Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

от 24 мая 2006 г. Дело N 44-Г-106/2006

Президиум Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                            Крутько Г.А.,

    членов президиума                               Худякова В.Н.,

                                                   Хрущелева В.В.,

                                                    Курченко В.Н.,

 

рассмотрев по надзорной жалобе ЗАО "Альфа-Моторс" дело по иску П. к ЗАО "Альфа-Моторс" о защите прав потребителя,

 

установил:

 

П. обратился в суд с иском к ЗАО "Альфа-Моторс" о расторжении договора купли-продажи автомобиля "Хендэ Санта Фе", возмещении понесенных им затрат на восстановление автомобиля в сумме 87889 рублей, взыскании неустойки в размере 1% от стоимости машины за каждый день просрочки исполнения требования о расторжении договора - начиная с 12.02.2004 по день вынесения решения, о компенсации морального вреда в сумме 25000 рублей. Также просил взыскать с ответчика штраф в доход бюджета за отказ в удовлетворении его требований в добровольном порядке.

Свои требования истец обосновал тем, что 27.09.2003 он купил у ответчика автомобиль "Хендэ Санта Фе", 2003 г. выпуска, за 939546 рублей. В период гарантийного срока (на 2500 км пробега) в ходовой части автомобиля стали возникать посторонние звуки. Он обратился к ответчику с требованием исправить недостатки. После проведения диагностики автомобиля ответчик сообщил ему, что с автомобилем все в порядке, его можно продолжать эксплуатировать. После чего он поставил ответчика в известность о предстоящей поездке в Казахстан и просил предоставить информацию о наличии в Казахстане официальных дилеров "Хендэ". Такая информация ему предоставлена не была. Во время движения по трассе в Казахстане на 3710 километре пробега автомобиль неожиданно потерял управление и въехал в снежный наст на обочине дороги. При осмотре автомобиля он обнаружил, что кусок "цапфы" в месте крепления рулевой тяги отломился, а стойка согнулась. На левой передней двери и левом крыле образовались вмятины, нарушилось лакокрасочное покрытие переднего бампера и декоративных накладок левого крыла и двери, поломался пластмассовый подкрылок защиты двигателя с левой стороны. После ДТП он позвонил ответчику и сообщил о случившемся. Ответчик сообщил, что необходимо доставить автомобиль в г. Екатеринбург. Он доставил автомобиль в ближайший сервисный центр, уплатив за транспортировку денежную сумму в казахских тенге, эквивалентную 21725 руб. 75 коп. После переговоров с ответчиком была достигнута договоренность о частичном восстановлении автомобиля, необходимом для его доставки в г. Екатеринбург. После этого он вернулся в Казахстан, расходы на проезд железнодорожным транспортом составили 1042 рубля. В Казахстане он обратился в ТОО "Астана-Астек" для диагностики и ремонта автомобиля, где ему выдали дефектовочный акт с перечнем повреждений, выявленных при осмотре автомобиля, а также с указанием необходимых работ и их стоимости. За выполненные ремонтные работы и необходимые детали он уплатил в рублевом эквиваленте соответственно суммы в размере 3076 руб. и 13945 руб. 78 коп. После этого он обратился в ТОО "Трансавто", которое также выполняло ряд работ на сумму 46401 руб. 68 коп. После произведенного ремонта он перегнал автомобиль в г. Екатеринбург и 18.11.2003 обратился к ответчику для проверки автомобиля, представил ему сломанную деталь "цапфу" и стойку автомобиля. 02.02.2004 был составлен акт осмотра "цапфы", в котором указано на неоднородность металла - наличие раковины. 04.02.2004 ответчик провел повторный осмотр цапфы и стойки, был составлен акт осмотра. 31.03.2004 он обратился к третьему лицу - ООО "Оками сервис" для исправления недостатка в автоматической системе блокировки сцепления колес с дорогой (АБС). Был заменен датчик АБС, стоимость датчика и работ - 2438 руб. 93 коп. и 262 руб. 06 коп. соответственно. ООО "Оками сервис" (официальный дилер изготовителя автомобиля) сообщило ему после обследования автомобиля, что люфт переднего колеса вне нормы, а при последующем ремонте выявили, что в ступице левого переднего колеса установлен неоригинальный подшипник японского производства, имеющий ширину меньшую, чем оригинальный подшипник ступицы. Эксплуатация автомобиля с таким подшипником запрещена. Его претензии о расторжении договора и возмещении убытков ответчик отказался удовлетворить.

Кроме того, истец указал, что ответчик предоставил ему ненадлежащую информацию о товаре: не предоставил информацию об обозначении стандартов, требованиям которых должен соответствовать автомобиль, информацию об изготовителе и месте его нахождения, сертификат. Также ответчик обязан был предоставить информацию о том, что в Казахстане нет официальных дилеров изготовителя автомобиля.

Ответчик иск не признал.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 08.04.2005 в удовлетворении исковых требований П. было отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 09.06.2005 решение было отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 29.11.2005, оставленным 02.02.2006 судом кассационной инстанции без изменения, исковые требования П. удовлетворены частично. Расторгнут договор купли-продажи автомобиля "Хендэ Санта Фе", 2003 г. выпуска, заключенный 27.09.2003 между ЗАО "Альфа-Моторс" и П. С ЗАО "Альфа-Моторс" взысканы в пользу П. стоимость автомобиля в размере 939546 рублей, убытки в сумме 87889 рублей, неустойка в размере 100000 рублей, расходы на оплату услуг эксперта в размере 6000 рублей, компенсация морального вреда в размере 5000 рублей, всего - 1138435 рублей. Также взысканы с ЗАО "Альфа-Моторс" в доход местного бюджета штраф в размере 569217 рублей 50 коп., в доход федерального бюджета - государственная пошлина в размере 9792 рублей 18 коп.

В надзорной жалобе ЗАО "Альфа-Моторс" просит решение суда и определение коллегии отменить, дело направить на новое рассмотрение. Указывает на то, что суд незаконно отказал ему в ходатайстве о назначении повторной комплексной экспертизы, для чего имелись основания не только по характеру повреждения автомобиля, но и в связи с незаконностью назначения и проведения комплексной экспертизы ООО "Независимая экспертиза" от 23.09.2005; это лишило его возможности доказать, что неисправности автомобиля возникли не в результате заводского брака, а по вине истца в результате ДТП.

Определением судьи Свердловского областного суда Худякова В.Н. возбуждено надзорное производство, дело передано для рассмотрения по существу в президиум Свердловского областного суда.

 

Заслушав доклад члена президиума Худякова В.Н., объяснения представителя ЗАО "Альфа-Моторс" Н., действующего по доверенности от 23.05.2006, поддержавшего надзорную жалобу, объяснения П. и его представителя Г., действующей по доверенности от 15.04.2004, полагавших судебные постановления законными, объяснения председателя Комитета по защите прав потребителей г. Екатеринбурга Артемьева А.Д., возражавшего против отмены решений по делу, президиум считает решение суда и определение судебной коллегии незаконными и подлежащими отмене по следующим основаниям.

Принимая решение об удовлетворении иска, суды первой и кассационной инстанций указали, что ответчик не доказал, что неисправности автомобиля возникли по вине истца в результате ДТП, а не из-за заводского брака.

Признавая, что имеющиеся у автомобиля технические повреждения (деформация передней левой амортизационной стойки, поломка защиты левого переднего крыла, повреждение чехла наконечника левой рулевой тяги, повреждения левого переднего крыла и двери, переднего бампера) не подтверждают факт внешнего ударного воздействия, в результате которого произошла бы поломка цапфы, суды сослались на следующие документы:

1. акты осмотра деталей автомобиля от 02.02.2004 и от 04.02.2004, указав, что они составлены работниками ответчика в присутствии истца; в них указаны недостатки "цапфы": на поверхности излома видна неоднородность металла - наличие раковины; конусное отверстие крепления наконечника имеет эллипсную форму со следами наклепа в нижней части;

2. заключение экспертизы ООО "Независимая экспертиза" от 23.09.2005, указав, что эксперты пришли к выводам о наличии конструктивных недостатков в поврежденной детали - несоответствия геометрических размеров пальца и цапфы, что привело к образованию овальности посадочного отверстия в теле цапфы, и низком качестве металла, из которого изготовлена проушина цапфы, - наличия крупных пор, несплошностей; эллипсообразность и следы наклепа конусного отверстия являются результатом биения в процессе эксплуатации, вызвавшего увеличение суммарной силы воздействия на проушину поворотной цапфы; увеличение суммарной силы воздействия на проушину в сочетании с высокой пористостью материала проушины явилось причиной разрушения цапфы, поэтому эксперты исключили удар, как причину образования повреждения, указывая на то, что характер повреждения проушины поворотной цапфы свидетельствует о длительном воздействии сравнительно небольшого усилия, в данном случае - обычного рабочего усилия, но в сочетании с биением в конусном соединении (наклеп на конусной поверхности). При этом суды сочли законным назначение и проведение экспертизы от 23.09.2005 и признали необоснованным ходатайство ответчика о назначении повторной комплексной экспертизы с привлечением эксперта-автотехника и эксперта-металловеда.

Как противоречащее этим доказательствам, суд не принял во внимание заключение автотехнической экспертизы от 11.03.2005 N 497-1849/19, проведенной экспертом Уральского Регионального Центра судебных экспертиз. Эксперт пришел к выводу о том, что причиной разрушения рычага поворотного кулака автомобиля является результат аварийной ударной величины около двенадцати тонн; заводской брак при изготовлении корпуса поворотного кулака не установлен; совокупность имеющихся повреждений характерна для ДТП, при котором происходило аварийное контактирование (удар) нижней левой передне-угловой части автомобиля (либо левого переднего колесного узла) с каким-либо препятствием.

Выводы суда сделаны с нарушением закона.

В соответствии с п. 1 ст. 18 Закона "О защите прав потребителей" потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы с возмещением убытков, причиненных ему вследствие продажи товара ненадлежащего качества. Поэтому истец вправе был заявлять такой иск.

Согласно п. 6 этой же статьи, в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец отвечает за недостатки товара, если докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения.

Поэтому в силу ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суды первой и кассационной инстанций правильно исходили из того, что именно на ответчике лежит бремя доказывания обстоятельств того, что недостатки товара возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

В этой связи в соответствии с ч. 2 ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд был обязан обеспечить ответчику возможность получить доказательство в виде повторного комплексного экспертного заключения для установления фактических обстоятельств дела и правильного применения законодательства.

Судом этого сделано не было.

Вывод судов об отсутствии оснований для назначения повторной комплексной экспертизы, со ссылкой на проведение ООО "Независимая экспертиза" экспертизы 23.09.2005 в установленном законом порядке, является ошибочным.

В соответствии со ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

В силу ст. 84 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации экспертиза проводится экспертами судебно-экспертных учреждений по поручению руководителей этих учреждений или иными экспертами, которым она поручена судом. Согласно ст. 41 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" в соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами. На судебно-экспертную деятельность указанных лиц распространяется действие статей 2, 4, 6 - 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего Федерального закона.

Из содержания указанных правовых норм следует, что суд может поручить проведение назначенной им экспертизы либо государственному судебно-экспертному учреждению, либо конкретным специалистам, назначенным судом в качестве экспертов. К такому выводу приводит и содержание ст. 25 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации": в заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены сведения о государственном судебно-экспертном учреждении или об эксперте, которым поручено производство судебной экспертизы.

Довод о том, что ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не называет судебно-экспертное учреждение государственным, в связи с чем проведение экспертизы может быть поручено и негосударственному судебно-экспертному учреждению, является ошибочным. В соответствии с параграфом 5 главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации учреждение является некоммерческой организацией (ст. 50, 120 Гражданского кодекса Российской Федерации), тогда как общество с ограниченной ответственностью является коммерческой организацией - хозяйственным обществом (ст. 50, 87 Гражданского кодекса Российской Федерации), которое в принципе не может быть учреждением, тем более судебно-экспертным. Кроме того, в отличие от государственных судебно-экспертных учреждений, образование и деятельность негосударственных судебно-экспертных учреждений законодательством не регламентированы, отсутствуют и требования к его руководителям и их участникам. Это исключает контроль со стороны суда при определении эксперта руководителем такой организации, что является недопустимым. Более того, получение и оценка заключения эксперта как доказательства в судопроизводстве должны быть едиными. В ст. 195 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации указано, что экспертиза проводится либо государственными судебно-экспертными учреждениями (государственными судебными экспертами), либо иными экспертами.

В нарушение указанных требований закона суд поручил проведение экспертизы экспертам ООО "Независимая экспертиза", которое не является государственным судебно-экспертным учреждением, а не конкретным экспертам Б. и М.

Кроме того, суд назначил проведение металловедческой экспертизы, перед которой поставил вопросы, выходящие за пределы, относящиеся к области металловедения. Согласно ст. 82 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации комплексная экспертиза назначается судом, если установление обстоятельств по делу требует одновременного проведения исследований с использованием различных областей знания или с использованием различных научных направлений в пределах одной области знания. Комплексная экспертиза поручается нескольким экспертам.

Фактически по инициативе экспертов была проведена комплексная экспертиза - автотехническая и металловедческая.

Более того, заключение экспертов ООО "Независимая экспертиза" не содержит общего вывода обоих экспертов и не подписано ими: каждый эксперт сделал свои выводы в исследовательской части по своему вопросу и подписал только свою исследовательскую часть со своими выводами.

Между тем в соответствии со ст. 82 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по результатам проведенных исследований эксперты обязаны сформулировать общий вывод об обстоятельствах, изложить его в заключении, которое подписывается всеми экспертами.

Фактически заключение комплексной экспертизы отсутствует.

Согласно ст. 8, 25 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. В заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены, в частности, сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы; содержание и результаты исследований с указанием примененных методов; оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам.

В нарушение этих положений Закона экспертные выводы экспертизы от 23.09.2005 не содержат обоснования со ссылкой на общепринятые научные и практические данные, в заключении отсутствуют ссылки на методическую литературу, которая использовалась экспертами.

Кроме того, фотоснимки указаны без масштаба, хотя это имеет важное значение для проверки судом правильности суждений о структуре и повреждениях металла, из которого изготовлена цапфа. Не указана на фотоснимках стрелками пористость и другие описания по тексту исследования. Экспертиза не содержит данных о возможности (невозможности) образования на поврежденной цапфе наклепов и т.п. от контакта со снежно-ледяной поверхностью при одновременном движении автомобиля в 1,5 - 2 метра.

В связи с возникшими вопросами 17.10.2005 ответчиком было заявлено ходатайство о вызове для допроса экспертов ООО "Независимая экспертиза". Судом данное ходатайство было удовлетворено, однако эксперты не были вызваны и допрошены в судебном заседании.

Неполнота экспертного исследования подтверждается ответом Б., проводившего автотехническое исследование, на уточняющий письменный вопрос суда. Причем этот ответ был положен судом в основу решения в качестве экспертного заключения, что незаконно, поскольку он таковым не является; данный ответ дан и без осмотра пальца рулевого привода.

Оставил суд без оценки экспертное заключение от 23.09.2005 на предмет объективности и заинтересованности Б., хотя Б. 25.07.2005 в частном порядке проводил коммерческое исследование за 7000 руб. по данным обстоятельствам дела по заявлению П. Нет в заключении и данных о Б. и М. как экспертах (образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность); приложена лишь карточка эксперта Б. Эти обстоятельства суд был обязан устанавливать до назначения экспертизы, если ее проведение поручается негосударственному судебно-экспертному учреждению.

Поэтому не основанным на законе является довод представителя истца Г. при надзорном рассмотрении дела о том, что неуказание в определении суда о назначении экспертизы конкретных фамилий экспертов значения не имеет.

Кроме того, судом установлено, что автомобиль истца получил повреждения - деформирована передняя левая амортизационная стойка, повреждены левое переднее крыло и дверь, поврежден передний бампер и декоративные накладки левого крыла и двери, произошла поломка пластмассового подкрылка защиты двигателя с левой стороны, отломлен сектор (кусок) от тела цапфы в месте крепления наконечника рулевой тяги переднего колеса, согнута левая передняя стойка, порван чехол наконечника левой рулевой тяги; были заменены передняя левая стойка, левая передняя (поворотная) цапфа с подшипником, левая рулевая тяга, левый рулевой наконечник с резиновым чехлом, левая защита переднего колеса и двигателя. Эти повреждения могли или не могли являться доказательством воздействия на автомобиль истца внешней силы, повлекшей разрушение цапфы. Ответ на этот вопрос мог дать только эксперт.

Поскольку экспертиза (от 23.09.2005) назначена и проведена с грубым нарушением закона, а необходимость проведения комплексной экспертизы признают как стороны, так и суд, у суда отсутствовали правовые основания для отказа в назначении повторной комплексной экспертизы.

В материалах дела имеются данные о том, что в марте 2004 г. истец проводил ремонт АВС (замена левого переднего датчика) автомобиля в ЗАО "Альфа Тех Сервис"; производилась и замена подшипника в ступице левого переднего колеса. Однако суд не выяснил, не являлись ли эти повреждения результатом ДТП, не могла ли с учетом и этих повреждений разрушиться цапфа в результате ДТП.

Кроме того, до назначения и проведения такой экспертизы суд был обязан установить обстоятельства ДТП и характер повреждений автомобиля в результате этого ДТП для правильных экспертных выводов.

Так, суду следовало установить дату и место ДТП с участием автомобиля истца в Казахстане, установить, были ли факт и обстоятельства ДТП зафиксированы органами Госавтоинспекции Казахстана. Суду следовало обязать стороны представить доказательства или оказать им содействие в получении административного дела (материала) по факту ДТП, если ДТП было зафиксировано. Установив, что имела место замена деталей после ДТП, суд был обязан потребовать от истца представить замененные детали для экспертной оценки либо в противном случае исходить из того, что в результате ДТП они полностью приведены в негодность и не подлежат восстановлению. Суд этого не сделал.

В нарушение требований ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд не поставил данные обстоятельства, имеющие юридическое значение, на обсуждение сторон, не установил их, необоснованно исключив их из предмета доказывания.

При отсутствии материалов ДТП суду следовало дать оценку объяснениям истца по обстоятельствам ДТП (машина потеряла управление и слетела с дорожного полотна; автомобиль совершал маневр в зоне ограничения скорости движения и сложной дорожной обстановки, автомобиль левой стороной защиты двигателя, бампера, низа крыла и двери уткнулся в бурт из снега и льда, прокатился около полутора - двух метров и остановился; составленная истцом схема ДТП и др.). Следовало оценить и возражения истца по поводу проведения экспертизы по образовавшимся повреждениям его автомобиля. Суд этого не сделал, но со ссылкой на экспертизу пришел к выводу о том, что по характеру повреждений сила внешнего удара автомобиля не могла разрушить цапфу, тогда как эксперты не видели самих повреждений автомобиля.

Не получил суд конкретных доказательств и по факту обращения П. к ответчику на предмет "шумов" до поездки в Казахстан. Нет в деле ни документа ответчика по такому обращению и осмотру автомобиля истца, не допрошены люди, осматривавшие автомобиль.

Ссылаясь на акты осмотра автомобиля от 02.02.2004 и от 04.02.2004 суд не проверил их достоверность: их ксерокопии не заверены, подлинники этих актов, согласно протоколу судебного заседания, судом не обозревались и не исследовались. Не допросил суд лиц, подписавших эти акты: С., Н., Х., хотя ответчик не признавал указанные в актах обстоятельства.

В соответствии с п. 1 ст. 18 Закона "О защите прав потребителей" потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, если оно не было оговорено продавцом, вправе, в частности, потребовать безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом либо вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы. По требованию продавца и за его счет потребитель должен возвратить товар с недостатками. При этом потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему вследствие продажи товара ненадлежащего качества. Убытки возмещаются в сроки, установленные настоящим Законом, для удовлетворения соответствующих требований потребителя.

Ответчик утверждает и утверждал, что после телефонного сообщения П. о ДТП ему разрешили либо произвести ремонт в дилерском сервисном центре автомобилей Хенде в Казахстане, либо доставить автомобиль в состоянии после ДТП в сервисный центр в ЗАО "Авто Тех Сервис". Таким образом, у истца была альтернатива: либо отремонтировать автомобиль и выставить ответчику счет за ремонт и причиненные убытки, либо возвратить автомобиль в состоянии после ДТП с возмещением причиненных этим происшествием убытков.

Истцом же заявлены требования как о возмещении ремонтных работ (замена поврежденной цапфы и связанные с этим убытки в виде устранения повреждений автомобиля от ДТП), так и о расторжении договора. Однако суд не установил, какие убытки понес истец, решив расторгнуть договор. В частности, суд не установил и в решении не указал, какие необходимые ремонтные работы мог и должен был произвести истец для доставки автомобиля ответчику, мог ли он произвести все произведенные ремонтные работы без согласования с ответчиком и не в сервисном центре, был ли согласован истцом ремонт автомобиля с ответчиком и в каком объеме (не допрошен по этому вопросу С., на которого ссылается истец), должен ли был истец в таком случае транспортировать автомобиль с помощью иных средств и требовать с ответчика понесенные за это убытки, кто несет риск ответственности за произведенный им ремонт.

Судом это не было сделано.

Допущенные судом нарушения закона являются существенными и в соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации влекут отмену решения суда.

Подлежит отмене и определение судебной коллегии, согласившейся с незаконным решением суда.

Дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе.

Руководствуясь статьями 386 - 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум

 

постановил:

 

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 29.11.2005 и определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 02.02.2006 отменить, дело направить на новое рассмотрение в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга в ином составе.

 

Председательствующий

КРУТЬКО Г.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь