Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА МАРТ - МАЙ 2006 ГОДА

 

Квалификация преступлений

 

Дело N 22-822

Усть-Вымского районного суда

 

В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Разбой считается оконченным с момента нападения.

 

Г. и Б. осуждены по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Описывая преступное деяние, суд указал, что Б. первая совершила нападение на Т., приставив к горлу нож, а предварительный сговор состоялся после того, как в комнату вошла Г. Об этом свидетельствуют совместные согласованные действия, направленные на завладение деньгами потерпевшего, они совместно требовали деньги, искали их, т.е. суд фактически признал совершение разбоя группой лиц.

Данный квалифицирующий признак исключен из приговора, поскольку предварительный сговор возможен лишь до начала выполнения объективной стороны.

Доказательств, свидетельствующих о том, что осужденные заранее договорились о нападении на потерпевшего и завладении его имуществом, не добыто, не указано об этом и в приговоре.

 

Дело N 22-954

Усть-Цилемского районного суда

 

В соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 29 от 27.12.2002 уголовная ответственность за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие чужого имущества совершает один из них.

Если другие участники в связи с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК РФ.

 

Р. и Д. осуждены за кражи чужого имущества.

При установленных судом обстоятельствах Д. и Р. договорились о совершении кражи бензопилы из дома потерпевшего Р., при этом распределили роли, согласно которым Д. остался во дворе дома следить за окружающей обстановкой с целью предупреждения Р. о возможной опасности, а Р. незаконно проник на веранду дома, откуда похитил бензопилу. После чего они вместе покинули место происшествия.

При таких обстоятельствах приговор в части признания осужденного Д. виновным и квалификации его действий по ст. 33 ч. 5, ст. 158 ч. 3 УК РФ за хищение бензопилы из дома Р. отменен с направлением на новое рассмотрение.

 

Дело N 22-1282

Усинского городского суда

 

Покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам.

 

К. осужден по ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 1 УК РФ.

Суд правильно установил обстоятельства причинения потерпевшему резаной раны лица, однако действия осужденного К. по ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 1 УК РФ квалифицировал без достаточных оснований.

В ходе предварительного следствия и в судебном заседании К. категорически отрицал умысел на убийство потерпевшего, а в своей явке с повинной и в признательных показаниях утверждал, что после конфликта с потерпевшим пошел за ножом, чтобы порезать потерпевшего, и когда потерпевший открыл дверь его квартиры, он нанес ему один удар в область лица, порезав щеку с правой стороны. После чего потерпевший убежал в комнату, закрыл за собой дверь, а затем через окно убежал из его квартиры, при этом он его не преследовал.

Согласно протоколу осмотра места происшествия на двери комнаты, в которую забежал потерпевший, ни запорных устройств, ни повреждений не зафиксировано.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что К. была нанесена резаная рана лица (на правой щеке), при этом отсутствие проникновения и уменьшение длины раны с 20 сантиметров при первичном обращении до 6 сантиметров при вторичном приеме к врачу через 8 дней свидетельствует о небольшой глубине раны и опровергает вывод суда о нанесении удара со значительной силой. Согласно этому же заключению данное телесное повреждение квалифицируется как причинившее легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья не свыше 21 дня.

Орудие преступления - кухонный нож ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного разбирательства не осматривался, и объективно его размеры нигде не отражены.

Обосновывая обвинение К. в покушении на убийство и беря за основу показания потерпевшего, данные им в ходе предварительного следствия в части того, что К. пытался нанести ему удар в жизненно важный орган - шею, а в дальнейшем, когда он закрылся в комнате, то К. ломился в нее и высказывал угрозы убийством, суд указал, что показания потерпевшего в этой части стабильны.

Вместе с тем, как видно из заявления и первоначальных показаний потерпевшего в ходе того же предварительного следствия, он не показывал о попытке нанесения ему удара в шею и о высказывании К. угроз убийством и лишь в дальнейшем при дополнительных допросах он стал показывать о том, что нож был направлен ему в горло и что когда К. пытался ворваться к нему в комнату, то кричал "все равно тебя порежу на куски". В ходе судебного разбирательства потерпевший отказался от своих показаний в этой части и вновь стал утверждать о нанесении ему удара в лицо и о том, что свои действия К. не сопровождал угрозами порезать и убить его.

Таким образом, выводы суда о том, что К. наносил удар со значительной силой в жизненно важный орган человека - в шею, высказывал в адрес потерпевшего угрозы убийством и не смог осуществить задуманное лишь благодаря активному сопротивлению со стороны потерпевшего и пресечению его действий со стороны лиц, находившихся в квартире, не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Более того, материалами дела установлено, что после случившегося К., осознавая, что потерпевший жив, каких-либо активных действий, направленных на лишение его жизни, не предпринимал, хотя имел такую возможность.

Поскольку по делу не установлено, что осужденный К. действовал с прямым умыслом на убийство потерпевшего, то он должен нести ответственность только за те последствия, которые реально наступили, то есть за умышленное причинение легкого вреда здоровью.

Приговор изменен, действия К. переквалифицированы со ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 1 УК РФ на ст. 115 ч. 1 УК РФ.

 

Дело N 22-1114

Эжвинского районного суда

 

П. осужден по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 316 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 9 годам лишения свободы.

Как видно из приговора, П. в группе лиц умышленно причинил тяжкий вред здоровью потерпевшей С., однако в ее убийстве не участвовал, но принял меры к сокрытию этого преступления, совершенного другим лицом.

Осуждая П. за данные действия, суд не учел, что он укрывал не только совершенное другим лицом убийство, но и свои действия в отношении потерпевшей, а поэтому был заинтересован в сокрытии обоих преступлений.

При таких обстоятельствах в действиях П. отсутствовал состав преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ.

Приговор в части осуждения П. по ст. 316 УК РФ отменен с прекращением дела в этой части на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

 

Процессуальные вопросы

 

Дело N 22-816

Сыктывкарского городского суда

 

В соответствии с требованиями ст. 381 ч. 1 УПК РФ основаниями отмены судебного решения являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

 

П. осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В судебном заседании П. не отрицал, что ранение М. причинил он, но заявил, что, защищаясь от нападения потерпевшего, пытался выхватить нож из его рук, но по инерции нож попал в область шеи.

В соответствии со ст. 74 ч. 2 п. 3 УПК РФ в качестве доказательств по уголовному делу допускаются и показания эксперта.

На основании ст. 80 ч. 2 УПК РФ показания эксперта - сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения в соответствии с требованиями ст. ст. 205 и 282 настоящего Кодекса.

Судом данные нормы уголовно-процессуального закона нарушены.

Как следует из протокола судебного заседания, после дачи П. показаний эксперт И., допрошенный судом в качестве свидетеля, подтвердил свое заключение, после чего ему были заданы вопросы, которые не были предметом экспертного исследования.

После чего в судебном заседании был проведен следственный эксперимент.

При проведении данного следственного действия присутствовал эксперт С.

По результатам проведенного следственного эксперимента эксперт С. дал показания, в которых категорически отверг версию П.

Суд, в нарушение ст. 282 УПК РФ, показания С. взял за основу вынесения приговора, указав в описательной части приговора, что "при тех обстоятельствах, которые продемонстрировал П., обнаруживается полное несоответствие направления раневого канала, его глубина расположению обуха лезвия ножа, которые были установлены заключением судебно-медицинской экспертизы трупа М.".

Однако эксперт С., как следует из протокола судебного заседания, не был ознакомлен с заключением судебно-медицинской экспертизы и судебно-медицинскую экспертизу не проводил.

Также суд не выполнил требований ст. 87 УПК РФ об оценке всех собранных по делу доказательств в их совокупности, когда никакие доказательства для суда не имеют заранее установленной силы.

При этом, как следует из приговора, суд оценивал каждое доказательство самостоятельно, вне их совокупности с другими доказательствами.

На момент проведения следственного эксперимента П. показал, как был нанесен удар, и эксперт И. в своих показаниях указал способ нанесения удара. Показаниям эксперта И. в части разъяснения своего заключения судом не дано никакой оценки и не указано в приговоре, по каким основаниям суд отдал предпочтение показаниям эксперта, не проводившего экспертизу.

Таким образом, допущенные судом нарушения явились основанием для отмены приговора.

 

Дело N 22-1039

Усинского городского суда

 

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным. По смыслу указанной статьи какие-либо разночтения не допускаются.

Ф. осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ на 7 (восемь) лет лишения свободы со штрафом 30 000 руб. в доход государства; по ст. 166 ч. 4 УК РФ - к 8 (семи) годам лишения свободы, на основании ст. ст. 69 ч. 2, 70 УК РФ - к 12 годам лишения свободы.

Этим же приговором осужден К.

Из приговора видно, что суд назначил Ф. по ст. 162 ч. 2 УК РФ наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет, однако прописью в скобках указал слово "ВОСЕМЬ". По ст. 166 ч. 4 УК РФ суд назначил Ф. наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет, однако в скобках прописью указал слово "СЕМЬ".

Таким образом, из резолютивной части приговора не ясно, к каким срокам лишения свободы приговорен Ф. за каждое преступление.

Приговор в отношении Ф. и К. отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

 

Аналогичное нарушение было допущено Усть-Куломским районным судом по делу N 22-793 (в отношении Т.).

 

Дело N АП-22-1245

Эжвинского районного суда

 

П. осужден по ст. 119 УК РФ.

В ходе дознания и при рассмотрении дела мировым судьей защиту прав и интересов П. осуществлял защитник Ш. Постановлением от 9 марта 2006 года заседание суда апелляционной инстанции было назначено на 21 марта 2006 года с участием того же защитника, которому было направлено соответствующее извещение.

В связи с уклонением потерпевшего и его законного представителя от явки в суд судебное заседание неоднократно откладывалось, о чем адвокат в известность не был поставлен и в судебных заседаниях не участвовал, в том числе и 29 марта 2006 года.

В соответствии со ст. 364 ч. 3 п. 4 УПК РФ в судебном заседании суда апелляционной инстанции участие защитника обязательно в случаях, указанных в ст. 51 УПК РФ, т.е., в частности, если не было отказа от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ.

Согласно протоколу судебного заседания П. от защитника не отказывался. В ином письменном виде отказ П. от защитника также не оформлялся.

Суд в нарушение требований ст. 51 ч. 3 УПК РФ не обеспечил участие адвоката в судебном заседании, тем самым нарушив право П. на защиту.

Допущенное судом нарушение уголовно-процессуального закона в соответствии со ст. 379 ч. 1 п. 2 УПК РФ повлекло отмену приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

 

Дело N 22-1355

Эжвинского районного суда

 

В соответствии с ч. 1 ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются существо предъявленного обвинения, обстоятельства дела, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения.

Приговор должен быть основан лишь на доказательствах, проверенных и оцененных в судебном заседании, при этом оценке подлежат все собранные доказательства, как подтверждающие выводы следствия, так и противоречащие им, с указанием, почему одни признаны достоверными, а другие отвергнуты.

 

Ш. оправдан по ст. 264 ч. 1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Сторона обвинения ссылалась на показания потерпевшего и заключение судебно-медицинского эксперта от 5 октября 2005 года как на доказательства виновности Ш. в нарушении им правил дорожного движения, повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека. Эти доказательства приведены в приговоре, но какой-либо оценки им не дано.

Заключение судебно-медицинской экспертизы, проведенной двумя экспертами 24 марта 2006 года, содержит иные, противоположные выводы о тяжести телесных повреждений, полученных потерпевшим в результате дорожно-транспортного происшествия, по сравнению с заключением эксперта от 5 октября 2005 года.

Суд не мотивировал в приговоре вывод о том, почему заключение от 5 октября 2005 года им отвергнуто, а достоверным признано заключение от 24 марта 2006 года.

Не дав полной оценки исследованным доказательствам, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда о виновности либо невиновности Ш.

Приговор отменен с направлением дела на новое рассмотрение.

 

Назначение наказания

 

Дело N 22-535

Сосногорского городского суда

 

В соответствии со ст. ст. 6, 60 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему уголовно-наказуемое деяние, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения, личности виновного.

Данные обстоятельства подлежат учету и при назначении наказания осужденному на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

 

Д. осужден к лишению свободы по ст. 158 ч. 1 УК РФ сроком на 1 год, по ст. 111 ч. 4 УК РФ сроком на 5 лет, по ст. 105 ч. 1 УК РФ сроком на 6 лет, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно определено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Решение о возможности исправления осужденного при назначении ему наказания в виде минимального размера санкций статей за особо тяжкие преступления принято без учета конкретных фактических обстоятельств. Суд не проанализировал должным образом ни мотив, ни способ совершения преступлений, не дал надлежащей оценки их общественной опасности, данным о личности виновного, иным значимым обстоятельствам.

Определяя размер наказания Д. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, суд также в должной мере не учел и не оценил совокупную опасность преступлений, по которым признал его виновным, часть из которых относится к особо тяжким.

Приговор в отношении Д. отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

 

Дело N 22-696

Вуктыльского городского суда

 

В соответствии со ст. 70 ч. 4 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Г., ранее судимый 26 декабря 2002 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, осужден по ст. ст. 161 ч. 1, 159 ч. 1, 69 ч. 2 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 74 ч. 5, 70 УК РФ отменено условное осуждение и окончательно к отбытию назначено три года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Суд при назначении наказания руководствовался ст. 70 УК РФ и в нарушение требований закона назначил наказание в виде лишения свободы сроком на три года.

Неотбытым наказанием при условном осуждении считается весь срок назначенного наказания.

Допущенное судом нарушение явилось основанием для отмены приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

 

Дело N 22-796

Удорского районного суда

 

Право давать показания по делу либо отказаться от дачи показаний и не свидетельствовать против самого себя закреплено в ст. 51 Конституции РФ.

Приговор в отношении К. изменен в связи с тем, что суд необоснованно учел при назначении наказания такие обстоятельства, как непризнание вины в совершении преступления, отсутствие раскаяния в содеянном. Указание на эти обстоятельства исключено из приговора.

 

Дело N 22-948

Воркутинского городского суда

 

Приговор в отношении Л. изменен, поскольку суд необоснованно не признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, явку с повинной Л., хотя и сослался на нее как на доказательство.

 

Аналогичное нарушение было допущено Воркутинским городским судом по делу N 22-1041 (в отношении Р. и П.).

 

Дело N 22-1005

Усть-Вымского районного суда

 

В соответствии со ст. 88 ч. 3 УК РФ обязательные работы несовершеннолетним назначаются на срок от 40 до 160 часов.

 

В нарушение требований закона суд назначил О. и Ч. наказание по ст. 115 ч. 1 УК РФ в виде обязательных работ сроком на 180 часов.

Приговор изменен в части снижения наказания О. и Ч. до 160 часов.

 

Дело N 22-738

Сыктывдинского районного суда

 

В соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступлений, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса и с учетом положений Общей части настоящего Кодекса. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

 

Д., ранее судимый, осужден по ст. ст. 158 ч. 3, ст. 158 ч. 2 п. "а, б", 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М., ранее не судимый, осужден по ст. ст. 158 ч. 3, 158 ч. 2 п. "а, б", 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Определяя вид и размер наказания М. и придя к выводу о необходимости назначения ему наказания только в виде реального лишения свободы, суд указал на его более активную роль в совершении ряда тяжких преступлений. Однако дело рассмотрено в особом порядке, доказательства, подтверждающие более активную роль М., судом не исследовались. В обвинительном заключении более активная роль М. не выделена и не обособлена.

М. ранее не судим, к административной ответственности не привлекался, участвовал в оплачиваемых общественных работах, зарекомендовал себя в целом удовлетворительно.

Приговор изменен, из его описательно-мотивировочной части исключено указание на более активную роль М. в совершении преступлений, назначенное М. наказание в виде 3 лет лишения свободы с учетом его поведения после совершения преступлений признано считать условным с испытательным сроком на 2 года.

 

Дело N 22-798

Княжпогостского районного суда

 

Г., ранее судимый, осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 7 годам лишения свободы.

Суд в приговоре указал, что учитывает характер и степень общественной опасности совершенного Г. преступления, признал отягчающим обстоятельством особо опасный рецидив преступлений, смягчающим обстоятельством - явку с повинной.

Также в приговоре указано, что учитывается тяжесть содеянного по совокупности приговоров и то, что осужденный по месту отбывания наказания характеризуется отрицательно.

Вместе с тем суд назначил Г. наказание, близкое к минимальному, предусмотренному санкцией ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Судом не были выполнены в полной мере требования ст. ст. 43, 60 УК РФ, а также ст. 297 УПК РФ, предусматривающей, что приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым.

В частности, суд не учел в должной степени, что ранее Г. был судим, в том числе за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, в период отбывания наказания допускал нарушения режима, обвиняется вновь в совершении особо тяжкого преступления, при особо опасном рецидиве преступлений, что является отягчающим наказание обстоятельством.

Неправильная оценка тяжести, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, конкретных обстоятельств дела, данных о личности осужденного, отягчающего и смягчающего наказание обстоятельств, повлекла за собой назначение явно несправедливого наказания вследствие мягкости, поэтому приговор отменен, дело направлено на новое судебное разбирательство.

 

Дело N 22-805

Ухтинского городского суда

 

Если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что он виновен еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, то правила ст. 69 ч. 5 УК РФ применены быть не могут. В таких случаях приговоры по первому и второму делу исполняются самостоятельно.

 

Ю., ранее судимый

- 31.08.2005 по ст. 158 ч. 2 п. "а", ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

07.04.2006 осужден по ст. 244 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ частично присоединено наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Этим же приговором осужден Э.

Из материалов уголовного дела следует, что Ю. по приговору от 31.08.2005 был осужден за кражу чужого имущества к условному наказанию. После вынесения этого приговора установлено, что он виновен еще и в другом преступлении, совершенном в период с 7 по 8 февраля 2005 года, т.е. до вынесения приговора по первому делу.

Назначение судом по второму приговору наказания Ю. по совокупности преступлений по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ является ошибочным, приговоры от 31 августа 2005 года и от 31 января 2006 года должны исполняться самостоятельно.

Приговор в отношении Ю. изменен, исключено осуждение по совокупности преступлений по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ.

 

Дело N 22-792

Усть-Куломского районного суда

 

Лицу, условно осужденному за тяжкое преступление к лишению свободы, в случае отмены такового, наказание надлежит отбывать в колонии общего режима.

 

К., ранее судимый 15.06.2005 по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года, осужден по ст. 158 ч. 2 п. "а", 74 ч. 5, 70 УК РФ, отменено условное осуждение и окончательно определено 3 года 1 месяц лишения свободы.

В нарушение ст. 58 ч. 1 п. "б" УК РФ местом отбывания наказания К. определена колония-поселение. Приговор в этой части изменен, К. назначена исправительная колония общего режима.

 

Дело N 22-808

Воркутинского городского суда

 

Согласно ст. 58 ч. 1 п. "а" УК РФ и п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 12.11.2001 N 14 "О практике назначения судами видом исправительных учреждений" отбывание лишения свободы в колониях-поселениях назначается лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы.

 

Я., ранее судимая 31.07.2003 (с учетом последующих изменений от 02.03.04) по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожденная 22.02.05, осуждена по ст. 161 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы в колонии-поселении.

Как следует из материалов дела, Я., будучи совершеннолетней, по приговору от 31.07.2003 была осуждена к лишению свободы и отбывала наказание в местах лишения свободы.

При изложенных обстоятельствах местом отбывания наказания осужденной должна быть назначена исправительная колония общего режима.

Приговор в этой части изменен.

 

Дело N 22-869

Сыктывкарского городского суда

 

В соответствии со ст. 60 ч. 3 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

При этом приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, может быть признан несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

М. осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ на 4 года лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года.

Мотивируя назначение данного наказания, суд указал положительную характеристику личности М., явку с повинной, признание вины и раскаяние, активное способствование следствию, принесение извинений потерпевшему.

Однако эти обстоятельства характеризуют только личность осужденного, его отношение к содеянному.

Вместе с тем суд установил в приговоре, что М. совершил тяжкое преступление при отсутствии признаков необходимой обороны или сильного душевного волнения, нанося удары обухом топора в область головы, рук, а также ногами в область тела потерпевшего, который не был причастен к краже вещей М., о чем последнему было известно.

При таких обстоятельствах неправильная оценка тяжести преступления, его общественной опасности повлекла за собой назначение М. явно несправедливого наказания вследствие его мягкости.

Приговор отменен с направлением дела на новое рассмотрение.

 

Аналогичное нарушение было допущено Сыктывкарским городским судом по делу N 22-911 (в отношении П.).

 

Дело N 22-872

Сыктывкарского городского суда

 

Н., ранее судимый, осужден по ст. 228 ч. 2 УК РФ на 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Как следует из материалов дела, 15.10.2003 Н. был осужден по ст. 330 ч. 2 УК РФ на 2 года лишения свободы. С учетом предварительного заключения 24.10.2003 был освобожден по отбытии срока наказания из учреждения ИЗ-17/1.

Таким образом, назначенное наказание в виде лишения свободы Н. в исправительном учреждении не отбывал, освободился по отбытии срока из следственного изолятора, поэтому в соответствии с правилами ст. 58 ч. 1 п. "б" УК РФ назначенное ему наказание должен отбывать в исправительной колонии общего режима.

Приговор в этой части изменен.

 

Дело N 22-910

Сыктывкарского городского суда

 

В соответствии с требованиями ст. 86 ч. 2 п. "в" УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым. В отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления средней тяжести, судимость погашается по истечении 3 лет после отбытия наказания.

 

Д., ранее судимый 28.04.1999 по ст. 222 ч. 1, 228 ч. 1, 69 УК РФ на 3 года 6 месяцев лишения свободы, освобожден по отбытии срока наказания 06.09.2002, осужден 07.03.2006 по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Как следует из текста приговора, Д. был осужден за незаконное приобретение, передачу, хранение огнестрельного оружия по признаку неоднократности.

Данный приговор подлежал пересмотру, и в настоящее время в связи с изменениями, внесенными ФЗ от 08.12.2003 в УК РФ, действия его подлежали квалификации по ст. 222 ч. 1 УК РФ с исключением квалифицирующего признака - неоднократность. Указанный состав преступления, как и ст. 228 ч. 1 УК РФ, в соответствии со ст. 15 УК РФ относятся к категории средней тяжести.

Из материалов дела следует, что Д. освободился из мест лишения свободы по отбытии срока наказания 6 сентября 2002 года, а преступление, за которое он осужден настоящим приговором, совершено им 16 сентября 2005 года.

Имеющаяся у Д. судимость от 1999 года по ст. 222 ч. 2, 228 ч. 1 УК РФ в силу ст. 86 УК РФ погашена, и, следовательно, все правовые последствия, связанные с наличием данной судимости, аннулированы.

Приговор от 07.03.2006 изменен, из его вводной части исключено указание на наличие у Д. судимости от 28.04.1999, исключено признание в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, рецидив преступлений, наказание снижено до 2 лет 6 месяцев лишения свободы в колонии-поселении.

 

Дело N 22-1128

Сыктывдинского районного суда

 

Несовершеннолетний Ш. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы.

При назначении наказания Ш. суд признал смягчающим наказание обстоятельством активное способствование раскрытию преступления. Отягчающих наказание обстоятельств не установлено.

Согласно ч. 6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы несовершеннолетним назначается на срок не свыше 10 лет. В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и при отсутствии отягчающих срок или размер наказания не могут превышать 3/4 максимального срока наказания, т.е. не более 7 лет 6 месяцев.

Приговор изменен со снижением наказания до 7 лет 6 месяцев.

 

Дело N 22-1126

Сыктывдинского районного суда

 

В соответствии со ст. 66 ч. 2 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ за оконченное преступление.

 

Б. осуждена по ст. 30 ч. 1 - 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ к 8 годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения к 9 годам лишения свободы.

Санкция ч. 3 ст. 228-1 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 20 лет.

Максимальное наказание, которое могло быть назначено Б. по ст. 30 ч. 1 - 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ, то есть за приготовление, составляет 10 лет лишения свободы с учетом правил, предусмотренных ст. 66 ч. 2 УК РФ.

В приговоре суд указал и учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Б., "активное способствование раскрытию преступлений", при этом обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено.

Таким образом, максимальное наказание, которое могло быть назначено с учетом требований ст. 62 УК РФ, составляет 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Суд назначил Б. наказание с превышением этих пределов.

Приговор в отношении Б. изменен со снижением наказания.

 

Вопросы по исполнению приговоров

 

Дело N М-22-633

Княжпогостского районного суда

 

В соответствии со ст. 79 УК РФ вывод суда об исправлении осужденного должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период нахождения в исправительном учреждении, а не за время, непосредственно предшествующее представлению об условно-досрочном освобождении.

 

Постановлением суда К. освобожден от отбывания наказания условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 2 дня.

К. был осужден по ст. 146 ч. 3 УК РФ. Начало срока его наказания - 24.06.1999, окончание срока наказания - 09.02.2007.

На основании ст. 113 УИК РФ, предусматривающей меры поощрения для осужденных к лишению свободы, в том числе и условно-досрочное освобождение от наказания, осужденный может быть представлен к условно-досрочному освобождению с учетом его поведения и отношения к труду.

Суд удовлетворил ходатайство К. и условно-досрочно освободил его от наказания, указав в постановлении, что осужденный за весь период отбывания наказания имеет 6 поощрений и 13 взысканий, характеризуется положительно, что свидетельствует о той степени исправления, которая бы свидетельствовала о том, что он не нуждается в дальнейшем отбывании наказания.

При этом должны получить надлежащую оценку все материалы, как поступившие в суд, так и содержащиеся в личном деле осужденного. За период отбывания наказания К. имеет 13 взысканий, последнее взыскание от 19.08.2004.

Данным обстоятельствам суд дал ненадлежащую оценку, придя к выводу, что К. не нуждается в дальнейшем отбывании наказания.

Постановление отменено с направлением материала на новое рассмотрение.

 

Аналогичное нарушение было допущено Княжпогостским районным судом по делу N М-22-671 (в отношении И.), Сыктывкарским городским судом по делу N М-22-925 (в отношении К.), Печорским городским судом по делу N М-22-971 (в отношении К.).

 

Дело N М-22-749

Усть-Вымского районного суда

 

В соответствии со ст. 116 ч. 1 УИК РФ злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания является отказ от работы или прекращение работы без уважительных причин.

 

Постановлением суда П., отбывающий наказание в колонии-поселении, переведен на прежний режим отбывания наказания - в исправительную колонию строгого режима.

Удовлетворяя представление администрации колонии, суд указал, что П. характеризуется с отрицательной стороны, 06.10.2005 не приступил к работе, за что был водворен в ШИЗО.

В материалах дела имеется заявление П. от 05.10.2005 о переводе его в другую колонию в связи с невозможностью администрации предоставить ему работу по состоянию здоровья.

При рассмотрении представления администрации судом исследовались медицинская карточка П., справка из медсанчасти от 15.09.2005 об ограничении работ, связанных с переохлаждением, сроком на 1 месяц. Однако судом не дано оценки указанным документам, суд не привел мотивы, по которым признал отказ от работы по неуважительным причинам.

Из имеющегося в материалах дела выписного эпикриза не представляется возможным сделать вывод о состоянии здоровья П. и опровергнуть доводы его жалобы об отказе от работы по уважительным причинам, поскольку данный эпикриз невозможно прочитать.

Постановление отменено с направлением материала на новое рассмотрение, поскольку суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы.

 

Дело N М-22-964

Сыктывкарского городского суда

 

В соответствии с требованиями ст. 74 УК РФ суд может постановить об отмене условного осуждения, если до истечения испытательного срока условно осужденный своим поведением доказал свое исправление.

Постановлением от 14.03.2006 М. отменено условное осуждение и снята судимость по приговору от 3 июня 2004 года.

Суд, отменяя условное осуждение М. и принимая решение о снятии судимости, пришел к выводу, что в период отбывания наказания М. возложенные судом обязанности не нарушал, регулярно являлся на регистрацию в инспекцию, по месту жительства и работы характеризуется положительно.

Принимая решение об отмене условного осуждения и снятии судимости, суд не учел, что выполнение условно осужденным возложенных судом обязанностей в соответствии со ст. 188 УИК РФ является обязательным условием отбытия условного осуждения.

Исходя из требований закона условно осужденный, ставя перед судом вопрос об отмене условного осуждения и снятии судимости, должен представить доказательства, подтверждающие, что он в период отбытия наказания доказал свое исправление и вел себя безупречно.

М. приговором от 03.06.2004 был осужден по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 2 года лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 3 года.

Из материалов следует, что характеристики на М. датированы 2003 - 2004 г.г., именно они учтены судом при постановлении приговора. М. осужден за совершение поджога автомашины, в период отбывания условного наказания не предпринял никаких мер к возмещению причиненного ущерба. Указанным обстоятельствам судом не дана никакая оценка. Кроме того, суд, принимая решение, что М. не нуждается в дальнейшем контроле со стороны уголовно-исполнительной инспекции, не указал в постановлении, по каким основаниям он пришел к выводу о необходимости снятия судимости.

Постановление отменено, материал направлен на новое рассмотрение.

 

Обжалование действий и решений суда и должностных лиц,

осуществляющих уголовное судопроизводство

 

Дело N М-22-917

Сыктывкарского городского суда

 

В соответствии со ст. 29 ч. 2 п. 5 УПК РФ суд правомочен принимать решения о производстве обыска в жилище.

Постановлением суда удовлетворено ходатайство следователя о производстве обыска в офисе ООО "К".

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает обращения с ходатайством о производстве обыска в помещении, в связи с чем постановление отменено с прекращением производства по материалу.

 

Дело N М-22-607

Сыктывкарского городского суда

 

Статья 125 УПК РФ регламентирует возможность и порядок обжалования действий (бездействий) только дознавателя, следователя и прокурора.

Постановлением суда от 31 января 2006 года отказано в удовлетворении жалобы Д. о признании незаконными действий сотрудников милиции - оперуполномоченных Ж. и Г. при производстве обыска 29 декабря 2004 г. в офисе Ассоциации "П".

Д. обжаловал действия оперуполномоченных, обжалование которых ст. 125 УПК РФ не предусмотрено.

Защиту своих интересов Д. мог осуществить путем подачи соответствующей жалобы прокурору, осуществляющему процессуальный контроль за ходом расследования уголовного дела и соблюдением уголовно-процессуального законодательства.

Постановление отменено с прекращением производства по делу, поскольку у суда не было оснований для рассмотрения жалобы по существу.

 

Аналогичное нарушение было допущено Усть-Вымским районным судом по делу N М-22-704 (в отношении Л.).

 

Дело N М-22-831

Усть-Вымского районного суда

 

В соответствии со ст. 125 УПК РФ в суд по месту производства предварительного расследования могут быть обжалованы постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Постановлением суда Л. отказано в удовлетворении его жалобы на постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела.

При рассмотрении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ судом установлено, что в ходе предварительного следствия при ознакомлении с материалами дела адвокат, представляющий интересы обвиняемого Л., заявил ходатайство о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления.

Постановлением следователя в удовлетворении ходатайства защитника отказано, и уголовное дело направлено в суд для рассмотрения.

Поскольку постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела не причинило ущерба правам обвиняемого и не затруднило его доступ к правосудию, у суда не было оснований для рассмотрения жалобы по существу.

Постановление суда отменено с прекращением производства по жалобе.

 

Аналогичное нарушение было допущено Сыктывкарским городским судом по делу N М-22-912 (в отношении О.).

 

Дело N М-22-1022

Сыктывкарского городского суда

 

В соответствии со ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, имеют лица, по уголовным делам которых был вынесен оправдательный приговор или уголовное преследование в отношении которых было прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения за отсутствием события преступления, отсутствием состава преступления, за непричастностью лица к совершению преступления и по некоторым другим основаниям.

Постановлением суда С. отказано в признании права на реабилитацию и возмещение имущественного вреда в виде сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи.

Как указал Конституционный Суд РФ в Определении от 16 февраля 2006 года N 19-О, ни в статье 133 УПК РФ, ни в других статьях УПК РФ не содержится положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, которое было оправдано по приговору суда или в отношении которого было вынесено постановление о прекращении уголовного преследования, на том лишь основании, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении другого преступления. По смыслу закона, в таких ситуациях суд, исходя из обстоятельств конкретного уголовного дела и руководствуясь принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина, может принять решение о возмещении вреда, причиненного в результате уголовного преследования, по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Данные требования закона судом не учтены при принятии решения, поэтому ссылка суда как на основание отказа в удовлетворении требований С. на осуждение его по ст. 115 ч. 2 УК РФ при прекращении дела по ст. 161 ч. 1 УК РФ в связи с отказом государственного обвинителя от предъявленного обвинения является необоснованной.

Постановление суда отменено с направлением материала на новое рассмотрение.

 

Рассмотрение ходатайств об избрании меры пресечения

и продлении сроков содержания под стражей

 

Дело N А-22-680

Воркутинского городского суда

 

Постановлением суда в отношении подозреваемого Э. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Суд пришел к выводу о необходимости избрания в отношении Э. меры пресечения в виде заключения под стражу потому, что подозреваемый может воспрепятствовать установлению истины по делу, скрыться от следствия и суда, совершить новое преступление. Арест был избран в качестве меры пресечения также и во исполнение приговора.

Однако представленные суду данные не просто не давали оснований для таких выводов, а полностью опровергали их.

Так Э., узнав, что им интересовались работники милиции, не только не предпринял попытки скрыться, а, наоборот, сам добровольно явился в милицию с повинной и так же добровольно подробно рассказал о совершенном преступлении. Более того, он добровольно выдал находившуюся у него дома компьютерную технику, с помощью которой и было совершено преступление. По представленным характеристикам подозреваемый характеризуется только с положительной стороны, имеет постоянное место жительства и проживает с родителями. Все эти факты не давали суду оснований для вывода о том, что подозреваемый может скрыться или каким-то образом воспрепятствовать установлению истины по делу.

По своему характеру преступление было совершено только благодаря домашней компьютерной технике. Однако вся эта техника выдана Э. работникам милиции, а это исключает возможность повторения изготовления на ней поддельных денег. Более того, согласно копиям протоколов допросов знания и навыки изготовления купюр с помощью компьютерных технологий у Э. отсутствовали, а поэтому большая часть работы проводилась другим человеком. При таких обстоятельствах вывод о том, что подозреваемый может совершить новое преступление, также ни на каких конкретных данных не основан.

В постановлении указано, что суд учел возраст подозреваемого, его семейное положение, состояние здоровья и характеризующие данные. Однако суд никоим образом не указал, почему все эти данные (молодой возраст, отсутствие жены и детей, наличие заболевания и положительные характеристики) требуют избрания меры пресечения именно в виде заключения под стражу.

При представленных органами предварительного расследования данных подлежала избранию более мягкая мера пресечения, чем заключение под стражу.

Поэтому постановление суда отменено, а поскольку избрание более мягких мер пресечения находится в компетенции следователя, то производство по данному материалу прекращено.

 

Дело N А-22-773

Ухтинского городского суда

 

Постановлением суда от 21 февраля 2006 года А., <...> г.р., обвиняемому по ст. 161 ч. 2 п. "а, в" УК РФ, в продлении срока содержания под стражей до 3 месяцев отказано.

20 февраля 2006 года следователь обратился в суд с ходатайством о продлении срока содержания А. под стражей, который, как и срок предварительного расследования, истекал 4 марта 2006 года, для составления обвинительного заключения и направления дела в суд с тем, чтобы судья имел возможность принимать решения, в том числе и по дальнейшему применению меры пресечения в виде заключения под стражей, на судебных стадиях производства по делу.

Отказывая в удовлетворении ходатайства следователя о продлении А. срока содержания под стражей, суд в своем решении указал, что поскольку срок предварительного следствия на период после 4 марта 2006 года не продлен, а в материале отсутствуют данные об утверждении прокурором обвинительного заключения, то у суда нет законных оснований для продления срока содержания обвиняемого под стражей сверх срока предварительного следствия по делу.

Данный вывод суда является неверным, поскольку в соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 года у суда имеются законные основания для решения вопроса о продлении срока содержания обвиняемого под стражей на досудебной стадии уголовного судопроизводства, для того чтобы судья имел возможность принять решение, в том числе и о наличии или отсутствии оснований для дальнейшего применения заключения под стражу, уже на судебных стадиях производства по делу, поскольку к моменту направления дела в суд этот срок может истечь или оказаться недостаточным для принятия судом решений в стадии подготовки к судебному заседанию.

Отсутствие обвинительного заключения на данной стадии не является основанием отказа в удовлетворении ходатайства, поскольку у органов следствия для его составления имелся достаточный срок.

Таким образом, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, что явилось безусловным основанием отмены постановления с прекращением производства по материалу.

 

Дело N А-22-879

Печорского городского суда

 

В соответствии со ст. 110 УПК РФ мера пресечения изменяется на более строгую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст. ст. 97 и 99 УПК РФ.

 

Постановлением суда от 3 марта 2006 года Ч. мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении изменена на заключение под стражу.

Основания, указанные судом при принятии решения в обоснование необходимости изменения Ч. меры пресечения, в виде возможности последнего оказать давление на свидетелей и воспрепятствовать проведению следствия, объективно представленными материалами не подтверждены. К аналогичному выводу приходил суд и при принятии решения об отказе в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения Ч. в виде заключения под стражу 28.12.2005 при предъявленном обвинении ему по эпизоду от 16.10.2005 по ст. 33 ч. 3 - 158 ч. 1 УК РФ.

Новых достаточных оснований после этого решения, свидетельствующих о возможности Ч. скрыться или принятии им мер по противодействию следствию, суду не представлено. Материалом подтверждена только причастность Ч. к совершению преступления.

Таким образом, исследованный материал свидетельствует о том, что подписка о невыезде и надлежащем поведении, избранная в отношении Ч., состоящая в соответствии с требованиями ст. 102 УПК РФ в письменном обязательстве его как обвиняемого не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения следователя, в назначенный срок являться по вызовам или иным путем не препятствовать производству по уголовному делу, обвиняемым не нарушалась.

Эпизоды обвинения, по которым Ч. предъявлено обвинение по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ, соответствуют периоду до 16.10.2005, по которому ему было предъявлено обвинение по ст. 33 ч. 3 - 158 ч. 1 УК РФ.

Постановление отменено с прекращением производства по делу и освобождением Ч. из-под стражи.

 

Аналогичное нарушение было допущено Вуктыльским городским судом по делу N А-22-988 (в отношении С.).

 

Дело N А-22-991

Сыктывкарского городского суда

 

В соответствии со ст. 108 УПК РФ заключение под стражу может быть избрано подозреваемому или обвиняемому в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2 лет, при невозможности применения к ним иной, более мягкой меры пресечения.

При этом в постановлении судом должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых принято решение и учтены требования, предусмотренные ст. 99 УПК РФ, то есть, помимо тяжести преступления, подлежат оценке данные о личности обвиняемого, его возрасте, состоянии здоровья, семейном положении, роде занятий и т.д.

 

Постановлением суда П., ранее не судимому, обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Судом требования уголовно-процессуального закона по делу в полной мере выполнены не были.

В представленных суду материалах не имеется данных, которые позволили бы полагать о невозможности применения к П. более мягкой меры пресечения, чем заключение под стражу. Ссылки в судебном решении на однократное привлечение его к административной ответственности в 2005 году, на иные данные о личности обвиняемого об этом не свидетельствуют. П. ранее к уголовной ответственности не привлекался, имеет постоянное место жительства и работы, болеет бронхиальной астмой средней степени тяжести.

Изложенное свидетельствует о необоснованности выводов суда об отсутствии по делу оснований для избрания П., несмотря на тяжесть предъявленного обвинения, более мягкой меры пресечения.

Постановление отменено с прекращением производства по делу, П. освобожден из-под стражи.

 

Гражданский иск

 

Дело N 22-616

Прилузского районного суда

 

Приговором от 2 февраля 2006 года О. и В., ранее не судимые, осуждены по ст. 158 ч. 2 п. "а, в" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев с возложением на этот период определенных обязанностей.

Этим же приговором осужден П.

Взыскано с О. и В. солидарно в пользу Б. 5000 рублей.

Гражданский иск потерпевшего Б., заявленный в ходе судебного разбирательства о возмещении материального ущерба, судом был разрешен в нарушение действующих норм уголовно-процессуального и гражданского законодательства.

Решение о признании Б. гражданским истцом в соответствии с требованиями ст. 44 УПК РФ судом не оформлено, не были соблюдены требования ст. 54 УПК РФ о необходимости привлечения осужденных в качестве гражданских ответчиков.

Разрешая заявление Б. о возмещении ущерба и взыскивая его с О. и В., суд не учел, что преступление ими было совершено в соучастии с П., а на основании ст. 1080 ГК РФ лица, причинившие вред совместно, отвечают перед потерпевшим солидарно.

При изложенных обстоятельствах решение суда о взыскании ущерба с осужденных О. и В. постановлено с нарушением их прав.

Кроме того, описательно-мотивировочная часть приговора в нарушение п. 10 ч. 1 ст. 299, ст. 307 УПК РФ не содержит обоснования принятого решения по заявленному Б. иску.

Приговор в части взыскания с О. и В. солидарно в пользу Б. 5000 рублей отменен, вопрос о размере гражданского иска Б. передан на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь