Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июня 2006 года

 

Судья: Белова С.Ю. Дело N 33-5437

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

 

    председательствующего                            Зубовой Л.М.,

    судей                                        Пантелеевой В.В.,

                                                  Васильевой Т.А.,

 

рассмотрев в заседании от 6 июня 2006 года кассационную жалобу П., П.А. на решение Железнодорожного городского суда Московской области от 14 февраля 2006 года по делу по иску К. к Л., Р., П.А., П., Администрации г. Железнодорожного о признании сделок недействительными, заслушав доклад судьи Васильевой Т.А., объяснения представителя П.А. и П. - Ч., адвоката Михеенкова С.А.,

 

УСТАНОВИЛА:

 

К. обратилась в суд с иском к Л., Р., П.А., П., Администрации г. Железнодорожного о признании недействительными договора на приватизацию квартиры и постановления Администрации г. Железнодорожного от 02.10.2002, как не соответствующих требованиям закона, применении последствий недействительности этой сделки путем признания недействительными договоров купли-продажи и свидетельств о праве на наследство.

В обоснование своих требований К. указала, что она состояла в браке с К.Г., была зарегистрирована и проживала с ним в квартире по адресу: <...>. После их ссоры и ухода из квартиры, К.Г. воспользовался ее временным отсутствием, ввел в заблуждение сотрудников прокуратуры относительно их брачных отношений. Заочным решением Железнодорожного городского суда от 4 сентября 2001 года по иску прокурора г. Железнодорожного в интересах К.Г. их брак был признан недействительным, и она снята с регистрационного учета по месту жительства. Впоследствии заочное решение было отменено и иск прокурора оставлен без рассмотрения. 26 сентября 2002 года К. приватизировал квартиру без ее согласия, что является нарушением ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда РФ", а 15.10.2001 продал ее Л., который 13.11.2001 заключил договор купли-продажи с Р. После смерти Р. ее наследник Р.С. продал квартиру П.С., которая умерла и ее наследники П.А. и П. получили свидетельство о праве на наследство на эту квартиру.

К. указывает на то, что поскольку приватизация квартиры совершена с нарушением требований закона, она недействительна, поэтому недействительны и все последующие сделки с этой квартирой и свидетельства о праве на наследство. Представитель Администрации г. Железнодорожного в суд не явился, просил дело рассмотреть в его отсутствие. Представитель П.А. и П. иск не признал, ссылаясь на то, что ответчики являются наследниками П.С., умершей 9 марта 2003 года, которая при жизни купила квартиру у Р.С., никаких оснований полагать, что квартира является предметом спора в суде, у нее не было. На момент заключения договора с Р.С. право собственности на квартиру было зарегистрировано за ним. П.С. является добросовестным приобретателем, а ее дети П.А. и П. законными наследниками, и квартира не может быть у них истребована.

Ответчики Л., Р.С. в суд не явились, назначенные для представления их интересов адвокаты Лебедев А.И. и Кугушева С.В. иск не признали, ссылаясь на то, что ответчики являются добросовестными приобретателями и не должны отвечать перед истицей за недобросовестные действия К.

Наследники умершего 16.02.2004 К. - К.Г. и Т. в суд не явились, просили дело рассмотреть без их участия.

Решением суда исковые требования К. удовлетворены в полном объеме, признаны недействительными договор приватизации квартиры от 26.09.2001 и постановление Администрации г. Железнодорожного от 02.10.2001, а также все последующие сделки с указанной квартирой и свидетельства о праве на наследство.

Не согласившись с постановленным решением, П.А. и П. обжалуют его в кассационном порядке. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Судом установлено, что К. была зарегистрирована и проживала с мужем К.Г. в квартире по адресу: <...>. Заочным решением Железнодорожного городского суда от 4 сентября 2001 года по иску прокурора г. Железнодорожного в интересах К.Г. брак между К. и К.Г. был признан недействительным и истица снята с регистрационного учета по месту жительства. Определением суда от 8 ноября 2001 года заочное решение отменено и определением суда от 24 июля 2002 года иск прокурора г. Железнодорожного в интересах К.В. о признании брака недействительным и снятии с регистрационного учета по месту жительства оставлен без рассмотрения. Определением того же суда от 9 июня 2003 года в порядке поворота исполнения заочного решения суда от 04.09.2001 на ПВС г. Железнодорожного возложена обязанность зарегистрировать К. по указанному выше адресу. К.В. 26 сентября 2001 года приватизировал квартиру, а 15 октября 2001 года продал ее Л. Последний 13 ноября 2001 года заключил договор купли-продажи с Р.Г., которая умерла и ее наследником Р.С. 24 июля 2002 года получено свидетельство о праве на наследство на эту квартиру. 7 августа 2002 года Р.С. продал квартиру П.С., которая умерла и ее наследники П.А. и П. получили свидетельства о праве собственности по закону на спорную квартиру.

Разрешая возникший спор, суд пришел к выводу о том, что приватизация указанной квартиры К.Г. была совершена с нарушением требований закона, поскольку К. с учетом отмены указанных выше судебных постановлений, имела право на жилую площадь в данной квартире и вправе была участвовать в ее приватизации или дать согласие на передачу квартиры в собственность К.Г., что не было сделано. Указанные обстоятельства расценены судом как основания для признания сделки по приватизации квартиры недействительной, в связи с чем признаны недействительными все последующие сделки с квартирой и выданные свидетельства о праве на нее в порядке наследования после смерти собственников на основании положений ст. ст. 166, 167, 168 ГК РФ и ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда РФ".

Суд пришел к выводу о том, что отсутствие в договорах купли-продажи квартиры в нарушение требований ст. 558 ГК РФ указания на право пользования К. этим жилым помещением, также является основанием для признания сделок недействительными.

Суд признал не основанными на законе доводы представителей ответчиков о том, что ответчики являются добросовестными приобретателями, при этом, сославшись на положения ст. ст. 302, 305 ГК РФ, указал, что хотя К. не являлась собственником спорной квартиры, но являлась членом семьи нанимателя и имела с ним равные права, в том числе на пользование данной квартирой, она не знала о сделках, совершаемых в отношении квартиры, снятие с регистрации по месту жительства и все последующие сделки с квартирой были совершены помимо ее воли.

Однако выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права и противоречат правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда N 6-П от 21 апреля 2003 года.

Из содержания ст. 168 ГК РФ, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения, следует, что на сделку, совершенную с нарушением закона, не распространяются общие положения о последствиях недействительности сделки, если сам закон предусматривает иные последствия такого нарушения.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда РФ N 6-П от 21 апреля 2003 года права лица, считающегося себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 ГК РФ. Иное толкование положений п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению имущества недействительными, т.е. требовать возврата полученного в натуре не только когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.) сделок. Тем самым нарушались бы вытекающие из Конституции РФ установленные законодателем гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя.

Из материалов дела усматривается, что П.А. и П. являются наследниками П.С., которая приобрела спорную квартиру у Р.С., получившего ее в порядке наследования после смерти матери Р.Г. На момент совершения сделки купли-продажи спорной квартиры П.С. не знала и не могла знать, что Р.С. не имел права продавать указанную квартиру, следовательно, она являлась добросовестным приобретателем.

Поскольку П.А. и П. являются законными наследниками добросовестного приобретателя квартиры по адресу: <...>, она не может быть у них истребована путем применения механизма, предусмотренного ст. 167 ГК РФ.

При допущенных нарушениях норм материального права решение суда нельзя признать законным и обоснованным и оно подлежит отмене.

Поскольку обстоятельства по делу установлены, судебная коллегия считает возможным принять по делу новое решение, в соответствии с которым в иске К. о признании сделок недействительными отказать.

Учитывая изложенное и, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

решение Железнодорожного городского суда от 14.02.2006 отменить.

Принять по делу новое решение, в соответствии с которым в иске К. к Л., Р., П.А., П., Администрации г. Железнодорожного о признании сделок недействительными отказать.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь