1/3 доле. В настоящее время истцы намеренны продать спорный дом, так как сами все проживают в двух комнатах общежития и другого жилья не имеют. Ответчица с сыном в доме не проживают, не являются членами семьи М.Н., их вещи в спорном доме отсутствуют, так как в нем проживают другие лица - квартиросъемщики. В связи с чем просили признать ответчиков утратившими право пользования жилым помещением.

Суд отказал истцам в удовлетворении исковых требований.

Как видно из материалов дела, истцы имеют в равных долях на праве собственности дом по <...> г. Таштагола, который приобрели по наследству после смерти отца. Брак между М.Н. и М.И., сыном которых является М.В.Н., прекращен 16.01.2004. М.И. зарегистрирована в спорном доме 07.02.1998, ее сын М.В.Н. - 06.05.2000.

Отказывая в удовлетворении исковых требований М., суд пришел к выводу о том, что другого жилого помещения, где могли бы постоянно проживать ответчица с сыном, не имеют, а истцам дом для личного пользования не требуется, и они намеренны его продать.

Однако данный вывод суда сделан без учета требований жилищного законодательства.

Руководствуясь статьей 5 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса РФ", суд пришел к выводу о том, что по данному гражданскому делу все права и обязанности между сторонами возникли до введения в действие Жилищного кодекса РФ, а именно регистрация ответчиков в спорном помещении, регистрация и расторжение брака между М.И. и Н.В., регистрация права собственности истцов на спорное жилое помещение, в связи с чем применению при разрешении настоящего спора подлежат нормы жилищного законодательства РСФСР, действовавшего до 01.03.2005.

Применяя положения статей 127, 53 ЖК РСФСР, суд не привел доказательства, на основании которых сделал вывод о том, что ответчик М.И. и ее сын были вселены в спорное жилое помещение на законных основаниях в качестве членов семьи собственника, в то время как из пояснений ответчицы следует, что она с собственником жилого дома совместно не проживала, а вселилась со своим мужем и детьми после смерти отца мужа М.В.Н.

Кроме того, разрешая спор, суд не учел, что согласно п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия" при рассмотрении дел, связанных с применением права пользования жилым помещением, необходимо учитывать, что данные, свидетельствующие о наличии или отсутствии прописки (регистрации), являются лишь одним из доказательств того, состоялось ли между нанимателем (собственником) жилого помещения, членами его семьи соглашение о вселении лица в занимаемое ими жилое помещение и на каких условиях.

Преждевременным является и вывод суда о том, что не имеет какого-либо правового значения факт смерти М.В.П., после смерти которого собственниками спорного жилого помещения в равных долях в июле 2003 года стали истцы, и последующее в январе 2004 года расторжение брака между М.Н. и И.Г., поскольку право пользования помещением М.И. после этого не утрачивает.

Суд не учел, что статья 127 ЖК РСФСР предусматривала, что право пользования помещением сохраняется за членами семьи собственника и в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого дома, квартиры.

Часть 4 статьи 31 ЖК РФ, которая регулирует отношения между собственником жилого помещения и бывшими членами его семьи и на которую ссылались истцы при обращении в суд, предусматривает, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не предусмотрено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Положения статьи 31 ЖК РФ не ставятся в зависимость от того момента, когда были прекращены семейные отношения между собственником жилого помещения и бывшим членом его семьи.

Учитывая, что жилищные правоотношения носят длящийся характер, что по общему правилу к длящимся отношениям применяется закон, который действует в настоящее время, применению подлежат положения ЖК РФ независимо от того, когда были прекращены семейные отношения.

В связи с этим положения части 4 статьи 31 ЖК РФ распространяются на требования о выселении бывших членов семьи собственников жилых помещений и в том случае, если семейные отношения между собственником жилого помещения и бывшим членом его семьи были прекращены до введения в действие ЖК РФ.

Суд же при разрешении спора применил положения статей 136, 135 (ч. 2) ЖК РСФСР, на которые истцы не ссылались.

Неправильное применение норм материального права явилось основанием для отмены решения суда в кассационной инстанции.

 

Судами рассматривались дела о признании права пользования на жилое помещение.

 

Ленинским районным судом г. Кемерово было рассмотрено дело по иску К.Ю. к Администрации г. Кемерово о признании права пользования на жилое помещение.

К.Ю. обратилась с иском к Администрации г. Кемерово и просила признать за ней и ее сыном Б.М., 1989 года рождения, право пользования на жилое помещение в виде комнаты гостиничного типа, размером 11,9 кв. м, расположенной в <...> а также просила обязать РЭУ-1 Ленинского ПЖРЭТ открыть на ее имя взамен выбывшего нанимателя К.И.В. лицевой счет на оплату коммунальных услуг.

В ходе судебного заседания истица уточнила исковые требования и просила признать за ней и ее сыном право пользования вышеуказанным жилым помещением на основании имеющегося ордера, обязать Администрацию г. Кемерово заключить с ней договор найма специализированного жилого помещения на неопределенный срок с включением в него в качестве члена семьи Б.М., 1989 года рождения.

Решением суда признано за К.Ю. и Б.М. право пользование спорным жилым помещением. Суд обязал Администрацию г. Кемерово заключить с К.Ю. договор найма специализированного жилого помещения по адресу: <...> сроком на три года.

В соответствии со статьей 101 ЖК РСФСР служебные помещения предназначаются для заселения гражданами, которые в связи с характером их трудовых отношений должны проживать по месту работы или вблизи от него. Аналогичная норма содержится в статье 93 ЖК РФ.

С гражданином, на имя которого выдан ордер на служебное жилое помещение, заключается письменный договор найма на все время работы нанимателя, в связи с которой ему предоставлено это жилое помещение.

Как следует из материалов дела, нанимателем комнаты гостиничного типа является К.И.В. Данное помещение было предоставлено ему в связи с трудовыми отношениями с РЭУ-1 Ленинского ПЖРЭТ г. Кемерово по ордеру на служебное жилое помещение N 2669 от 11.11.1996 на одного человека. 21.08.1998 К.Ю. вступила с ним в зарегистрированный брак и вселилась в данное жилое помещение, вместе с ней вселился и ее несовершеннолетний сын от первого брака Б.М.

В 1999 году К.И.В. причинил телесные повреждения Б.М., по данному факту было возбуждено уголовное дело и он был осужден к 2 годам 6 мес. лишения свободы условно. 02.07.1999 К.И.В. выписался из комнаты и уехал в Казахстан. Б.Н. между истицей и К.И.В. был расторгнут решением Ленинского районного суда г. Кемерово 17.07.2002. С 04.02.2002 К.Ю. и ее сын были зарегистрированы в данной комнате на основании ордера, выданного на имя Колесниченко И.В.

На основании статьи 13 Федерального закона от 29.12.04 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ", согласно которой граждане, которые проживают в служебных помещениях, предоставленных им до введения в действие ЖК РФ, не могут быть выселены из указанных жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие ЖК РФ, а также с учетом статей 53, 108 ЖК РСФСР, суд пришел к выводу, что К.Ю. не может быть выселена из спорного помещения. При этом, исходя из того, что К.Ю. была вселена в служебное помещение в качестве члена семьи нанимателя К.И.В., суд признал за К.Ю. право пользования жилым помещением, расположенным в <...>.

Обязывая Администрацию г. Кемерово заключить с К.Ю. договор найма специализированного жилого помещения по адресу: <...> сроком на три года, суд мотивировал решение тем, что статьей 100 и частями 2 - 4 статьи 31 ЖК РФ предусмотрено признание права пользования специализированным жилым помещением только на определенный срок.

Данные выводы суда сделаны без учета норм материального и процессуального права.

В соответствии с частью 5 статьи 100 ЖК РФ, действующего с 1 марта 2005 года, к пользованию служебными помещениями по договорам найма таких помещений применяются правила, предусмотренные статьей 65, частями 3 и 4 статьи 67 и статьей 69 ЖК РФ.

Согласно пункту 4 статьи 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда.

Исходя из содержания приведенной нормы, вопрос об определении срока, на который может быть сохранено право на жилое помещение за бывшим членом семьи собственника, может быть решен при разрешении иска о прекращении права пользования жилым помещением. Однако требования о прекращении права пользования служебным жилым помещением к К.Ю. и ее сыну никем не заявлялись. Требования о заключении договора найма на служебное жилое помещение на определенный срок истицей не заявлялись. Ею были заявлены требования о заключении с ней договора найма специализированного жилого помещения на неопределенный срок.

Таким образом, суд в нарушение части 3 статьи 196 ГПК РФ вышел за пределы исковых требований, что является существенным нарушением норм процессуального права.

Данные нарушения норм материального и процессуального права привели к отмене решения суда в кассационном порядке.

Другим примером правильного применения норм материального права является дело по иску Ц.В.Е. к Администрации г. Кемерово о признании права пользования жилым помещением, заключении договора социального найма жилого помещения, рассмотренное Заводским районным судом г. Кемерово.

Решением суда за Ц.В.Е. признано право пользования жилым помещением - комнатой N 423 в общежитии по адресу: <...>. Суд обязал Администрацию г. Кемерово заключить с Ц.В.Е. договор социального найма на спорное жилое помещение.

Как видно из материалов гражданского дела, комната N 423 в общежитии по <...> в г. Кемерово была предоставлена матери истицы - Ц.С. согласно ордеру N 181 от 14.04.1992, выданному МХП п.о. "Химпром". Поскольку Ц.С. в силу своего преклонного возраста нуждалась в постороннем уходе, очень сильно болела ее дочь Ц.В.Е. постоянно проживала с 1993 года вместе с матерью, в комнате N 423 по <...> проживали одной семьей, вели совместное хозяйство, имели общий бюджет. Вместе с ними проживал сын Ц.В.Е. - Г.О., 12.09.1993 года рождения. 09.08.2005 мать истицы Ц.С. умерла.

Данные обстоятельства были подтверждены в судебном заседании свидетелями и письменными доказательствами.

При таком положении суд правильно пришел к выводу о том, что проживание Ц.В.Е. в спорном жилом помещении носило постоянный характер, вселена она была в комнату с согласия нанимателя ее матери Ц.С., вследствие чего истица приобрела равное с нанимателем право пользования спорным жилым помещением.

Из материалов дела следует, что Ц.В.Е. приобрела право пользования указанным жилым помещением на основании статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР как член семьи нанимателя.

Поскольку спорные правоотношения носят длящийся характер, то суд правильно применил положения части 2 статьи 82 ЖК РФ, в силу которой дееспособный член семьи нанимателя с согласия остальных членов своей семьи и наймодателя вправе требовать признания себя нанимателем по ранее заключенному договору социального найма вместо первоначального нанимателя. Такое же право принадлежит в случае смерти нанимателя любому дееспособному члену семьи умершего нанимателя.

С учетом обстоятельств дела и исследованных в судебном заседании доказательств суд обоснованно пришел к выводу, что Ц.Е. приобрела право пользования жилым помещением и обязал Администрацию г. Кемерово заключить с ней договор социального найма.

 

В производстве судов находились дела по искам о восстановлении в очереди на получение благоустроенного жилого помещения.

 

Так, Тисульский районный суд рассмотрел дело по иску Р.Н. к Белогорской поселковой администрации о восстановлении в очереди на получение благоустроенного жилого помещения.

В обоснование своих требований истица указала, что в мае 1985 года на основании письменного заявления она была поставлена на учет на получение благоустроенного жилья в новом поселке Белогорск. Данные списки были составлены в Рудкоме КШНР, заявления принимала секретарь Администрации. Вместе с ней в список нуждающихся были включены Л.Т.В., К.В.Р. и другие жители п. Белогорск. В декабре 1999 года шесть первоочередников, в числе которых была и она, пригласили в Рудком КШНР, где им зачитали решение о предоставлении жилья. Квартиры распределялись путем жребия из освободившихся благоустроенных квартир. Ей также была выделена квартира, ордер обещали выдать после освобождения квартир прежними жильцами. Однако в связи с длительной болезнью и отсутствием в поселке до апреля 2000 года жилья, квартира была предоставлена другому гражданину. При очередном распределении жилья в 2004 году истица узнала, что ее очередь под номером 14, тогда как все, кто одновременно с ней был включен в список нуждающихся в улучшении жилищных условий, уже получили жилье. Истица обращалась к ответчику с заявлением о восстановлении ее в очереди, но получила отказ. В настоящее время она проживает в квартире N 8 по <...> которая требует капитального ремонта и ремонта отопительной и канализационной системы. Сам дом имеет износ 70%, то есть она является нуждающейся в получении жилья, так как проживает в помещении, не отвечающем установленным для жилых помещений требованиям. В связи с чем истица считает, что ее незаконно исключили из первой очереди и включили в список под N 14, так как все впереди стоящие нее лица были включены в список в более поздние сроки.

Суд отказал в удовлетворении требований Р.Н.

Принимая решение об отказе истице в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что Р.Н., как проживающая в жилом помещении, не отвечающем установленным для жилых помещений требованиям, согласно пункту 3 части 1 статьи 51 ЖК РФ является гражданином, нуждающимся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма, и вправе стоять в очереди на улучшение жилищных условий, исходя из даты подачи ею заявления, то есть с 26 сентября 1990 года.

Однако этот вывод суда противоречит положениям части 1 и пункту 1 части 2 статьи 57 ЖК РФ, согласно которым гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат, жилые помещения по договорам социального найма предоставляются вне очереди.

Суд при разрешении данного спора не применил положения вышеуказанной статьи ЖК РФ, что явилось основанием для отмены решения суда при проверке его законности и обоснованности в кассационной инстанции.

 

Судами Кемеровской области разрешались споры о перепланировке жилого помещения.

 

Так, Ленинский районный суд г. Кемерово рассмотрел дело по иску О. к Администрации г. Кемерово о сохранении квартиры в перепланированном состоянии.

Иск обоснован тем, что О. является собственником квартиры, расположенной по <...> в г. Кемерово на основании договора купли-продажи от 22.06.1999. После приобретения квартиры истец решил сделать в квартире перепланировку: выполнить демонтаж перегородки между ванной комнатой, туалетом, заложить один из существующих дверных проемов в санузел, оборудовать совмещенный санузел, выполнить проем в несущей стене между кухней и общей комнатой.

В апреле 2005 года истец обратился в инспекцию Государственного архитектурно-строительного надзора (ГАСН) г. Кемерово с просьбой принять выполненные ремонтно-строительные работы и подписать акт о завершении перепланировки квартиры, однако в инспекции ГАСН сообщили, что он выполнил самовольную перепланировку и после уплаты штрафа в Госжилинспекции по Кемеровской области рекомендовали обратиться в суд с исковым заявлением о сохранении квартиры в перепланированном состоянии, поскольку данная перепланировка не нарушает права и законные интересы других граждан и не создает угрозу их жизни и здоровью.

Согласно части 1 и 4 статьи 17 ЖК РФ жилое помещение предназначено для проживания граждан. Пользование жилым помещением осуществляется с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в этом жилом помещении граждан, соседей, требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательства, а также в соответствии с правилами пользования жилыми помещениями, утвержденными Правительством Российской Федерации.

В соответствии с частью 2 статьи 25 ЖК РФ перепланировка жилого помещения представляет собой изменение его конфигурации, требующее внесения изменения в технический паспорт жилого помещения.

В силу части 1 и 2 статьи 26 ЖК РФ перепланировка жилого помещения проводится с соблюдением требований законодательства по согласованию с органом местного самоуправления на основании принятого им решения. Для проведения перепланировки жилого помещения собственник данного помещения или уполномоченное им лицо в орган, осуществляющий согласование, по месту нахождения перепланируемого жилого помещения представляет необходимые для этого документы.

Частью 4 статьи 29 ЖК РФ предусмотрено, что на основании решения суда жилое помещение может быть сохранено в перепланированном состоянии, если этим не нарушаются права и законные интересы граждан либо это не создает угрозу их жизни или здоровью.

Принимая во внимание вышеуказанные нормы жилищного законодательства, с учетом представленных сторонами доказательств, имеющих существенное значение для разрешения спора по существу: проект перепланировки квартиры, подготовленный ГПИ "Кемеровогорпроект" по согласованию с ПЖРЭТ Ленинского района г. Кемерово, согласно которому технические решения, принятые в рабочих чертежах, соответствуют требованиям экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и других норм, действующих на территории РФ, и обеспечивают безопасную эксплуатацию здания для жизни и здоровья людей; заключение Территориального управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты потребителей и благополучия человека по Кемеровской области, из которого следует, что в результате проведенных строительных и отделочных работ, санитарно-техническое и гигиеническое состояние перепланированной и смежных квартир не нарушено и соответствует требованиям СанПиН 2.1.2.1002-00 "Санитарно-эпидемиологические требования к жилым зданиям и помещениям"; заключение УГПН отдела государственного пожарного надзора г. Кемерово, из которого следует, что проектная документация по перепланировке квартиры разработана в соответствии с действующими нормами и правилами пожарной безопасности, суд обоснованно пришел к выводу о том, что перепланировка, произведенная в квартире, не нарушает прав и законных интересов проживающих в этом жилом помещении граждан, соседей, требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательства и не создает угрозу их жизни или здоровью, а следовательно иск, подлежит удовлетворению.

 

Судами рассматривались дела об изменении договора найма жилого помещения.

 

Так, Заводский районный суд г. Кемерово рассмотрел дело по иску Г.И. к Администрации г. Кемерово об изменении договора найма жилого помещения.

Свои требования Г.И. мотивировал тем, что 10.11.2001 он вступил в зарегистрированный брак с В.С. и вселился к ней в жилое помещение, расположенное по адресу: <...>. Они проживали вместе одной семьей, вели общее хозяйство, а с октября 2002 года брачные отношения фактически были прекращены. Бывшая супруга расторгла договор социального найма на вышеуказанное жилое помещение и выехала на новое постоянное место жительства. Кроме бывшей супруги в ордер на спорное жилое помещение включена и ее мать В.Н., однако она никогда не вселялась в него и не проживала. В настоящее время Г.И. постоянно проживает в спорном жилом помещении, оплачивает коммунальные платежи, осуществляет текущий ремонт.

В силу части 1 статьи 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

Из части 2 статьи 82 ЖК РФ следует, что дееспособный член семьи нанимателя с согласия остальных членов своей семьи и наймодателя вправе требовать признания себя нанимателем по ранее заключенному договору социального найма вместо первоначального нанимателя. Такое же право принадлежит в случае смерти нанимателя любому дееспособному члену семьи умершего нанимателя.

С учетом обстоятельств дела и исследованных в судебном заседании доказательств, суд обоснованно сделал вывод о том, что истец действительно является членом семьи В.С. и он вправе требовать признания себя нанимателем по заключенному договору вместо первоначального нанимателя.

 

Судами рассматривались споры, связанные с приватизацией жилья.

 

При разрешении данных споров суды руководствовались Законом РФ от 04.07.1991 N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (в ред. от 29.12.2004). Кроме того, судами учитывались разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в Постановлении от 24.08.1993 N 8 "О некоторых вопросах применения судами Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

Так, Центральным районным судом г. Кемерово было рассмотрено дело по иску Р.Т. к Администрации г. Кемерово о признании права собственности.

Свои требования истица мотивировала тем, что 21 июля 2005 года Р.Г., который приходится ей отцом, зарегистрированный и проживавший в <...> на основании ордера N 16 от 16 сентября 1991 года, выданного трестом "Кемеровоспецстрой", обратился в РЭУ-8 по вопросу приватизации своего жилья по вышеуказанному адресу, так как с 1 июля 2005 года было предоставлено право на приватизацию жилья гостиничного типа, тем самым выразив свою волю на приватизацию. Данное жилье было предоставлено Р.Г. в период его работы на данном предприятии. После получения справок о регистрации и поквартирной карточки, в РЭУ-8 ему было разъяснено, что заявление на передачу жилого помещения в собственность будет принято в отдел по учету и приватизации жилой площади Администрации г. Кемерово, как только Р.Г. получит из БТИ выписку из технического паспорта на квартиру. 25 июля 2005 года в Бюро по обмену жилой площади г. Кемерово с Р.Г. был составлен договор на возмездное оказание услуг (оформление технической документации), внесена оплата за оказание данной услуги, и сделана заявка в ГП КО ЦТИ Кемеровской области на выписку технического паспорта на жилое помещение для подачи документов на приватизацию. В тот же день Р.Г. была выдана доверенность, которой он уполномочивает свою бывшую супругу Р.Л. - мать истицы представлять его интересы в отделе учета и приватизации жилья Администрации г. Кемерово. Р.Л. там же написала заявление о передаче в собственность жилого помещения по адресу: <...>. По состоянию здоровья Р.Г. самостоятельно не мог выполнять данные действия, нуждался в постоянном уходе. 1 августа 2005 года Р.Г. умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность, не успев оформить необходимые документы для приватизации.

Согласно части 1 статьи 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных данным Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

Статьей 7 вышеуказанного Закона предусмотрено, что передача жилых помещений в собственность граждан оформляется договором передачи, заключаемым органами государственной власти или органами местного самоуправления поселений, предприятием, учреждением с гражданином, получающим жилое помещение в собственность в порядке, установленном законодательством.

В пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах применения судами Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" разъяснено: "... если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до регистрации такого договора местной администрацией, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано".

Учитывая нормы указанного законодательства и разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, суд правильно пришел к выводу, что Р.Г. при жизни выразил свою волю на приватизацию КГТ и вынес законное и обоснованное решение о признании права собственности за умершим на жилое помещение и о включении данного жилого помещения в наследственную массу.

Другим примером может служить дело по иску Щ.М.В., П.Н., З.А., Г.Г., З.Л., С.М., Х., Ч., Щ.М.С., С.Г., М.А.И., К.И.Е. к Администрации г. Таштагола, Администрации п. Мундыбаш о признании права на приватизацию жилых помещений и понуждении заключения договора приватизации, рассмотренное Таштагольским городским судом.

Свои требования истцы мотивировали тем, что они проживают в доме N 18 по <...> п. Мундыбаш Таштагольского района. Данный дом считается общежитием, но фактически не имеет необходимых признаков общежития и не может считаться таковым, поскольку жилые помещения не укомплектованы мебелью, предметами культурно-бытового назначения для проживания, отдыха, отсутствует штат работников по обслуживанию жильцов. Фактически жилые помещения в доме отвечают всем требованиям квартир. Жилой дом находится в муниципальной собственности г. Таштагола. Администрация г. Таштагола не оформляет техническую документацию на дом и поквартирные карточки, не выдает ордера. В связи с чем истцы просили суд признать за ними право приватизации занимаемых ими жилых помещений в указанном доме и обязать Администрацию г. Таштагола заключить с ними договоры приватизации.

Решением суда в удовлетворении исковых требований Щ.М.В., П.Н., З.А., Г.Г., З.Л., С.М., Х., Ч., Щ.М.С., С.Г., М.А.И., К.И.Е. отказано.

Рассматривая спор по существу, суд из объяснений сторон, письменных доказательств установил, что истцы проживают в доме N 18 по <...> п. Мундыбаш Таштагольского района. Дом, в котором проживают истцы - общежитие, принятое в муниципальную собственность от ОАО "Евразруда" на основании постановления N 80 от 16 ноября 2004 года. Распоряжением КУМИ Администрации г. Таштагола N 103 от 1 декабря 2004 года этот дом передан в оперативное управление Мундыбашскому территориальному управлению (ныне Администрация п. Мундыбаш). Согласно распоряжению Администрации г. Таштагола N 1030-р от 16 декабря 2005 года дому N 18 по <...> п. Мундыбаш Таштагольского района придан статус многоквартирного жилого дома.

В силу статьи 6 Закона "О приватизации жилищного фонда в РФ" передача жилых помещений в собственность граждан осуществляется уполномоченными собственниками указанных жилых помещений органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также государственными или муниципальными унитарными предприятиями, за которыми закреплен жилищный фонд на праве хозяйственного ведения, государственными или муниципальными учреждениями, казенными предприятиями, в оперативное управление которых передан жилищный фонд.

Отказывая истцам в удовлетворении заявленных требований, суд, руководствуясь приведенной нормой права, пришел к выводу, что поскольку истцы не обращались в уполномоченный собственником орган - Администрацию п. Мундыбаш с заявлениями о приватизации, а последняя не отказывала им в их удовлетворении, то права истцов на приватизацию не нарушены.

Однако данный вывод суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Так, из материалов дела усматривается, что 19 мая 2005 года собственник муниципального имущества в лице КУМИ г. Таштагола отказал истцам М.А.И., С.Г., Щ.М.В., П.Н., К.И.Е., Щ.М.С. - жильцам общежития в приватизации занимаемых ими комнат, ссылаясь на особый статус дома.

Между тем, согласно ст. 7 ФЗ "О введении в действие ЖК РФ" с 1 марта 2005 года к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий и переданных в ведение органов местного самоуправления, применяются нормы ЖК РФ о договоре социального найма.

Следовательно, истцы наряду с гражданами, занимающими жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде на условиях социального найма, вправе приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных статьей 2 Закона "О приватизации жилищного фонда в РФ".

Суд эти положения закона при принятии решения не учел. То обстоятельство, что истцы обратились с заявлениями о приватизации в КУМИ г. Таштагола, а не в Администрацию п. Мундыбаш, не свидетельствует о том, что отказом от 19 мая 2005 года КУМИ права истцов не нарушены. Поскольку истцы обратились в данном случае в орган, представляющий собственника муниципального имущества и управляющий его имуществом, то этот отказ препятствовал реализовать некоторым истцам право на приватизацию занимаемого жилья.

Указанные нарушения норм материального права повлекли отмену решения суда в кассационной инстанции.

 

Судами рассматривались споры о предоставлении жилого помещения в связи с непригодностью жилого помещения для проживания, с учетом нормы предоставления.

 

Центральный районный суд г. Кемерово рассмотрел дело по иску Администрации г. Кемерово к К.Н., К.Е.А., К.О.Е., К.С.Е., К.С.В., К.М. о выселении из жилого помещения с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения по договору социального найма и по встречному иску К.Н., К.Е.А., К.О.Е., К.С.Е., К.С.В., К.М. к Администрации г. Кемерово о предоставлении жилого помещения в связи с непригодностью жилого помещения для проживания с учетом нормы предоставления.

Администрация г. Кемерово обратилась в суд с иском к ответчикам К. о выселении из жилого помещения, расположенного по адресу: <...> жилой площадью 34,9 кв. м, общей площадью - 46,7 кв. м с предоставлением жилого помещения по адресу: <...> общей площадью 54,5 кв. м. Требования мотивированы тем, что дом N 56 по <...> признан в установленном порядке непригодным для проживания и подлежит сносу, однако ответчики в предлагаемое жилое помещение выселяться не желают.

К. в свою очередь обратились с иском к Администрации г. Кемерово, просят предоставить им жилое помещение с учетом нормы предоставления по договору социального найма, то есть 14 кв. м на одного человека.

Решением Центрального районного суда г. Кемерово постановлено:

В удовлетворении требования Администрации г. Кемерово к К.Н., К.Е.А., К.О.Е., К.С.Е. и К.С.В. о выселении в жилое помещение по <...> отказать.

Обязать Администрацию г. Кемерово предоставить К.Н., К.Е.А., К.О.Е., К.С.Е., К.С.В., К.М. жилое помещение на 6 человек, общей площадью не менее 84 кв. м, то есть с учетом нормы предоставления по договору социального найма - 14 кв. м на одного человека, соответствующее установленным санитарно-техническим требованиям, в пределах черты г. Кемерово.

Из материалов дела усматривается, что К. проживают в жилом помещении по адресу: <...> общей площадью 46,7 кв. м. Решением межведомственной комиссии от 11.04.2005 дом по <...> признан непригодным для проживания.

Суд правильно указал в решении, что при рассмотрении данного спора подлежат применению нормы Жилищного кодекса РФ.

Согласно части 1 статьи 89 ЖК РФ предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены статьями 86 - 88 данного Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта.

Вместе с тем, разрешая спор, суд сделал необоснованный вывод, что жилое помещение К. должно предоставляться в соответствии со статьей 57 ЖК РФ как нуждающимся в улучшении жилищных условий с учетом нормы предоставления 14 кв. м общей площади на человека, установленной в г. Кемерово - постановлением Кемеровского городского Совета народных депутатов N 274 от 28.10.2005 "Об утверждении учетной нормы площади жилого помещения и нормы предоставления площади жилого помещения по договору социального найма".

При этом судом не было учтено, что другое жилое помещение предоставляется К. не в порядке очередности в связи с улучшением жилищных условий, а по иным основаниям - в связи с признанием дома, в котором они проживают, непригодным для проживания. Поэтому предоставляемое жилье должно быть равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, без учета обстоятельств, влияющих на улучшение жилищных условий. При этом граждане, которым предоставлено другое жилое помещение, сохраняют право состоять на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Таким образом, судом при рассмотрении дела неправильно применены и истолкованы нормы материального права, что явилось основанием для отмены решения суда в кассационном порядке.

 

Судом рассматривался спор о выселении из общежития, принадлежавшего на праве собственности коммерческой организации.

 

Решением Заводского районного суда г. Новокузнецка удовлетворены исковые требования администрации ОАО "КМК" о принудительном выселении Г.А. из жилого помещения, комнаты в общежитии - принадлежащего ОАО "КМК" на праве собственности.

Из материалов дела усматривается, что спорное жилое помещение было предоставлено Г.А., являющемуся работником ОАО "КМК", по договору коммерческого найма жилого помещения, заключенному 15 ноября 2000 года. В сентябре 2005 года Г.А. с данного предприятия уволился.

Удовлетворяя исковые требования администрации ОАО "КМК", суд руководствовался статьями 101, 83 Жилищного кодекса РФ.

Однако при этом суд не учел следующее.

Согласно статье 92 Жилищного кодекса РФ жилые помещения в общежитиях относятся к жилым помещениям специализированного жилищного фонда. В качестве специализированных жилых помещений используются жилые помещения государственного и муниципального жилищных фондов.

В соответствии с частью 3 статьи 19 Жилищного кодекса РФ специализированный жилищный фонд - совокупность предназначенных для проживания отдельных категорий граждан и предоставляемых по правилам раздела IV Жилищного кодекса жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов.

Из положений данных норм следует, что Жилищный кодекс РФ применяется только к тем правоотношениям, которые регулируют вопросы, связанные с предоставлением жилых помещений и пользованием ими в общежитиях, находящихся в собственности государства и муниципальных образований.

Если же жилое помещение, предоставляемое под общежитие, принадлежит коммерческой организации на праве собственности, то положения Жилищного кодекса РФ, регулирующие вопросы предоставления и использования жилых помещений специализированного жилищного фонда, не могут быть применены, поскольку в данном случае речь идет о договорных обязательствах, основанных на нормах гражданского законодательства.

Таким образом, суду при разрешении настоящего спора о выселении ответчика Г.А. из жилого помещения в общежитии, принадлежащем на праве собственности коммерческой организации, следовало руководствоваться положениями Гражданского кодекса РФ, а не нормами Жилищного кодекса РФ.

Следовательно, при разрешении спора суд применил закон, не подлежащий применению.

Анализ изученных дел, поступивших на изучение, свидетельствует о том, что в основном суды Кемеровской области правильно применяли нормы материального и процессуального права при разрешении споров, связанных с применением Жилищного кодекса Российской Федерации.

 

Вопросы, возникающие при рассмотрении дел, связанных с применением Жилищного кодекса РФ:

 

Частью 4 статьи 31 Жилищного кодекса РФ предусмотрено, что если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда.

Подлежит ли выселению бывший член семьи собственника жилого помещения, если у бывшего члена семьи имеются основания осуществления прав на жилое помещение вне пределов населенного пункта, в котором он проживает с собственником.

Каким образом должно учитываться имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения (критерии, возможность заключить договор найма, поднайма, приобрести в собственность).

Каковы критерии разумности срока. Может ли суд вынести решение о сохранении права пользования жилым помещением, до совершеннолетия ребенка, до изменения имущественного положения бывшего члена семьи собственника) или обязан указать конкретный срок, на который за бывшим членом семьи собственника сохраняются права.

 

В части 4 статьи 31 Жилищного кодекса РФ указано: "При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию".

 

Термин "исполняет алиментные обязательства" относится только к "другим членам семьи" или он относится и к супругу.

 

Какой размер жилого помещения должен быть предоставлен собственником бывшему члену семьи (не менее нормы предоставления жилых помещений, не менее учетной нормы, не менее нормы общежития - 6 кв. м).

 

В отношении какого количества бывших членов семьи собственника должен производиться расчет (только в отношении того из членов, в пользу которого собственник исполняет алиментные обязательства или и на других бывших членов семьи).

 

Какой правовой режим должен быть у предоставляемого собственником бывшему члену семьи жилое помещение (в собственность, по договору найма/поднайма, в безвозмездное пользование). В случае если жилое помещение предоставляется не в собственность, должен ли быть в решении суда установлен срок, на который у собственника возникает обязанность обеспечить бывшего члена своей семьи жилым помещением. Каким должен быть этот срок (до окончания алиментных обязательств, бессрочно).

 

Должен ли суд при рассмотрении требований бывших членов семьи собственника учитывать имущественное, семейное положение (другие заслуживающие внимания обстоятельства) собственника.

 

Частью 5 статьи 31 Жилищного кодекса РФ предусмотрено, что по истечении срока пользования жилым помещением, установленного решением суда, принятым с учетом положений части 4 настоящей статьи, соответствующее право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается, если иное не установлено соглашением между собственником и данным бывшим членом его семьи.

 

После решения суда об установлении срока, в течение которого бывший член семьи собственника жилого помещения сохраняет право пользования жилым помещением, возможно ли повторное рассмотрение дела о предоставлении нового срока, в течение которого бывший член семьи собственника может пользоваться жилым помещением:

а) по тем же основаниям;

б) по другим основаниям.

 

Могут ли быть выселены члены семьи собственника, создавшие собственные семьи (взрослые дети) и ведущие хозяйство раздельно с собственником.

 

Из части 5 статьи 31 Жилищного кодекса РФ следует, что до истечения срока пользования жилым помещением, установленного решением суда, право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается одновременно с прекращением права собственности на данное жилое помещение этого собственника или если отпали обстоятельства, послужившие основанием для сохранения такого права, на основании решения суда.

 

Является ли установление решением суда права пользования бывшего члена семьи собственника жилым помещением обременением по смыслу Гражданского кодекса РФ.

 

Является ли безусловным основанием для прекращения права пользования жилым помещением в случае прекращения права собственности на жилое помещение собственником до истечения срока (в случае дарения, купли-продажи) с учетом правил Жилищного кодекса РФ о сохранения права пользования в случае смены собственника.

 

Что является основанием для прекращения права собственности только изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд (часть 1 статьи 32 ЖК РФ) или и признание многоквартирного дома аварийным (часть 10 статьи 32 ЖК РФ).

В силу части 1 статьи 32 Жилищного кодекса РФ жилое помещение может быть изъято у собственника путем выкупа в связи с изъятием соответствующего земельного участка для государственных или муниципальных нужд. Выкуп части жилого помещения допускается не иначе как с согласия собственника. В зависимости от того, для чьих нужд изымается земельный участок, выкуп жилого помещения осуществляется Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Согласно части 2 вышеуказанной нормы решение об изъятии жилого помещения принимается органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшими решение об изъятии соответствующего земельного участка для государственных или муниципальных нужд. Порядок подготовки и принятия такого решения определяется федеральным законодательством.

 

Какими нормами закона (нормами ЖК РФ или ЖК РСФСР) необходимо руководствоваться, если решение органа государственной власти или органа местного самоуправления об изъятии жилого помещения принято до вступления Жилищного кодекса РФ в силу, а спор рассматривается после 1 марта 2005 года.

 

Если решение об изъятии было принято до 1 марта 2005 года, но не было реализовано, можно ли удовлетворять требования о принудительном выкупе после 1 марта 2005 года.

 

Определен ли в настоящее время порядок принятия решения федеральным законодательством.

 

При наличии нескольких собственников, в том числе несовершеннолетних, как должны быть распределены в решении суда средства (кто должен контролировать, чтобы деньги за собственность несовершеннолетнего были использованы на приобретение ему иной собственности).

 

За чей счет должен осуществляться выкуп жилого помещения в случае изъятия земельного участка для строительства инвестиционного жилья, часть которого передается для государственных или муниципальных нужд.

 

Частью 8 статьи 32 Жилищного кодекса РФ предусмотрено, что по соглашению с собственником жилого помещения ему может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену.

 

Как должны быть разрешены требования о прекращении права собственности и предоставлении нового жилья: а) по решению органа государственной власти, принятому до 1 марта 2005 года; б) по решению органа государственной власти, принятому после 1 марта 2005 года; в) при наличии права собственности у несовершеннолетних детей, законные представители которых возражают против предоставления жилого помещения.

 

Частью 1 статьи 35 Жилищного кодекса РФ предусмотрено, что в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

 

В случае предоставления бывшему члену семьи собственника срока сохранения права пользования жилым помещением требуется ли предъявление отдельного иска о его выселении на основании статьи 35 ЖК РФ.

 

В связи с указанием на то, что если гражданин в срок, установленный собственником жилого помещения, не освобождает жилое помещение, то он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда, предполагается ли обязательный досудебный порядок урегулирования спора и является ли его несоблюдение основанием к возврату заявления согласно пункту 1 части 1 статьи 135 ГПК РФ.

 

Частью 2 статьи 49 Жилищного кодекса РФ предусмотрено, что малоимущим гражданам, признанным по установленным данным кодексом основаниям нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, жилые помещения муниципального жилищного фонда по договорам социального найма предоставляются в установленном ЖК РФ порядке. Малоимущими гражданами в целях ЖК РФ являются граждане, если они признаны таковыми органом местного самоуправления в порядке, установленном законом соответствующего субъекта Российской Федерации, с учетом дохода, приходящегося на каждого члена семьи, и стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению.

 

Каким законодательством следует руководствоваться при решении вопроса об обязанности обеспечить жилыми помещениями лиц, которые были приняты на учет до 1 марта 2005 года и не являющихся малоимущими.

 

Сохраняется ли право на раздел жилья за лицами, заключившими договор социального найма до 1 марта 2005 года (из статьи 5 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" от 29.12.2004 года N 189-ФЗ нельзя сделать вывода о сохранении либо отсутствии этого права у указанных лиц).

 

Для замены нанимателя как способа изменения договора социального найма, в отличие от прежнего жилищного законодательства и статьи 672 Гражданского кодекса РФ, кроме согласия членов семьи, необходимо и согласие наймодателя (часть 2 статья 82 ЖК РФ).

Каковы основания и последствия отказа наймодателя в замене нанимателя.

Как соотносятся статья 82 Жилищного кодекса РФ и статья 672 Гражданского кодекса РФ, которая не предусматривает получение согласия наймодателя на замену нанимателя.

 

О распределении приоритетов между Гражданским кодексом РФ и Жилищным кодексом РФ (часть 8 статьи 5 Жилищного кодекса РФ устанавливает приоритет Жилищного кодекса РФ в регулировании жилищных отношений, однако основная часть норм кодекса являются гражданско-правовыми, а статья 3 Гражданского кодекса РФ устанавливает приоритет Гражданского кодекса в регулировании гражданских отношений).

 

Возможно ли изменение договора социального найма жилого помещения по требованию совершеннолетнего члена семьи нанимателя жилого помещения.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Кемеровского областного суда.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь