Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР

от 31 мая 2006 г. N 01-19/309

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ

КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 2005 ГОДУ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, СОВЕРШЕННЫХ ЛИЦАМИ, ЯВИВШИМИСЯ С ПОВИННОЙ

 

Обобщение судебной практики подготовлено по заданию заместителя Председателя Верховного Суда РФ от 05.04.2006 N ОСП-6.

 

На изучение судебной практики из 18 районных (городских) судов Кемеровской области поступило 52 уголовных дела в отношении 55 лиц, явившихся с повинной. В обобщении также использована кассационная и надзорная практика Кемеровского областного суда за 2005 год.

 

Из числа изученных уголовных дел явка с повинной принесена в связи с совершением:

тайного хищения - 24 лицами;

грабежа - 4 лицами;

присвоения или растраты - 1 лицом;

разбоя - 2 лицами;

причинения смерти по неосторожности - 3 лицами;

умышленного причинения тяжкого вреда здоровью - 3 лицами;

изнасилования - 1 лицом;

насильственных действий сексуального характера - 3 лицами;

убийства - 14 лицами.

 

Основные данные о личности лица, явившегося с повинной

 

 

 всего 
осуждено

не     
работали
и не   
учились

употреб-
ляли    
спиртное,
наркотики

ранее
судимы

  имеют  
иждивенцев

мужчины          

   36  

   22  

    30  

  22 

    11   

женщины          

    9  

    8  

     6  

   4 

     2   

несовершеннолетние

   10  

    7  

     5  

   6 

     -   

 

Общие данные о назначении наказания лицам,

явившимся с повинной

 

 часть,
 статья
 УК РФ 

лишение
свободы
 до 1 
  года

лишение
свободы
 до 2 
  лет 

лишение
свободы
 до 3 
  лет 

лишение
свободы
до 5  
 лет  

лишение
свободы
более 5
  лет 

   с  
примен.
ст. 73
  УК  

   с  
примен.
ст. 64
  УК  

ч. 1
ст. 158

   5  

   -  

   -  

   -  

   -  

   2  

   -  

ч. 2
ст. 158

   7  

   5  

   2  

   -  

   -  

   4  

   -  

ч. 3
ст. 158

   -  

   4  

   1  

   -  

   -  

   1  

   -  

ч. 3
ст. 160

   -  

   -  

   1  

   -  

   -  

   1  

   -  

ч. 1
ст. 161

   -  

   1  

   -  

   -  

   -  

   -  

   -  

ч. 2
ст. 161

   -  

   1  

   2  

   -  

   -  

   1  

   -  

ч. 3
ст. 162

   -  

   -  

   -  

   1  

   -  

   -  

   -  

ч. 4
ст. 162

   -  

   -  

   -  

   -  

   1  

   -  

   1  

ч. 1
ст. 109

   2  

   1  

   -  

   -  

   -  

   1  

   -  

ч. 1
ст. 131

   -  

   -  

   1  

   -  

   -  

   1  

   -  

ч. 2
ст. 132

   -  

   -  

   -  

   2  

   1  

   -  

   -  

ч. 4
ст. 111

   -  

   -  

   -  

   2  

   1  

   -  

   1  

ч. 1
ст. 105

   -  

   -  

   1  

   1  

  12  

   -  

   1  

Всего  

  14  

  12  

   8  

   6  

  15  

  11  

   3  

 

Явка с повинной - обращение лица в компетентные органы с заявлением о совершенном преступлении, признании своей вины и с намерением передать себя в руки правосудия. Сообщение лица о совершенном им преступлении может быть как в устной, так и в письменной форме. Основным его признаком является повинность, т.е. правдивое и полное сообщение лица о факте совершения преступления и его причастности к этому деянию. Основным моментом, определяющим правовую природу явки с повинной, является не способ обращения лица в правоохранительные органы, а его стремление оказать помощь в раскрытии преступления, искупить свою вину посредством сообщения информации о совершенном преступлении.

В соответствии с ч. 2 ст. 142 УПК РФ заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном ч. 3 ст. 141 УПК РФ.

Изучение уголовных дел показывает, что чаще всего заявления о явке с повинной осуществляются в устной форме и заявляются непосредственно органам, осуществляющим предварительное следствие. В случае поступления в компетентный орган устного заявления о явке с повинной, устанавливается личность явившегося и составляется протокол явки с повинной. Протокол явки с повинной составляется и тогда, когда устное заявление о явке с повинной сделано при производстве следственного действия по другому делу.

В судебной практике встречаются ситуации, когда лицо принимает решение сообщить о совершенном им деянии по телефону и вызывает милицию непосредственно на место преступления. Есть мнение, что заявление о явке с повинной не может быть сделано по телефону или путем использования иных средств связи, поскольку, чтобы явка с повинной имела место, лицо должно непосредственно (воочию) обратиться к дознавателю, следователю, руководителю или члену следственной группы, начальнику следственного отдела или прокурору с письменным или устным заявлением о явке с повинной.

Данная позиция судами области не разделяется. В качестве примера приведем уголовное дело в отношении К., осужденного приговором Кировского районного суда г. Кемерово от 21.09.05 по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Суд установил, что 16.06.05 в ночное время К. совершил умышленное убийство Медведева. После чего со своего сотового телефона позвонил в дежурную часть милиции, сообщил о совершенном им убийстве и вызвал наряд милиции, приезд которого ожидал непосредственно на месте преступления.

Протокол явки К. с повинной составлен не был, отсутствует в материалах дела и письменное заявление от К. о совершении им убийства. Тем не менее, явка с повинной указана органами предварительного следствия в качестве смягчающего обстоятельства в обвинительном заключении. И сторона защиты, и сторона обвинения в судебных прениях просили суд признать устное заявление по телефону в милицию в качестве явки К. с повинной.

Решая вопрос о виде и размере наказания К., суд в приговоре указал, что признает сообщение К. в милицию о совершенном им убийстве явкой с повинной, т.е. обстоятельством, смягчающим его наказание.

От уголовно-процессуального понятия "явка с повинной" следует отличать чистосердечное раскаяние, а также показания, сделанные подозреваемым на допросах после его задержания в порядке ст. 92 УПК РФ, в которых он признал свою вину. С другой стороны, нельзя согласиться с мнением о том, что несоответствие сообщения о совершенном преступлении установленной процессуальной форме исключает возможность признания данного сообщения в качестве явки с повинной. Не может служить основанием для отказа в признании наличия по делу явки с повинной тот факт, что письменное сообщение лица о совершенном им преступлении указывается заявителем, к примеру, как "чистосердечное признание" либо "заявление".

То же касается и протокола явки с повинной. С одной стороны, протокол явки с повинной - это уголовно-процессуальный документ (форма закрепления повода и основания для начала уголовного процесса), в котором фиксируется устное заявление о явке с повинной (содержащаяся в заявлении информация). При составлении данного документа должны быть соблюдены все требования к бланку протокола, установленные приложением N 3 к ст. 476 УПК РФ. Протокол должен содержать следующие сведения:

1) должность, классный чин или звание, фамилия и инициалы лица, составившего протокол;

2) ссылка на статью (ст. 142 УПК РФ), в соответствии с которой протокол составлен;

3) время (день, час, минуты) и орган, которому поступило заявление о явке с повинной;

4) анкетные данные явившегося с повинной: фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, гражданство, место жительства, работы или учебы, паспортные данные;

5) подробное изложение события, о котором он сообщает: когда, где, что явившимся с повинной сделано и каковы, по его мнению, наступившие последствия.

С другой стороны, составление протокола явки с повинной с нарушениями требований УПК РФ не может служить основанием для не признания по делу явки лица с повинной, поскольку это является грубым нарушением прав и законных интересов лица, явившегося с повинной.

Так, Постановлением Президиума от 26.12.05 изменен приговор Киселевского городского суда от 13.01.04 и кассационное определение судебной коллегии от 04.03.04 в отношении Б.А.: снижено наказание с 7 лет лишения свободы до 6 лет лишения свободы.

При назначении наказания суд учел, помимо характера и степени общественной опасности совершенного преступления, также данные о личности Б.А. и смягчающие обстоятельства: признание вины и раскаяние; положительные характеристики; наличие на иждивении матери-инвалида 2-й группы; что ранее к уголовной ответственности не привлекался; неправильное (аморальное) поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления.

Однако при назначении наказания суд не учел явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления, в соответствии с требованиями п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, указав, что расценивает "явку с повинной" как свидетельство раскаяния, и что она не соответствует требованиям явки с повинной и не может быть расценена в смысле п. "и" ст. 61 УК РФ. При этом суд не обосновал, каким именно требованиям и в чем не соответствует явка с повинной Б.А..

Между тем, из протокола явки с повинной, составленного ст. следователем прокуратуры г. Киселевска, следует, что 15.08.03 в 11.00 часов Б.А. добровольно явился в 1-й отдел Киселевского ГОВД и сообщил о совершенном им преступлении. Данный протокол Б.А. подписан.

Отсутствие в протоколе явки с повинной подписи следователя не может служить основанием для отказа в признании явки с повинной смягчающим обстоятельством, предусмотренным п. "и" ч 1 ст. 61 УК РФ, поскольку сам факт явки с повинной установлен и подтверждается показаниями осужденного и свидетеля П.Ж., данными в судебном заседании, из которых видно, что Б.А. пришел с повинной в милицию 15.08.03, узнав о смерти потерпевшего, наступившей 13.08.05. Данные показания в судебном заседании никем не опровергнуты.

При таких обстоятельствах суд необоснованно не принял явку с повинной Б.А. в качестве смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, поскольку она соответствует требованиям ст. 142 УПК РФ, и вследствие этого назначил чрезмерно суровое наказание.

Тем не менее, нарушения, допущенные при составлении протокола явки с повинной, могут поставить под сомнение факт добровольности обращения лица в правоохранительные органы.

Так, около 80% изученных уголовных дел содержат протоколы явки с повинной. В материалах данных уголовных дел, в большинстве случаев, наряду с протоколами явки с повинной, имеются и протоколы задержания лица, датированные тем же числом, что и явка с повинной. При этом в протоколах явки с повинной, зачастую, отсутствует время принятия устного заявления, в связи с чем не ясно, добровольно ли лицо явилось в правоохранительные органы, либо предварительно было задержано и под давлением улик вынуждено было признаться в совершенном им преступном деянии.

 

Во всех ли случаях суды, разрешая дела указанной категории, признают явкой с повинной добровольное заявление лица о совершенном им преступлении? Учитывают ли суды разъяснения, содержащиеся в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.99 "О практике назначения судами уголовного наказания", о необходимости проверки факта добровольности заявления лица о совершенном им преступлении?

Признавая либо не признавая наличие в деле явки с повинной, всегда ли суды мотивируют свое решение в приговоре? По всем ли делам наличие заявления или протокола о явке с повинной получает оценку суда? Имеют ли место случаи, когда суд не согласился с позицией стороны обвинения и не признал наличия в деле явки с повинной. Каковы основания принятого по этому вопросу решения?

 

Явка с повинной всегда носит исключительно добровольный характер. При этом добровольность означает, что лицо имело реальную возможность не являться с повинной, но, тем не менее, предпочло сообщить органам уголовной юстиции о содеянном, а также, что лицо принимает соответствующее решение самостоятельно, а не под воздействием непреодолимого внешнего принуждения.

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ, если по делу, возбужденному по факту совершенного преступления, лицо, его совершившее, не установлено, добровольное заявление или сообщение лица о содеянном им должно рассматриваться как явка с повинной. Как явку с повинной следует рассматривать также заявление лица, привлеченного к уголовной ответственности, о совершенных им иных преступлениях, неизвестных органам расследования.

При решении вопроса о том, имело ли место такое смягчающее обстоятельство, предусмотренное п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, как явка с повинной, судам необходимо проверять, являлось ли заявление, поданное в органы расследования, или сообщение (в любой форме) о преступлении, сделанное должностному лицу органа расследования, добровольным и не связано ли это с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого и подтвердило свое участие в совершении преступления.

Следует отметить, что нет единства мнений относительно возможности признания явки с повинной добровольной, когда о явившемся известно органам предварительного расследования как о лице, совершившем преступление. Ряд правоприменителей считает, что добровольная явка с повинной выступает основанием для смягчения уголовного наказания только в том случае, если органу, расследующему дело, на этот момент не было известно лицо, совершившее преступление. Согласно другой точки зрения, для признания явки с повинной добровольной не имеет никакого правового значения тот факт, что о лице, явившемся с повинной, было известно органу, расследующему уголовное дело, как о непосредственном лице, совершившем расследуемое им преступление.

По нашему мнению, не может рассматриваться как добровольная явка с повинной сообщение в правоохранительные органы, когда виновный разоблачен, и ему об этом известно, когда лицо, совершившее преступление, вынуждено дать признательные показания в силу того, что его причастность к преступлению доказывается собранными по делу материалами. Оформление явки с повинной показаний, данных лицом после предъявления изобличающих его доказательств, недопустимо.

Данная позиция согласуется, в частности, с положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" от 10.02.2000, в котором отмечается, что не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о даче взятки или коммерческом подкупе стало известно органам власти.

При ознакомлении с материалами уголовного дела П.З., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 131 УК РФ, защитником заявлено ходатайство о назначении предварительного слушания для исключения из числа доказательств по делу явки обвиняемого с повинной.

Уголовное дело в отношении П.З. возбуждено 19.05.05 на основании заявления потерпевшей от 17.05.05. Явка П.З. с повинной оформлена 17.05.05, т.е. до возбуждения уголовного дела.

Ходатайство об исключении протокола явки с повинной из числа доказательств мотивировано тем, что, по мнению защитника, П.З. вынужден был написать явку с повинной, поскольку со стороны сотрудников милиции к нему применялось физическое насилие, при этом факт применения к П.З. физического насилия подтверждается заключением СМЭ, заявлением П.З. на имя Гурьевского межрайонного прокурора от 19.05.05 о применении к нему сотрудниками милиции неправомерных действий.

Постановлением судьи Гурьевского городского суда от 08.08.05 в удовлетворении заявленного ходатайства об исключении из числа доказательств протокола явки П.З. с повинной отказано.

Так, суд установил, что протокол явки с повинной оформлен в соответствии с требованиями норм УПК РФ. Из объяснительной П.З. на имя Гурьевского межрайонного прокурора от 17.05.05, т.е. в день составления протокола о явке с повинной, видно, что никаких жалоб на действия сотрудников милиции П.З. не высказывал. По заявлению П.З. от 19.05.05 проведена проверка, в результате которой установлено, что телесные повреждения были причинены П.З. 16.05.05 во время драки с неустановленными лицами кавказской национальности. В возбуждении уголовного дела по заявлению П.З. в отношении сотрудника ОВД, оформившего явку с повинной, отказано.

Таким образом, суд признал явку П.З. с повинной добровольной.

Из приговора от 16.09.05 следует, что суд учел протокол явки с повинной в качестве доказательства вины П.З. в инкриминируемом ему деянии. При этом в числе смягчающих наказание обстоятельств явка с повинной в приговоре не указана и, следовательно, не учтена при назначении наказания (однако отметим, что П.З. назначено минимальное наказание, предусмотренное санкцией ч. 1 ст. 131 УК РФ - в виде 3 лет лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ - условно с испытательным сроком 2 года).

В приведенном примере факт добровольности явки с повинной устанавливался судом в связи с оспариванием стороной защиты и подсудимым допустимости в качестве доказательства протокола явки с повинной. В иных случаях исследование данного вопроса прослеживается по изученным делам из протоколов судебного заседания.

К примеру, согласно приговору Заводского районного суда г. Кемерово от 19.10.05 в отношении И. явка с повинной по двум эпизодам хищения учтена судом в качестве смягчающего обстоятельства. По трем другим эпизодам явка с повинной И. не приносилась.

Из протокола судебного заседания следует, что в ходе рассмотрения дела суд установил, по каким конкретно эпизодам И. принесена явка с повинной, оглашены протоколы явки И. с повинной. После чего суд выяснил вопрос о том, действительно ли И. обращался с повинной в правоохранительные органы, и заявление о совершенных им хищениях сделал добровольно.

Материалы уголовного дела в отношении Ч.В., осужденного приговором Прокопьевского районного суда 17.05.05 по ч. 1 ст. 105 УК РФ, содержат заявление Ч.В. о совершенном им преступлении, написанное им собственноручно. Из протокола судебного заседания следует, что суд установил добровольный характер явки подсудимого с повинной, протокол содержит ответы на вопросы суда, по какой причине Ч.В. была написана явка с повинной, и было ли до его явки в милицию достоверно известно, что данное преступление совершил именно Ч.В..

В материалах дела в отношении О., осужденного приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда 08.06.05 по ч. 1 ст. 105 УК РФ, имеется протокол явки О. с повинной. В обвинительном заключении явка с повинной, тем не менее, в качестве смягчающего обстоятельства не указана. Из протокола судебного заседания следует, что по ходатайству государственного обвинителя судом оглашен протокол явки О. с повинной. После его оглашения судом выяснялся вопрос о добровольности заявления О., который пояснил, что хотя он и не сам пришел в милицию, а был задержан, тем не менее, заявление написал сразу же и добровольно. В судебных прениях как сторона защиты, так и сторона обвинения факт добровольности явки с повинной не оспорили, просили признать явку в качестве смягчающего обстоятельства, с чем суд согласился.

В подобной ситуации Беловский районный суд не признал явку Ч.Г. с повинной смягчающим обстоятельством (приговор от 23.05.03).

Протокол явки Ч.Г. с повинной по факту убийства составлен 22.02.05 в 13 часов 10 минут. Время задержания Ч.Г. в качестве подозреваемого в протоколе задержания также от 22.02.05 указано - 22 часа 00 минут. Однако в судебном заседании Ч.Г. пояснил, что после совершения убийства пришел домой и лег спать, в милицию решил пойти на следующий день, т.к. был не в состоянии сделать это сразу (находился в алкогольном опьянении). Утром за ним пришли работники милиции, Ч.Г. был задержан, и сразу после этого добровольно заявил о совершенном им убийстве.

Государственный обвинитель в прениях просил суд не учитывать явку с повинной, указав, что Ч.Г. полностью признал вину, однако явка с повинной в данном случае отсутствует, поскольку сотрудники милиции оформили явку с повинной лишь потому, что Ч.Г. давал признательные показания уже при задержании. Аналогичную позицию, согласно протоколу судебного заседания, занял и защитник, указавший в прениях, что формально явки с повинной в данном случае нет.

При решении вопроса о виде и размере наказания суд учел в качестве смягчающих обстоятельств признание подсудимым вины и искреннее раскаяние в содеянном, а также активное способствование раскрытию преступления. Явка с повинной судом не учтена.

Следует все же отметить, что в тех случаях, когда факт явки с повинной сторонами не оспаривается, суды области зачастую формально относятся к требованию о необходимости проверки добровольности заявления лица о совершенном им преступлении.

В большинстве случаев явка с повинной в приговоре учитывается в качестве смягчающего наказание обстоятельства без мотивировки суда о подтверждении в судебном заседании факта ее добровольности. Из протоколов судебных заседаний также не всегда прослеживается, что судами данный вопрос исследуется надлежащим образом. При этом по целому ряду уголовных дел добровольность обращения лица в правоохранительные органы с сообщением о совершенном им преступлении вызывает сомнения.

К примеру, приговором Березовского городского суда от 19.10.05 Федорова осуждена за совершение тайного хищения чужого имущества.

Из материалов дела усматривается, что уголовное дело возбуждено 19.07.05 в связи с заявлением потерпевшего С.Д. о хищении его имущества неизвестными ему лицами. Из справок оперуполномоченных, датированных 19.07.05, следует, что к данному хищению причастна Федорова. В тот же день согласно ориентировке и рапорту сотрудников ГОВД Федорова была задержана на остановке общественного транспорта и доставлена в дежурную часть ГОВД. Протокол задержания Федоровой по подозрению в совершении преступления в материалах дела отсутствует.

Также 19.07.05 произведена выемка сотового телефона, принадлежащего потерпевшему С.Д., у матери Федоровой, допрошены свидетели, изобличающие Федорову, Федоровой избрана подписка о невыезде и надлежащем поведении. Кроме того, 19.07.05 Федорова была допрошена в качестве подозреваемой в совершении данного хищения, и причастность к хищению она отрицала.

29.07.05 проведена очная ставка между подозреваемой Федоровой и свидетелем, показания которого изобличали Федорову в хищении.

Протокол же о явке Федоровой с повинной датирован лишь 23.08.05.

Таким образом, из материалов дела можно сделать вывод, что явка с повинной принесена Федоровой после ее задержания по подозрению в совершении хищения, и под давлением уличающих ее доказательств.

Приговором Топкинского городского суда от 05.12.05 Козловский признан виновным по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ. При назначении наказания суд учел в качестве смягчающих обстоятельств, в том числе, явки с повинной по обоим эпизодам преступлений.

В материалах дела имеются два протокола явки с повинной Козловского, которые, как следует из протокола судебного заседания и приговора, были оглашены в судебном заседании.

Из материалов дела также усматривается, что уголовные дела по факту кражи (N 783207) и факту грабежа (N 783294) в процессе их расследования были объединены в одно производство.

Материалы уголовного дела, возбужденного по факту кражи, свидетельствуют о том, что подозрения в причастности Козловского к совершению кражи возникли у органов предварительного следствия до принесения им явки с повинной.

Так, в материалах дела имеется постановление об изъятии и о передаче уголовного дела, датированное 14.09.05, из которого следует, что в производстве следователя имеется уголовное дело N 783207 (т.е. по факту кражи), по которому в совершении преступления подозревается Козловский.

Кроме того, в деле имеется справка от 22.09.05 экспертно-криминалистического центра ГУВД о результатах проверки по картотеке следов рук, в соответствии с которой установлено совпадение следа руки, изъятого при осмотре места происшествия (с двух оконных рам со следами взлома), с отпечатком ладони Козловского, согласно его дактилокарте.

Далее, 05.10.05 Козловский был допрошен в качестве подозреваемого по факту кражи, дал признательные показания. И только после этого, а именно, на следующий день после допроса в качестве подозреваемого, т.е. 06.10.05, как следует из протокола явки с повинной, Козловский сообщил о совершенной им краже.

Следует также отметить, что в порядке ст. 92 УПК РФ Козловский действительно не задерживался. Однако из материалов дела можно сделать вывод об отсутствии необходимости задержания Козловского, поскольку с 07.08.05 Козловский содержался под стражей в связи с обвинением в совершении еще одного преступления, и приговором от 13.09.05 Козловский осужден к реальному лишению свободы. Задержание же лица предполагает под собой меру процессуального принуждения в виде кратковременного содержания лица под стражей.

Вопрос о необходимости установления добровольного характера явки лица с повинной находится в прямой связи с проблемой мотивированности судебного решения.

Мотивировка решения о признании либо непризнании наличия в деле явки с повинной не всегда находит отражение в приговоре. Как правило, такая мотивировка содержится только в тех случаях, когда явка лица с повинной оспаривалась стороной участником процесса. Хотя даже и в этих случаях районные (городские) суды редко приводят в приговоре мотивы признания либо непризнания явки с повинной.

Случаи, когда суд не согласился с позицией стороны обвинения и не признал наличия в деле явки с повинной, единичны. Поскольку приговоры не содержат мотивов принятого судом решения, сделать вывод о том, основано ли данное решение на каких-либо объективных данных, либо судом допущена ошибка технического характера, либо суд вообще никак не оценил данное обстоятельство, установить сложно.

Обобщение судебной практики показывает, что, к сожалению, не во всех случаях (по изученным делам и кассационной/надзорной практике) можно дать утвердительный ответ на вопрос: по всем ли делам наличие заявления или протокола о явке с повинной получает оценку суда? Имеют место случаи, когда суды оставляли без внимания наличие по делу заявления или протокола о явке с повинной.

К примеру, приговором Топкинского городского суда от 27.07.05 Гордиенко признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ - по 10 эпизодам, ч. 1 ст. 174-1 УК РФ - по 2 эпизодам, и осуждена по ч. 3 ст. 160 УК РФ (по 10 эпизодам) к лишению свободы, по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ по первому эпизоду - к штрафу, в размере 2500 рублей, по ч. 1 ст. 174-1 УК РФ по второму эпизоду - к штрафу, в размере 3000 рублей.

Окончательно Гордиенко назначено наказание по ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 3 лет лишения свободы и штрафа в размере 5000 рублей. С применением ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 2 года. На основании ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа исполнять самостоятельно.

При принятии решения относительно вида и размера наказания суд исходил из того, что отягчающих наказание обстоятельств по делу не установлено. В качестве смягчающих обстоятельств суд учел чистосердечное признание вины Гордиенко, молодой возраст подсудимой, положительные характеристики личности, а также то, что на ее иждивении находится малолетний ребенок.

При определении размера штрафа (из приговора видно, что он назначен в минимальном размере) суд исходил также и из имущественного положения Гордиенко и ее семьи.

Однако совершенно без внимания суд оставил смягчающие обстоятельства, указанные в обвинительном заключении, а именно - явки с повинной и активное способствование раскрытию преступления. Из протокола судебного заседания также следует, что и защитник и государственный обвинитель просили суд учесть явку с повинной Гордиенко в качестве смягчающих обстоятельств.

Почему суд не учел данное обстоятельство, из приговора не видно, из материалов дела также не следует, что явка с повинной Гордиенко не являлась бы добровольной. Причем следует отметить, что по данному делу именно явки с повинной Гордиенко послужили основанием для возбуждения уголовного дела.

 

Имеют ли место в судебной практике случаи, когда как явка с повинной расценивается признание лицом своего участия в совершении преступления, сделанное им после задержания по подозрению в совершении этого преступления?

Признается ли судами явкой с повинной заявление лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, о своем участии в других преступлениях, в совершении которых он не подозревался органами предварительного следствия?

 

Обобщение уголовных дел показало, что в судебной практике имеют место случаи, когда как явка с повинной расценивалось признание лицом своего участия в совершении преступления, сделанное им после задержания по подозрению в совершении этого преступления. Однако во всех этих случаях первоначально факт явки с повинной устанавливался органами предварительного следствия (составлялся протокол явки с повинной, явка с повинной указывалась в обвинительном заключении в качестве смягчающего обстоятельства), а суд, учитывая явку с повинной в приговоре, фактически соглашался с данной позицией стороны обвинения.

В качестве примера приведем уголовное дело О., осужденного приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда 08.06.05 по ч. 1 ст. 105 УК.

Протокол явки О. с повинной, протокол задержания и протокол допроса О. в качестве подозреваемого датированы одним и тем же числом - 04.12.04. При этом, если в протоколе задержания и протоколе допроса О. имеется указание на время проведения следственных действий, то в протоколе явки с повинной время его составления не указано, из чего нельзя сделать вывод, до либо после задержания и допроса О. принята явка с повинной. В судебном заседании О. пояснил, что не сам пришел в милицию, а был задержан, заявление написал сразу же после задержания.

Установив обстоятельства задержания и составления протокола явки О. (уже будучи задержанного по подозрению в убийстве) с повинной, суд, тем не менее, признал явку с повинной в качестве смягчающего обстоятельства.

Судам не следует забывать о положениях, закрепленных в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике назначения судами уголовного наказания", в соответствии с которыми при решении вопроса о том, имело ли место такое смягчающее обстоятельство, как явка с повинной, судам необходимо проверять, не связано ли это с тем, что лицо было задержано в качестве подозреваемого и подтвердило свое участие в совершении преступления.

Пленум также разъяснил, что как явку с повинной следует рассматривать также заявление лица, привлеченного к уголовной ответственности, о совершенных им иных преступлениях, неизвестных органам расследования.

По нашему мнению, под преступлением, неизвестным органам расследования, здесь следует подразумевать не только деяние, о котором отсутствуют сведения как о событии преступления, но и преступление, в причастности к которому данное лицо не подозревалось.

Анализ поступивших на обобщение многоэпизодных уголовных дел показывает, что сообщение лица, привлеченного в качестве подозреваемого либо обвиняемого в совершении одного преступления, о совершении им иных преступлений, в причастности к которым он не подозревался, оформляется органами предварительного следствия протоколом явки с повинной, и впоследствии признается судом в качестве смягчающего обстоятельства.

Однако возникает вопрос: должен ли суд по собственной инициативе устанавливать факт явки с повинной при наличии в материалах дела письменных заявлений (объяснений) лица о совершенном преступлении, если из материалов дела видно, что следствие до поступления заявления не располагало какими-либо сведениями о лице, совершившем данное преступление, однако протокол явки с повинной не оформлялся?

К примеру, Феоктистов приговором Ленинского районного суда г. Кемерово от 01.12.05 осужден по пяти эпизодам краж (от 09.05.05, 14.05.05, 19.05.05, 20.05.05 и 21.05.05). В материалах дела имеются три протокола явки с повинной Феоктистова по эпизодам от 09.05.05, 14.05.05 и 21.05.05.

По двум другим эпизодам протоколы явки с повинной отсутствуют. Однако в материалах дела содержатся два заявления на имя начальника Ленинского РОВД г. Кемерово и прокурора Ленинского района г. Кемерово, написанные Феоктистовым собственноручно, о совершении им краж чужого имущества 19.05.05 и 20.05.05, т.е. по тем двум эпизодам, по которым органами предварительного следствия явка с повинной не установлена.

Из справки оперуполномоченного от 23.05.05 следует, что Феоктистов задержан по подозрению в совершении кражи от 19.05.05. Однако в материалах дела отсутствует протокол задержания Феоктистова.

Материалы уголовного дела не содержат каких-либо данных, изобличающих Феоктистова в совершении указанных эпизодов краж, на основании которых можно было бы сделать вывод, что следствие, до явки с повинной Феоктистова по трем эпизодам и собственноручно написанных им заявлений по двум другим эпизодам, обладало сведениями о причастности Феоктистова к совершению данных преступлений.

Тем не менее, суд не обсуждал вопрос о признании письменных заявлений Феоктистова в качестве явки с повинной, поскольку ни стороной обвинения, ни стороной защиты и подсудимым данный вопрос перед судом поставлен не был.

По нашему мнению, в данном случае никаких нарушений норм закона судом не допущено, поскольку у суда не имелось достаточных оснований полагать о нарушении прав и законных интересов привлеченного к уголовной ответственности лица.

Определенный интерес представляет позиция суда при решении вопроса о размере наказания по многоэпизодному делу в случае, когда по одним эпизодам обвиняемым принесены явки с повинной, а по другим нет. Приведем некоторые примеры аналогичных дел:

Феоктистов (как отмечено выше - приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 01.12.05) осужден по эпизоду тайного хищения имущества и четырем эпизодам тайного хищения чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину, по трем из которых в материалах дела имеются протоколы явки с повинной, что учтено судом при решении вопроса о наказании. Наказание же по каждому из четырех эпизодов квалифицированной кражи назначено одинаковое - 2 года лишения свободы.

Приговором Заводского районного суда г. Кемерово от 19.10.05 И. осужден по пяти эпизодам тайного хищения чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину. По двум эпизодам от 08.05.05 И. принесены явки с повинной. Суд учел явки с повинной в качестве смягчающего наказание обстоятельства. При этом наказание по этим эпизодам назначено в виде 1 года 3 месяцев лишения свободы, в то время как по остальным эпизодам наказание назначено в виде 1 года лишения свободы.

С одной стороны, никаких нарушений в указанных случаях судами при назначении наказания не допущено. С другой стороны, признание судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства явки лица с повинной должно носить не формальный, а действительно поощрительный характер. Лицо, совершившее противоправное деяние, должно четко осознавать, что явка с повинной - это не одно из доказательств его причастности к преступлению, а волевой акт, который обязательно будет оценен судом как обстоятельство, существенно влияющее на размер наказания в сторону его смягчения.

 

Во всех ли случаях суды, признавая наличие явки подсудимого с повинной, учитывают это в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, и назначают такому лицу наказание в пределах, установленных ст. 62 УК РФ?

 

По изученным уголовным делам можно сделать вывод о том, что судами области при признании судом наличия явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств соблюдаются требования ст. 62 УК РФ о назначении не более 3/4 от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания. Однако кассационная и надзорная практика Кемеровского областного суда свидетельствует и о наличии судебных ошибок.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 01.03.05 изменен приговор Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 22.11.04 в отношении Ш. в части снижения наказания с 6 лет 7 месяцев лишения свободы до 6 лет лишения свободы.

Признав Ш. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, суд при назначении наказания не установил отягчающих ответственность обстоятельств и признал в качестве смягчающего ответственность обстоятельства явку с повинной, однако в нарушение положений ст. 62 УК РФ назначил наказание более 3/4 максимального срока наказания, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Постановлением президиума Кемеровского областного суда от 20.06.05 изменен приговор Анжеро-Судженского городского суда от 21.12.04 и кассационное определение судебной коллегии от 15.03.05 в отношении Б.Б., поскольку судом при назначении наказания Б.Б. неправильно применен уголовный закон.

Из материалов дела усматривается, что Б.Б. 16.10.04 была написана явка с повинной, что относится к обстоятельствам, смягчающим наказание, предусмотренным п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Назначая наказание осужденному Б.Б. в виде 12 лет лишения свободы, суд учел явку с повинной, признание вины, раскаяние в содеянном, удовлетворительную характеристику, поведение потерпевшей.

Однако судом не учтены требования ст. 62 УК РФ о том, что при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств, срок наказания не может превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ.

Санкция статьи, по которой осужден Б.Б., предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком 15 лет. Судом отягчающих обстоятельств не установлено (хотя в действиях Б.Б. наличествует рецидив преступлений, суд данное обстоятельство отягчающим не признал, не вправе его учитывать таковым и суд кассационной либо надзорной инстанции, поскольку это ухудшает положение осужденного). Следовательно, Б.Б. не могло быть назначено наказание более 11 лет 3 месяцев лишения свободы.

В ряде случаев суды, назначая наказание с учетом правил ст. 62 УК РФ, без внимания оставляли особенности рассмотрения уголовного дела в порядке главы 40 (особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением), а также особенности уголовной ответственности несовершеннолетних.

По нашему мнению, в подобных ситуациях следует исходить не из максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией статьи, а из максимального размера наказания, которое может быть назначено судом при рассмотрении дела в особом порядке принятия судебного решения, а также в отношении несовершеннолетнего.

К примеру, судебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда изменен приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 27.09.04 в отношении Ф. в части снижения наказания.

Суд, рассматривая дело в отношении Ф. с применением особого порядка принятия судебного решения, при назначении наказания не учел требования п. 7 ст. 316 УПК РФ, в соответствии с которым наказание за каждое преступление не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение преступления, и требования ст. 62 УК РФ, в соответствии с которой, при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. "и" и "к" ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса.

Санкция ч. 3 ст. 158 УК РФ предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 6 лет. Как видно из материалов дела, по эпизодам от 22.03.04; 25.03.04; 28.03.04; 02.04.04; 04.04.04; 17.04.04; 18.04.04; 19.04.04; 22.04.04; 23.04.04; 24.04.04 по ч. 3 ст. 158 УК РФ имели место явки с повинной, а потому наказание по вышеприведенным эпизодам должно назначаться с учетом правил ч. 7 ст. 316 УПК и ст. 62 УК РФ.

3/4 от 2/3 максимального размера наказания, предусмотренного ч. 3 ст. 158 УК РФ, составляет 3 года лишения свободы. Таким образом, наказание по данным эпизодам не может превышать 3 лет лишения свободы и должно быть снижено.

Аналогично, по эпизодам от 03.04.04 по ч. 1 ст. 158 УК РФ; 06.04.04 по ч. 1 ст. 159 УК РФ также в материалах дела имеются явки с повинной, а потому наказание также должно назначаться с учетом правил ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ст. 62 УК РФ. Максимальный размер наказания по ч. 1 ст. 158 УК РФ и ч. 1 ст. 159 УК РФ составляет 2 года лишения свободы. Соответственно 3/4 от 2/3 максимального размера наказания за данные преступления не может превышать 1 года лишения свободы, что не учтено судом 1-й инстанции.

Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда 18.01.05 изменила приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 25.11.04 в отношении А..

По мнению судебной коллегии, судом при назначении А. наказания не учтены требования ст. 62 УК РФ.

Так, из материалов дела видно, что по 10 кражам, кроме кражи от 07.04.04, имели место явки с повинной, о чем свидетельствуют имеющиеся в материалах дела протоколы явок с повинной, которые были приняты органами следствия. Данное обстоятельство суд не учел.

Кроме того, дело в отношении А. рассмотрено в особом порядке, в связи с чем коллегия указала, что за каждое из 10 преступлений, по которым А. был осужден, кроме кражи от 07.04.04, наказание по ч. 3 ст. 158 УК РФ подлежит снижению до 3 лет лишения свободы, а также подлежит снижению и наказание по совокупности преступлений.

Приведем также пример из судебной практики, когда судом не учтены требования ст. 62 УК РФ при назначении наказания несовершеннолетнему. И хотя в данном случае речь идет о факте активного способствования раскрытию преступления, тем не менее, правила назначения наказания те же, что и при наличии явки с повинной.

14.04.05 судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда изменила приговор Междуреченского городского суда от 03.03.05 в отношении несовершеннолетнего Хворова.

Коллегия указала, что суд учел все имеющиеся смягчающие обстоятельства, но не учел того, что в данном случае к Хворову должно быть применено правило ст. 62 УК РФ, согласно которому, при наличии факта активного способствования раскрытию преступления, предусмотренного п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, срок или размер наказания не могут превышать 3/4 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ.

Наказание в виде лишения свободы несовершеннолетним осужденным, совершившим в возрасте до 16 лет особо тяжкое преступление, к которому в соответствии со ст. 15 УК РФ относится и убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК РФ, назначается на срок не свыше 10 лет (ч. 6 ст. 88 УК РФ). 3/4 этого максимального срока лишения свободы за убийство, назначаемого несовершеннолетним данной категории, составляют 7 лет 6 месяцев лишения свободы. Таким образом, срок наказания, назначенного судом несовершеннолетнему Хворову, подлежит снижению с 9 лет до 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

Имеются ли в судебной практике случаи, когда явкой с повинной признаются действия подозреваемого, который после его задержания (ареста) активно способствовал раскрытию преступления?

Учитывается ли при этом судами то обстоятельство, что активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников и розыск имущества, добытого в результате преступления, является самостоятельным основанием для смягчения наказания в соответствии с пунктом "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ?

 

Судами области учитывается, что правила, изложенные в ст. 62 УК РФ, могут применяться судами при наличии либо одного, либо нескольких из перечисленных в пунктах "и" и "к" ст. 61 УК РФ смягчающих обстоятельств, и при условии отсутствия отягчающих обстоятельств, перечисленных в ст. 63 УК РФ.

Понятия "явка с повинной" и "активное способствование раскрытию преступления" по смыслу очень близки. Осуществляя уголовно-правовое регулирование явки с повинной, законодатель стремится, прежде всего, к склонению виновного к самообнаружению и добровольному устранению (смягчению) вредных последствий содеянного с тем, чтобы сократить силы и средства на раскрытие преступления и изобличение виновного, и, в конечном итоге, к сокращению уровня латентной преступности и нераскрытых преступлений. Основным моментом, определяющим правовую природу явки с повинной, является стремление лица оказать помощь в раскрытии преступления, искупить свою вину посредством сообщения информации о совершенном преступлении.

Тем не менее, явка с повинной является самостоятельным основанием для смягчения наказания, отличным от активного способствования раскрытию преступления, прежде всего тем, что это акт самообнаружения. Другими словами, обращение виновного с явкой с повинной позволяет органам предварительного следствия установить личность преступника, а активное способствование раскрытию преступления позволяет установить и процессуально закрепить обстоятельства совершенного деяния.

Из протокола судебного заседания Беловского районного суда (приговор от 23.05.05 в отношении Ч.Г.) следует, что судом исследовались обстоятельства оформления явки Ч.Г. с повинной. Ч.Г. пояснил, что после совершения убийства пришел домой и лег спать, в милицию решил пойти на следующий день, т.к. был не в состоянии сделать это сразу (находился в алкогольном опьянении). Утром за ним пришли работники милиции, Ч.Г. был задержан, и сразу после этого добровольно заявил о совершенном им убийстве.

При решении вопроса о виде и размере наказания Ч.Г. суд учел в качестве смягчающих обстоятельств признание подсудимым вины и искреннее раскаяние в содеянном, а также активное способствование раскрытию преступления. Явка с повинной судом не учтена. В кассационной жалобе Ч.Г. указал, что, по его мнению, суд необоснованно не учел явку с повинной.

Доводы жалобы осужденного признаны судебной коллегией необоснованными. При этом коллегия отметила, что указание суда на признание подсудимым вины, искреннее раскаяние и активное способствование раскрытию преступления по существу и является составляющими явки с повинной.

С данным выводом коллегии согласиться нельзя, поскольку видно, что коллегия фактически не разделяет явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления.

Приговором Беловского районного суда от 22.08.05 Агафонов осужден по ч. 1 ст. 112, п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ, п. "б" ч. 2 ст. 132 УК РФ, Катков осужден по п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ, п. п. "б, в" ч. 2 ст. 132 УК РФ.

В материалах дела имеются протоколы явки с повинной Агафонова и Каткова от 06.01.05, протокол явки Каткова составлен в 16 часов 45 минут, а Агафонова - в 18 часов 27 минут. А 06.01.05 в 23 часа 45 минут был составлен протокол задержания Агафонова.

По данному делу в протоколе судебного заседания и в приговоре отражены показания свидетеля С.Е., который пояснил, что в отделение милиции поступило заявление от потерпевших о привлечении к уголовной ответственности Агафонова и Каткова. Агафонов был задержан по подозрению в изнасиловании потерпевшей, после чего подтвердил свое участие в совершении преступления и указал на соучастника преступления - Каткова, который явился с повинной.

В обвинительном заключении в качестве смягчающих наказание Агафонова и Каткова обстоятельств указаны: явка с повинной и активное способствование преступления.

При назначении наказания суд в приговоре признал одним из смягчающих наказание обоих подсудимых обстоятельств - активное способствование раскрытию преступления путем явки с повинной.

Таким образом, суд не признал наличия явки Агафонова и Каткова с повинной в качестве самостоятельного смягчающего обстоятельства. В то же время, из формулировки, приведенной в приговоре, следует, что суд не разграничил понятия "активное способствование раскрытию преступления" и "явка с повинной".

 

Приложение (не приводится):

1. копия приговора в отношении К.;

2. копия постановления по делу П.З.;

3. копия кассационного определения по делу Ч.Г.;

4. копия кассационного определения по делу Ш.;

5. копия постановления президиума по делу Б.А.;

6. копия постановления президиума по делу Б.Б..

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь