Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 14 июня 2006 г. по делу N 3-114

 

Именем Российской Федерации

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда в составе:

председательствующего Образцовой О.А.,

с участием прокуроров Шевченко Т.А. и Сатаровой Т.И.,

при секретаре: Герасимец Н.Н.,

 

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Твери 14 июня 2006 года дело по заявлению ООО "Союз-Плюс" о признании недействующими ч. 1, 6 статьи 2 Закона Тверской области N 50 "О мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Тверской области" в редакции Закона Тверской области N 41-ЗО от 17 апреля 2006 года и прокурора Тверской области о признании недействующими п. 1, 3, 4, 6 статьи 2, п. 1, 3 статьи 3 Закона Тверской области N 50 "О мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Тверской области" в редакции Закона Тверской области N 41-ЗО от 17 апреля 2006 года,

 

установила:

 

Прокурор Тверской области обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими пунктов 1, 3, 4, 6 статьи 2, пунктов 1, 3 статьи 3 Закона Тверской области от 17 апреля 2006 года N 41-ЗО "О внесении изменений и дополнений в Закон Тверской области "О дополнительных мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции на территории Тверской области". В судебном заседании представитель прокуратуры заявленные требования уточнил и просил признать недействующими п. 1, 3, 4, 6 статьи 2, п. 1, 3 статьи 3 Закона Тверской области N 50 "О мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Тверской области" в редакции Закона Тверской области N 41-ЗО от 17 апреля 2006 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Тверской области "О дополнительных мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции на территории Тверской области".

В обоснование требований прокурор указал, что Законодательным Собранием Тверской области 30 марта 2006 года принят Закон Тверской области "О внесении изменений и дополнений в Закон Тверской области "О дополнительных мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции на территории Тверской области". Закон Тверской области N 50 был изложен в новой редакции "О мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Тверской области". Закон был опубликован в газете "Тверские ведомости" 19 апреля 2006 года. Пунктами 1, 3, 4, 6 статьи 2 Закона Тверской области установлен порядок расчета размера сбора за выдачу лицензии на осуществление деятельности по розничной продаже алкогольной продукции, согласно которому размер указанного сбора зависит от срока действия лицензии, срока осуществления деятельности на каждом обособленном объекте, местонахождения обособленных объектов, числа территориально обособленных объектов и от численности населения. Оспариваемые положения Закона Тверской области противоречат требованиям ст.ст. 16, 18, 19 ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", ст. 8 Налогового кодекса РФ. Уплата лицензионного сбора является одним из условий выдачи организации лицензии на осуществление конкретного вида деятельности, действие которой распространяется на все объекты, на которых лицензиат осуществляет данный вид деятельности. С учетом того, что лицензия распространяется на все объекты, установление размера сбора в зависимости от количества объектов является неправомерным. Федеральным законом N 114-ФЗ установлено, что размер сбора за выдачу лицензии не зависит от количества входящих в данное юридическое лицо обособленных подразделений.

Пунктом 3 ст. 3 Закона Тверской области предусмотрено, что при осуществлении организацией деятельности по розничной продаже алкогольной продукции одновременно на территориях, предусмотренных несколькими пунктами ч. 1 ст. 3 Закона, минимальный размер оплаченного уставного капитала определяется согласно одному из указанных пунктов ч. 1 ст. 3 Закона, предусматривающему наибольший минимальный размер оплаченного уставного капитала. Пунктом 1 ст. 3 Закона Тверской области установлены требования к минимальному размеру оплаченного уставного капитала в зависимости от места осуществления розничной торговли алкогольной продукцией. Данные положения Закона Тверской области противоречат ст. 7 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", ст. 1 ГК РФ.

ООО "Союз-Плюс" обратилось в суд с заявлением о признании недействующими ч. 1, 6 статьи 2 Закона Тверской области N 50 "О мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Тверской области" в редакции Закона Тверской области N 41-ЗО от 17 апреля 2006 года, в обоснование которого указало, что оспариваемые нормы Законов нарушают его права, противоречат ст. 8 Конституции Российской Федерации, ст. 1 ГК РФ, Закону РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках". Просило применить по аналогии положения ст. 114-ФЗ.

В судебном заседании представители прокуратуры Шевченко Т.А. и Сатарова Т.И. поддержали заявленные требования, при этом указали, что п. 3 и 4 статьи 2 Закона Тверской области N 50 оспариваются прокуратурой в их взаимосвязи с п. 1 и 6 статьи 2. Сами по себе эти пункты не противоречат федеральному законодательству.

Представитель ООО "Союз-Плюс" Антипов И.С. поддержал заявленные требования, однако в ходе судебного разбирательства просил в качестве основания заявления не учитывать содержащиеся в заявлении ссылки на нарушения требований ст. 8 Конституции Российской Федерации, ст. 1 ГК РФ, ст. 7 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

Представитель Законодательного Собрания Тверской области Невская О.В. не согласилась с доводами заявлений, полагала, что нет оснований для их удовлетворения, ссылаясь на то, что федеральным законодательством субъекту Российской Федерации предоставлено право самостоятельно регулировать вопросы установления размеров сборов за выдачу лицензий на розничную продажу алкогольной продукции и порядка их взимания. Ставки сбора могут дифференцироваться в зависимости от разных факторов. Количество территориально обособленных объектов является лишь критерием, при помощи которого производится расчет суммы сбора. Учет положений Федерального закона N 114-ФЗ субъектами Российской Федерации при принятии соответствующих правовых актов не предусмотрен. Сбор взимается не за отдельный территориально обособленный объект, а за выдачу лицензии на осуществление розничной продажи алкогольной продукции. При установлении размера сбора за выдачу лицензии и ее переоформление в связи с включением в лицензию дополнительного территориального обособленного объекта требования федерального законодательства не нарушены. Пункт 20 ст. 19 Федерального закона N 171-ФЗ, на который ссылается прокурор, не регулирует вопросы, связанные с порядком установления сбора за выдачу лицензии, а устанавливает условия действия соответствующих лицензий. Части 3 и 4 статьи 2 Закона Тверской области не определяют ни конкретного размера сбора, ни порядка его расчета, следовательно, не могут быть признаны недействующими по основаниям, изложенным в заявлении. В соответствии с ч. 1 ст. 1 Закона, абз. 5 ч. 1 ст. 57 Бюджетного кодекса РФ сборы за выдачу лицензии являются неналоговыми доходами областного бюджета, поэтому руководствоваться требованиями Налогового кодекса РФ при установлении таких сборов субъекты не обязаны. Оспариваемые положения Закона соответствуют и антимонопольному законодательству, т.к. не ограничивают самостоятельность субъектов. Все организации, осуществляющие розничную продажу алкогольной продукции в сельских поселениях, находятся в равных условиях, также и организации, осуществляющие эту деятельность в городских округах.

Представитель Губернатора Тверской области Михайлов С.Г. с заявленными требованиями прокурора области и ООО "Союз-Плюс" не согласился, указывая, что федеральный законодатель полностью исключил из сферы своего ведения вопросы определения размера и порядка взимания сборов за выдачу лицензии на осуществление розничной продажи алкогольной продукции, наделил данными полномочиями субъекты Российской Федерации и не установил никакие критерии, которыми субъекты РФ должны руководствоваться. Поскольку обязательные требования к установлению субъектами Российской Федерации размеров и порядка взимания своих лицензионных сборов федеральным законодательством не предусмотрены, использование аналогии Федерального закона N 114-ФЗ по желанию субъекта является допустимым. Закон Тверской области N 50 вообще не содержит нормы, согласно которым лицензионный сбор должен уплачиваться за каждый территориально обособленный объект торговли. Пунктом 1 ст. 2 Закона предусмотрено увеличение размера сбора за выдачу лицензии пропорционально количеству территориально обособленных объектов. Если условно согласиться с доводами прокурора о том, что оспариваемыми нормами Закона Тверской области предусмотрено взимание сбора за отдельный территориально обособленный объект, то следует заметить, что законность установления платы за лицензирование деятельности по каждому территориально обособленному объекту была подтверждена высшими судебными инстанциями. Не противоречит федеральному законодательству и статья 3 Закона Тверской области N 50. Данная норма установлена в соответствии со ст. 16 Федерального закона N 171-ФЗ. Статья 3 не содержит нормы, ограничивающей хозяйствующие субъекты, имеющие размер уставного капитала, соответствующий территории с меньшим числом жителей, в праве осуществлять розничную продажу алкогольной продукции на территории с большим числом жителей. Статья 3 предусматривает необходимость совершения таким хозяйствующим субъектом определенных действий - увеличение уставного капитала. Ссылка в заявлении прокурора на ст. 1 ГК РФ является необоснованной, поскольку в такой сфере государственного регулирования, как лицензирование, отсутствуют гражданские правоотношения.

Представитель Управления Федеральной антимонопольной службы по Тверской области Воронина Г.А. требования прокурора области и ООО "Союз-Плюс" поддержала. Полагала, что оспариваемыми нормами нарушены положения ст. 7 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", ст. 3 Налогового кодекса РФ. Учет особенностей регионального рынка путем установления различных минимальных размеров оплаченного уставного капитала в зависимости от места осуществления хозяйствующим субъектом лицензируемой деятельности на территории субъекта РФ не соответствует требованиям федерального законодательства, поскольку устанавливает не предусмотренные федеральным законодательством ограничения на свободу перемещения товара, т.к., имея размер уставного капитала и лицензию, соответствующие территории с меньшим числом жителей, хозяйствующий субъект не сможет осуществлять деятельность на территориях с большим количеством жителей, и, следовательно, лицензиат, получивший лицензию для осуществления деятельности в населенном пункте с меньшим числом жителей, не сможет выйти на рынок населенного пункта Тверской области с большим числом жителей, если не обеспечит увеличения своего уставного капитала. При этом ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" уже установлено определенное ограничение гражданских прав хозяйствующих субъектов в части свободного перемещения алкогольной продукции между субъектами Российской Федерации. Однако из этого не следует допустимость сужения данных рынков до размеров отдельных муниципальных образований.

Изучив материалы дела, заслушав выступления представителей прокуратуры Тверской области, ООО "Союз-Плюс", Законодательного Собрания Тверской области, Губернатора Тверской области, Управления Федеральной антимонопольной службы по Тверской области, судебная коллегия полагает, что заявление прокурора Тверской области необходимо удовлетворить частично, а заявление ООО "Союз-Плюс" в полном объеме, исходя при этом из следующего.

В соответствии со ст. 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления. Установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Законодательным Собранием Тверской области был принят Закон Тверской области N 41-ЗО "О внесении изменений и дополнений в Закон Тверской области "О дополнительных мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции на территории Тверской области", согласно которому в Закон Тверской области N 50 от 30 января 1997 года были внесены изменения и дополнения, Закон был изложен в новой редакции "О мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Тверской области". Закон Тверской области N 41-ЗО опубликован в газете "Тверские ведомости" от 19 апреля 2006 года N 17 (1579).

Закон Тверской области N 50, как указано в преамбуле Закона, в соответствии с Федеральным законом N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" регулирует отношения в области лицензирования и декларирования розничной продажи алкогольной продукции на территории Тверской области.

Частью 1 ст. 2 Закона Тверской области установлен размер сбора за выдачу лицензии на осуществление деятельности по розничной продаже алкогольной продукции, который рассчитывается по формуле, приведенной в Законе. При этом при расчете размера сбора использованы различные коэффициенты. Размер сбора согласно формуле будет зависеть не только от количества обособленных объектов, на которых производится продажа алкогольной продукции, но и от местонахождения этих объектов (в городской или сельской местности), от количества проживающих граждан на той или иной территории области.

Частью 6 ст. 2 Закона Тверской области установлено, что в случае переоформления лицензии в связи с включением в нее дополнительного территориально обособленного объекта взимается сбор, размер которого рассчитывается по формуле, где применяемые коэффициенты определяются в соответствии с ч. 1 ст. 2 Закона.

Частью 1 ст. 3 Закона Тверской области N 50 предусмотрено, что минимальный размер оплаченного уставного капитала для организаций, осуществляющих розничную продажу алкогольной продукции, устанавливается в размерах от 100 тысяч до 800 тысяч рублей в зависимости от места осуществления розничной продажи алкогольной продукции и количества проживающего в определенной местности населения. Частью 3 ст. 3 данного Закона установлено, что при осуществлении организацией деятельности по розничной продаже алкогольной продукции одновременно на территориях, предусмотренных несколькими пунктами части 1 настоящей статьи, минимальный размер оплаченного уставного капитала (уставного фонда) для таких организаций определяется согласно одному из указанных пунктов части 1 настоящей статьи, предусматривающему наибольший минимальный размер оплаченного уставного капитала (уставного фонда).

Представитель Законодательного Собрания Тверской области и представитель Губернатора Тверской области в судебном заседании ссылались на то, что оспариваемые нормы Закона Тверской области не противоречат федеральному законодательству, кроме того, указывали, что субъекту предоставлены полномочия по установлению порядка лицензирования розничной продажи алкогольной продукции, и субъект вправе самостоятельно по своему усмотрению определять размер сбора за выдачу лицензии.

С такой позицией заинтересованных лиц судебная коллегия согласиться не может.

Действительно, в соответствии со ст. 18 Федерального закона N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" право на выдачу лицензии на розничную продажу алкогольной продукции и определение порядка выдачи лицензии предоставлено субъектам Российской Федерации. Судебная коллегия полагает, что порядок выдачи лицензии включает в себя и порядок определения размера лицензионного сбора, уплата которого необходима при обращении за получением лицензии и является одним из условий выдачи лицензии лицензирующим органом.

Таким образом, федеральный законодатель, признав розничную продажу алкогольной продукции лицензируемым видом деятельности, передал субъектам Российской Федерации полномочия на регулирование отношений по выдаче лицензий на этот вид деятельности. Однако, как следует из указанной выше нормы Федерального закона, это право не является безусловным, поскольку порядок выдачи лицензии должен устанавливаться субъектом Российской Федерации с учетом норм федерального закона, которым регулируется порядок лицензирования по федеральным лицензиям. Статьями 1 и 3 Федерального закона N 171-ФЗ предусмотрено, что настоящий Федеральный закон устанавливает правовые основы производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в Российской Федерации, законодательство о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции состоит из настоящего Федерального закона, иных федеральных законов и нормативных правовых актов Российской Федерации, а также принимаемых в соответствии с ними законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

Позиция федерального законодателя в отношении установления размера лицензионного сбора изложена в Федеральном законе N 114-ФЗ "О сборах за выдачу лицензий на осуществление видов деятельности, связанных с производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", которым предусмотрено, что размер сбора за выдачу лицензии не зависит от количества входящих в юридическое лицо обособленных подразделений, которые будут осуществлять лицензируемые виды деятельности. Федеральный закон N 5-ФЗ, позволявший взимать лицензионный сбор отдельно за право на осуществление деятельности на каждом территориально обособленном объекте, признан утратившим силу. Таким образом, федеральный законодатель отказался от возможности установления размера сбора за выдачу лицензии в зависимости от количества территориально обособленных объектов, на которых лицензиатом будет осуществляться лицензируемый вид деятельности. Это соответствует и положениям ст. 18 ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", согласно которой лицензированию подлежат именно виды деятельности, лицензии выдаются на осуществление видов деятельности по производству и обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Хотя в ст. 19 Федерального закона N 171-ФЗ сделано исключение в отношении розничной продажи алкогольной продукции, а в ст. 1 Федерального закона N 114-ФЗ указано, что действие этого Закона не распространяется на отношения, связанные с розничной продажей алкогольной продукции, однако это не означает, что лицензирование розничной продажи алкогольной продукции зависит только от усмотрения законодательного органа субъекта Российской Федерации. Приведенные нормы закона в их взаимосвязи со статьями 1, 3, 18 Федерального закона N 171-ФЗ обязывают субъекты Российской Федерации при регулировании порядка выдачи лицензии, установлении размера лицензионного сбора учитывать принципы лицензирования, определенные федеральным законодателем.

Кроме того, осуществляя собственное правовое регулирование лицензирования розничной продажи алкогольной продукции, субъект Российской Федерации помимо учета положений федерального законодательства в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции должен руководствоваться и положениями, закрепленными Конституцией Российской Федерации, а также Законом РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках".

Согласно ст.ст. 8, 34, 71, 74 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности; в Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности; на территории Российской Федерации не допускаются экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию, а также установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Регулирование и защита прав и свобод, а также гражданское законодательство и установление правовых основ единого рынка находятся в ведении Российской Федерации.

Из названных конституционных положений следует, что только федеральный законодатель, реализуя свои полномочия по регулированию предпринимательской деятельности, вправе вводить определенные ограничения перемещения товаров и услуг, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей (статья 74, часть 2).

В соответствии со ст. 7 Закона РСФСР N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным наделенным функциями или правами указанных органов власти органам или организациям запрещается принимать акты и (или) совершать действия, которые ограничивают самостоятельность хозяйствующих субъектов, создают дискриминационные условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты или действия имеют либо могут иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов.

Согласно ст. 16 Федерального закона N 171-ФЗ субъектам Российской Федерации предоставлено право устанавливать для организаций, осуществляющих розничную продажу алкогольной продукции, требования к минимальному размеру оплаченного уставного капитала в размере не более чем 1 миллион рублей.

При этом федеральный законодатель не предоставил право субъектам Российской Федерации ставить в зависимость возможность осуществления торговли в определенном населенном пункте от размера уставного капитала, тем самым создавая неравные условия для организаций, занимающихся розничной продажей алкогольной продукции, фактически ограничивая их право осуществления торговли алкогольной продукцией в различных муниципальных образованиях на территории одного субъекта.

Таким образом, ч. 1 и 3 ст. 3 Закона Тверской области допускают не предусмотренные федеральным законом ограничения конкуренции и свободы предпринимательской деятельности на рынке алкогольной продукции области, ставя отдельные хозяйствующие субъекты, в частности, имеющие больший размер уставного капитала, в преимущественные условия по отношению к иным организациям, имеющим меньший размер уставного капитала.

Части 1 и 6 ст. 2 Закона Тверской области, определяя, что хозяйствующие субъекты, осуществляющие розничную продажу алкогольной продукции, должны уплачивать различный лицензионный сбор в зависимости от места нахождения объектов торговли (в городах или сельской местности), также ставят их в неравное положение.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами прокурора Тверской области и Управления Федеральной антимонопольной службы по Тверской области о необходимости применения и учета положений Налогового кодекса РФ при рассмотрении настоящего заявления, поскольку согласно ст. 333.33 Налогового кодекса РФ и ст. 57 Бюджетного кодекса РФ лицензионные сборы на производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции относятся к неналоговым платежам.

Вместе с тем, учитывая вышеизложенное, части 1 и 6 ст. 2, части 1 и 3 ст. 3 Закона Тверской области N 50 следует признать не соответствующими федеральному законодательству и недействующими с момента принятия Закона N 41-ЗО, которым Закон Тверской области N 50 изложен в новой редакции.

Обращаясь в суд с заявлением, прокурор области ссылался на то, что ч. 3 и 4 ст. 2 Закона Тверской области "О мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Тверской области" не соответствуют положениям Федерального закона N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции".

Оспариваемые прокурором нормы Закона Тверской области предусматривают взимание сбора за продление срока лицензии и за переоформление лицензии.

Между тем, ч. 3 и 4 ст. 2 Закона Тверской области N 50 соответствуют нормам указанного Федерального закона. Исходя из положений ч. 11, 12, 18 ст. 19 Федерального закона N 171-ФЗ, федеральный законодатель предусмотрел возможность взимания сбора за продление срока действия лицензии и ее переоформление. В связи с чем доводы прокурора Тверской области не могут быть признаны обоснованными и в удовлетворении заявления в части признания недействующими ч. 3 и 4 ст. 2 Закона Тверской области N 50 в редакции Закона Тверской области N 41-ЗО прокурору области следует отказать.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

ООО "Союз-Плюс" при обращении в суд уплачена государственная пошлина в размере 2000 рублей. Требования общества удовлетворены в полном объеме. Исходя из положений приведенной нормы Закона, в пользу ООО "Союз-Плюс" с Законодательного Собрания Тверской области как с органа, принявшего оспоренный нормативный акт, следует взыскать 2000 рублей в счет возмещения понесенных ООО "Союз-Плюс" судебных расходов.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст. 194 - 198, 252, 253 ГПК РФ, судебная коллегия

 

решила:

 

Признать недействующими со дня принятия ч. 1, 6 статьи 2, ч. 1, 3 статьи 3 Закона Тверской области N 50 "О мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Тверской области" в редакции Закона Тверской области N 41-ЗО от 17 апреля 2006 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Тверской области "О дополнительных мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции на территории Тверской области".

Прокурору Тверской области отказать в удовлетворении заявления в части признания недействующими ч. 3, 4 статьи 2 Закона Тверской области N 50 "О мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции на территории Тверской области" в редакции Закона Тверской области N 41-ЗО от 17 апреля 2006 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Тверской области "О дополнительных мерах по государственному регулированию производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции на территории Тверской области".

Взыскать с Законодательного Собрания Тверской области в пользу ООО "Союз-Плюс" уплаченную государственную пошлину в размере 2000 рублей.

На решение может быть подана жалоба или внесено представление в Верховный Суд Российской Федерации через Тверской областной суд в течение 10 дней.

 

Председательствующий

О.А.ОБРАЗЦОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь