Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 мая 2006 г. N 33-2124/2006

 

Судья Алексеенко Л.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда в составе:

председательствующего Бояровой И.К.

судей Зинченко С.В., Шлейниковой И.П.

с участием прокурора Мяшиной 3.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании 24 мая 2006 г. дело по кассационному представлению ст. помощника прокурора Ленинградского района и кассационной жалобе К.Л.П. на решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 3 апреля 2006 г. которым в иске К.Л.П. к ГСУЗ "Калининградский областной онкологического диспансер" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, отказано.

Заслушав доклад судьи Бояровой И.К., объяснения и заключение прокурора Мяшиной З.А., поддержавшей доводы кассационного представления, объяснения К.Л.П., ее представителя П.С.А., возражения представителей ГСУЗ "Калининградский областной онкологический диспансер" Д.Д.А., Б.И.К., судебная коллегия

 

установила:

 

К.Л.П. обратилась в суд с иском о восстановлении на работе - медсестрой радиологического отделения Калининградского онкологического диспансера, заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, указывая, что с 2.07.2005 г. по 12.08.2005 г. находилась в очередном отпуске. 13.08.2005 г. обратилась с просьбой к старшей медсестре К.Ю.В. предоставить ей отпуск по семейным обстоятельствам без сохранения заработной платы по 31.08.2005 г. Просьба истицы была удовлетворена, при этом такое согласие ст. медсестра дала только после того, как медсестра С.М.М. согласилась отработать дежурства истицы. Истица вышла на работу 1 сентября 2005 г. Спустя полтора месяца администрация онкодиспансера потребовала от нее объяснительную по факту нахождения в неоплачиваемом отпуске, а 25.10.2005 г. главный врач издал приказ об увольнении К.Л.П. с работы за прогул. Истица считает, что отсутствие ее на работе - в отпуске, ошибочно расценено, как прогул, кроме того, администрацией диспансера пропущен срок для привлечения ее к дисциплинарной ответственности.

Судом было постановлено изложенное выше решение.

В кассационном представлении прокурор и истица кассационной жалобе просят решение суда отменить, полагая, что судом дана неверная оценка установленным по делу обстоятельствам.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене.

Как следует из материалов дела, отказывая в иске К.Л.П. о восстановлении на работе, суд пришел к выводу, что истица ушла в отпуск без сохранения заработной платы самовольно, не получив на это согласие от работодателя, при этом, бесспорных доказательств, подтверждающих устную договоренность об отпуске со старшей медсестрой, в судебном заседании не добыто. Между тем, с такими выводами суда судебная коллегия согласиться не может.

То обстоятельство, что К.Л.П. ушла в отпуск без сохранения заработной платы (с 13 по 31 августа 2005 г.), не получив на это согласия работодателя (в лице главного врача, наделенного полномочиями на принятие соответствующих решений и издание приказов), в нарушение требований ст. 128 ТК РФ, сомнений у судебной коллегии не вызывает. Вместе с тем, нахождение истицы в таком отпуске нельзя расценивать, как прогул, т.е. отсутствие на рабочем месте без уважительных причин. Как усматривается из материалов дела, истица, объясняя причину невыхода на работу с 13 августа 2005 г., в том числе и в объяснительной на имя главного врача от 21.10.2005 г., указывала на наличие договоренность со своим непосредственным руководителем - старшей медсестрой К.Л.П., о том, что 6 рабочих смен за нее отработает медсестра С.М.М., которая с 13 августа 2005 г. должна была находиться в отпуске. Такие объяснения К.Л.П. подтверждаются пояснениями самой С.М.М., подтвердившей в судебном заседании (будучи допрошенной как свидетель), что такая "замена" К.Л.П. была произведена с ведома и согласия старшей медсестры. Судебная коллегия не может согласиться с обоснованностью выводов суда об отсутствии доказательств наличия такой договоренности со старшей медсестрой. Так, в материалах дела представлен табель учета рабочего времени, из которого усматривается, что в период с 13 по 31 августа 2005 г. (период отсутствия К.Л.П. на работе) у нее проставлены рабочие дни, С.М.М. же напротив значится находившейся в отпуске. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что К.Л.П. знала о существовании указанной договоренности и чтобы скрыть ее от администрации диспансера в табель учета рабочего времени вносила сведения не соответствующие действительности. Ее объяснения в суде 1 инстанции, что о невыходе К.Л.П. на работу ей не было известно, являются несостоятельными, опровергаются указанным выше письменным доказательством, в связи с чем не могли быть приняты судом во внимание. Таким образом, хотя согласия от главного врача, как работодателя истицей получено не было, при этом, как усматривается из материалов дела, истица и не пыталась такое согласие получить, тем не менее, "невыход" ее на работу был согласован с непосредственным ее руководителем, (хотя и не полномочным принимать такие решения), и при такой ситуации, нельзя считать, что в действиях К.Л.П. имеет место невыход на работу без уважительных причин, т.е. прогул. Усмотрение судом наличия вмененного истице администрацией дисциплинарного проступка судебная коллегия находит ошибочным.

Кроме того, судом неверно определено начало течения срока привлечения К.Л.П. к дисциплинарной ответственности. Согласно ст. 193 ТК РФ дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня его обнаружения, при этом, днем обнаружения проступка, считается день, когда лицу, которому подчинен работник, стало известно о совершении проступка, независимо от того наделено ли оно правом наложения дисциплинарного взыскания. Невыход К. на работу являлся для ее непосредственного руководителя - старшей медсестры К.Л.П. очевидным, что подтверждается фактом сокрытия этого обстоятельства - указанием недостоверных сведений в табеле учета рабочего времени. При такой ситуации, срок привлечения к дисциплинарной ответственности следует исчислять с 13 августа 2005 г., при том, что сама К.Л.П. признала в судебном заседании, что уже 12 августа 2005 г. из телефонного звонка К.Л.П. ей стало известно, что истица на работу не выйдет и за нее будет работать С.М.М. На эти же обстоятельства, как на доказательства, подтверждающие неуважительность отсутствия К.Л.П. на работе, ссылалась в заседании судебной коллегии и представитель ответчика. Приказ о привлечении истицы к дисциплинарной ответственности - увольнению с работы был издан главным врачом 25 октября 2005 г., то есть за пределами срока привлечения к дисциплинарной ответственности. Что само по себе является самостоятельным основанием для признания необоснованным привлечения истицы к указанной ответственности, а ее увольнение незаконным. Учитывая изложенное, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене, в части требований о восстановлении К.Л.П. на работе и взыскании компенсации морального вреда с вынесением нового решения.

Из материалов дела усматривается, что в приказ об увольнении К.Л.П. <...> были внесены изменения, в части даты увольнения: с 1 ноября 2005 г. на 7 ноября 2005 г., ввиду нахождения ее на больничном. С учетом изложенных обстоятельств, судебная коллегия считает необходимым вынести решение, которым исковые требования К.Л.П. удовлетворить, восстановить ее на прежней работе медсестрой радиологического отделения Калининградского областного онкологического диспансера. В соответствии с требованиями ст. 394 ТК РФ, подлежат удовлетворению и требования истицы о компенсации ей морального вреда, однако, учитывая, обстоятельства, послужившие оснований к ее увольнению, размер такой компенсации определяется судебной коллегией в 500 руб.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. 361 п.п. 2 и 3, ст. 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 3 апреля 2006 г. отменить, вынести новое решение в части иска К.Л.П. о восстановлении на работе и компенсации морального вреда, которым восстановить К.Л.П. на прежней работе медсестрой радиологического отделения Калининградского онкологического диспансера с 7 ноября 2005 г., взыскать в ее пользу с Калининградского онкологического диспансера компенсацию морального вреда в размере 500 рублей. Решение в части восстановления на работе К.Л.П. подлежит немедленному исполнению. Дело в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь